Постановка проблемы

Применение метода дифференцированного синхронного и диахронного подхода к материалам фольклористики вследствие своеобразия этой отрасли исторической науки встречает ряд не преодоленных еще трудностей.

Для изучения фольклора как исторпко-этнографического явления необходимы предварительная разработка и уточнение этого метода в общеэтнографическом аспекте, чему и посвящен в основном этот раздел.

Синхронное сравнение опирается на хронологически одновременные ряды фактов или такие, которые условно предполагаются хронологически одновременными. При диахронном подходе сравниваются те же ряды однородных фактов, но относящиеся к разным хронологическим срезам.

В первом случае перед исследователем стоит задача выяснения взаимной связи исследуемых явлений, их системности, т. е. принадлежности к однородным или разнородным категориям более высокого порядка, во втором — их динамики во времени. В первом случае целью исследования является типологическое построение, во втором — историческое. Соответственно этому в философской литературе часто пишут о типологическом и историческом методах, до какой-то степени их противопоставляя, или в более широком смысле — о диалектическом единстве логического и исторического 1.

Интуитивно осознанное еще в античной философии различие между синхронией и диахронией было отчетливо сформулировано применительно к задачам отдельной науки замечательным швейцарским лингвистом Ф. де Соссюром, приложившим его к исследованию языковых явлений 2.

В общей лингвистике это различие привилось и оказалось чрезвычайно плодотворным, так как оно впервые позволило не только четко осознать, но и исследовать системность речи, выявить входящие в ее состав грамматические структуры, получить картину иерархического соподчинения высказываний и т. д. Сейчас в лингвистическом исследовании различие синхронного и диахронного сопоставления является фундаментальным методическим требованием, соблюдение которого дает возможность использования ряда общих принципов перехода от истории языка к его современному состоянию и наоборот 3.

Плодотворность такого различения на материале языка совершенно естественно приводит к вопросу, в какой мере оно применимо к явлениям культуры, и в первую очередь к тем, которые исследуются этнографией. Очевидно, самым существенным критерием возможности дифференциации синхронного и диахронного срезов является системность тех явлений, которые подвергаются рассмотрению. В самом деле, представим себе, что исследуемые факты любого порядка не только в нашем сознании, но и в действительности не складываются в систему, т. е. по сути своей не образуют закономерного единства. В этом случае их синхронное рассмотрение не выявит никаких ощутимых связей между ними, а значит, и каждый факт в своем временном становлении должен рассматриваться отдельно, вне связи с другими. Напротив, при рассмотрении любой системы в каждый момент времени мы выделяем ее функциональное место в более общей системной категории и прослеживаем ее изменения во времени 4.

Вопрос о системности человеческой культуры возник вместе с развитием в науке системного мышления и осознанием чрезвычайно широких сфер его применения. Не имея возможности, да и необходимости останавливаться на этапах разработки соответствующих идей, укажу из последних работ на исследования Э. С. Маркаряна 5, в которых сделана попытка проанализировать относящиеся к этой проблеме факты, рассмотреть саму проблему теоретически и дать положительное ее решение, т. е. показать системный характер результатов человеческой деятельности и в целом системность категории культуры. В русле такого решения лежит идея системности этноса, разрабатываемая такими различными по своим взглядам исследователями, как Л. Н. Гумилев 6 и Ю. В. Бромлей 7, аргументация представления об этносе и всех интегрируемых им явлениях как о сгустке информации, осуществленная С. А. Арутюновым и Н. Н. Чебоксаровым 8, и т. д. Содержание этих работ дает основание предполагать, что не только человеческая культура вообще, но и какие-то входящие в ее состав компоненты, например сумма явлений, охватываемых понятием народной культуры (подразумевается в данном случае не идея народности как обращение к питательной народной почве в истории многих высокоразвитых культур, особенно полно разработанная на материале русской литературы 9, а народная культура как явление этнического плана), представляют собой системы разного иерархического уровня, отличающиеся каждая своей особой структурой.

В рамках такой констатации системности человеческой культуры, а также системности этноса понятия синхронного и диахронного сравнения приобретают особый нетривиальный смысл применительно к анализу этнографических явлений, а их рассмотрение становится насущной задачей в изучении более общей проблемы генезиса многих особенностей народной культуры и древности их исторической реконструкции. Если культура и этнос системны, то, весьма вероятно, могут быть системны и другие входящие в культуру компоненты, например народное искусство и порождающие его психологические и этнические представления, совокупность положительных знаний, образующих информационное поле той или иной этнической или культурной общности, и т. д. Каковы эти системы и какова степень их соподчинения, сколь резко выражены их границы и что происходит в пограничных областях между ними, как высок уровень их интеграции и какова их структура, наконец, есть ли в человеческой культуре бесструктурные области? Все это вопросы, на которые в существующей культуроведческой и этнографической теоретической литературе пока нет ответа. А между тем совершенно очевидно, что при системном подходе синхронное сравнение имеет смысл только в пределах ряда фактов, относящихся к одной системной категории (отрицая системный подход, мы практически лишаемся теоретической возможности объяснить эмпирически бесспорную бесплодность сравнительного метода при применении к разнородным фактам). Диахронное сравнение также в первую очередь эффективно в рамках длительности существования той или иной системы. Но не дает ли оно каких-либо познавательных перспектив при выходе за эти рамки, скажем, при сравнении разнородных явлений, относящихся к одной и той же сфере культуры? Например, археологически документированного свайного жилища неолитического времени и традиционных европейских типов жилища 10. Или идеологических представлений неолитических охотников и рыболовов Ппибайкалья, как они зафиксированы в искусстве, и мира идей тунгусо-маньчжурских народов Сибири, вскрытых этнографическими наблюдениями в XIX — начале XX в. 11

В практических исследованиях такие сравнения фигурируют очень часто. Но основной вопрос все же остается при этом без ответа: какой хронологический разрыв максимально допустим между сопоставляемыми явлениями при таком сравнении и в чем лежат критерии возможности или невозможности самого сравнения, иными словами, каковы хронологические рамки продуктивного использования сравнительно-исторического метода? 12

Notes:

  1. См., напр.: Кедров Б. М. Предмет и взаимосвязь естественных наук. М., 1962; Он же. Принцип историзма и его приложение к системному анализу развития науки // Системные исследования: Ежегодник, 1974. М., 1974. Специально о проблеме типологического в этнографии см.: Проблемы типологии в этнографии. М., 1979.
  2. Saussure F. Cours de linguistique generate. P., 1922. Первый русский перевод: Де Соссюр Ф. Курс общей лингвистики. М., 1933. Современное издание с обстоятельными комментариями: Де Соссюр Ф. Труды по языкознанию. М., 1977.
  3. Жирмунский В. М. О синхронии и диахронии в языкознании // Вопр. языкознания. 1958. № 5; Косериу Э. Синхрония, диахрония и история // Новое в лингвистике. М., 1963. Вып. 3; Кубрякова Е. С. О понятиях синхронии и диахронии // Вопр. языкознания. 1963. № 3; Общее языкознание: Методы лингвистических исследований. М., 1973.
  4. Более подробно об этом см.: Ляпунов А. А. В чем состоит системный подход к изучению реальных объектов сложной природы? // Системные исследования: Ежегодник, 1971. М., 1972; Садовский В. Н. Некоторые принципиальные проблемы построения общей теории системы // Там же; Блауберг И. В., Юдин 9. Г. Становление и сущность системного подхода. М., 1973; Юдин Э. Г. Методологическая природа системного подхода // Системные исследования: Ежегодник, 1973. М., 1973; Блауберг И. В. Целостность и системность // Системные исследования: Ежегодник, 1977. М., 1977; Садовский В. Н. Системный подход и общая теория систем: статус, основные проблемы и перспективы развития // Системные исследования: Ежегодник, 1979. М., 1980.
  5. Маркарян Э. С. Очерки истории культуры. Ереван, 1969; Он же. О генезисе человеческой деятельности и культуры. Ереван, 1973.
  6. Гумилев Л. Н. Сущность этнической целостности//Вестн. ЛГУ. 1971. № 24.
  7. Бромлей Ю. В. Этнос и этнография. М., 1973.
  8. Арутюнов С. А., Чебоксаров II. Н. Этнические процессы и информации // Природа. 1972. № 7; Они же. Передача информации как механизм существования этносоциальных и биологических групп человечества // Расы и народы. М., 1972. Т. 2. Пожалуй, нельзя не упомянуть здесь и об идее системности религии. См.: Васильев Л. С. Культурно-религиозные традиции стран Востока. М., 1976.
  9. См., напр.: Лихачева В. Д., Лихачев Д. С. Художественное наследие Древней Руси и современность. Л., 1971; Лихачев Д. С. Развитие русской литературы X— XVII веков: Эпохи и стили. Л., 1973.
  10. Ср.: Монгайт А. Археология Западной Европы: Каменный век. М., 1973; Типы сельского жилища в странах зарубежной Европы. М., 1968.
  11. См. об этом: Окладников А. П. Неолит и бронзовый век Прибайкалья. Ч. 1, 2 // Материалы и исследования по археологии СССР. М.; Л., 1950. Т. 18.
  12. Применительно к задачам этнографического исследования разные аспекты использования сравнительно-исторического метода обстоятельно рассмотрены: Hundson Ch. The historical approach in anthropology // Handbook of social and cul-
    tural anthropology. Chicago, 1973; Этнография как источник реконструкции истории первобытного общества. М., 1979.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 24.06.2015 — 11:24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика