Принципы классификации народов

Прежде чем перейти непосредственно к этнографическому изучению народов СССР, необходимо изложить в кратких словах, каким образом вообще принято в этнографической науке классифицировать и группировать народы. Проблема классификации (систематики) важна не только для установления порядка изложения материала: она помогает определить и историческое родство между народами и их современные связи и взаимоотношения.

Существуют различные принципы классификации народов. Они имеют неодинаковую степень ценности, но в той или иной мере каждый из них применяется. Это: 1) географическая, 2) антропологическая, 3) лингвистическая, 4) хозяйственно-культурная классификация и 5) классификация по уровню исторического развития. Практически эти разные способы систематики нередко комбинируются, но смешивать их не следует.
1. Географическая классификация наиболее проста. Мы различаем народы Европы, Азии, Африки, Океании и Австралии, Северной и Южной Америки. Дальнейшие подразделения — по странам и областям: народы Франции, Балканского полуострова, Средней Азии, Кавказа, Восточной Европы и т. п.

Конечно, подобная группировка может иметь большую или меньшую ценность в зависимости от того, насколько народы данной области реально связаны между собой общностью своих исторйческих судеб. В тех случаях, когда такая общность и такая историческая связанность имеется налицо, мы говорим об определенных «историко-этнографических областях». Такими являются как раз упомянутые страны — Кавказ, Средняя Азия, Океания, Австралия и пр.

Значит, географическая классификация является не только формальной разбивкой народов по, странам: она подводит исследователя к постановке исторического вопроса, вопроса об истории заселения данной страны, области; в конечном счете географическая группировка народов ведет к изучению истории расселения человечества по земной поверхности.

Классификация по странам или по «историко-этнографическим областям» имеет важное значение, и во многих случаях она бывает достаточной для научных целей. Но значение ее все же ограниченно. Эта классификация, во-первых, условна: например, под «народами Америки» можно разуметь и коренное индейско-эскимосское население и то пришлое население (англо-, испано-, франкоязычное и др.), которое сейчас составляет там численное большинство. Во-вторых, географические группы народов обычно приходится далее подразделять по другому признаку, например языковому.

2. Антропологическая (по расовому типу) классификация прежде употреблялась широко: народы делили на монголоидные (или «монголов»), негроидные («негров ») и т. д. Теоретики расизма в гитлеровской Германии возвели эту классификацию в основной принцип и сделали из нее не только прием систематики, но и метод объяснение всех социальных явлений, особенностей быта и культуры народов. Эта антинаучная точка зрения не выдерживает никакой критики. В советской науке классификация народов по расовым (антропологическим) признакам как самостоятельный прием
не применяется: деление на антропологические типы не совпадает с этническими границами; в составе каждого народа имеются обычно представители разных расовых типов; наоборот, один и тот же расовый тип часто встречается не только у соседних, но и у далеких друг от друга народов.

Еще важнее здесь подчеркнуть, что расовые различия (вопреки утверждениям расистов) ни в какой степени не связаны с уровнем развития культуры и с ее особенностями. Последние объясняются исключительно историческими причинами.

При полном отсутствии в СССР расовой дискриминации антропологические (расовые) различия между отдельными народами не имеют никакого практического значения.

Однако это не значит, что советские ученые не интересуются антропологическим типом населения каждой определенной области. Наоборот. Антропологическое изучение и так называемый «расовый анализ» населения каждой страны имеет огромное познавательное значение: выделение расовых компонентов в составе народа помогает лучше понять его происхождение, особенно если к этому присоединяются данные о физическом типе древнего населения. Присутствие одного и того же расового элемента в составе разных народов служит указанием на наличие общего этнического слоя, вошедшего в их состав. Антропологический материал, таким образом, служит одним из очень важных исторических источников, особенно в связи с проблемой этногенеза.

Советские антропологи обычно делят человечество на три основные «большие расы» (или «расы первого порядка») — монголоидную, европеоидную и негроидную или негро-австралоидную, Наиболее существенными признаками этого деления является форма волос (прямые, волнистые, курчавые) и цвет кожи. Выделяется несколько переходных и промежуточных (или «контактных») рас: американоидная, австралоидная, южноафриканская (бушмено-готтентотская) и др. Внутри «рас 1-го порядка» выделяются «расы 2-го порядка», иначе «малые расы» или «группы типов». Однако определение этих последних еще не может считаться в настоящее время вполне установленным. Среди народов СССР встречаются различные группы типов европеоидной и монголоидной рас.

3. Лингвистическая классификация народов (по родству языков) применяется наиболее широко. Язык — один из основных этнических признаков, один из основных при знаков нации, и он обычно без труда поддается определению. Взаимоотношения и степень взаимного родства большинства языков достаточно хорошо изучены. Поэтому группировка народов по языку наиболее общепринята и бесспорна. Однако обычно она комбинируется с географической.

Как известно, в языковедении установлено около 10 крупных языковых семей, распространенных очень широко. Сюда относятся индоевропейская, семито-хамитская, яфетическая (кавказская, или иберийско-кавказская), уральская, алтайская, сино-тибетская, банту, дравидская, малайско-полинезийская семьи языков. Каждая из них распадается на ветви или группы. Сверх того, существует много мелких языковых групп и обособленно стоящих языков, которые пока не поддаются систематизации в более крупные группы. Из больших языковых семей среди народов СССР представлены:

а) индоевропейская семья языков — группы (ветви) славянская, балтийская, романская, иранская;
б) яфетическая (кавказская) семья — почти целиком;
в) уральская (финно-угро-самоедская) — все ее представители, за исключением мадьяр и финнов-суоми, живущих за пределами СССР;
г) алтайская—каждая из трех ветвей, на которые делится эта семья (тюркские, монгольские, тунгусо-маньчжурские языки), имеет в СССР своих представителей 1.

Из мелких языковых групп и особняком стоящих языков в СССР отмечаются «палеоазиатские» языки, а также языки эскимосов—алеутов и кетов в Северо-Восточной Азии.

Лингвистическая классификация, как и все другие, тоже не является лишь простой формальной систематикой народов. Она тоже ведет к исследованию исторических связей между народами: ведь языковые семьи — это группы языков (и народов), связанные общностью происхождения. Следовательно, лингвистическая классификация помогает понять историческое родство, конкретные исторические связи между народами.

4. Классификация народов по хозяйственно-культурным типам применяется обычно наряду с другими (географической, лингвистической) и служит для выявления сходств и различий между народами в их экономическом и культурно-бытовом укладе. В то же время хозяйственно-культурная группировка народов помогает изучить и их прошлое, иногда отчасти и их происхождение. Хозяйственно-культурные типы обусловлены прежде всего зонально (географически), однако они связаны и с определенной ступенью исторического развития народа. Хозяйственно-культурный тип — это определенное направление развития производительных сил народа в условиях определенной географической среды и на определенной ступени их истории. Каждый из хозяйственно-культурных типов связан и с определенным образом жизни; с ним же связаны обычно и специфические формы поселения и жилища, средств передвижения, одежды и пр.

Среди народов СССР представлены почти все известные на земном шаре хозяйственнокультурные типы, кроме разве самых примитивных и характерных для тропического пояса. Среди народов Советского Союза можно выделить следующие основные хозяйственно-культурные типы — в том виде, как они существовали накануне Октябрьской революции, а частью сохранились и позже:

а) хозяйство оседлых охотников на морского зверя на арктическом морском побережье; •
б) кочевое оленеводство тундры;
в) кочевое охотничье хозяйство северных лесов (тайги);
г) хозяйство оседлых рыболовов в долинах больших рек и на морском побережье субарктической зоны;
д) кочевое скотоводство степей умеренной зоны;
е) оседлое плужно-земледельческое хозяйство умеренной зоны;
ж) оседлое и полуоседлое высокогорное («альпийское») земледельческо-скотоводческое хозяйство;
з) оседлое интенсивное оросительное земледельческое хозяйство в зоне засушливых степей.

В эту схему лишь частично включаются высоко развитые хозяйственно народы (Европейской части СССР) со сложной экономикой, с развитой промышленностью.

Данная классификация основана на дореволюционных различиях в хозяйстве и культурном типе народов. Но и для того времени изложенная классификация, конечно, очень приблизительна и условна. Действительная картина распределений хозяйственно-культурных типов гораздо сложнее и разнообразнее. Существует много промежуточных и комбинированных типов. Известно немало случаев, когда одна часть народа принадлежит к одному типу, а другая часть к другому. Кроме того, характеристика каждого отдельного народа по формам его хозяйства и культуры должна быть приурочена к определенному времени, ибо в ходе исторического развития эти формы меняются. Перечисленные хозяйственно-культурные типы различаются между собой в известной мере по той исторической стадии развития, на которой они сложились и господствуют. Одни из них — как таежная охота или оседлое рыболовство — сложились в отдаленной древности и сохранили частично до наших дней черты глубокого архаизма. Другие являются исторически более поздними и более развитыми формами экономики и культуры. Но это не значит, что первые из них, более древние, обречены на гибель. Хотя социалистическое развитие Советской страны ведет к постепенному сглаживанию различий между типами хозяйства и культуры различных географических зон (продвижение земледелия и молочного хозяйства далеко на север, земледельческое освоение сухих степей, переход кочевников-скотоводов и охотников на оседлость и т. д.), однако эти различия отнюдь не уничтожаются. Традиционные формы хозяйства, даже такие древние по происхождению, как охота или рыболовство, не только не теряют при социалистической экономике своего значения, но, напротив, получают новые возможности развития. Разумеется, сама культура народов—носителей этих форм хозяйства в эпоху социализма коренным образом меняется.

5. В некоторых случаях применяется группировка народов по уровню их исторического развития. Применимость этой классификации очень ограничена прежде всего, ввиду того, что отнесение определенного народа к той или иной стадии развития всегда условно. Однако для некоторых целей как научных, так и практических, приходится характеризовать отдельные народы и со стороны уровня их исторического развития и сравнивать их в этом смысле, между собой. Масштабом служит при этом марксистское учение о социально-экономических формациях, Мы говорим поэтому о народах, стоящих (или стоявших в определенную эпоху) на стадии первобытно-общинного строя, на стадии его разложения, на стадии раннефеодального (или патриархально-феодального) строя, на стадии развитого феодализма и т. д.
Условность и ограниченность данного принципа классификации сказывается в трех отношениях. Во-первых, она очень приблизительна: можно ведь отнести какой-нибудь народ к стадии первобытно-общинного строя, но эта стадия охватывает колоссальную историческую дистанцию, от первобытного стада вплоть до развитого родо-племенного строя на пороге классового общества. Более же дробные ступени развития внутри периода первобытно-общинного строя еще не могут при настоящем состоянии нашей науки считаться окончательно установленными: одни ученые продолжают придерживаться периодизации Моргана—Энгельса (низшая, средняя и высшая ступени дикости, низшая, средняя и высшая ступени варварства), другие ее отвергают; некоторые применяют периодизацию по формам родовой организации (матриархат, патриархат), другие ее не признают. Установление более точной периодизации первобытно-общинного строя — одна из важных очередных задач советской науки.

Во-вторых, определение общественного строя конкретного народа — дело всегда очень сложное. Обычно в этом строе переплетаются элементы разных укладов, более отсталых и более передовых, и в ходе исторического развития их соотношение непрерывно меняется. Поэтому, говоря, например, об отдельных народах России накануне революции, зачастую трудно определить, стоял ли данный народ в целом на уровне патриархально-феодального, или развитого феодального, или капиталистического строя.

В-третьих, надо иметь в виду, что применительно к народам СССР группировка их по уровню развития относится по существу лишь к прошлому. Отсталость некоторых народов России в прошлом вызывалась чисто историческими причинами, в первую очередь колониально-крепостническим гнетом и капитализмом, больше всего давившим на народы окраин. В первые годы Советской власти эта отсталость в известной мере сохранялась, поэтому сохранялось и фактическое неравенство народов. Но в результате проведения национальной политики Коммунистической партии прежняя отсталость народов окраин уходит в прошлое. Теперь можно говорить лишь об отдельных отсталых чертах быта того или иного народа, но не об отсталых народах в целом.

Существует, наконец, еще одна классификация народов — по типам этнических общностей; но эта классификация еще очень недостаточно разработана. Историки и этнографы, пытающиеся ее ввести, исходят из предположения, что разным эпохам исторического развития соответствуют и свои особые типы этнических общностей: для первобытнообщинного строя характерным типом этнической общности считается «племя»; для классовых докапиталистических обществ (рабовладельческих и феодальных) — «народность»; для капиталистических обществ — «буржуазная нация»; для эпохи социализма — «социалистическая нация».

В такой разбивке этнических общностей по стадиям исторического развития есть, несомненно, доля истины. Бесспорно, что племя и племенной строй характерны для первобытного общества, а в классовом обществе могут сохраняться лишь как пережиток 2. Известно также, что нации — в принятом у нас смысле этого понятия — порождение капиталистической эпохи. Однако употребление понятия «народности» при этой классификации очень искусственно. Ведь в общепринятом понимании «народность» — то же,что «народ», с той лишь разницей, что понятие «народ» может и не иметь этнического смысла (например, «массы народа», «хождение в народ» и пр.), понятие же «народность» обычно употребляется только в этническом смысле. Иногда, правда, понятие «народность» употребляется с оттенком значения «маленький народ». Но во всяком случае нельзя рассматривать понятие «народности» (хотя это иногда и делают) как обозначение какого-то «этапа» этнического развития. Ведь народности существовали и при первобытно-общинном строе: например, еще в XVII веке такие народности Сибири, как чукчи, коряки, камчадалы (ительмены), юкагиры, гиляки, тунгусы (эвенки), жили еще первобытно-общинным строем. Считать перечисленные этнические группы племенами нет никаких оснований, некоторые из них сами делились на племена; утверждать, что это были «народы», но не «народности», — значило бы придавать словам совершенно искусственный, надуманный смысл. С другой стороны, известно, что народности существуют и будут существовать и при нашем социалистическом строе.

Весьма недостаточно разработан и вопрос о соотношении между «народностью» (народом) и «нацией». Известны многочисленные случаи, когда современные нации образовались — в эпоху развития капитализма — из слияния нескольких народностей (народов): наиболее типичные примеры можно найти в Америке (мексиканская, аргентинская, чилийская и другие нации); в нашей стране примером могут служить грузины, азербайджанцы. Но едва ли правильно говорить, как
это иногда делают, о том, что такая-то «народность» в эпоху капитализма «сформировалась в нацию». Данный вопрос требует более серьезного изучения.

В современной научной литературе встречаются иногда попытки расклассифицировать и народы нашей страны, разделив их на «нации», «народности» и «этнографические груgпы» (под последними понимаются либо прежние «племена», либо обособленные части тех же «народностей» или «наций»). Такая классификация часто проводится по формальным признакам, например, по численности народа, либо по уровню экономического развития. В ней много надуманного, не вытекающего из фактов. Отсюда и нередки споры о том, является ли такой-то народ «нацией» или нет.

В настоящей работе понятия «народа» и «народности» употребляются как равнозначные. Понятие «нации» употребляется лищь в тех случаях, где речь идет о новых национальных образованиях, возникших в капиталистическую либо в социалистическую эпоху.

Notes:

  1. См. схемы расчленения языковых семей в конце книги.
  2. За последние годы в историко-этнографической литературе не раз высказывалось мнение, что племя как тип этнической общности возникло в сравнительно позднюю эпоху первобытно-общинного строя, что ему предшествовал род как более ранняя будто бы стадия этнического развития. Встречается даже утверждение, что в начале существовали отдельные, самостоятельные «родовые языки», которые позже были сменены «племенными языками». Но для подобных утверждений нет решительно никаких оснований. «Родовых языков» никто нигде и никогда, не наблюдал. Едва ли возможно предполагать, что люди жили первоначально мелкими родовыми группами, настолько изолированными друг от друга, что каждая из них создавала для себя свой самостоятельный язык. Теория о «родовых языках», смененных будто бы позже «племенными языками», была пущена в ход сторонниками так называемого «нового учения о языке» акад. Н. Я. Марра (особенно И. И. Мещаниновым, 1948 г.), но она построена на чисто умозрительном и теоретически слабом основании. Все известные науке факты приводят скорее к выводу, что племена как форма этнической общности (и, следовательно, племенные языки) существовали с самого начала человеческой истории. Другое дело — племенной строй как тип общественной организации: племенные вожди, общеплеменные советы и пр. — он действительно характерен лишь для поздней стадии первобытно-общинного строя на грани его перехода к классовому строю.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1948 Родился Михаил Васильевич Константинов — Археолог, доктор исторических наук, профессор, почётный гражданин Читы.
  • 1954 Родился Вадим Сергеевич Мосин — специалист по древней истории Урала. В 1987 году вместе с Баталовым С. Г. руководил отрядом Урало-Казахстанской археологической экспедиции, в ходе которой было обнаружено поселение Аркаим.

Рубрики

Свежие записи

Обновлено: 28.09.2018 — 09:27

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Археология © 2014