Синхронное сравнение

Синхронное сравнение предполагает одновременность сравниваемых явлений. Однако практически полная одновременность сравниваемых явлений в этнографии недостижима, что связано с действием двух объективных факторов. Первый из них состоит в длительности бытования многих элементов культуры. Какие-то традиции застройки, например, сохраняются без изменений минимум на протяжении десятилетий, что демонстрируется данными по восточнославянскому жилищу и жилищу других народов Европы 1, тот или иной покрой одежды, особенно если он возник в результате приспособления к суровым условиям среды, как это имело место у народов Сибири и Арктического побережья Америки, очевидно, сохранял свои полезные особенности без серьезных изменений столетиями 2.

Второй объективный фактор, вследствие которого невозможно достижение полной синхронности, заключается в способе фиксации этнографических фактов. Как бы ни был объективен исследователь в полевой работе, к какой бы полноте сбора информации он ни стремился, все равно он фиксирует ту или иную культурную особенность в определенный период времени, конкретно говоря, в год своей экспедиции. По отношению к постройкам может быть фиксирован год создания, но и то с ограничениями и чаще всего только в том случае, когда постройка возведена на протяжении жизни одного, много — двух поколений перед годом наблюдения. По отношению к предметам одежды такая фиксация уже невозможна или возможна лишь в редких случаях и совсем невозможна, когда дело касается явлений духовной культуры. Точности датировки не помогает и типологизация конкретных наблюдений, и выделение структурных категорий культурных явлений: экстраполяция неизбежно связана с нарушением синхронии в отдельных случаях, время возникновения выделенных структурных категорий остается неопределенным, а сами категории представляют собой реально существующие, но не воплощенные в реальных единичных объектах теоретические конструкции, произвольно размещаемые нашим сознанием в синхронной плоскости. Отмеченные трудности остаются в силе и при пользовании старой этнографической литературой, так как многие из сообщаемых ею сведений вообще трудно датировать. Поэтому, говоря о синхронном сравнении, нужно не упускать из виду, что синхронность эта относительная и охватывает обычно самое малое несколько десятков лет.

Такой временной интервал и принят во многих исследованиях, посвященных конкретному сравнению тех или иных особенностей культуры и быта в эпоху, близкую к современности. Примером тому являются исгорико-этнографические атласы, издаваемые во многих странах. В двух изданных томах историко-этпографического атласа «Русские», посвященных жилищу, костюму и частично орнаменту на костюме, синхронизируются наблюдения, относящиеся к последней четверти XIX — дореволюционным годам XX в., т. е. охватывающие период примерно в полстолетия 3. Приблизительно тот же диапазон времени изучаемых и картографируемых явлений (речь идет, разумеется, о времени их фиксации, а не бытования, которое могло быть значительно больше) характерен большей частью и для атласов европейских стран 4. Сложнее обстоит дело с материалами историко-этнографического атласа Сибири, созданного на основе изучения коллекций, которые были собраны преимущественно во второй половине XIX — первых десятилетиях XX в., но результаты исследования которых экстраполированы на этническую ситуацию, сложившуюся в Сибири к приходу русских, и картографированы в соответствии с этой ситуацией 5. Аналогичный путь, неизбежный из-за необходимости снять позднее влияние европейского расселения, был избран и при попытках картографировать панойкуменное распространение тех или иных элементов культуры традиционных обществ, предпринятых в старых немецких компендиумах, созданных представителями культурно-исторической школы 6, а также в большом сводном обзоре под редакцией Р. Биасутти, выдержавшем в Италии три издания 7.

Там также наблюдения этнографов, сделанные во второй половине, даже чаще в последней четверти прошлого — начале нашего столетия, перенесены на этническую карту периода до начала широкой европейской экспансии. Нечего и говорить, что подобная экстраполяция вводит дополнительный момент неопределенности в синхронное сравнение, и совершенно очевидно, что момент этот лишь частично преодолевается за счет длительности относительно стабильного существования многих элементов культуры.

Что же выявляет синхронное сравнение даже при всех отмеченных выше ограничениях? Прежде всего оно выявляет многообразие локальных вариантов любого явления культуры, скажем, форм орудий труда, вариантов социальной организации или основных особенностей тех или других надстроечных явлений. Только панойкуменный охват локальных типов культурной особенности дает возможность представить на заданном отрезке времени (чаще всего близком к современности) все многообразие
определенной культурной особенности в разных локальных культурах, различных этнических общностях и т. д.

Этот результат был осознан еще на заре научного периода в истории этнографии. Целью исследования считалось как можно более полное описание материальной и духовной культуры первобытных народов с перенесением, когда это было возможно, итогов такого описания на географическую карту. Это было характерно и для эволюционной школы 8, и для антропогеографического направления 9 и для школы культурных кругов 10. Последней мы обязаны особенно широким использованием карты и синхронного картографирования 11. Метод картографирования был перенесен и в археологию, где он использовался для демонстрации географического распространения отдельных культурных элементов (преимущественно типов керамики и отдельных деталей погребального комплекса) в синхронных памятниках 12. Задача сознательного и последовательного сравнения карт, относящхся к археологическим материалам разного времени, при этом, как правило, не ставилась.

Значительным шагом вперед было соотнесение результатов картографирования культурных элементов с этнической картой. По сути дела, именно такое соотнесение послужило толчком к оформлению этногеографии, которая целиком является творческим достижением русской и советской науки. Как это часто бывает на первых порах, новое направление исследований выглядело достаточно аморфным, так как не были осознаны его действительные границы, предмет исследования 13.

Дальнейшая его разработка шла как по линии вычленения четких контуров соответствующей проблематики, так и по пути обогащения этногеографии методами, разработанными в смежных науках, — картографическим, демографическим и т. д. 14 Опубликованная в 70-х годах обширная сводная работа по этногеографии, содержащая обстоятельное изложение теоретических вопросов этой научной дисциплины и ее методологии, иллюстрированная большим числом различных по оформлению карт, дает довольно полное представление о современном состоянии знаний в этой области 15.

Синхронное сравнение, если оно осуществляется на основе массовых данных и проектируется на карту, восстанавливает ареалы отдельных вариантов культурных особенностей, помогает понять, распространены ли эти варианты на широких площадях или чересполосно, а также определить характер границ между ареалами, характер перехода от одного типа к другому — плавный и постепенный или резкий и прерывистый. Старая монография П. И. Кушнера дает до сих пор не превзойденный по полноте данных разбор характера границ между ареалами различных типов явлений материальной культуры в этнически смешанной зоне 16. При сопоставлении с этническими границами видно, совпадает ли распространение любой культурной черты с ареалом одного народа или охватывает несколько народов, является ли, следовательно, данная культурная черта этнически специфичной или нейтральной.

Наконец, произведя синхронное сравнение разных культурных особенностей и сопоставляя результаты, картографически соотнося границы распространения каждого варианта данной культурной черты с ареалами локальных вариантов других признаков, мы выявляем культурные комплексы, оцениваем степень их выраженности и опять, но уже на ином уровне, отвечаем на вопрос об их этнической специфике или нейтральности. Первым обобщением результатов синхронного сравнения на уровне комплексов была идея культурных ареалов 17, дальнейшее истолкование эти комплексы получили, когда при сопоставлении с этнической картой они стали рассматриваться как историко-этнографические области, отражающие историческую жизнь народов 18.

Есть еще один аспект оценки таких культурных комплексов, который, по-видимому, открывается синхронным сравнением. Сходные географические условия (хотя сходство это и не было подвергнуто анализу) порождают сходный характер хозяйственной деятельности, а на ее основе, как следствие опосредованного ею приспособления к географической среде, возникают похожие черты культуры, обозначаемые как хозяйственно-культурные типы 19. Автор усматривает зародыш идеи ландшафтно-географической обусловленности хозяйственно-культурной деятельности человечесства в старых формулировках В. Г. Богораза-Тона 20 и Л. С. Берга 21, если их освободить от известной прямолинейности. Сам по себе хозяйственно-культурный тип не есть элементарное явлений, он охватывает многие действительно элементарные ячейки — антропогеоценозы, составляющие структурное единство хозяйственного коллектива и эксплуатируемой им среды 22. Но все же сопоставление результатов синхронного сравнения этнографических явлений с панойкуменной картой ландшафтных зон позволяет как будто уловить тенденции культурной адаптации человечества 23.

Все сказанное свидетельствует с очевидностью, что ни из одной операции синхронного сравнения не вытекают автоматически диахронные выводы, т. е. выводы о генезисе, времени формирования и этапах изменения синхронно рассматриваемых явлений. Может быть, именно поэтому историки культуры и этнографы и прибегают столь охотно к археологии при реконструкции древности элементов материальной и духовной культуры, а также времени формирования социальных институтов 24. Переход от синхронии к диахронии требует специального анализа, но, перед тем как рассмотреть его формы, необходимо очертить возможности и границы диахронного сравнения, к которому мы и переходим.

Notes:

  1. Кроме сборника о западноевропейском и центральноевропейском жилище, указанного в примеч. 10, см.: Харузин А. И. Славянское жилище в Северо-Западном крас. Впльна, 1907; Лебедева И. И. Жилище и хозяйственные постройки Белорусской ССР. М., 1929; Бломквист Е. Э. Крестьянские постройки русских, украинцев и белорусов // Восточноазиатский этнографический сборник. М., 1956. (Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Н. С; Т. 31).
  2. О соотношении традиционных элементов и адаптивных новообразований в костюме см.: Лрыткова Н. Ф. Одежда народов самодийской группы как исторический источник//Одежда народов Сибири. Л., 1970; Василевич Г. М. Производственный костюм эвенков Нижней и Подкаменноп Тунгусок как исторический источник // Там же. Об отдельных принадлежностях одежды, сохраняющихся без значительных изменений на протяжении огромных периодов времени, см.: Иванов С. В. Старинные трубчатые игольники народов Сибири // Там же.
  3. Русские: Историко-этнографический атлас. Земледелие. Крестьянская одежда. Крестьянское жилище: (Середина XIX — начало XX века). М., 1967; Русские: Историко-этнографический атлас. Из истории русского народного жилища и костюма. (Украшение крестьянских домов и одежды): (Середина XIX — начало XX в.). М., 1970.
  4. См.: Брук С. И. Общеевропейский историко-этнографический атлас // Сов. этнография. 1970. № 6; Он же. Историко-этнографическое картографирование и его современные проблемы//Сов. этнография. 1973. № 3; Он же. Этнологический атлас Европы и сопредельных стран // Ареальные исследования в языкознании и этнографии. Л., 1977.
  5. Историко-этнографический атлас Сибири. М.; Л., 1961.
  6. В качестве примера см.: Ратцелъ Ф. Народоведение. СПб., 1902. Т. 2.
  7. Biasutti R. Le razze е i popoli della terra. Torino. 1959. Vol. 1.
  8. Из работ, в которых разносторонне рассматриваются исследования эволюционного направления и приводится литература, см.: Токарев С. А. История зарубежной этнографии. М., 1978.
  9. В дополнение к указанному труду Ф. Ратцеля см.: Шурц Г. История первобытной культуры. СПб., 1907.
  10. Литература и историко-критический анализ: Heine-Geldern R. One hundred years of ethnological theory in the German-speaking countries: some milestones // Curr. Anthropol. 1964. Vol. 5, N 5; Voget F. The history of cultural anthropology // Handbook of social and cultural anthropology.
  11. Классические работы: Graebner F. Kulturkreise und Kulturgeschichten // Ztschr. Ethnol. 1905. Bd. 37; Idem. Methode der Ethnologie. Heidelberg, 1911; Idem. Ethnologie // Anthropologic: Die Kultur der Gegenwart, ihre Entwicklung und ihre Ziele. Leipzig; В., 1923. AM. 5.
  12. Монгайт А. Л. Задачи и возможности археологической картографии // Сов. археология. 1962. № 1.
  13. Богораз-Тан В. Г. Распространение культуры на Земле: Основы этнографии.
    М.; Л., 1928.
  14. Об этом см.: Брук С. И., Козлов В. И., Левин Ы. Г. О предмете и задачах этногеографии // Сов. этнография. 1963. № 1; Они же. Современное состояние исследований по этнической географии // География населения в СССР: (Основные проблемы). М., 1964. Об этнокартографии см.: Брук С. И., Козлов В. И. Основные проблемы этнической картографии//Сов. этнография. 1961. № 5. В отношении показа разнообразия этнических карт и положенных в основу их выполнения методических и графических приемов уникально издание: Атлас народов мира. М., 1964.
  15. Проблемы этнической географии и картографии. М., 1978.
  16. Кушнер П. И. Этнические территории и этнические границы // Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Н. С. М., 1951. Т. 15. Статьи о характере лингвистических и этнографических границ см.: Проблемы картографирования в языкознании и этнографии. Л., 1974; Ареальные исследования в языкознании и этнографии. Л., 1977.
  17. Wissler С. The American Indian. N. Y., 1917; Idem. Man and culture. N. Y., 1923; Idem. The relation of nature to man. N. Y., 1926; Kroeber A. Cultural and natural areas of native North America. Berkeley. 1939.
  18. Левин M. Г., Чебоксаров H. H. Хозяйственно-культурные тины и историко-этнографические области // Сов. этнография. 1955. № 4; Андрианов Б. В., Чебоксаров Н. Н. Историко-этнографические области: (Проблемы историко-этнографического районирования)//Там же. 1975. № 3; Они же. Опыт историко-этнографического районирования некоторых регионов Африки и зарубежной Азии // Там же. № 4. О неопределенности понятия общности исторической жизни см.: Алексеев В. П. Историческая антропология. М., 1979.
  19. Первую отчетливую формулировку см.: Толстое С. П. Очерки первоначального ислама // Сов. этнография. 1932. № 2. Пример локального районирования см.: Линь Яо-хуа, Чебоксарое Н. Н. Хозяйственно-культурные тины Китая // Этнографический сборник, II. М., 1961. (Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Н. С; Т. 23). Панойкуменное районирование см.: Чебоксарое Н. Н., Чебоксароеа И. А. Народы, расы, культуры. М., 1971; Андрианов Б. В., Чебоксарое Н. Н. Хозяйственно-культурные типы и проблемы их картографирования // Сов. этнография. 1972. № 2.
  20. Богораз-Тан В. Г. Распространение культуры на Земле.
  21. Берг Л. С. Ландшафтно-географические зоны СССР. М.; Л., 1931. Ч. 1.
  22. Об антропогеоценозах см.: Алексеев В. П. Антропогеоценозы — сущность, типология, динамика // Природа. 1975. № 7; Юдин д. Г. Системные идеи в этнографии // Там же.
  23. В целом о проблеме см.: Man in adaptation. Chicago, 1968. Vol. I, II.
  24. Между тем область «немоты» археологических материалов достаточно обширна, и о ней постоянно следует помнить. Об этом см.: Монгайт А. Л. Археологические культуры и этнические общности//Народы Азии и Африки. 1967. № 1; Арешян Г. Культурно-исторический подход к изучению этнических общностей в археологии // Методологические проблемы исследования этнических культур. Ереван, 1978; Клейн Л. С. Археология и этногенез: (Новый подход)//Там же; Арутюнов С. А., Хазанов А. М. Проблема археологических критериев этнической сцецифики//VIII Крупновские чтения: Тез. докл. Нальчик, 1978; Они же. Археологические культуры и хозяйственно-культурные типы: Проблема соотношения // Проблемы типологии в этнографии. М., 1979; Они же. Проблема археологических критериев этнической специфики // Сов. этнография. 1979. № 6.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1904 Родился Николай Николаевич Воронин — советский археолог, один из крупнейших специалистов по древнерусской архитектуре.
  • Дни смерти
  • 1947 Умер Николай Константинович Рерих — русский художник, философ-мистик, писатель, путешественник, археолог, общественный деятель. Автор идеи и инициатор Пакта Рериха — первого в истории международного договора о защите культурного наследия, установившего преимущество защиты культурных ценностей перед военной необходимостью. Проводил раскопки в Петербургской, Псковской, Новгородской, Тверской, Ярославской, Смоленской губерниях.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 29.09.2015 — 19:13

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика