Меры длины Киевского государства (X-XII вв.)

К содержанию книги Л.В. Черепнина «Русская метрология».

Приступая к изучению мер длины Киевского государства, в качестве материала для сравнения, надо обязательно иметь перед глазами помещённую ниже таблицу основных русских дореволюционных мер этого раздела в их взаимоотношении с десятичными. 1

Верста = 500 саженям = 1,0668 километрам
Сажень = 3 аршинам = 2 метрам 13,36 сантиметрам
Аршин = 16 вершкам = 71,12 сантиметрам.

Некоторые из указанных названий (верста, сажень) встречаются уже в источниках Киевского периода и при сходстве названий естественно поставить вопрос о том, оставались ли они без перемен или же менялись их размеры. Кроме того, источники упоминают также исчезнувшие в настоящее время единицы измерения, наименования которых указывают на их происхождение от частей человеческого тела, посредством которых производилось первоначально измерение: локоть, пядь. Наконец, мы сталкиваемся и с определением расстояния при помощи уже совсем приближённых величин, вроде дней перехода или переезда, полёта стрелы, выпущенной из лука, брошенного камня и т. д. Следует попытаться как-то разобраться в этой лишённой единства системе мер и внести в неё, по возможности, ясность.

Наиболее мелкой мерой длины была пядь. Это, как мы указывали, расстояние между вытянутыми большим и указательным пальцами — руки. Упоминание пяди, как единицы измерения, встречается уже в XII в., но сведения о её размерах относятся к более позднему времени. Подойдём к определению размеров пяди одним из методов, указанных выше, именно путём сравнения расстояний, приводимых в старинных текстах, с современными данными. Ряд путешественников в Палестину XII — XVI вв. описывают так называемый «гроб господень» в Иерусалиме и дают математические — указания на его длину — (от 8 до 9 пядей) и ширину (от 4 до 5 пядей). А в середине XVII в. московский патриарх Никон, построивший по иерусалимскому образцу — Ново-Иерусалимский Воскресенский храм в Истре, воспроизвёл там и подобие «гроба господня», с точным соблюдением его размеров. В позднейших мерах длина гроба составила 2 аршина 9 вершков, а ширина 1 аршин 5 вершков. Сопоставляя эти величины с данными древнерусских паломников, нетрудно выявить равенство пяди 4—5 позднейшим вершкам. Действительно, если длина гроба = 9 или 8 пядям = 2 аршинам 9 вершкам, то пядь = (2 аршинам 9 вершкам) : 9 или 8 = (2 х 16 + 9 вершкам) : 9 или 8=41 вершкам : 9 или 8 = 4,5/9 — 5,1/8 позднейшего вершка. Ширина гроба = 5 или 4 пядям = 1 аршину 5 вершкам, следовательно, пядь = (1 аршину 5 вершкам) : 5 или 4=21 вершкам : 5 или 4 = 4,1/5 — вершка. Отсюда протяжение пяди устанавливается в пределах 4 — 5 позднейших вершков. Отмеченные колебания вызываются условностью и неточностью самой единицы измерения, в основе которой лежит человеческая ладонь.

Из двух пядей, повидимому, складывался локоть, — мера длины, применявшаяся у целого ряда народов. В её основе лежит расстояние части человеческой руки от локтевого сгиба до вытянутого среднего пальца. Данные для определения размеров локтя содержатся в описании путешествия уже называвшегося выше русского игумена XII в. — Даниила в Палестину, именно, в его сведениях о том же «гробе господнем», который он измеряет не пядями, а локтями, приводя следующие числа: длина — 4 локтям, ширина — 2 локтя. Идя уже знакомым нам путём сопоставления этих величин с результатами позднейшего измерения гроба в Воскресенском Истринском монастыре, придём к выводу о равенстве локтя 10 с небольшим (от 10,25 до 10,5) позднейшим вершкам или около 2/3 позднейшего аршина ( = 16 вершков). Поскольку длина гроба = 4 локтям = 2 аршинам 9 вершкам, постольку локоть = (2 аршинам 9 вершкам) : 4 = (2 х 16 + 9 вершкам) : 4 = 41 вершку : 4 = 10,25 вершка. Ширина = 2 локтям = 1 аршину 5 вершкам, из чего заключаем, что локоть = (1 аршину 5 вершкам): 2 = 21 вершку : 2 = 10,5 вершка. Таким образом, итогом указанных арифметических выкладок является установление протяжения локтя в пределах от 10,25 до 10,5 позднейшего вершка (т. е. примерно, вдвое больше пяди). Этот вывод вполне совпадает с показаниями более поздних источников. Так математическое руководство XVII в. — «Счётная мудрость» показывает величину локтя в 10,2/3 вершка, приравнивая 3 локтя двум аршинам. В переводе на метрическую систему можно принять пядь равной приблизительно 23 сантиметрам, локоть — 46 сантиметрам. Повторяем, что при несовершенстве приёмов и условности самых единиц измерения, не может быть речи об абсолютной точности в переводе рассмотренных мер на наши современные.
Из мер более крупного калибра в источниках фигурируют сажень, верста; поприще.

Наиболее древнее упоминание о сажени содержится в «Слове о зачале (т. е. начале) Киево-Печерского монастыря», автором которого обычно считается древнерусский летописец Нестор. По его рассказу, около 1017 г. инок (монах) Илларион «ископа себе печерку малу дву сажен», т.» е. выкопал для себя небольшую пещерку размерами в две сажени.

Есть некоторые основания думать, что древнерусская сажень была короче той позднейшей, которая употреблялась в России в качестве меры длины вплоть до введения метрической системы. Именно, весьма вероятно, что в Киевский период сажень состояла не из трёх аршин, а из трёх локтей, длина же локтя была равна 2/3 позднейшего аршина, или другими словами, 3 локтя равнялись 2 аршинам.

Право на такой вывод даёт древнейший памятник русской эпиграфики — надпись на Тмутараканском камне, найденном в пределах древней Тмутаракани, на Таманском полуострове. Из этой надписи мы узнаём, что в 1068 г. тмутараканский князь Глеб производил измерение по льду ширины Керченского пролива («мерил море по леду от Тмутороканя до Корчева»). Результаты измерения, как сообщает нам памятник, дали 14 тысяч саж. Если исходить из равенства сажени трём аршинам, т. е. считать, что перед нами позднейшая сажень дореволюционных размеров, то ширина Керченского пролива составит 28 верст (трёхаршинная сажень = 1/500 версты; 14 000 : 500 = 28). Если же остановиться на предположении, что в основе этой древней тмутараканской сажени лежали не три аршина, а три локтя, то ширина Керченского пролива окажется равной 18 верстам 333 саженям. Действительно, локоть = 2/3 аршина, следовательно, 14000 древних трёхлокотных саж. = (14 000 х 2/3) позднейшим трёхаршинным саженям = 9333 позднейшим трёхаршинным саженям = (9333 : 500) верстам = 18 верстам 333 саженям. Эту же цифру дают приблизительно и современные наблюдения.

Надо сказать, что у целого ряда народов, например, у поляков, сажень состояла из трёх локтей.

К аналогичному выводу о размерах сажени можно притти путём сопоставления наших мер с византийскими, которые, конечно, оказывали на них свое влияние.

В переводных источниках (с греческого) русским словом «сажень» передаётся греческий термин «оргия». Повидимому, размеры оргии и сажени были очень близки. Оргия (сажень) представляла собой 0,01 греческой стадии, а из 7,5 стадий (по показаниям некоторых источников) складывалась русская мера — поприще (верста). Поприще и верста являются названиями одной и той же меры. Так, в различных списках летописи, как уже упоминалось выше, один термин иногда заменяет другой. Если в поприще (версте) было 7,5 стадий, каждая из которых равнялась 100 оргиям (саженям), то, следовательно, поприще (верста) заключало в себе 750 саж. А мы знаем, что в позднейшее время в версте считалось 500 саж. Но если принимать древнюю сажень (из 3-х локтей) равной 2/3 позднейшей (из 3-х аршин), то получится равенство киевской версты 500 позднейшим трёхаршинным саженям (750 X 2/3 = 500). Окажется, что размеры версты не менялись на протяжении её истории, сажень же с течением времени стала длиннее (вместо 1 метра 42 сантиметров — 2 метра 13,36 сантиметров).

Некоторые данные «Хождения» игумена Даниила и других источников как будто не противоречат этому выводу о близости старинной версты к позднейшей. Так, игумен Даниил рассказывает, что селение Вифания отстоит от Иерусалима далее двух вёрст. Это же подтверждает старец Арсений Суханов, ездивший в Иерусалим в середине XVII в. Он выражается точнее Даниила, прямо называя расстояние между указанными пунктами в три версты. Примерно ту же цифру (около трёх километров) дают и современные измерения. На этом примере, как будто, может быть иллюстрирована неподвижность русской версты, остававшейся неизменной на протяжении ряда столетий.

Но с другой стороны, некоторые цифровые показания Даниила возбуждают ряд недоумений. Например, он считает от горы Фавор до города Назарета 5 вёрст, при чём даже рассказывает о таких деталях как то, что на протяжении двух вёрст дорога проходит по полю, а три версты приходится итти через горы. Но в настоящее время расстояние между горой Фавор и Назаретом исчисляется в 9 километров — цифра, почти вдвое превышающая метрологические данные Даниила. Очевидно, в ряде случаев цитируемый нами древнерусский автор указывает приблизительные расстояния, определяя их на глаз и не производя точных измерений. Поэтому его «Хождение» не во всех своих разделах представляет вполне надёжный источник для воссоздания древнерусской метрологии.

Вообще следует подчеркнуть, что существование трёхлокотной сажени, определяющей соответственные размеры версты, нельзя считать окончательно доказанным. Единственным по существу аргументом в пользу этого вывода является надпись на Тмутараканском камне. А этого ещё, конечно, не достаточно. У греков оргия делилась на 4 локтя и поскольку в переводных древнерусских текстах слово «оргия» отождествляется с термином «сажень», постольку возможно предположить, что и сажень, подобно оргии, состояла из четырёх, а не из трёх локтей, т. е. приближалась к размерам позднейшей трёхаршинной сажени (16 вершков х 3 = 48 вершков). А если это так, то должны измениться и наши представления о древней версте.

Многие исследователи пытаются вывести взаимоотношение древнерусской версты (поприща) и сажени с мерами греческими (оргия) и римскими (пасс) на основании указаний источников позднейшего времени, главным образом, «Арифметики» Магницкого 1703 г., а также «Описания Китайского государства» 1678 г., составленного Николаем Спафарием, который был в Китае в качестве русского посланника. Магницкий и Спафарий, приняв деление окружности земного шара на 360 градусов, считают в каждом градусе по 80 «старых вёрст», а в версте 750 пассов или саженей. С другой стороны, в одном из рукописных сборников XV в., который мы цитировали выше, говорится о равенстве поприща 750 саженям (7,5 стадий по 100 саженей каждая). Сопоставляя эти данные, как будто можно сделать вывод, что поприще XV в. это — та «старая верста» из 750 саженей или пассов, о которых говорит Магницкий согласно со Спафарием. Но тот же Магницкий называет «новую версту» XVII в. в 1000 пассов считая её равной итальянской миле. Знак равенства между итальянской милей и русской верстой XVII в. ставят и некоторые акты конца столетия: «столько-то миль итальянских, миля по версте» или «столько-то миль итальянских, а наших вёрст». Поскольку в настоящее время величина градуса определена приблизительно в 105 позднейших дореволюционных верст 2, постольку из сопоставления двух чисел: 105 (позднейшие дореволюционные версты) и 80 (старые вёрсты XV в.) вытекает равенство старой русской версты XV в. 656,25 позднейшим дореволюционным саженям (1,4 километра). А разделив эту цифру на 750, находим размеры пасса = 42 позднейшим дореволюционным вершкам 3 (1 метр 86 сантиметров).

Какие выводы делаются из всего вышеизложенного в отношении мер длины Киевского периода?

Прежде всего в некоторых ранних переводных текстах евангелия слово «миля» передаётся как русское поприще. Отсюда вытекает предположение о том, что, очевидно, киевская мера длины — поприще (верста) состояла первоначально не из 750, а из 1000 саженей или пассов (итальянская миля). 1000 пассов, по 42 позднейших вершка каждый, — это расстояние в 875 позднейших дореволюционных саженей (1 километр 867 метров). Таковы размеры древней версты. Исследователи считают, что именно её имеет в виду игумен Даниил, определяя расстояние от Рамны до Иерусалима в «великих верстах». Таким образом «старая», по терминологии Магницкого, верста XV в. была «новой» по сравнению с мерой того же наименования Киевского периода.

С другой стороны, имеются переводные памятники Киевской эпохи, в которых слово «сажень» переводится термином — «оргия», следовательно, очевидно, в основе русской сажени того времени лежала первоначально именно греческая оргия, а уже затем её сменил римский пасс. Исходя из известного из римской метрологии арифметического отношения оргии к пассу как 5 : 4, размеры оргии (старинной русской сажени) определяются в 52,5 вершка (42 х 5/4 = 52,5). В переводе на десятичные меры это составит 2 метра 33 сантиметра.

Из всего вышеизложенного совершенно очевидно, что в вопросе о мерах длины Киевского периода остаётся до сих пор много тёмных мест. Мы намеренно привели несколько возможных вариантов решения этой проблемы с тем, чтобы продемонстрировать различные приёмы научно-исследовательского подхода к неясному самому по себе метрологическому материалу, имеющемуся в исторических источниках. В результате надо сказать, что привлечение исследователями таких поздних и далеко не всегда надёжных памятников, каким является «Арифметика» Магницкого, для изучения метрологии XI — XII вв., чревато серьёзными опасностями методологического порядка. Поэтому более осторожным представляется оставаться на пути, на который мы стали с самого начала и в выяснении размера киевских мер исходить там, где это возможно, из сопоставления результатов измерения той эпохи с современными. В этом смысле гипотеза о трёхлокотной сажени и соответствующих размерах версте представляется, хотя и не окончательно доказанной, но во всяком случае имеющей под собой почву и более достоверной, чем предположение о сажени-оргии = 52,5 вершкам и сажени — пассе = 42 вершкам.

В заключение скажем несколько слов об измерении расстояний «вержением камня», «перестрелами» и «днями пути». Нет необходимости доказывать условность и приблизительность этих метрологических единиц. Отчасти речь об этом уже была выше. Для того, чтобы оперировать этими понятиями с достаточной степенью точности, необходимо учитывать некоторые дополнительные моменты: например, ловкость и силу стрелка, тяжесть и форму бросаемого камня, трудность пути, зависящую от естественных условий местности, способа передвижения (пешком или на лошади) и т. д.

Важность отмеченных факторов выступает в достаточной мере убедительно при непосредственном обращении к источникам. Тот же игумен Даниил, сведениями которого мы уже неоднократно пользовались, определяет высоту горы Фавор с двух точек: с подножия и с вершины. Соответственно меняющимся исходным пунктам метрологических наблюдений, он приводит два различных показателя: 4 перестрела, если стрельба производится с вершины горы вниз и 8 перестрелов, если стрелок, стоя у подножия, пускает стрелу вверх. Но ведь совершенно очевидно, что высота горы не изменится от того, будет ли её измерение произведено сверху вниз, или в обратном порядке. Очевидно переменной величиной является в приведенном примере понятие «перестрела». Перестрел — это расстояние, пролетаемое выпущенной из лука стрелой. Но если стрелу выпустить с возвышенности вниз (по прямой), то она действительно проделает меньший путь, чем при стрельбе в обратном направлении (снизу вверх по кривой). Отсюда ясно, что «перестрел» для Даниила не является твёрдой единицей измерения. Он отмечает и ещё один фактор, влияющий на его размеры. Это — физические качества стрелка: стрелок должен быть умелым, «добрым» 4.

В другом случае, называя незначительное расстояние между двумя пунктами в Гефсиманском саду и желая подчеркнуть их близость друг к другу, Даниил говорит, что от одного места до другого человек может добросить камень. При этом автор считает нужным оговорить малые размеры камня: «яко довержат муж камением малым».

Не всегда отмеченные выше дополнительные факторы, уточняющие понятия «перестрела», «вержения камня», «дня пути» и других единиц измерения подобного типа, подвергнуты в письменных памятниках учёту. Часто эти неопределённые величины даются без всяких комментариев. С другой стороны, даже и те дополнительные показатели, которые иногда считают нужным привести источники («доброта» стрелка, «малые» размеры камня и пр.), настолько общи и далеки от арифметической точности, что делают очень затруднительной задачу перевода этих старинных единиц измерения на современные.

Задача эта правда ставится исследователями. Так на основании практики некоторых кочевых народов, пользующихся луком и стрелами, выясняется, что полёт стрелы, выпущенной сильной рукой, достигает 106,5 метров по прямой. Но те же народы для стрельбы в цель считают нормальным расстояние в 50 с лишним метров. Исходя из этих данных, вычисляются средние размеры перестрела в 60 — 70 метров. Аналогичным путём выводится среднее протяжение, определяемое «вержением камня» (около 42,5 метра). Наконец, нормальным расстоянием для пешего дня пути указывается величина в 25 километров, для дня пути конного 50 — 75 километров.

Все время надо иметь в виду условный характер этих математических вычислений. Следует помнить, что предпосылкой для подобного метода перевода на наши меры являются «средние» величины, которые, как это давно доказано в науке, часто бывают весьма не показательны, Поэтому приведенными данными можно пользоваться в качестве рабочего материала, но в каждом отдельном случае необходимо проверять их, исходя из данного конкретного показания источника.

Notes:

  1. Мы не приводим деления сажени на футы и дюймы, т. к. это деление вошло в России в обиход только в XVIII в. и не имеет ничего общего со старинными русскими мерами.
  2. Каждая из которых равна 500 саженям по три аршина.
  3. При делении следует учитывать, что дореволюционная сажень равнялась 3 аршинам или 48 вершкам.
  4. «Может с нее (горы) . . . добрый стрелец четырежды встрелить, а на земли стоя, горе осьмижды встрелит, коли добрый стрелец».

В этот день:

Дни рождения
1814 Родился Александр Каннингем — британский индолог, один из передовых археологов своего времени, который первым занялся научным изучением индийских древностей.
1822 Родился Генрих Брунн — немецкий археолог, специалисит по истории греческой живописи и этрусского искусства.
1909 Родилась Татьяна Авенировна Проскурякова — американский археолог, лингвист и иллюстратор русского происхождения, исследователь культуры майя.
1921 Родилась Мария Гимбутас — американский археолог и культуролог литовского происхождения, одна из крупнейших специалистов в области индоевропеистики, выдвинула «курганную гипотезу» происхождения индоевропейцев.
Открытия
1934 Экспедиции под руководством французского археолога Андре Парро удалось открыть руины шумерского города Мари.

Рубрики

Свежие записи

Обновлено: 21.11.2019 — 20:08

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Археология © 2014