Скотоводство и земледелие. Охота и рыболовство

В хозяйстве срубных племен скотоводство играло первостепенную роль 1. В общих чертах выяснено, что все основные виды домашних животных уже использовали в хозяйстве. Данных о составе стад опубликовано пока что немного, но для Поволжья, бассейна Дона и Днепра состав стада в первом и втором периодах срубной культуры в среднем дает 50 — 60% коров, до 30% лошадей, остальное приходится на долю овец и свиней, причем иногда число свиней выше числа овец. Все они, в том числе и лошади, шли в пищу. Сам состав животных говорит о некочевом характере стада: свинья не терпит длительных переходов. Однако в какой-то момент предскифского времени это присельское пастушеское скотоводство на большей части территории стало перерастать в кочевое и соответственно должен был измениться состав стада. Так и случилось, по крайней мере, на Нижнем Днепре: состав стада Каменского городища скифского времени вполне сходен с указанным выше, но в нем почти исчезла свинья. Когда и как произошел этот переход — судить трудно, но на Волге, в Приазовье и отчасти на Нижнем Днепре в VI в. до н. э. уже кочевали савроматы и скифы, потомки части племен срубной культуры. В этих районах ранее всего и должен был сказаться этот переворот.

В. И. Цалкин пришел к выводу, что комолый и короткорогий скот в степях Причерноморья не является в скифское время потомком широколобых пород эпохи бронзы, и высказал предположение о его появлении вместе с приходом кочевых скифов. П. Д. Либеров справедливо указал на постепенность движения племен срубной культуры с востока. Он находит вполне заслуживающее внимания объяснение в постепенной замене крупного рогатого скота трипольско-катакомбных племен новыми породами в процессе этого длительного переселения. Для окончательного подтверждения его гипотезы следует ждать такого же компетентного анализа, какой дал В. И. Цалкин для Причерноморья, для селищ и курганов срубной культуры в Куйбышевско-Саратовском Поволжье 2.

Лишь немногие селища на Нижнем Днепре продолжают жить и в скифское время (Бериславское, Нижнерогачицкое, у старой Знаменской пристани), а большинство прекращает свое существование. На Нижнем Буге, Днепре и во всем Приазовье на территории селищ срубной культуры всегда есть отдельные обломки греческих амфор и собственно скифской посуды, но нет настоящего слоя (Анатольевка на Тилигульском лимане и Пересадовка на Буге, Вовниги на Днепре, поселение у с. Преслав на Обиточной при впадении в Азовское море и др.).

На Волге савроматские селища неизвестны совсем. Вероятно, в конце своего существования племена срубной культуры перешли более или менее быстро к кочевому скотоводству, сохранив земледельческое хозяйство только в Северо-Западном Причерноморье. Это произошло тогда, когда появились инвентари в погребениях гиппотоксотов, захороненных еще по старому ритуалу, то есть таких, как Зольненский курган и курган Малая Цимбалка. Время этих погребений — конец VIII — начало VII в. до н. э. Косвенным доказательством является состав стада в Кобякове в устье Дона, где на всем протяжении позднесрубного периода нет свиней, то есть состав стада приближается к кочевому. Позднейший его слой характеризуется следующим соотношением найденных в нем костей животных: овец и коз — 34%, собак — 27%, коров — 15%, лошадей — 7,5%, диких животных — 16,5% 3.

К этому же времени относятся и далекие конные походы киммерийцев и скифов. Если в этот же ряд поставить и вторжения в Грецию амазонок, то, вероятно, можно говорить о появлении отдельных кочевых групп в нашей степи в конце II тысячелетия до н. э.

Оседлая с начала существования культуры жизнь срубных племен основывалась не только на присельском пастбищном скотоводстве. Крупную роль играло земледелие. Нам почти неизвестен набор злаков. Правда, отпечатки проса есть на керамике в Змеевке 4. У степных андроновцев найдена пшеница. Кроме того, Геродот сообщает о возделывании земледельческими скифскими племенами проса, ячменя, конопли и льна. Эти факты дают возможность предполагать подобный же набор растений у племен срубной культуры. Еще на первом (сабатиновском) этапе второго периода срубной культуры в Поволжье и Приднепровье известны бронзовые серпы, которые продолжают бытовать и на втором (белозерском) этапе. На некоторых селищах Нижнего Приднепровья (Бабино IV) встречены кремневые серпы формы, известной в белогрудовской культуре и на ранней чернолесской ступени. Наличие у племен по Донцу в скифское время крюкастых железных серпов, сделанных по типу бронзовых, позволяет предполагать наличие их у срубных племен в предскифское время.

От Поволжья до нижнеднепровских степей на селищах второго периода срубной культуры встречены каменные мотыги с ямкой на тыльной стороне для упора привязывавшейся к ним ручки. Они известны и на поселениях первого периода (Зимница под Пензой). Такая мотыга была найдена на Бериславском селище, где также встречены бронзовые стремевидные удила. Это, однако, не означает одновременности обеих вещей: судя по керамическому материалу, данное селище существовало от начала второго периода срубной культуры на Днепре и до его конца.

По-видимому, земледелие было с какого-то времени пахотным 5. В этой связи следует вспомнить этногоническую собственно скифскую легенду, передаваемую Геродотом. В ней говорится, что у скифов был плуг, а одно из их племен называлось «скифы-пахари». При переработке зерна на муку и крупу женщины употребляли обычные зернотерки.

Оседлые земледельцы и скотоводы срубных племен к скифскому времени сохранили свой первоначальный хозяйственный облик лишь к западу от Днепра.

Мы уже упоминали о находках гарпунов и рыбьих костей на первом Сусканском поселении на Волге, Бабине IV и в Ушкалке на Днепре. Отпечатки сетей на сосудах, гарпуны и рыбьи кости были найдены в Кобякове. В иных местах, таким образом, практиковалось рыболовство, хотя данных о нем немного. То же, в общем, относится и к охоте. Очень существенно количество костей диких животных в Кобякове, где их 16,5% от общего числа. Может быть, этим там и объясняется очень большое количество собак (до 27% костей собаки в верхнем горизонте). Но в остальных поселениях кости диких животных единичны и как бы случайны по составу. По-видимому, охота не пользовалась широким распространением. Так, В. А. Городцов прямо указывает на отсутствие костей промысловых животных в поселении у озера Чернецкого под Изюмом. А. П. Круглое и Г. В. Подгаецкий также отмечают немного случаев находок костей диких животных и упоминают кабана, лисицу, лося, оленя (?) и крупных грызунов 6.

Notes:

  1. О. А. Кривцова-Гракова. Степное Поволжье и Причерноморье…, стр. 69 — 72.
  2. В. И. Цалкин. Домашние и дикие животные Северного Причерноморья в эпоху раннего железа. МИА, № 53. М., 1960, стр. 35; П. Д. Либеpов. К истории скотоводства и охоты на территории Северного Причерноморья. МИА, № 53, стр. 150 — 154.
  3. О. А. Кривцова-Гракова. Степное Поволжье и Причерноморье…, стр. 100. Новые данные о составе стада в Кобякове приводит Э. С. Шарафутдинова: крупный рогатый скот — 28,5%, мелкий рогатый скот — 27%, лошадь —17%, собака —17%, дикие животные — 9,9% (Э. С. Шарафутдинова. Кобяковская культура эпохи поздней бронзы на Нижнем Дону. Автореф. канд. дисс. Л., 1971, стр. 17).
  4. А. В. Бураков. Ук. соч., стр. 39.
  5. Б. А. Шpамко. Древний деревянный плуг из Сергеевского торфяника. СА, 1964, № 4, стр. 99.
  6. А. П. Круглов, Г. В. Подгаецкий. Родовое общество степей Восточной Европы. ИГАИМК, вып. 119. М—Л., 1935, стр. 57 — 58.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика