Саргатская культура

На лесостепной территории Зауралья и Западной Сибири прослежены памятники различных культур раннего железного века. В первую очередь остановимся на материалах саргатской культуры, которая занимала обширную площадь и сыграла большую роль в жизни населения Западной Сибири. Саргатское население входило в состав скифо-сибирской культурно-исторической общности и было расселено от восточных предгорий Урала до среднего течения р. Оми. Памятники саргатской культуры встречены на берегах Ишима, Тобола, Иртыша и Оми. По современному административному делению, основная часть территории, которую занимала саргатская культура, падает на Россию, а южная ее периферия находится в Северном Казахстане.

Располагаясь на огромной территории и соседствуя с различными племенами, саргатская культура не была единой. Прослеживаются определенные региональные особенности этой культуры в Приомье, Прииртышье, Притоболье и Приишимье. Мы не будем останавливаться на них, а поговорим о единых чертах, объединяющих всех носителей саргатской культуры.

ИСТОРИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

Культура получила свое название по курганам у с. Саргатка, раскопанным в 1927 г. В.П. Левашевой на левом берегу Иртыша недалеко от г. Омска. Позднее памятники саргатской культуры изучали В.И. Мошинская и В.Н. Чернецов. Последний относил племена этой культуры к уграм. В 1960 — 1970-х гг. памятники саргатской культуры интенсивно изучались экспедициями Уральского университета, которые возглавлял В.Ф. Генинг. Значительную роль в изучении культуры сыграл В. А. Могильников. В последнее время широкие исследования на р. Ишим и в Притоболье производились Н. П. Матвеевой, а в среднем течении Оми — Н.В. Полосьмак. Интересные раскопки на территории Омской области осуществил В. И. Матющенко. Обобщающие работы по саргатской культуре написаны Л.Н. Коряковой и Н. П. Матвеевой.

Вопрос о происхождении саргатской культуры является дискуссионным. Все исследователи отмечают два элемента, сыгравшие определенную роль в ее сложении: 1) местное население эпохи бронзы и переходного периода; 2) проникавшие в лесостепь группы кочевников из Северного Казахстана. Как полагают некоторые авторы (например,
Н.П. Матвеева), непосредственное сложение саргатской культуры происходило в Прииртышье на базе позднеирменской культуры. Так, на р. Оми известны поселения VII — VI вв. до н.э., где наряду с преобладающей керамикой позднеирменского типа, встречаются обломки саргатских сосудов. Таким образом, можно считать, что из Прииртышья население продвинулось на запад вплоть до Тобола, где самые ранние саргатские памятники датируются концом V в. до н.э. Пришлые племена поглотили местное население.

По мнению других авторов (В. А. Могильников, Л.Н. Корякова), саргатская культура формировалась постепенно на всей своей территории, но всюду на базе местных племен эпохи ранней бронзы и переходного периода.

В настоящее время саргатская культура датируется временем от VII — VI вв. до н. э. до IV — V вв. н.э. На основании изменений в инвентаре и погребальном обряде, можно сделать следующий вывод: в своем развитии эта культура прошла несколько этапов. Самый ранний из них датируется VII — началом V в. до н.э. Это переходный период, время сложения саргатской культуры. Памятники данного периода пока известны только в Прииртышье (на р. Оми). Следующий (первый) этап длился с конца V по начало III в. до н. э. В это время саргатская культура распространилась на широкой территории от Зауралья до Приомья. Далее следует период со второй половины III до I в. до н.э. Последний этап датируется I -IV-V вв. н. э. Многие исследователи относят население саргатской культуры к уграм. Антропологические данные свидетельствуют о европеоидности саргатского населения.

ПАМЯТНИКИ

Известно более сотни археологических памятников саргатской культуры. Это городища, поселения и курганы.

Поселения саргатской культуры прошли определенный путь развития. Самые ранние из них открыты на р. Оми. Они относятся к переходному периоду и датируются VII — VI вв. до н.э. Полнее других в Барабе исследовано поселение Туруновка-4. Раскопаны три полуземлянки площадью до 180 м2. Глубина котлованов достигает 120 см. По своей конструкции такие жилища явно восходят к помещениям эпохи поздней бронзы. В западной и центральной частях распространения саргатской культуры таких ранних поселений нет. Они появились лишь в V — IV вв. до н.э.

На первом этапе существования саргатской культуры поселения были долговременными: прослеживаются следы неоднократных перестроек жилищ. Встречаются неукрепленные поселения и городища. Рядом с городищами обычно располагались обширные неукрепленные селища, на которых проживала основная часть населения.

Наиболее интересным памятником этого времени является Рафайловское городище на р. Исеть (приток Тобола) в Тюменской области. Оно состояло из двух расположенных рядом укрепленных площадок, за пределами которых находилось большое неукрепленное селище. Жилые помещения цитадели были однокамерными и имели небольшую площадь. В них, видимо, население пряталось во время нападения врагов. Жилища за пределами оборонительных сооружений (на селище) были многокамерными и большими. К основному помещению пристраивали многочисленные хозяйственные камеры, которые были соединены крытыми коридорами. Так возникали многокамерные постройки, которые все более усложнялись в результате перестроек. Жилища отапливались открытыми очагами. Оборонительная система, состоявшая из рва и вала, тоже неоднократно перестраивалась. Площадь памятника была очень плотно застроена. Культурный слой насыщен находками, которые датируются V — III вв. до н.э.

Столь же внушительным является полностью раскопанное городище Ак-Тау, располагавшееся в среднем течении р. Ишим в Северном Казахстане. Оно датировано V — III вв. до н.э. Это самый южный форпост саргатской культуры. Вал был сложен из суглинка, смешанного с глиной. Высота вала достигала двух метров, ширина основания — 3,5 м. По его верху были сооружены деревянные конструкции (частокол), возвышавшиеся еще на 2 м. Таким образом, общая высота вала достигала 4 м. Внешняя наклонная стенка вала была обшита горизонтальными плахами. У подошвы вала был выкопан глубокий ров. Вход надежно защищался: существовала привратная башня и сложная лабиринтная система у ворот. Застройка поселения была очень плотной. Ряд домов вплотную примыкал к оборонительной системе и являлся составной частью ее конструкции. Насыщенность культурного слоя находками достаточно велика. Все это свидетельствует о длительной и прочной оседлости саргатского населения на первом этапе его существования.

Для второго и третьего этапов характерны недолговременные поселения: городища и неукрепленные селища. Укрепления саргатских городищ многообразны. Как правило, они состояли из наружного рва и внутреннего вала, а иногда и бревенчатой стены. Застройка городищ была более разряженной по сравнению с поселениями первого этапа. Жилища были однокамерными и многокамерными, с хозяйственными пристройками, соединенными с основным помещением крытыми переходами. Пристройки предназначались для хранения запасов, содержания скота и занятия металлургическим производством. Культурный слой менее насыщен находками, чем памятники первого этапа. Можно предположить, что оседлость не была прочной.

Интересно поселение Дуванское-2, которое датируется рубежом эр. Здесь выявлена производственная площадка, где была сооружена кузница. На полу постройки обнаружены шлаки, кусочки окислившегося железа, угли. Это первое свидетельство появления собственной черной металлургии в Западной Сибири.

Особенно многочисленны погребальные памятники — курганные могильники. Сам погребальный обряд был весьма своеобразен. Многие из раскопанных курганов оказалась разграбленными. Предполагают, что значительная часть «петровской» золотой коллекции происходила именно из этих районов.

Для погребального обряда характерно наличие курганов. Они располагались группами, в которые входило до 40 насыпей. Обычно они связаны с определенными поселениями. Курганы сооружали из пластов дерна. Первоначально они имели вид усеченной пирамиды. В настоящее время грани пирамид заплыли.

Характерной особенностью большинства курганов является наличие рва, окружавшего площадку вокруг могил. В плане он был круглым или многоугольным. При его рытье землю (материк) выбрасывали в сторону центра, в результате чего получался невысокий валик — ограда могилы. В отдельных случаях сооружали два или три концентрических рва. Для многих курганов саргатской культуры типично присутствие свидетельств культа огня: остатки кострищ, обожженные стенки камеры, разведение костра на перекрытиях могил, углистая или меловая подсыпка. В ряде могил следы огня отмечены на скелетах. Подобный обряд был известен у сарматов, но встречался значительно чаще. Другой особенностью погребального обряда, особенно ярко представленной на притобольских курганах, было сооружение деревянных платформ вокруг центральной могилы. Платформы состояли из двух-трех рядов бревен, уложенных прямо на почву, и выкид из могильной ямы. Нижний слой складывали концентрическими кругами. Поверх него шел слой из радиально направленных длинных стволов, заходивших и на перекрытие могилы. Иногда выше сооружали дополнительный ярус из тонких бревен, прикрывавших щели в платформе. Если совершали подзахоронения, конструкцию частично разбирали, затем сооружали могилу.

На ранних этапах развития саргатской культуры обычно под насыпью находилась одна, реже две могилы. Рассмотрим их на примере красногорского кургана, расположенного в курганной группе на берегу р, Исеть. Судя по описаниям XIX в., высота кургана достигала 7 м. Его неоднократно распахивали, поэтому к моменту раскопок, проведенных Н. П. Матвеевой, высота кургана составляла 80 см. Он содержал одну могилу и был окружен многоугольным рвом и земляной оградкой из выброшенной земли. Вокруг могилы была сооружена деревянная платформа высотой до 60 см. Она состояла из двух рядов крупных бревен и представляла собой многоугольник. Могила площадью более Им2 имела стены, облицованные досками, и пол, застланный берестой. Захоронение было ограблено. Со скелетом воина сохранилось более ста бронзовых наконечников стрел, относящихся к V — началу IV в. до н.э., панцирь из костяных пластинок, бронзовые топорик, подвеска и крупный котел, золотая бляшка с изображением свернувшегося хищника. Видимо, до разграбления это было богатое погребение знатного воина.

Со II в. до н. э. стал резко доминировать обычай размещения впускных погребений вокруг центрального. В отдельных курганах находилась одна или две могилы. Это обычно были погребения знати. Известен один такой курган с неразграбленной богатой могилой. Его раскопал в Омской области у с. Сидоровка В.И. Матющенко. Высота кургана достигала 2,5 м, диаметр — около 50 м. Центральная могила была ограблена, а вторая хорошо сохранилась. Ее площадь составляла 3×5 м2, глубина — 2,25м. Погребение было перекрыто тремя слоями березовых плах, лежавших перекрестно друг на друге. Сверху находилось захоронение женщины, которое было полностью разграблено. Грабители, видимо, решили, что глубже ничего нет, и оставили нетронутым богатое погребение воина. Вместе с воином в могиле лежали железные кинжал, боевой топорик, копье и пластинчатые доспехи. Найдена кучка наконечников стрел и золотые украшения. Например, парные поясные пряжки, на которых изображена сцена борьбы тигра с драконом. Пряжки были инкрустированы камнями. Пол могилы застилали циновкой. В.И. Матющенко датирует погребение в пределах III — I вв. до н.э.

ИНВЕНТАРЬ

Наиболее полно представлена керамика. Она отличается хорошим качеством изготовления. Ее формы и орнаментация стабильны. Часто встречаются яйцевидные и круглодонные сосуды с прямым или отогнутым венчиком. По своей форме они делятся на горшки, кувшины, чаши и блюда. Последние являются особенностью саргатской керамики. Орнамент чаще всего наносили узкой полосой на плечики или горло сосуда. Встречаются сосуды, у которых орнаментированы тулово и приддонная часть. Орнамент представлял собой ряды елочек, наклонных линий, фестонов и др. Выполнен он в резной и накольчатой технике. Встречаются оттиски гребенки. Столовая посуда широко встречается в погребениях, имеется она и на поселениях. Как правило, этот тип посуды тщательно выполнен и разнообразно орнаментирован. Особое место занимают небольшие глиняные блюда-алтарики, имеющие круглую или овальную форму. На их внутренней поверхности сохранились следы мела и охры. Видимо, эти алтарики служили краско-терками и имели ритуальное назначение. Вся перечисленная керамика выполнена способом ручной лепки. Наряду с ней в небольшом количестве встречена привозная среднеазиатская посуда, изготовленная на гончарном круге.

Хорошо представлено наступательное и оборонительное оружие. К наступательному оружию относятся железные мечи, кинжалы (акинаки) и многочисленные наконечники стрел: бронзовые скифского типа, железные, костяные. Обращает на себя внимание большое количество бронзовых наконечников (до 100 и более экземпляров) в отдельных могилах. Оборонительное оружие представлено доспехами. Панцирь был костяным, пластинчатым, изредка с железными пластинками. Из конской упряжи встречены железные удила, псалии, уздечные пряжки и бляшки.

Орудия труда — это многочисленные железные ножи и тесла. Интересны такие находки, как тигль и сопла для поддува воздуха в горны (для получения железа). Пряслица чаще всего изготавливали из обломков сосудов. Игольники выполнены из трубчатых костей. Широко распространены костяные проколки. С рыбной ловлей связаны каменные грузила для сетей и поплавки для сетей в виде мотков бересты.

Многочисленны украшения и предметы туалета. Бусы изготавливали из полудрагоценных камней, золота, серебра и бронзы, стекла, янтаря и др. материалов. Браслеты делали из бронзы или набирали из бус. Встречены перстни, зеркала, подвески, костяные гребни, заколки и различные бляшки. По мнению исследователей, именно с саргатскими курганами связаны многие находки, входящие в состав «петровской коллекции».

ЭКОНОМИКА И СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Археологический материал дает возможность достаточно подробно восстановить экономику и социальные отношения населения саргатской культуры. Хозяйство имело комплексный характер. Его основой являлось скотоводство. Примерно 90% найденного остеологического материала принадлежат домашним животным. Сначала в составе стада было примерно поровну крупного рогатого скота и лошадей. Этот факт, а также наличие долговременных поселений свидетельствуют о том, что скотоводство на первом и в начале второго этапа существования саргатской культуры было пастушеским. Скотоводство было в основном придомным, что не исключало отгона части стада летом на отдаленные пастбища. Разведение крупного рогатого скота носило мясомолочный характер (найденные кости чаще всего принадлежали старым животным). Коней же разводили в основном на мясо (кости молодых особей преобладали). Кости старых особей, вероятно, свидетельствуют о том, что это были верховые кони. К концу второго периода в стаде увеличилось число лошадей, резко возросло значение отгонного скотоводства. Оно стало подвижным: летом стада перегоняли уже на значительное расстояние. Отдельные исследователи даже говорят о кочевом характере скотоводства саргатского населения (Л.Н. Корякова). Но по мнению большинства исследователей, это не подтверждено археологическим материалом. Интересно указать и на наличие на р. Тоболе верблюдов, кости которых встречены на отдельных памятниках (например, в Рафайлонском городище). Вероятно, это были узловые пункты караванной торговли. Как полагает Н.П. Матвеева, здесь происходила выбраковка животных, ослабевших за время длительного пути.

У саргатского населения существовало земледелие, развита была охота. Охотились на лося, кабана, оленей, косулю и др. животных, а также на водоплавающую дичь. Находки костей и чешуи рыб говорят о существовании рыболовства. Ремесло носило домашний характер, Бронзолитейное производство особенно было развито на первом этапе саргатской культуры, когда железо еще не вошло прочно в жизнь населения. На Рафайловском городище выявлены бронзолитейные производственные участки с облом¬ками литейных форм, тигля и бронзового лома, предназначенного для переплавки.
Особо надо остановится на черной металлургии. О ее развитии говорят находки железного шлака, глиняных сопел и остатки горнов, Выше уже говорилось о поселении Дуванское-2, на котором были найдены остатки кузницы. Анализ железных изделий саргатской культуры привел Н. М. Зинякова к выводу о достаточной степени развитости черной металлургии. В целом железо, особенно в первой половине существования саргатской культуры, было дорогим и престижным материалом: его могли использовать для изготовления железных украшений с применением инкрустаций из камня, серебра и меди. Позже железо получило широкое распространение. Железоделательное производство у саргатского населения отличалось высоким уровнем для своего времени. Кузнецы уже имели в своем распоряжении сталь, которая превосходила мягкое железо. Применяли они и закалку изделий в холодной воде. Именно так изготовлены многие ножи. Из стали выполняли мечи и кинжалы.

У населения саргатской культуры существовали торговые связи со Средней Азией и Казахстаном: оттуда поступала гончарная керамика и украшения. В древности функционировал Великий шелковый путь, идущий на запад через степи Монголии и Средней Азии, От него отходили ответвления, в том числе на север. Одно из таких ответвлений шло в земли саргатского населения. Ввозились бусы из полудрагоценных камней, одноцветного и многоцветного стекла, личные украшения, бронзовые зеркала, шелковые ткани, гончарная керамика и др. Можно предположить, что саргатцы вывозили кожу и пушнину, полученную в качестве дани с северных таежных племен.

Социальные отношения саргатского населения подробно изучены Н. П. Матвеевой. Имущественная и правовая неоднородность населения прослеживается в различиях жилищ и погребений. Четко выделяется элитарная прослойка — вожди и военная верхушка. О выделении знати свидетельствуют сложные конструкции отдельных погребений и такие богатые могилы, как в кургане Сидоровка. Необходимо отметить, что самые крупные курганы (так называемые «царские») пока еще не раскопаны. Предположительно, они резко выделялись из групп богатых погребений. По мнению Н,П. Матвеевой, существовало не менее семи различных социальных групп населения: вожди, несколько групп элиты, зажиточное, рядовое, бедное и зависимое население.

В военном деле сложилась определенная специализация. Низшие слои общества не были вооружены. Армия состояла из дружинников, во главе которых стояли вожди. Основой ополчения были легковооруженные всадники с луком и стрелами. Разнообразно и богато вооружение элиты населения. Можно говорить о наличии военной дружины, оснащенной оружием ближнего и дальнего боя. Встречаются мечи, кинжалы, железные наборные доспехи, Специальные служители культа отсутствовали. Ритуалы выполнялись самими членами общества, как мужчинами, так и женщинами. Общество находилось на грани сложения государственности. Это было потестарное общество, которое можно назвать «вождеством». Некоторые исследователи (Н.П. Матвеева, Л.Н. Корякова) полагают, что у саргатцев существовала ранняя форма государственности.

Выводы

Саргатская культура входила в состав скифо-сибирской культурной общности, о чем говорят вооружение, конский набор, звериный стиль и развитое скотоводство. Культурные связи с западными соседями — савроматами, а позже — с сарматами, были достаточно развиты. Особенно ярко это выражено в наличие культа огня в погребальном обряде. Исследователи предполагают наличие нескольких волн миграции из сарматской среды.

Особенно тесными и сложными были контакты с кочевым населением Северного Казахстана и Средней Азии, принявшим участив в сложении саргатской культуры. Инвентарь и антропологические исследования свидетельствуют о периодическом проникновении на территорию саргатских племен целых групп номадов, которых принято считать ираноязычными. Можно предположить, что они входили в состав саргатской знати. Прослеживается исключительная близость между саргатцами и населением Зауралья, относящегося к гороховской культуре, которая, в свою очередь, вероятно, была связана с уграми. Материалы памятников свидетельствуют о случаях совместного проживания саргатского и гороховского населения. В восточном регионе (Приомье) саргатское население теснейшим образом соприкасалось с большереченской культурой Верхнего Приобья. На берегах р. Оми наблюдается чересполосное расположение саргатских и большереченских памятников. Н.П. Матвеева, учитывая волны миграции и тесные контакты с соседними племенами, говорит о полиэтничности саргатского населения.

Саргатское объединение было самым крупным в Западной Сибири эпохи раннего железа. Оно обладало значительной военной мощью, а в социальном отношении стояло на высоком уровне развития. Вполне вероятно, что некоторые соседние племена находились в зависимом положении.

Видимо, наивысший уровень развития населения и его стабилизация пришлись на II в. до н.э — II в. н.э. Саргатская культура прекратила свое существование в конце IV в. н.э. Судя по всему, население, находившееся к этому времени на грани перехода к кочевничеству, оказалось легко вовлеченным в Великое переселение народов. Основная его часть передвинулась на запад в составе разноэтничного гуннского объединения, явившись одним из компонентов этногенеза венгров. Оставшееся население либо было истреблено, либо передвинулось на север. На территории бывшего проживания саргатских племен расселились небольшие группы северного лесного населения, а позже здесь появились тюркские племена.

Рекомендуемая литература

Коников Б.А. Основы археологии Западной Сибири. — Омск, 1997.
Корякова Л.Н. Ранний железный век Зауралья и Западной Сибири. — Свердловск, 1988.
Матвеева Н.П. Саргатская культура на Среднем Тоболе, — Новосибирск: Наука, 1993.
Матвеева Н.П, Ранний железный век Приишнмья. -Новосибирск: Наука, 1994.
Матвеева Н.П. Социально-экономические структуры населения Западной Сибири в раннем железном веке. — Новосибирск: Наука, 2000.
Матющенко В.И,, Татаурова Л.В, Могильник Сидоровка в Омском Прииртышье. — Новосибирск: Наука, 1997.
Могильников В.А. Коконовские и саргатские курганы-памятники племен лесостепи Западной Сибири // МИД. -1972. -№ 153.-С. 119- 133.
Молодин В. И. Древнее искусство Западной Сибири. — Новосибирск: Наука, 1992.
Полосьмак Н.В. Бараба в эпоху раннего железа. — Новосибирск; Наука, 1987.

sargatskaya-kultura

Рис. 25. Материалы саргатской культуры из могильника Сидоровка (кург. 1, мог. 2): 1,2,4 - бронза; 3 - железо; 5,6- золото (по: Матющенко В.И., Татаурова Л.В. Могильник Сидоровка в Омском Прииртышье. - Новосибирск: Наука, 1997).

Рис. 25. Материалы саргатской культуры из могильника Сидоровка (кург. 1, мог. 2): 1,2,4 — бронза; 3 — железо; 5,6- золото (по: Матющенко В.И., Татаурова Л.В. Могильник Сидоровка в Омском Прииртышье. — Новосибирск: Наука, 1997).

Рис. 26. Жилища саргатской культуры (реконструкция): 1 - четырехкамерное жилище, поселение Дуванское-2; 2 — двухкамерное жилшце, поселение Ингалинка-1 (по: Матвеева Н.П. Социально-экономические структуры населения Западной Сибири а раннем железном веке (лесостепная и подтаежная зоны). - Новосибирск: Наука, 2000).

Рис. 26. Жилища саргатской культуры (реконструкция): 1 — четырехкамерное жилище, поселение Дуванское-2; 2 — двухкамерное жилшце, поселение Ингалинка-1 (по: Матвеева Н.П. Социально-экономические структуры населения Западной Сибири а раннем железном веке (лесостепная и подтаежная зоны). — Новосибирск: Наука, 2000).

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика