Ранний железный век Западно-Сибирской равнины

ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ О РАННЕМ ЖЕЛЕЗНОМ ВЕКЕ

Эпоха бронзы в ряде регионов завершилась приблизительно во второй половине VIII — VII вв. до н. э. Начался новый период в истории населения Евразии — эпоха железа. Два его первых века (VIII — VII вв, до н.э.) падают на переходный период.

Переход к раннему железному веку не означал, что люди забыли бронзу — податливый желто-красный металл, изделия из которого ослепительно сияли на солнце. Из бронзы продолжали делать украшения, пряжки, зеркала и многое другое, в том числе наконечники стрел. Постепенно все чаще стали появляться ножи и кинжалы, боевые клевцы и секиры из нового, ранее практически не известного здесь металла — железа. Оружие, изготовленное из него, были удивительно прочным, долго не тупилось. Холодный блеск клинков и копий, их острота и прочность наводили ужас на врагов. Мы не случайно заговорили об оружии. Железо в первую очередь шло на его изготовление, Индийский археолог С.К. Дикшит так писал об этом: «Цивилизация железного века была на начальных стадиях введена не с помощью плуга, а с помощью меча, и первое, что мы видим, это пепелища и руины городов, разрушенных новым металлом, а не выстроенные с его помощью города и возделанные железными орудиями поля». Однако и орудия труда стали намного прочнее и эффективнее, что значительно повысило их производительность. Основным видом сырья для массового производства железа в древности была болотная руда. До недавнего времени она использовалась в кустарном производстве Северной Европы, а в допетровской России почти все железные изделия изготовляли из нее. Предполагают, что единственным способом получения руды из железа у древнего населения Евразии был сыродутный. Он получил такое название, потому что древние металлурги мехами накачивали в печь атмосферный воздух обычной температуры («сырой»), а не нагретый, как в доменных печах. Железо из руд получали путем прямого восстановления. При таком способе значительная часть металла оставалась в шлаке. Появление железа резко изменило судьбы всех народов, познакомившихся с ним. Распространение массового производства железа на территории Евразии было неравномерным. В отдельных регионах оно появилось на несколько веков раньше, чем на других территориях. Наиболее ярко это различие видно при сравнении исторических процессов в неоднородных ландшафтно-климатических зонах. Следовательно, термин ранний железный век достаточно условен и является не столько хронологическим, сколько стадиальным.

Как и в эпоху бронзы, в начале железного века существовало значительное различие между населением степной и лесостепной полосы, с одной стороны, и лесными племенами — с другой. В степной и лесостепной зонах главным занятием населения были производящие отрасли хозяйства. В лесной полосе население в силу природных условий занималось присваивающим хозяйством.

Остановимся на степной зоне. В раннем железном веке здесь произошли значительные изменения в способе ведения хозяйства. От пастушеского скотоводства население перешло к кочевому скотоводству, более эффективному для степных районов. Кочевое скотоводство на данном этапе было более прогрессивным, так как давало возможность при имеющемся уровне производительных сил получить максимальное количество продуктов. Если при пастушеском скотоводстве численность скота регулировалась количеством корма, то теперь население получило возможность после уничтожения травостоя в одном месте переходить на другое, третье и т.д. Новый способ скотоводства имел так много преимуществ, что сразу был оценен населением и буквально за кратчайший срок распространился в степях Евразии. Поэтому сейчас невозможно говорить о том, где кочевое скотоводство появилось раньше, а где позже. Развитию кочевого хозяйства способствовало то обстоятельство, что степь в середине I тыс. до н.э. была увлажнена, и травостой был изобильным.

Переход к кочевому скотоводству совпал со временем распространения железа. Это резко повысило производительность труда, началось бурное развитие имущественной, а затем и социальной дифференциации. Кочевое скотоводство приводило к одинаковому быту. Социально-экономическая дифференциация повлекла за собой появление новой организации общества — «вождества».

Именно эти факторы и явились базой для развития у населения степей Поднестровья, Поднепровья, Северного Кавказа, Поволжья, Казахстана, Западной и Южной Сибири, Забайкалья и Северной Монголии целого ряда одинаковых черт. Ученые условно сводят их к трем особенностям, к так называемой «скифской» триаде: вооружение, конский набор и своеобразный «звериный» художественный стиль. Одинаковыми были и некоторые предметы быта, например, бронзовые котлы (скорее всего, символ внутреннего единства патриархальной семьи), бронзовые зеркала и другие проявления культуры.

Все эти общие черты объединяют в степной и лесостепной полосе Евразии население, различное по своему происхождению, а подчас и по антропологическому типу. Это культурное образование получило название скифо-сибирский мир или скифо-сибирская культурная общность. Сложение скифо-сибирской общности явилось одним из отражений колоссальных изменений в экономике, социальных отношениях и мировоззрении древних людей, которые произошли на огромной территории: от Карпат до Центральной Азии, от пустынь Средней Азии до сибирской тайги. Как же могло сложиться подобное явление?

Эпоха разложения первобытного общества и начала сложения государственности — это время резкого усиления экономической значимости военных действий. В этих условиях нельзя было отставать от своих соседей в достижениях военной техники. Всякое новшество мгновенно распространялось, в результате чего и появилось одинаковое вооружение. Переход к кочевому скотоводству привел к широкому распространению всадничества. До этого периода кони в основном впрягались в колесницы. С VIII — VII вв. до н. э. распространился однотипный конский уздечный набор, который постоянно совершенствовался. Поскольку кони имели большое значение в развитии военного дела, всякое новшество в конском наборе быстро перенималось соседями.

Одинаковое социальное развитие в условиях степного кочевого скотоводства вызвало необходимость появления одинаковых черт в идеологии, культе силы и ловкости. Это нашло свое отражение в распространении скифо-сибирского звериного стиля. Изображали тигров, пантер и других кошачьих хищников, у которых различными приемами подчеркивали мускулатуру, символизировавшую силу и ловкость. Глаз, клюв, а иногда отдельно изображенная голова орла, по представлениям их владельцев, придавали предметам вооружения точность и меткость удара. Олень воплощал быстроту движения. Часто изображали сцены борьбы животных. Помимо магического назначения, скифский звериный стиль имел и декоративный характер. Необходимо отметить, что наличие общих черт скифо-сибирского искусства отнюдь не исключает наличия особенностей, характерных для отдельных регионов.

РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК ЗАПАДНО-СИБИРСКОЙ РАВНИНЫ

Здесь этот период, наряду с перечисленными общими чертами раннего железного века, имеет свои особенности. К раннему железному веку данного региона принято относить период с VII — VI вв. до н.э. (хотя сами железные орудия здесь появились позже) по IV — V в. н.э. Н.М. Зиняков проследил развитие черной металлургии на территории Западной Сибири в различные эпохи. Он отмечает наличие железных руд, доступных южному и северному населению эпохи раннего железа. Прежде всего, это залежи рыхлых бурых известняков и поименно-болотные руды. Они отличаются малым содержанием железа. Богатые железом руды были недоступны в древности, так как залегали достаточно глубоко.

На территории Западно-Сибирской равнины много лесов, а значит и древесины, т.е. сырья для получения древесного угля — твердого высокоуглеродистого продукта, получаемого из различных пород деревьев путем обжига в специальных ямах без доступа или со слабым доступом воздуха. Древесный уголь на протяжении ряда веков был единственным видом топлива при железоделательном производстве.

Начальный этап освоения железа, когда наряду с железными изделиями использовались и бронзовые, в лесостепной и степной полосе Западной Сибири относится к V — III вв. до н. э. С III в. до н.э. медное и бронзовое литье сохранялось только в изготовлении украшений и культового литья. Собственная металлургическая база сначала у местного населения отсутствовала. Обеспечение железными вещами осуществлялось за счет импорта изделий или кузнечной обработки ввозимого сырья. Как полагают многие исследователи, распространение железа в Западной Сибири, скорее всего, произошло в результате связей с ираноязычными группами (сарматы и саки). Первые свидетельства наличия собственной черной металлургии отмечено для лесостепной полосы на рубеже эр (саргатская культура), а для лесного населения — в начале I тыс. н.э. (кулайская культура). На эпоху раннего железа падает активизация Великого шелкового пути, который связывал Китай со Средиземноморьем. Он проходил из Китая по степям Монголии, через Синьцзян, Семиречье, Аму-Дарью, Сыр-Дарью и далее на Средний Восток. От основного пути шли ответвления, по которым устанавливались связи с отдаленными районами.

Такие ответвления доходили до юга Западной Сибири, связывая с Востоком население тагарской культуры, Алтая и саргатсткой культуры.

Физико-географические и климатические особенности, отдаленность Западно-Сибирской равнины от более передовых западных и южных объединений наложили отпечаток на развитие населения. В Западной Сибири узкая степная полоса к северу переходит в широкую лесостепную зону. Население ее было занято производящим хозяйством и входило в состав скифо-сибирского единства. Различие между степью и лесостепью была значительно меньшим, чем отличие лесостепи от таежных массивов с присваивающим хозяйством. Лесостепь не давала стимула для развития кочевого хозяйства, оно было затруднено наличием леса. Скотоводство здесь было в основном отгонным. Имелись условия и для развития земледелия. Определенное (но не ведущее) место в экономике занимали охота и рыбная ловля. Для культуры населения лесостепи характерны все особенности скифо-сибирских культур с их вооружением, конским набором, звериным стилем и др. Совсем иные черты типичны для северного таежного населения. Природные условия мешали развитию производящего хозяйства. Оно и в наше время отсутствует у самых северных народов и лишь относительно развито у таежного населения. В лесной полосе люди занималось присваивающим хозяйством (охотой и рыбной ловлей) и лишь в южно¬таежной полосе — частично скотоводством (коневодством). Последнее вызвано тем, что кони, в отличие от крупного рогатого скота, могут заниматься тебеневкой; зимой разгребать копытами снег и питаться травой, сохранившейся под снежным покровом.

Огромную роль в жизни населения раннего железного века Западно-Сибирской равнины играли и климатические изменения. Согласно теории А.В. Шнитникова, на этот период приходятся две климатические фазы: влажная (прохладная) и сухая (теплая). Исходя из последних исследований, можно считать, что с VIII — VII по II вв. до н.э. климат был холодным и влажным, со II в. до н.э. по I в. н.э. — холодным и сухим, в I — IV вв. н.э. — теплым и сухим. Эти цифры весьма приблизительны и в разных регионах могли различаться на 100 — 200 лет. Климатические условия оказывали большое влияние на хозяйство и жизнь населения. Так, при усилении влажности в таежных зонах росла заболоченность, сокращалась площадь охотничьих угодий. Это вело к необходимости миграции образовавшегося избытка населения. В период повышенной сухости росла опасность возникновения пожаров на лесной территории. На освободившихся от деревьев участках распространялась степная и лесостепная растительность. Местами происходило перемещение границы между тайгой и лесостепью.

Необходимо отметить, что пограничье между лесостепной и таежной зонами находилось в особо выгодном положении. Хозяйство населения здесь было комплексным и многоотраслевым. В нем сочетались присваивающие и производящие отрасли экономики. При преобладании присваивающих отраслей население под влиянием южных соседей занималось и скотоводством. При обычных климатических условиях население продолжало развивать присваивающее хозяйство. В некоторых же случаях, не-благоприятных для охоты, резервом служили продукты скотоводства. Поэтому южно¬таежные племена находились в более выгодных условиях, чем их северные соседи, и достигли более высокого социального развития. Именно их культура в настоящее время изучена лучше, чем культура северных лесных племен. В дальнейшем речь пойдет именно о южно-таежном населении.

Здесь сложилась особая культурная общность — кулайская. Первоначально она охватывала южно-таежные районы Приобья и Прииртышья. Позже, в связи с миграцией кулайцев в районы Верхнего и Нижнего Приобья, территория общности расширилась. В ее состав входили племена, говорящие на угорских и самодийских языках. Антропологи характеризуют их как северных лесных монголоидов.

Каждая конкретная культура кулайской общности имеет свои особенности, но их многое объединяет. Например, «нарядность» керамики, ее богатая орнаментация узорами, часто выполненными различными фигурными штампами. Жители тайги вкладывали в свой орнамент то, что видели вокруг себя: сложные переплетения ветвей, листьев, следы зверей и птиц на снегу. Своеобразно и оружие северного населения. Бронзовые наконечники стрел резко отличаются от мелких наконечников скифо-сибирского мира, которые непригодны в густом лесу, так как запутывались в ветвях. Бронзовые (так называемые кулайские) наконечники были крупными, трехлопастными, с узкими гранями, выходящими за пределы втулки. Выпушенные с помощью больших луков, такие наконечники пробивали листву и легко добирались до цели. Специфичны и широко распространенные в кулайском мире бронзовые шестигранные кельты, также орнаментированные мелким узором.

Племена кулайской общности вступали в контакты с лесостепным населением, получая от них предметы вооружения, бронзовые котлы и отдельные украшения, выполненные в скифо-сибирском зверином стиле. Особенно усилились эти связи после миграции кулайцев на юг, по речным долинам. Под непосредственным влиянием южных соседей у северных племен начало развивается скотоводство, появилось земледелие. При слиянии с лесостепным населением племена кулайской общности начали изготавливать, наряду со своими сосудами, керамику, типичную для местного населения.

Значительную роль в жизни всего населения Западно-Сибирской равнины сыграли и внешнеполитические события. Благодаря китайским письменным источникам, мы знаем об одном таком факте, На территории Монголии усилились племена хуннов, В III в. до н.э. они начали осуществлять походы в западном направлении и покорять население Саян.

Хунны проникали и на территорию населения тагарской культуры, частично сливаясь или вытесняя его. В 179 г. до н.э. хунны победили юечжей, которых многие исследователи связывают с населением Горного Алтая. В результате этого привычные южные связи населения Верхней Оби были нарушены, что могло отрицательно сказаться на его экономике и привести к его ослаблению. В этой обстановке северным племенам легче было проникнуть на юг и прочнее здесь укрепиться. Хунны сыграли большую роль в жизни населения Южной и Западной Сибири, о чем мы будем говорить при описании конкретных археологических культур раннего железного века.

Рекомендуемая литература

Зиняков ЕМ. Черная металлургия и кузнечное ремесло Западной Сибири. — Кемерово, 1997.
Косарев М.Ф. Западная Сибирь в древности. — М, 1984.
Мартынов А.И., Алексеев В.П. История и палеоантропология скифо-сибирского мира. — Кемерово. 1987,
Матющенко В.И. Древняя история Сибири. — Омск, 1999.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1832 Родился Алексей Алексеевич Гатцук — русский археолог, публицист и писатель.
  • 1899 Родился Борис Николаевич Граков — крупнейший специалист по скифо-сарматской археологии, классической филологии и античной керамической эпиграфике, доктор исторических наук, профессор.
  • 1937 Родился Игорь Иванович Кириллов — доктор исторических наук, профессор, специалист по археологии Забайкалья.
  • 1947 Родился Даврон Абдуллоев — специалист по археологии средневековой Средней Азии и Среднего Востока.
  • 1949 Родился Сергей Анатольевич Скорый — археолог, доктор исторических наук, профессор, специалист по раннему железному веку Северного Причерноморья. Известен также как поэт.
  • Дни смерти
  • 1874 Умер Иоганн Георг Рамзауэр — чиновник из шахты Гальштата. Известен тем, что обнаружил в 1846 году и вёл там первые раскопки захоронений гальштатской культуры железного века.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика