Даркевич В.П. К истории торговых связей Древней Руси

К содержанию 138-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Археологические и нумизматические материалы — один из основных источников сведений о торговле домонгольской Руси, об ее экономических центрах и путях сообщения. Они уточняют и значительно дополняют сообщения письменных источников. Ограниченное число последних, их всесторонняя изученность 1 побуждают исследователя все чаще обращаться к археологии, непрерывно обогащающейся новыми фактами 2. Вместе с тем археологические данные неизбежно ограничены. Такие характерные для русского экспорта товары, как продукты местных промыслов (пушнина, мед, воск и др.), археологически неуловимы. О торговле продуктами питания косвенно свидетельствуют лишь находки амфор, в которых привозили с юга вино или масло. Поэтому изучение экономических связей средневековья должно вестись с привлечением всех видов источников.

Советскими археологами и нумизматами изучен богатый материал, характеризующий экономические, политические и культурные связи Руси в IX—XIII вв. Определение родины импортных предметов позволяет установить те страны, с которыми Русь вела торговый обмен. Он мог осуществляться непосредственно или транзитом, через страны-посредники, расположенные на магистральных путях. Хронология предметов импорта намечает периоды зарождения, расцвета и затухания связей с определенным районом. Их топография дает возможность реконструировать важнейшие торговые пути. Концентрация находок выявляет значение каждого из них в экономической жизни района, определяет главные торговые центры. Условия находок предметов ввоза (в составе кладов, при раскопках на территории городских детинцев или торгово-ремесленных посадов, в утвари церквей, на сельских поселениях или в могильниках при них, в дружинных погребениях и т. д.) позволяют судить о социальном составе участников «гостьбы».

Выявляемые археологически предметы импорта делятся на две категории.

1. Предметы массового ввоза (монетное серебро, стеклянные и каменные бусы, дешевые металлические украшения, оружие, некоторые виды бронзовой утвари, поливная керамика) наиболее показательны для изучения экономических связей. Во-первых, они поступали в основном в результате торговли, т. е. являлись товаром. Во-вторых, они характеризуют как внешнеторговые связи, так и повседневный внутренний обмен — показатель степени экономического развития страны. Иноземные изделия вначале поступали на городские рынки и ярмарки, откуда розничные купцы-коробейники разносили их по деревням. Статьи массового импорта, за исключением оружия, имели широкий рынок сбыта. Потребителями выступали не только феодальная знать, но и ремесленные слои посада, и крестьянское население. В-третьих, массовый материал с большей достоверностью помогает воссоздавать направления связей, степень их интенсивности и т. д.

Особенно велико значение нумизматических материалов, так как основным предметом импорта в Восточную Европу было серебро. Работами советских исследователей (В. Л. Янин, В. М. Потин) доказано, что приток иноземных монет на территорию Руси определялся прежде всего внутренними потребностями русского денежного хозяйства в монетном металле, а ювелирного ремесла — в сырье. Находки кладов западноевропейских денариев на территории поселений или вблизи них доказывают, что это памятники местного денежного обращения 3. Поэтому привозные куфические дирхемы и западные денарии были использованы для реконструкции собственно русских денежно-весовых систем 4.

2. Предметы роскоши: произведения художественного ремесла из золота, серебра и драгоценных камней, шелковые ткани. Их дальняя транспортировка при крайней трудности и дороговизне перевозок была особенно выгодна. Но для изучения экономических отношений предметы редкого потребления можно привлекать с известными оговорками, так как они распространялись не только в результате торгового обмена, но и при других обстоятельствах. «Злато и сребро», «паволоки и сосуды различные» попадали на Русь в составе посольских и свадебных даров, вместе с иностранными эмигрантами, в числе военных трофеев и т. д.; их главные потребители — княжеско-боярские верхи, дружинники и церковь. Драгоценная утварь быстро оседала в сокровищницах светской знати и ризницах монастырей, после чего превращалась в «недвижимое имущество» (в меньшей степени это касается изделий из серебра, которые при переплавке в монеты или денежные слитки снова активно вступали в сферу денежного обращения). Концентрация произведений художественного ремесла в крупных городах затрудняет определение направлений связей. При незначительном числе сохранившихся вещей элемент случайности в выводах труднее устраним.

Исследование двусторонних связей Руси с Византией и Западной Европой 5 проливает свет на некоторые проблемы развития раннего русского феодализма, так как торговля — составная часть системы феодального производства. К числу таких проблем относятся образование городов как торгово-ремесленных центров, характер и интенсивность экономических контактов и др. Активность международных связей определялась не только уровнем развития восточнославянского общества, но и политико-экономической обстановкой вне Руси. Их невозможно изучать изолированно, без сопоставления с историей других стран — участников обмена.

По нумизматическим и археологическим данным первый этап связей племен Восточной Европы с Византией можно отнести к V—VII вв. 6 На рубеже VII—VIII вв. на территорию Украины перестают поступать серебряные сосуды с пробирными знаками константинопольских мастерских. В VIII—IX вв. резко сократился приток византийских монет в Северное Причерноморье и Закавказье 7. Упадок торговли в период иконоборчества связан с экономической депрессией в областях Ромейской империи. Приходят в запустение ее города, чеканка монеты и денежное обращение сокращаются, регрессируют многие отрасли ремесла. Частичная натурализация экономики, господство арабов на море, разгул пиратства ослабили внешнеторговые связи. С начала VII до середины IX в. Византия не имела большого влияния в Северном Причерноморье.

Приток произведений византийского ремесла в Восточную Европу со второй половины IX, но в основном с X в. (поливная керамика) 8 был обусловлен двумя основными факторами: 1. Вместе со стабилизацией внутри- и внешнеполитической обстановки в Византийской империи наступает оживление городской жизни. Ремесло и торговля Константинополя и Фессалоники вступают в полосу бурного подъема, усиливается денежное обращение. Сбыт ремесленной продукции, особенно предметов роскоши, находит все возрастающий спрос в среде крепнущей знати романо-германских и славянских государств. С организацией Херсонской фемы в 30-х годах IX в. Византия вновь закрепилась в Таврике.

2. С образованием Древнерусского государства торговля с греками регулируется специальными договорами. По мере политических и хозяйственных успехов Киевской Руси, особенно после принятия христианства, всесторонние связи с Византией все более крепнут. В основу южнорусской денежно-весовой системы ложится единица, производная от византийской литры 9. Сребреники и златники, выпущенные при Владимире Святославиче, по внешнему виду подражают византийским номисмам и милиарисиям. Красноречива топография находок византийских монет. В VI—IX вв. они сосредоточены в южных районах: в Крыму, Закавказье, на Северном Кавказе, Среднем и Южном Поднепровье и Подонье. В X—XI вв. ареал обращения монет охватывает кроме перечисленных областей северные территории Руси. Клады и единичные монетные находки зарегистрированы вдоль всего пути «из варяг в греки», в районе Чудского озера, на землях эстов, в бассейне Оки 10. С конца X и в XI в. расширяется ареал византийской поливной керамики, которая на севере достигает Гнездова и Новгорода (см. рис. 1) 11.

Импорт византийской художественной утвари и тканей возрастает в XI—XII вв., когда экономические и культурные связи Византии с Русью становятся особенно тесными. Сокращение в XII в. и ранее незначительного ввоза византийской монеты 12 нельзя объяснять упадком торговли Восточной Европы с Византией задолго до разгрома Константинополя в 1204 г. Одна из причин уменьшения числа монетных кладов за пределами империи заключается в порче византийской номисмы и расширении товарооборота внутри империи. Ограничение ввоза на Русь поливной посуды в XII в. (севернее Киева не обнаружена) 13 вызвано не столько труднопроходимостью половецких степей, сколько усилившейся конкуренцией русского керамического производства.

Захват Константинополя латинянами и разорение Руси татаро-монгольскими ордами надолго парализовали связи обоих государств.

Главным поставщиком произведений византийского художественного ремесла в Восточную Европу был Константинополь. Из столичных мастерских, многие из которых обслуживали царский двор, происходят серебрянные чаши для пиров, перегородчатые эмали на золоте, изделия резной кости, камеи из драгоценных и полудрагоценных камней, стеатитовые иконки 14, стеклянная посуда, браслеты, бусы, поливная керамика, шелковые ткани 15, иконы. В X—XI вв. с государственными эргастириями Константинополя, которые находились под покровительством императора, не могла конкурировать продукция провинциальных мастерских. Кроме того, экономически и политически Русь была связана непосредственно со столицей империи. Часть вещей в составе византийского ввоза вышла из провинциальных мастерских, роль которых возрастает в XII в. Если в IX—X вв. в керамическом импорте доминирует посуда столичных гончаров, то в XI—XII вв. большое место занимает продукция Солуни и Коринфа 16. К кругу мастерских Коринфа принадлежат стеклянные сосуды из Новогрудка, Новгорода, Турова, Старой Рязани 17.

Произведения византийского художественного ремесла сосредоточены в основных городских центрах Южной Тавриды и Руси. Особенно много их в Херсонесе, районе Киева и в Новгороде. В тех же пунктах зафиксированы находки византийской поливной и стеклянной посуды (рис. 1). Клады и единичные находки византийских монет X—XII вв. довольно равномерно распределены вдоль основных речных артерий, пересекающих Восточную Европу с севера на юг (рис. 1). Главной и самой короткой магистралью между Константинополем и Русью в X—XIII вв. был путь «из варяг в греки». Его южный отрезок от Киева вниз по Днепру так и называли «греческим путем». Устье Днепра замыкал подвластный Киеву портовый город Олешье, где заново оснащали ладьи. Отсюда морской путь в Царьград шел вдоль болгарского побережья Черного моря. Суще¬ствовал и транзитный способ передвижения византийских товаров через южнорусские княжества, Болгарию и дунайские города. Посредниками в передаче на север византийского импорта могли быть Херсонес и до XII в. Тмутаракань. Херсонес сносился с Киевом тем же «греческим путем» и степью, через Перекоп и вверх по Днепру. Из него в Тмутаракань, Корчев и Саркел поступал избыток импорта византийской поливной посуды 18. В XII в. в черноморской торговле с Византией возросла роль половецкого Судака. Отмеченный находками византийских монет путь по Днестру вел в Галицкое княжество. Азовским морем и низовьями Дона попадали в Саркел. Находки византийских монет отмечены между Киевом, Смоленском, Новгородом и в Приладожье. В Рязанское и Владимиро-Суздальское княжества плыли верховьями Волги или из Киева вверх по Десне и Сейму на Верхнюю Оку. Путь по Дону, видимо, не функционировал, так как монетные находки здесь неизвестны. В Приуралье византийские серебряные сосуды X—XII вв. попадали в результате «вторичного импорта», т. е. через русские земли, где они на какое-то время оседали. На чаше из Березова вырезана русская надпись XII в., близкая почерку новгородских берестяных грамот 19. В Прикамье находят русские серебряные украшения XII—XIII вв. 20 Знавшие путь «за югру и за самоядь», новгородские землепроходцы для обмена на меха использовали «византийское серебро». Серебряные чаши найдены по обе стороны Уральского хребта вдоль рек, по которым проходили древние пути в Прикамье и Приобье.

Рис. 1. Византийский импорт на территории Восточной Европы. а — находки произведений художественного ремесла X—XIII вв. (торевтика, вмали, ревная кость, мелкая пластика) при археологических раскопках, в кладах, случайные; б — произведения художественного ремесла в составе древней утвари церквей и монастырей; в — произведения художественного ремесла в составе древней утвари церквей и монастырей (свыше 10 экв.); г — находки поливной керамики IX — начала XIII в. (по Т. И. Макаровой); д — находки стеклянной посуды X-ХІІ вв.; е — находки византийских монет X—XII вв. (по В. В. Кропоткину); ж — пути сообщения 1 — Херсонес; 2 — Судак; 3 — Корчев; 4 — Тмутаракань; 5 — Саркел — Белая Вежа; 6 — Киев; 7 — Чернигов; 8 — Гнездово и Смоленск; 9 — Новогрудок; 10 — Новгород; 11 — Старая Рязань; 12 — Владимир; 13 — Суздаль; 14 — Москва; 15 — Белоозеро.

Рис. 1. Византийский импорт на территории Восточной Европы. а — находки произведений художественного ремесла X—XIII вв. (торевтика, вмали, ревная кость, мелкая пластика) при археологических раскопках, в кладах, случайные; б — произведения художественного ремесла в составе древней утвари церквей и монастырей; в — произведения художественного ремесла в составе древней утвари церквей и монастырей (свыше 10 экв.); г — находки поливной керамики IX — начала XIII в. (по Т. И. Макаровой); д — находки стеклянной посуды X-ХІІ вв.; е — находки византийских монет X—XII вв. (по В. В. Кропоткину); ж — пути сообщения 1 — Херсонес; 2 — Судак; 3 — Корчев; 4 — Тмутаракань; 5 — Саркел — Белая Вежа; 6 — Киев; 7 — Чернигов; 8 — Гнездово и Смоленск; 9 — Новогрудок; 10 — Новгород; 11 — Старая Рязань; 12 — Владимир; 13 — Суздаль; 14 — Москва; 15 — Белоозеро.

Первые археологические свидетельства о торговле восточных славян с государствами Западной Европы относятся к X в. В X — первой половине XI в. на Русь ввозят франкские мечи с клеймами среднерейнских мастерских. Импорт мечей с Запада продолжался и в романский период 21. Рост экономических связей Руси с Западом ознаменован усиленным поступлением денариев. Сменив поток восточных дирхемов (с 20-х го¬дов XI в.), они становятся основным средством денежного обращения восточных славян. По данным В. М. Потина, на территории Восточной Европы зафиксировано около 400 кладов и отдельных находок с западными монетами 22. Наиболее ранние древнерусские клады с денариями датируются последней четвертью X в. Их число гигантски вырастает в XI в. и резко сокращается в XII, когда ввоз серебра из Германии стал осуществляться в форме крупных слитков 23. Основными экспортерами монетного серебра в страны, где ощущался его недостаток (в Польшу, Швецию, Юго-Восточную Прибалтику, Русь), были Германия и Англия, добывавшие этот металл 24. В древнерусских кладах преобладают денарии германского чекана. Значительно меньше монет Англии, Дании, Чехии, Венгрии, Швеции, Польши, Норвегии, Италии, Франции. Статистика состава древнерусских кладов выявляет их родство с монетными находками южного побережья Балтийского моря и отличие от кладов Скандинавии. Следовательно, основной поток денариев на Русь шел через портовые западнославянские города: Волин, Щецин, Колобжег, Гданьск. Прямой путь из Южной Прибалтики в русские земли пролегал через острова Борнхольм и Готланд, минуя Скандинавский полуостров 25. О связях Восточной Европы с Южной Прибалтикой свидетельствуют находки в древнерусских городах янтарных украшений и необработанных кусков янтаря. Существовали и непосредственные контакты между купцами Германии (например, фрисландскими) и Руси. В Смоленске и Белгороде найдены стеклянные геммы IX—X вв., амулеты-печати фрисландских купцов. Вместе с потоком фризской морской торговли они проникали в Скандинавию, Северную Германию и в единичных экземплярах — далее на восток. Отсутствие гемм к востоку от Эльбы подтверждает основанное на нумизматических данных заключение о непосредственных контактах Фрисландии и Руси 26.

Важным источником для изучения связей Западной Европы и Руси являются произведения западного художественного ремесла, найденные в Восточной Европе: водолеи, подсвечники, чаши, дарохранительницы, оклады книг и т. д., выполненные в различной технике 27.

IX—XI века бедны находками предметов «латинской» утвари. Монастырские мастера каролингско-оттоновской эпохи обслуживали узкий круг духовной и светской знати. Их произведения, выполнявшиеся по специальным заказам, не выходили за пределы ограниченных районов. Впоследствии эти, шедевры ювелирного искусства из золота и серебра были переплавлены в монеты и денежные слитки.

Значительный приток художественной утвари с Запада начинается со второй половины XII в. Обширная группа импортных вещей относится ко второй половине XII — первой половине XIII в. Резкое возрастание ввоза связано с экономическими и социальными сдвигами в Западной Европе, определившими расцвет городского ремесла. Оно становится доходным и почетным занятием, постепенно переходя из монастырей в руки светских городских ремесленников. На рубеже XII—XIII вв. вместе с прогрессом техники во многих центрах Германии и Франции организуется массовый выпуск художественных изделий из металла, рассчитанный на широкий сбыт (бронзовые чаши «торговых» типов из района Мааса — Нижнего Рейна, нижнесаксонская бронзовая утварь, продукция лиможских эмальеров). Рост международных связей, совершенствование транспорта, возникновение новых путей сообщения способствовали передвижению вещей. Развитие русской торговли с Западом в XII — первой половине XIII в. происходило по восходящей линии.

Судя по находкам предметов импорта, главными поставщиками художественной утвари в Восточную Европу во второй половине XII — XIII в. были Нижняя Лотарингия, Рейнская область, Вестфалия и Нижняя Саксония. На третьем месте по числу предметов импорта стоял Лимож. В областях по Маасу, Рейну, Везеру и Эльбе были сосредоточены основные центры художественного ремесла, распространявшие свои изделия в Англию, Францию, Южную Германию, Скандинавию, Чехию, Венгрию, Польшу, Юго-Восточную Прибалтику и Русь.

Произведения Франции, Лотарингии и Саксонии попадали в Восточную Европу как в результате прямых связей, так и транзитным путем через страны-посредники.

Картографирование предметов импорта XII—XIII вв.. позволяет установить направление главных путей сообщения, пересекавших Европу с запада на восток (рис. 2). Дунайский путь связывал Западную Европу с Причерноморьем. От городов на Маасе и Рейне он вел вверх по Майну или Неккару в Южную Германию — к Регенсбургу на Верхнем Дунае. Разноязычные купцы и ирландские монахи Регенсбурга могли быть посредниками при передаче на восток произведений романского искусства. У Раффельштеттена путь разветвлялся. Одна дорога шла вдоль Дуная, другая поворачивала на север — к Праге. Дунайский путь через Вену приводил в Венгрию, где оседала значительная часть предметов романского импорта. Многие из них транзитом из Венгрии доставлялись в Южную Русь.

Дорога из Баварии в Прагу и через Южную Польшу на Русь лежала в системе коммуникаций, которые в XII в. связывали города Запада (Кельн, Майнц, Аугсбург, Регенсбург и др.) с мировыми центрами Востока: Багдадом, Самаркандом и городами Китая. Вдоль этого пути, который шел из Регенсбурга на Прагу и через Бреславль, Краков, Владимир Волынский на Киев, локализуется большая группа предметов импорта. Они довольно равномерно распределяются по всей трассе от Кельна до Киева, концентрируясь в крупных торгово-ремесленных центрах и монастырях. Какая-то часть романской художественной утвари попала на Русь в результате связей южнорусских княжеств с Чехией и Польшей.

Другая, не столь многочисленная группа предметов ввоза расположена вдоль пути, который связывал Кельн с Магдебургом и шел на восток вдоль подножия горных массивов Центральной Европы — в Польшу (Познань, Гнезно, Плоцк) и Повисленье. Важным таможенным пунктам на польско-русской границе был Дрогичин Надбужский, где найдено множество русских товарных пломб. Эта коммуникация соединялась с системой Дуная бассейнами рек Эльбы, Одера и Вислы. Вдоль этих рек и их притоков часто находят предметы ввоза с Запада.

Рис. 2. Распространение произведений западноевропейского художественного ремесла в Восточной Европе (XII—XIII вв.). а — единичные произведения западноевропейского художественного ремесла в Восточной Европе; 6 — произведения западноевропейского художественного ремесла в Восточной Европе (до 10 экз.); в — основные районы их изготовления (7 — Лимож; 2 — Нижняя Лотарингия; 3 — Вестфалия; 4 — Нижняя Саксония; 5 — область Верхнего Дуная; 6 — Венгрия): 7 — главные пути сообщения; д — зона распространения западного денария X—XI вв.

Рис. 2. Распространение произведений западноевропейского художественного ремесла в Восточной Европе (XII—XIII вв.). а — единичные произведения западноевропейского художественного ремесла в Восточной Европе; 6 — произведения западноевропейского художественного ремесла в Восточной Европе (до 10 экз.); в — основные районы их изготовления (7 — Лимож; 2 — Нижняя Лотарингия; 3 — Вестфалия; 4 — Нижняя Саксония; 5 — область Верхнего Дуная; 6 — Венгрия): 7 — главные пути сообщения; д — зона распространения западного денария X—XI вв.

Северный ареал импортной утвари охватывает зону южного и восточного побережья Балтики. Прибалтийским путем произведения нижнесаксонских мастеров по металлу проникали в Данию, Южную Норвегию, Швецию, о-в Готланд, польское Поморье, Самбийский полуостров, земли ливов и эстов вплоть до Новгорода на востоке. Через Готланд и древние западнославянские города Поморья, вблизи которых наблюдается концентрация предметов импорта, произведения прикладного искусства Германии попадали в Ригу и Эстонию. Из Риги художественная утварь Германии завозилась в Новгород, Полоцк и Смоленск.

Топография находок предметов импорта на Руси и в Восточной Прибалтике соответствует трем рассмотренным выше магистралям Централь¬ной Европы: дунайской, «магдебургской» и прибалтийской. Они располагаются вдоль дорог, которые продолжают эти коммуникации на восток (см. рис. 2).

Произведения художественного ремесла Лотарингии, Лиможа, Баварии проникали в Восточную Европу главным образом регенсбургским путем, саксонско-вестфальские вещи — прибалтийским. Этот вывод подтверждается топографией находок западноевропейского денария X — начала XII в., охватывающей преимущественно земли Прибалтики и Северо-Западной Руси, так как главные серебряные рудники находились в Северной Германии 28. Направление международных путей определяло размещение находок внутри страны — потребителя. Концентрация европейской монеты на территории Новгородской земли (включая северные земли, связанные с Новгородом, и земли в бассейне р. Камы), очевидно, вызвана и тем, что вывоз драгоценных мехов на Запад монополизировали новгородские купцы, торговавшие с племенами Урала. Поэтому даже монеты регенсбургского чекана, найденные на Руси и в Прибалтике, проникли сюда через Балтийское море, тогда как путь Регенсбург—Прага—Киев не отмечен кладами монет 29.

Топография предметов западноевропейского импорта XII—XIII вв. и статистика находок по отдельным землям позволяют сделать вывод, что связи Руси со странами Западной Европы — Францией, Северной и Южной Германией, Италией и другими — во второй половине XII — первой половине XIII в. были интенсивными и в направлении Регенсбург—Киев—Чернигов—Рязань—Владимир на Клязьме (см. рис. 2).

После разрушения Киева татарами связи Южной Руси с Западом оказались подорванными. Число предметов импорта резко сокращается и продолжает оставаться незначительным вплоть до середины XV в.

* * *

В течение IX—XIII вв. произошли важные изменения в масштабе развития русской торговли, в степени ее социально-экономического воздействия на общество. Археологические и нумизматические данные помогают проследить ее эволюцию.

Первый период торговли относится к IX—X вв. По времени он совпадает с созданием Древнерусского государства и утверждением феодальных отношений на его территории. В результате установления связей с арабским миром в Восточную Европу поступает значительное количество монетного серебра, которое приспосабливается к нормам русской денежно-весовой системы. В середине X в. на месте единой общерусской системы денежных единиц возникают две системы — северная и южная. По мнению В. Л. Янина, эго свидетельствует о зарождении местных рынков с определенной территориальной сферой действия каждого 30. Находки кладов вдоль внутренних путей сообщения говорят о наличии местного обмена. Потребностью экономики в металлических знаках обращения был вызван эпизодический выпуск монет при Владимире Святославиче, когда поступление дирхема в Южную Русь прекратилось. В середине X в. в курганах появляются складные весы с гирьками, которые употребляли для малых взвешиваний серебра 31. Расширение транзитной торговли, провоз восточных товаров через территорию Руси в Восточную Прибалтику, Польшу и Скандинавию оказывал стимулирующее влияние на ее торговлю и денежное обращение.

Рассматривая торговлю IX—X вв., нельзя забывать об общей узости ее развития, о слабости ее влияния на структуру экономики и общества, об ограниченности и нерегулярности связей между населенными пунктами. Задачей натурального хозяйства было самоудовлетворение основных потребностей, а не товарное производство. Даже торговля продуктами питания не представляла жизненной необходимости для населения. Экономика той эпохи носила аграрный потребительский характер. На заказ, а не на рыночный сбыт работали общинные и городские ремесленники. Их продукция, выпускаемая в незначительном количестве, не была предназначена для массового покупателя. Объем внутренней торговли-«купли» не мог быть большим. Господствовала дальняя торговля-«гостьба», при которой из-за рубежа ввозились товары редкого потребления (драгоценная утварь, шелка, мечи, пряности и т. д.) в обмен на продукты натурального хозяйства и промыслов, собираемые в виде дани или оброка с зависимого населения. Заморская торговля была сосредоточена в отдельных пунктах Восточной Европы (административные и торговые центры, места пересечения транзитных путей) и затрагивала только верхушку феодализирующегося общества, в том числе самих купцов, осуществлявших товарообмен.

В XI в., после того как иссяк восточный источник серебра, его ввозят через северо-западные рубежи русских земель в форме западноевропейского денария. Непрерывное повышение среднего веса кладов в течение XI столетия говорит о росте денежного обращения, увеличении объема торговых сделок, накоплении богатств феодалами-землевладельцами и купцами 32. Вместе с формированием городов как центров отделившихся от земледелия ремесла и торговли производство на рынок получает возможность дальнейшего развития. Возникают необходимые предпосылки для товарообмена между городом и ближайшей сельской округой.

XII — первая половина XIII в. — период расцвета всех видов древнерусской торговли. Он был обусловлен такими факторами, как рост посадского населения, углубление ремесленного разделения труда, улучшение средств сообщения и т. д. Развитие экономики создавало, с одной стороны, возможность, а с другой — потребность в расширении торговли. В сравнении с XI в. намного выросло число городов. Около середины XII в. наступает расцвет городского ремесла, усиливается специализация ремесел, совершенствуется техника, расширяется номенклатура изделий. От работы на заказ часть мастеров переходит к работе на рынок. Стараясь обеспечить массовый выпуск стандартных удешевленных изделий, они упрощают технологию производства, заменяют трудоемкие операции более простыми 33.

В сельском хозяйстве отработочная рента сменяется натуральной, при которой имелось больше возможностей для производства избыточного продукта, продаваемого на внутреннем рынке. Заметными товарами становятся хлеб, мясо, рыба.

В этих условиях расширяется товарообмен между городом и деревней. Крестьяне продавали на городском торжище продукты земледелия, приобретая изделия посадских ремесленников (кузнецов, ювелиров) и некоторые предметы внешней торговли, например шелковую тесьму, которая шла на украшение верхней одежды 34. Таким образом, в эпоху феодальной раздробленности повышается экономическая роль местной внутриобластной и межобластной торговли.

Возросла и крупная внешняя торговля с соседними странами. В Новгороде возникли объединения заморских купцов, торговавших за границей. Русские купеческие товарищества обрели устойчивые позиции за рубежом — в Константинополе, Сигтуне, Риге, Ревеле, Любеке, Висби на Готланде, где они имели гостиные дворы. Киевские князья организуют охрану караванов купцов-«гречников», плывших через половецкие земли. При Андрее Боголюбском во Владимир приходили гости не только из Южной Руси и Волжской Булгарии, но из Царьграда и от «латинян». Булгар остается главным посредником в торговле Руси с Востоком.

Рост внутренней торговли сырьем, продуктами первой необходимости и ремесленными изделиями, сходными в различных областях Руси, трудно проследить археологически. Это тем сложнее, что в XII в. на Руси наступил безмонетный период денежного обращения. В связи с уменьшением чеканки монет и возросшей потребностью в ней внутри стран — экспортеров серебра прекратился приток западных денариев. Вместе с тем анализ кладов с монетами и денежными гривнами за время с XII в. по 40-е годы XIII в. говорит об увеличении количества серебра, ввозившегося из Германии на Русь в виде слитков-марок. Следовательно, возросла потребность древнерусской экономики в металлических средствах обращения, хотя при общем росте товарно-денежных отношений важную роль продолжала играть меновая торговля 35. При переплавке иноземные слитки принимали форму и вес русских денежных гривен, употреблявшихся для крупных платежей. Пока не решен вопрос о формах мелкого розничного товарооборота в безмонетный период. По свидетельству арабских авторов, в том числе Абу Хамида ал-Гарнати, побывавшего в русских землях в 1150—1153 гг., товаро-деньгами у славян служили старые беличьи шкурки 36. Для мелких взвешиваний торговцы по-прежнему применяли миниатюрные «аптечные» весы. Для взвешивания тяжелых грузов служили большие весы-безмены, известные по находкам в Старой Рязани.

Находки в торговых центрах Руси (Дрогичин, Новгород, Псков, Киев, Рязань, Тверь и др.) свинцовых пломб, которыми опечатывали тюки товаров или связки «меховых денег», свидетельствуют о возросшем объеме коммерческих операций. Все большие массы товаров приходят в движение.

Деревня и мелкие городские пункты и в XII—XIII вв. почти не были затронуты заморской торговлей, никак не влиявшей на их замкнутую хозяйственную жизнь. Изредка к ним забредали торговцы мелочным товаром, приносившие шелковую тесьму, украшения типа восточных бус и т. п.

Монгольское нашествие, нанесшее тягчайший удар экономике Руси, в первую очередь ее городам, привело к резкому сокращению всех видов торговли, к разрыву местных и зарубежных экономических связей. Их возрождение наступает уже на новой стадии развития феодализма, в условиях формирования Русского централизованного государства.

К содержанию 138-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Последняя сводка письменных сведений о внешней торговле домонгольской Руси: А. П. Новосельцев, В. Т. Пашуто. Внешняя торговля Древней Руси (до середины XIII в.). «История СССР», 1967, № 3. См. также: Г. Г. Аитаврин, А. П. Каждан. Отношения Древней Руси и Византии в XI — первой половине XIII в. «Proceeding of the XIII-th International Congress of Byzantine Studies». Oxford. 5—10 September 1966. London, 1967 (авторы привлекают и археологические данные).
  2. См.: Б. А. Рыбаков. Торговля и торговые пути. «История культуры Древней Руси», т. I. М.—Л., 1951.
  3. В. М. Потин. Древняя Русь и европейские государства в X—XIII вв. Историко-нумизматический очерк. Л., 1968, стр. 25 и сл.
  4. В. Л. Янин. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. М., 1956.
  5. Ввиду ограниченности объема статьи мы не касаемся связей Руси с Ближним и Средним Востоком, Кавказом, Скандинавией и славянским миром.
  6. В. В. Кропоткин. Экономические связи Восточной Европы в I тысячелетии нашей эры. М., 1967, стр. 115 и сл.
  7. В. В. Кропоткин. Клады византийских монет на территории СССР. САИ, вып. Е4-4. М., 1962, стр. 11, карты 5, 6.
  8. Т. И. Макарова. Поливная посуда. Из истории керамического импорта и производства Древней Руси. САИ, вып. Е1-38. М., 1967, рис. 9.
  9. В. Л. Янин. Денежно-весовые системы. . ., стр. 55, 193.
  10. В. В. Кропоткин. Клады…, стр. 17, карты 3—8.
  11. Т. И. Макарова. Поливная посуда…, рис. 10.
  12. В. В. Кропоткин. Клады…, карта 9.
  13. Т. И. Макарова. Поливная посуда…, рис. 11.
  14. В. П. Даркевич. Светское искусство Византии. «Произведения византийского художественного ремесла в Восточной Европе X—XIII вв.» (в печати).
  15. М. В. Фехнер. Шелковые ткани как источник для изучения экономических связей Древней Руси. «История и культура Восточной Европы по археологическим данным». М., 1971.
  16. Т. И. Макарова. Поливная посуда. .., стр. 59.
  17. Ф. Д. Гуревич, Р. М. Джанполадян, М. В. Малевская. Восточное стекло в Древней Руси. М., 1968, стр. 10; М. Д. Полубояринова. Стеклянная посуда древнего Турова. С А, 1963, № 4; Ю. Л. Щапова. Стеклянные изделия древнего Новгорода. МИ А, № 117, 1963.
  18. Т. И. Макарова. Поливная посуда…, стр. 59.
  19. А. А. Спицын. Из коллекций Эрмитажа. ЗОРСА, т. VIII, вып. 1, 1906.
  20. В. Ф. Генинг. Серебряный браслет из Верхнего Прикамья. КСИИМК, вып. 57, 1955.
  21. А. Н. Кирпичников. Древнерусское оружие. САИ, вып. Е1-36. М., 1966, стр. 37— 39, 53 и сл.
  22. В. М. Потин. Древняя Русь…, стр. 73.
  23. В. М. Потин. Причины прекращения притока западноевропейских монет на Русь в XII в. «Международные связи России до XVII в.». М., 1961, стр. 100, 109 и сл.; он же. Древняя Русь. . ., стр. 83.
  24. В. М. Потин. Древняя Русь…, стр. 39 41, 46.
  25. Там же, стр. 63, 64.
  26. В. П. Даркевич. Гемма из Смоленска. КСИА, вып. 104, 1965.
  27. В. П. Даркевич. Произведения западного художественного ремесла в Восточной Европе (X—XIV вв.). САИ, вып. Е1-57. М., 1966.
  28. В. М. Потин. Древняя Русь…, стр. 47—52, рис. 33.
  29. Там же, стр. 50, 52.
  30. В. Л. Янин. Денежно-весовые системы…, стр. 151, 204—205.
  31. Там же, стр. 175.
  32. В. М. Потин. Указ. соч., стр. 84—85.
  33. Б. А. Рыбаков. Ремесло Древней Руси. М., 1948, стр. 432—433, 521.
  34. М. В. Фехнер. Указ. соч., стр. 214 и сл.
  35. В. М. Потин. Указ. соч., стр. 86—87, 91.
  36. «Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1151 — 1153 гг.)», стр. 35—36, комментарий на стр. 110 и сл.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика