Диахронное сравнение

В истории этнологической мысли уже была попытка практически осуществить диахронное сравнение и использовать его результаты для восстановления генезиса отдельных элементов культуры. Речь идет о работах Э. Тэйлора и его последователей — представителей основанной им эволюционной школы 1. Сравнение в этих работах производилось на основе охвата, по возможности, всех вариантов анализируемого элемента и расположения их от простого к сложному. Усложнение формы и структуры приравнивалось к временной динамике, и таким образом получался эволюционный ряд, построение которого опиралось на сопоставление одновременных данных; фактически имел место переход от синхронии к диахронии, но с помощью недостаточно пригодных для этого средств.

Поэтому последовательный эволюционный подход в этнографии, выражавшийся в понимании эволюции лишь как монотонного перехода от простого к сложному, будучи крупным достижением науки для своего времени, использовался в дальнейшем с оговорками, и мы должны подчеркнуть здесь его ограниченность.

Что в действительности необходимо для диахронного подхода, какие материалы нужны для проведения его в жизнь? Прежде всего этнографические коллекции и данные наблюдений, относящиеся к разным периодам, охватывающим большой отрезок времени. Затем полнота коллекций и наблюдений, либо позволяющих заполнить исследуемый период непрерывными рядами фактов, либо допускающих в них лишь небольшие лакуны. Совершенно очевидно, что такая полнота если и достижима, то по отношению лишь к отдельным небольшим территориям и на протяжении сравнительно ограниченного хронологического отрезка. Но и в этом случае получающиеся результаты недостаточно выразительны.

Обратимся в качестве примера к восточнославянскому жилищу, непосредственная фиксация которого может быть доведена до начала XIX в., если же говорить о церковных постройках, то до конца XVII в. Мы говорим в последнем случае об относительно массовом материале, отдельные каменные храмы более раннего времени, как правило, неповторимо индивидуальны (возможно, они и вообще были малочисленны), и в посвященной им огромной литературе нет единого понимания их генезиса и динамики отраженных в них архитектурных стилей 2. С начала XIX в. можно проследить какие-то изменения, но время, на протяжении которого можно фиксировать эти изменения, исчерпывается 150 годами 3. Археологически известно и хорошо изучено восточнославянское жилище
эпохи средневековья 4, но углубление информации до эпохи средневековья стало возможным только с привлечением археологических материалов и реконструкций, т. е. с выходом за рамки собственно этнографии.

Исторически засвидетельствованное расселение восточных славян на территории, ранее занятой финноязычным населением, позволяет объяснить финские элементы в восточнославянском жилище как наследие дославянского субстрата, но и этот вывод получает права гражданства только при опоре на общеисторическую информацию. Все сказанное о восточнославянском жилище можно повторить и об истории костюма восточнославянских народов 5.

Обращаясь к диахронному сравнению данных об общественном строе, мы не можем использовать археологические данные, и если мы даже имеем о нем в редчайших случаях непосредственную информацию, то она опять-таки является итогом не собственно этнографического, а тщательного филологического анализа, в первую очередь терминологии родства. Примером могут служить социальные отношения в китайском обществе, которые ввиду наличия письменных памятников можно реконструировать с известными ограничениями на протяжении трех тысячелетий 6.

Чаще же всего собственно этнографические сведения о динамике социальных отношений, основанные на непосредственном этнографическом наблюдении, а не извлеченные из письменных источников и анализа письменных документов, ограничиваются несколькими десятилетиями.

В качестве примера сошлюсь на попытку реконструкции динамики общественного строя у эскимосов, базирующейся на сравнительном сопоставлении и критическом анализе извлеченных из этнографических отчетов полевых работников сведений о социальных отношениях внутри отдельных территориальных групп эскимосов 7. В результате был сделан вывод о господстве у эскимосов в прошлом родового строя и разложении его в процессе расселения, которое, очевидно, было многоступенчатым и тяжелым в экстремальных условиях Арктики. Но такой вывод выглядит полностью неоспоримым, только если безоговорочно принять эффективность метода пережитков в восстановлении прошлого, т. е. рассматривать любое архаичное по форме явление только как наследие прошлого и полностью отказаться от возможности архаичных по форме инноваций 8.

Разрешающая сила этого метода на разных этнографических материалах теоретически недостаточно исследована, но ясно уже, что его применение нуждается в ограничениях. И действительно, изучение систем родства азиатских эскимосов с восстановлением полных родословных в разных территориальных группах показало, что такие системы родства больше соответствуют не родовому строю как исходной модели, а системе эндогамных групп 9. Последней больше соответствуют и данные о характере физических различий между отдельными популяциями эскимосов 10.

Как мы видим, возможности диахронного сравнения собственно этнографических материалов очень ограниченны. Поэтому в попытках реконструкции этнографических явлений прошлого этнографы-специалисты прибегают охотно, как уже упоминалось, к данным смежных дисциплин. Но их привлечение выходит за рамки диахронного сравнения в этнографии, о котором идет речь.

Notes:

  1. Тейлор 9. Антропология: (Введение к изучению человека и цивилизации). СПб., 1908; Он же. Первобытная культура. М., 1939. Общую характеристику работ эволюционной школы см.: Токарев С. А. История зарубежной этнографии.
  2. См., напр., классические работы: Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси: В 2 т. М., 1961—1962; Каргер М. К. Древний Киев. М.; Л., 1961. Т. 2; Он же. Новгород Великий: Архитектурные памятники. М.; Л., 1966.
  3. См. указанную выше работу Е. Э. Бломквист.
  4. Воронин Н. Н. Жилище // История культуры Древней Руси: Домонгольский период. М.; Л., 1951. Т. 1: Материальная культура; Рабинович М. Г. Жилища // Очерки русской культуры XIII—XV веков. М., 1970. Ч. 1: Материальная культура; Громов Г. Г. Жилище // Очерки русской культуры XVI в. М., 1977. Ч. 1.
  5. Куфтин Б. А. Материальная культура русской мещеры. М., 1926. Ч. 1; Маслова Г. С. Народная одежда русских, украинцев и белорусов в XIX — начале XX в. // Восточнославянский этнографический сборник. М., 1956. (Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Н. С; Т. 31). Ср.: Арциховский А. В. Одежда // История культуры Древней Руси: Домонгольский период. Т. 1; Он же. Одежда // Очерки русской культуры XIII—XV веков. Ч. 1; Громов Г. Г. Русская одежда // Очерки русской культуры XVI в. Ч. 1.
  6. Крюков М. В. Система родства китайцев: (Эволюция и закономерности). М., 1972; Он же. Этнографические факты как источник изучения первобытности: проблема критериев стадиальной глубины // Этнография как источник реконструкции истории первобытного общества. М., 1979.
  7. Файнберг Л. А. Общественный строй эскимосов и алеутов: От материнского рода к соседской общине. М., 1964.
  8. О соотношении традиции и инноваций как в целом, так и на конкретных примерах динамики отдельных культур см.: Арутюнов С. А. Современный быт японцев. М., 1968; Он же. Механизмы усвоения нововведеппй в этнической культуре // Методологические проблемы исследования этнических культур. Ереван, 1978.
  9. Членов М. А. К характеристике социальной организации азиатских эскимосов // IX Междунар. конгр. антропол. и этногр. наук: Докл. сов. делегации. М., 1973.
  10. Алексеев В. П., Алексеева Т. И. Исторические аспекты антропологической динамики и дифференциации населения Берингоморья // История, археология и этнография народов Дальнего Востока. Владивосток, 1973. Вып. 1; Алексеев В. П., Балуева Т. С. Материалы но краниологии науканских эскимосов: (К дифференциации арктической расы) // Сов. этнография. 1976. № 1; Alexeev V. The genetic structure of Asiatic Eskimos and coastal Chukchis compared to that of American arctic populations // Arct. Anthropol. 1979. Vol. 16, N 1.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 29.09.2015 — 19:15

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика