Грузины (картвелы)

К оглавлению книги С.А. Токарева «Этнография народов СССР»

Закавказье в силу своих исторических судеб было издавна тесно связано с культурными центрами классического Востока. Благодаря этому, так же как и по особым чисто местным условиям исторического развития, здесь сложились более крупные национальности и еще в древности был достигнут значительно более высокий культурный уровень, чем у народов Северного Кавказа. Только в высокогорных районах, на южных склонах Кавказского хребта, сохранился сравнительно архаический культурно-хозяйственный тип и примитивные общественные формы, примерно те же, как и на северных его склонах.

Самой крупной этнической группой Закавказья является так называемая картвельская группа народов, в настоящее время объединенная в единую грузинскую нацию. Это один из трех самых многочисленных народов Кавказа: грузин считается около 2,25 миллиона (1939).

Исторические области Грузии.

Исторические области Грузии.

Несмотря на то, что грузины издавна развили высокую культуру, достигли высокого уровня общественного развития, географически занимают компактную территорию и обладают значительной общностью языка, — несмотря на все это, формирование грузинской нации как таковой является делом лишь последнего, недавнего времени. Причина этого — продолжительная феодальная раздробленность страны, в свою очередь поддерживавшаяся вековым иноземным гнетом — персов, арабов, монголов, турок. Вплоть до новейшего времени сохранились те отдельные этнические образования, которые издавна вошли в состав культурного целого, называемого картвельской группой народов, но сплавляются в единую нацию только на наших глазах.

Этногенез и краткие исторические сведения

Отдельные этнические группы, вошедшие в состав картвельской семьи народов, упоминаются с очень раннего времени: уже в древнеассирийских источниках, в Библии и у античных авторов мы находим названия тех племен, которые отчасти сохранились и до настоящего времени как отдельные племенные группы, отчасти исчезли, окончательно ассимилировавшись и включившись в состав грузинского народа. Это — месхи, или мосхи; саспейры, таохи; тубалы и тибары, по-видимому, связанные с позднейшими иберами; колхи, растворившиеся в составе грузинской народности; сваны, сохранившие до настоящего времени некоторую обособленность; лазы (чаны), ныне живущие главным образом в пределах Турции.

В состав картвел-грузин влились, очевидно, и племена, составлявшие население Байского царства (Урарту).

Образование основного ядра грузинской народности относится к последним векам до н. э., когда восточнокартвельские группы объединились под властью царей Иберии. Западнокартвельские племена несколько позже (около IV в. н. э.) объединились в Лазское царство (Лазика). В начале IV в. в Грузии распространилось христианство, — вслед за ним самостоятельная письменность. После долговременного подчинения Сасанидам, византийцам, позже арабам, Восточная Грузия вновь вернула себе самостоятельность (конец VIII в.). В XI—XII и в начале XIII в. Грузия достигла расцвета, политического могущества, объединив вокруг себя почти все земли Закавказья, а частью и Северного Кавказа. Культура грузинского народа — особенно в эпоху царицы Тамары (1184—1213) — стояла очень высоко. К этому времени относится творчество великого грузинского поэта Шота Руставели (поэма «Витязь в тигровой шкуре»). Однако вторжение монголов нанесло тяжелый удар Грузии. После владычества монголов независимость и единство Грузии восстанавливались лишь на короткое время. Феодальные междоусобия были хроническим явлением. Начиная с XVI в. Грузия постоянно терпела опустошительные вторжения то персидских, то турецких войск. Под угрозой полной национальной гибели Грузия воспользовалась поддержкой со стороны России и присоединилась к Российской империи в конце XVIII—начале XIX в.

Этнический состав

В настоящее время в составе грузинского народа сохранились этнические подразделения. По языковому признаку, отчасти по признаку некоторой культурной самобытности грузины делятся на две основные и неравные части: грузины собственно, в основном занимающие восточную часть Грузии, и западнокартвельские группы. Последние когда-то занимали, по-видимому, всю Колхидскую низменность или Западную Грузию, отделенную от Восточной Грузии Месхинеким (Сурамским) хребтом. Но уже с эпохи македонского завоевания, а в особенности в эпоху Сасанидов и при арабах напор с юга армян и персов, позже гнет арабских завоевателей заставил переместиться часть восточвокартвельских племен в западную половину Закавказья и оттеснить местные племена. Благодаря этому в настоящее время западнокартвельские народы не занимают всей территории Западного Закавказья и не живут сплошным массивом, а как бы разделены на две половины выдвинувшимся клином восточнокартвельской группы. К северу от этого клина расположены западнокартвельские группы: сваны и мегрелы, а к югу — чаны, или лазы. Сваны («сванеты», как их прежде называли) — население горной Сванетии, т. е. бассейна верховьев Ипгура и верховьев Цхенис-Цхали. Еще в начале I в. н. э. сваны представляли собой многочисленную народность, которая, несомненно, была расселена более широко; можно предполагать, что современные сваны (их около 23 тыс.) представляют собой лишь остатки этой крупной этнической группы, остальная часть которой была ассимилирована грузинами.

Низовья Риони и Ингури заняты мегрелами, или мингрельцами. Они составляют вторую и наиболее многочисленную (около 240 тыс. чел.) из самостоятельных западнокартвельских народностей, до настоящего времени не до конца ассимилированных грузинами.

Мегрелы близки по языку с третьей группой западнокартвельских народностей — с чанами, или лазами. Мегрело-чанская группа представляет собой самостоятельную ветвь картвельских языков. По новейшим исследованиям (А. С. Чикобавы), мегрелы и чаны говорят на двух диалектах одного и того же («занского») языка. Когда-то мегрелы жили смежно с чанами. В настоящее время они отделены от них не только восточно¬грузинским клином, но и политической границей: чаны в основном живут в пределах Турции; в СССР их имеется незначительное количество (около 2,5 тыс.) в Батуми и в нескольких селениях около советско-турецкой границы.

Восточнокартвельская группа это собственно грузины, но и эта группа не представляет собой единого целого. И в ее составе сохраняется ряд отдельных географических, а по происхождению племенных групп.

На территории Западной Грузии такой группой, продвинувшейся сюда, может быть, в первые века нашей эры, являются имеретины, или имеры, в основном живущие в бассейне Риопи с центром в Кутаиси. Обособленность имеров объясняется в значительной мере экономическими и политическими причинами: это было население самостоятельного Имерского царства (Имеретия), существовавшего до 1810 г.

Несколько обособлены живущие в верховьях р. Риони, в Горной Раче, рачинцы, а в верховьях р. Цхенис-Цхали, южнее сванов — лечхумцы.

Другой группой, также восточно-грузинского происхождения, являются гурийцы и обособленная часть последних — аджарцы. Гурийцы живут между Рионом и Аджарис-Цхали, т. е. занимают южную часть Колхидской низменности. Они переселились сюда из Восточной Грузии в VII—VIII вв. Начиная с XVI в., гурийцы находились под владычеством и сильным влиянием турок. 

Это сказывается, как мы увидим дальше, в особенностях национального костюма и в быту.

Аджарцы испытали на себе еще более длительное влияние турок (до 1878 г. они были под властью Турции); население было исламизировано. Аджарцы являются, таким образом, теми же гурийцами по языку и происхождению, но мусульманами. Благодаря культурной обособленности, аджарцы имеют в настоящее время свою отдельную автономную республику.

В состав населения Восточной Грузии входят две основные, наиболее многочисленные группы, в настоящее время утратившие все черты этнической обособленности, но до недавнего времени отчасти ее сохранявшие. Это карталинцы — население бассейна Средней и Верхней Куры, и кахетинцы, живущие к востоку и северо-востоку от них, по рекам Алазани и Иори, т. е. в бывших Телавском и Сигнахском уездах. Эти две группы составляют ядро и преобладающее большинство грузинской национальности вообще.

Относительную обособленность удерживали «до недавнего времени такие племенные группы восточных грузин, как джавахи, население области Джавахетии, в бассейне Верхней Куры; месхи, население Месхетии или Самцхетии; затем живущие в настоящее время на территории Азербайджана, в бывшем Закатальском округе, ингилойцы. Находясь в тесном соседстве с азербайджанскими мусульманами, ингилойцы были, подобно аджарцам, исламизированы (по вероисповеданию они сунниты). Часть ингилойцев забыла даже грузинский язык и говорит теперь только на азербайджанском языке. Другие ингилойцы после присоединения к России вернулись к христианскому вероисповеданию.

В северной горной части Восточной Грузии обитают три небольшие этнические группы, занимающие обособленное культурное положение. Это — пшавы, хевсуры и тушины. Хевсуры занимают оба склона Главного Кавказского хребта, располагаясь на южном склоне в верховьях р. Арагвы (так называемая Хевсурская Арагва), а на северном — в верховьях р. Аргуна. К югу от хевсур живут пшавы в долине той же Арагвы, которая здесь называется Пшавской Арагвой, и в верховьях р. Иори. К востоку от тех и других, также располагаясь и по южному и по северному склонам Главного Кавказского хребта, живут тушины. К последним примыкает небольшая группа цова-тушин (или бацбиев), которые по происхождению принадлежат к «вейнахской» группе Северного Кавказа, но теперь почти огрузинились. Соседями тушин являются также кистины, той же языковой принадлежности, но и они постепенно переходят на грузинский язык.

К западу от хевсуров, по горным речкам, сливающимся в ту же Арагву, живут небольшие обособленные группы грузин-карталинцев: мтиулы и гудамакарцы, а дальше к северу, через перевал, по верховьям Терека, — мохевцы. Эти маленькие группы горцев (каждая из них насчитывает несколько тысяч человек) по языку те же грузины, но в своей культуре обнаруживают много самобытных черт.

Современные грузинские этнографы (Г. С. Читая) несколько иначе подразделяют народ Грузии. Они делят его на три части: восточных, западных и южных грузин; западные называются «имери», а страна их «Имерети», что значит «по ту сторону» (Сурамского хребта); восточные — «амери», а страна их «Амерети» («по эту сторону»); южные грузины — это месхи. По происхождению же грузинские этнографы выводят восточных грузин от иберов, западных от колхов, южных от мосхов.

Познакомимся сначала с культурными особенностями основного населения равнинной Грузии, оставляя пока в стороне горно-грузинские народности как Восточной, так и Западной Грузии.

Хозяйство

Грузинский народ издавна достиг высокого уровня социально-экономического и хозяйственно-культурного развития. Основа хозяйства грузин — земледелие. Довольно заметно различаются между собой условия земледельческого хозяйства в Западной и Восточной Грузии. В Западной Грузии, в Колхидской низменности, богато орошаемой дождями и реками, покрытой густой лесной растительностью, исторически сложился один хозяйственный тип, который наложил свой отпечаток и на особенности культуры Западной Грузии. В Восточной Грузии, более бедной древесной растительностью, каменистой, хуже орошаемой, местами переходящей в степь, сложился иной тип хозяйства и культуры.

В Западной Грузии прежде всего преобладает культура кукурузы, которая еще недавно занимала 9/10 всей посевной площади. Кроме кукурузы, здесь возделывается просо (гоми), а в наши дни все большее и большее значение приобретают субтропические культуры: чай, цитрусовые.

Очень развито также плодоводство, виноградарство и виноделие, табаководство (высокосортные желтые табаки). В более сухой Восточной Грузии преобладает, напротив, культура пшеницы и отчасти ячменя, наряду с чем и здесь играет очень крупную роль виноградарство, виноделие, плодоводство; особенно высокого развития достигло издавна виноградарство в Кахетии (знаменитое кахетинское вино). И там значительную роль играет культура табака (более крепкого, трубочного), а также шелководство.

Земледельческая техника у грузин до недавнего времени оставалась на сравнительно низком уровне. Это объясняется тем тяжелым материальным положением, в котором находилось грузинское крестьянство до революции. Долго держалась переложная система. Сохранялись старинные формы земледельческих орудий. Грузинский плуг известен в двух основных формах; в Западной Грузии до недавнего времени применялся легкий деревянный плуг («ачача», «ачача гу- тани», или «кави»), сходный с абхазским или черкесским. В Восточной Грузии с ее более тяжелыми почвами применялся иной плуг — тяжелый колесный («анеулис гутани»), односторонний и однолемешный, с отвалом; он забирал глубоко, но требовал для своей запряжки 6—10 пар волов. Орудиями уборки служили простые косы и серпы. Молотьба производилась при помощи молотильных досок («кеври») со вставленными камнями.

В настоящее время с этой вековой отсталостью грузинского земледелия покончено. В колхозах Грузии применяется новейшая агротехника. Осушаются и осваиваются заболоченные области Колхидской низменности, там вводятся новые культуры, ломающие прежнюю монополию кукурузы. В Восточной Грузии, напротив, проводятся ирригационные работы.

Рядом с земледелием, плодоводством и виноградарством все остальные отрасли хозяйства отступали прежде на второй план. Скотоводство всегда играло лишь подсобную роль в хозяйстве грузинских крестьян. Однако сейчас в колхозах Грузии животноводство быстро развивается.
Традиционную и глубоко древнюю, хотя и второстепенную экономически, отрасль сельского хозяйства грузин составляет пчеловодство. Кавказ и в частности Грузия — один из древнейших в мире центров пчеловодческой культуры. Кавказская порода пчел — одна из лучших, миролюбивая, длиннохоботная, продуктивная, но плохо переносящая холод, — стоит особняком среди всех других пчелиных пород СССР. Техника пчеловождения, форма улья — своеобразны. Сейчас пчеловодство Грузии перестроено, на колхозных пасеках повсеместно введены рамочные ульи. Количество пчелосемей быстро растет (за 10-летие 1940—1950 гг. увеличилось в 3 раза и дошло почти до 150 тысяч).

Традиционная пища грузинских крестьян пшеничный (или кукурузный) хлеб — «лаваш» в виде лепешек, выпекаемых в особых печах — «торне»; вареные и жареные овощи, особенно фасоль, горох, и супы из них; кислое молоко — «мацони», сыр и пр. Мясные блюда были редки. Очень характерны сладости сложного состава: например, «чурчхела» — нанизанные на нитку ядра орехов, обмокнутые в гущу из виноградного сока, сваренного с пшеничной мукой, затем вы-сушенные на солнце; «гозинаки» — орехи, сваренные в меду, и др. У зажиточных слоев населения национальные блюда были очень разнообразны.

Кустарно-ремесленные производства у грузин были в прошлом сравнительно с другими народами Закавказья более слабо развиты. Их удельный вес в экономике грузинского населения был невелик.

Следует отметить, правда, развитие домашних ремесел — ковровое производство, тканье сукон, обработка металлов, дерева и пр.: они у грузин существовали издавна, но лишь как домашние производства, и не приобретали товарного значения. Только некоторые производства, например, гончарное, а также художественные изделия из металла, имели прежде товарный характер. Тем более слаба была в прошлом крупная промышленность. Грузия в царское время оставалась в основном аграрной сельской страной, и лишь в отдельных ее областях — главным образом в Западной Грузии — стала расти в эпоху капитализма крупная промышленность (каменный уголь в Ткибули; марганец в Чиатурах). Торговля же находилась преимущественно в руках других национальностей и больше всего армян.

Так обстояло дело прежде с хозяйственным укладом, составлявшим основу материального производства дореволюционной Грузии. Сейчас, разумеется, положение резко изменилось. Наряду с коренной реконструкцией сельского хозяйства в Грузии выросла и собственная социалистическая промышленность: угольная, марганцовая, металлургическая, нефтеобрабатывающая (на нефти, получаемой из Баку по нефтепроводу), шелкоткацкая и другие виды текстиль¬ной промышленности, а также чайные, табачные, консервные и прочие фабрики. Очень широко используется гидроэнергия: Земо-Авчальская гидростанция, на р. Куре, Храмская, Рионская и ряд других.

Грузинский рабочий класс, заслуживший и прежде почетную известность своей революционной борьбой, вырос численно и политически.

Поселения и постройки

Жилой дом мингрельского колхозника (с. Гегуты, Нутаисского р-на)

Жилой дом мингрельского колхозника (с. Гегуты, Нутаисского р-на)

В типах жилища и поселений тоже отразилось различие условий Западной и Восточной Грузии. В Западной Грузии преобладает хуторской тип расселения: отдельные усадьбы, хутора, обнесенные изгородью и утопающие в зелени. Постройки разбросаны внутри этих усадеб и представляют собой легкие деревянные сооружения с двускатной, а в новых постройках чаще четырехскатной кровлей, нередко на сваях, обнесенные с нескольких сторон верандой.

Разрез грузинского дарбази

Разрез грузинского дарбази

В Восточной Грузии совершенно другой тип расселения и другой тип построек. Здесь преобладают скученные, большие деревни. Самые постройки по большей части каменные, причем в Кахетии они строятся прямо на земле и нередко бывают двухэтажные, с двускатной кровлей, а в Карталинии до недавнего времени сохранялся тип полуземлянок. В простейшей своей форме они представляли собой нечто очень примитивное: на скате холма или горы делалась выемка, и ее вертикальный срез составлял заднюю стену дома. Свет проникал через дымовое отверстие в плоской крыше. На основе этого примитивного жилища еще в отдаленные времена выработался своеобразный тип построек с куполообразным ступенчатым сводом на столбах, в самом верху которого — окно, оно же — дымовое отверстие; под ним располагался открытый очаг. Главный столб вблизи очага, покрывавшийся иногда богатой резьбой, считался семейной святыней, местопребыванием покровителя семьи. Этот тип построек был с давних времен широко распространен в восточной части Средиземноморья, в Северном Иране, Индии, в Средней Азии: он известен по памятникам еще античной эпохи. В Грузии — в частности в Карталинии — он встречался часто и назывался «дарбази». Позже он лег в основу развития сложных форм зодчества, памятниками которого так богата Грузия. В церковной и старой городской архитектуре тип «дарбази» принял изысканные формы.

Сейчас глубокие народные традиции строительства используются и совершенствуются в новых колхозных поселках и в городах.

В городах Грузии прежде жило лишь небольшое меньшинство грузин — там проживало, главным образом, негрузинское население. Теперь в благоустроенных городах и городских поселках Грузии живет свыше 30% населения республики, главным образом грузины.

Одежда

У грузин сочетались два основных типа костюма: общекавказский и иранско-турецкий. Преобладал первый. Типичный грузинский мужской костюм характерен тем, что он узкий, длинный. Это так называемая чоха, близкая к общекавказской черкеске, и архалук — сшитый в обтяжку длинный кафтан. На поясе носили кинжал. Головные уборы у восточных групп — маленькая круглая черная шапочка, у дворян в прошлом — высокая коническая баранья шапка. Западные грузины носят башлык с длинными концами, мусульмане-аджарцы — в частности духовные лица и дворяне — носили чалму. Женский костюм: длинное и узкое, скроенное в талию платье, с разрезом спереди, шаровары. Характерная особенность женского головного убора — твердый круг, который обшивается материей и к которому прикрепляется спадающая вниз чадра—«лечаки». Турецкий тип костюма преобладает у гурийцев и аджарцев, хотя со своеобразными отличиями.

Типы мужской и женской одежды грузин: аджарец

Типы мужской и женской одежды грузин: аджарец

Типы мужской и женской одежды грузин: карталинка

Типы мужской и женской одежды грузин: карталинка

Сейчас национальный костюм сохранился только частично, в некоторых областях. Однако его употребляют во время различных праздников при исполнении народных песен и танцев.

Исторические особенности общественного строя

Если оставить в стороне горно-грузинские племена, то у основного населения равнинной Грузии издавна сложились развитые формы классовых, в древности рабовладельческих, в средние века феодальных, отношений. Последние составляли в течение очень продолжительного времени основной способ производства у грузин: они господствовали вплоть до крестьянской реформы (1860-е гг.). Да и позже, до самой революции, в общественном строе Грузии очень отчетливо прослеживались пережитки этих феодальных отношений.

Вся земля принадлежала крупным и средним землевладельцам-феодалам, составлявшим привилегированное сословное меньшинство. Сословный строй в Грузии до присоединения ее к России представлял собой пеструю и сложную картину. Класс феодалов распадался на отдельные сословные, светские и духовные ранги. Верхний господствующий слой составляли владетельные князья, так называемые тавады и эристави. «Эристави» буквально — глава народа. Термин этот очень архаичен. «Эри» — народ; это слово встречается еще в урартских памятниках, оно вошло в грузинский язык в значении народа, племени; «тави» — голова. По-видимому, эристави — это были племенные вожди, которые потом превратились в господствующую группу феодального класса. Отсюда известная грузинская фамилия Эристовых. Ниже располагался многочисленный слой дворян-помещиков — «азнаури», среди которых тоже различались ранги: были азнауры царские, княжеские, церковные. Сравнительно много было мелкопоместных азнауров. Гакстгаузен видел в 1843 г. в Имеретии село, состоявшее из 30 крестьянских дворов, а совладельцами этого села были 120 азнауров: по 4 дворянина-помещика в среднем на каждый крестьянский двор. Духовенство располагалось также по определенным ступеням феодальной иерархической лестницы. Крестьянство тоже распадалось на ряд сословных групп, облагавшихся определенными повинностями и платежами в пользу феодалов. Из этих сословных групп самой многочисленной было сословие глехов, крепостных крестьян. Термин «глехи» интересен по своему архаизму. Можно предполагать здесь пережиток древнего племенного названия колхов. Это была, как предполагают, докартвельская народность, очевидно, влившаяся в состав грузин и сохранившая свое название в виде классовой группы крестьян-глехов. Слово «глехи», впрочем, служило и общим обозначением для всех крестьян. Собственно крепостных называли также «кма». Среди них выделялся привилегированный слой домашних слуг, телохранителей, дружинников «мсахури»; привилегированными были также «азаты», вольноотпущенники, обязанные только легкими повинностями; большинство крестьян, несших все тяжелые феодальные повинности, называлось «мебегре» (от турецкого слова «бегара» — повинность). Ниже всех были совершенно бесправные «моджалабе» — дворовые работники, не имевшие своих хозяйств.

Сословное строение Грузии сохранилось до присоединения Грузии к России. Царское правительство уравняло в правах отдельные сословные группы феодалов, как бы унифицировало этот класс. С другой стороны, оно установило единообразные права или, вернее, повинности крестьян, также унифицировав таким образом крестьянство как сословную группу. Это не означало никоим образом смягчения классовых противоречий. Наоборот, классовая борьба еще более усилилась; вспыхивали крестьянские восстания, наполнившие весь XIX век, то в Кахетии, то в Гурии, то в Мингрелии.

Проникновение капитализма в Грузию тормозилось феодальными пережитками: сохранением дворянской собственности на землю, сохранением — фактически даже после крестьянской реформы (1864—1866) — целого ряда феодальных прав и привилегий грузинского дворянства, тормозилось той экономической раздробленностью, которая фактически держалась и во второй половине XIX века. Благодаря этому капиталистическое расслоение внесло сравнительно мало изменений в социальный строй Грузии, если не считать более передовых и развитых областей Грузии.

В связи с этим очень прочно держалась до недавнего времени и такая архаическая форма общественных отношений, как сельская община («соплис теми»). Правда, в общинном строе существенные изменения происходили после присоединения Грузии к России: например, была введена система земельных переделов, которых древняя грузинская община не знала. Но основные черты грузинского общинного строя сохранялись до последнего времени. Одной из его особенностей было широкое применение той системы, которая у русских крестьян называется супрягой (по-грузински «мондави», «модгами», «гутнеули» и т. п.): объединение для совместной обработки земли при общем пользовании рабочим скотом. Мы уже видели, что грузинский плуг был очень тяжел и требовал до 8 и более пар волов. Маломощный крестьянин не имел такого количества скота.

Отчасти по тем же причинам долго удерживалась большая семья. В Карталинии еще в конце XIX в. не редкостью были семьи численностью до 50 человек, а раньше были и еще более крупные. Такая семья жила в общем доме — дарбази, или в двух домах, между членами ее были распределены хозяйственные обязанности, все подчинялись выборному большаку — старшему мужчине, а также старшей женщине. Однако большие семьи сохранялись не только у крестьян, но и у дворян и князей; наличие большой семьи считалось даже условием знатности княжеского рода. Старики-грузины и теперь еще помнят старинные большие семьи.

Сейчас грузинский народ состоит, как и другие народы СССР, из двух основных классов: рабочего класса и колхозного крестьянства, а также многочисленной советской интеллигенции.

Религиозные пережитки

Господствующей религией грузин было христианство, которое распространилось в Грузии с IV в. (318 г.). Подавляющее большинство грузинского населения считалось официально православными христианами. Только отдельные группы под властью турок и персов перешли в ислам (аджарцы, ингилойцы).

Христианство, тесно связанное с классовыми интересами феодального слоя, имело гораздо большее влияние на духовную жизнь Грузии, чем это имело место в горных районах Кавказа. Нельзя отрицать, что историческая роль христианства в эпоху его распространения и в более позднюю эпоху была отчасти положительной: под знаменем христианства грузинский народ вел борьбу за свою национальную независимость против своих мусульманских соседей. Единоверие с русским народом сыграло свою роль в присоединении Грузии к России.

В то же время наряду с господствующим христианством среди народных масс Грузии фактически держались и более ранние формы верований, которые, однако, не составляли отдельной религии,  а тесно переплетались с христианством. Характерны аграрные обряды и верования; земледельческие праздники, почитание святых—покровителей земледелия, изготовление обрядовых печений, таких же, как и у русских крестьян, магические приемы борьбы с засухой — обливание водой куклы, выпахивание дождя (женщины впрягались в плуг и перепахивали русло реки), и другие приемы — все это держалось и в Карталинии, и в Кахетии, и в других более отсталых районах до недавнего времени. Некоторые болезни, особенно оспу, суеверное население олицетворяло в виде женщин.

Любопытно, что самый христианский культ был пропитан этими примитивными формами обрядов и верований так, что одно от другого нельзя было отличить. Национальным святым был св. Георгий, по имени которого грузин называют в Западной Европе Georgiens (по-французски), Georgians (по-английски). Но оказывается, что у каждой общины был свой отдельный Георгий, свой храм и своя икона Георгия. Мало того, существовало зачастую не только общинное, но даже и фамильное родовое почитание св. Георгия. Например, у кахетинцев было поверье, что надо молиться только «своему» Георгию, которому молились предки данной фамилии, а если молиться другому Георгию, то это может принести несчастье. Таким образом, мы здесь видим пережитки какой-то родовой формы культа святых; известно, что вообще культ святых обычно впитывает в себя разные примитивные формы обрядов и верований.

Очень многие обряды и верования связаны были с семейной жизнью, с рождением ребенка, свадьбой, пропитывая их магическими элементами: применение железа, чтобы отогнать злых духов от ребенка; пропускание невесты и жениха под скрещенными шашками, когда они входят в церковь, и т. д.

Горные этнографические группы грузин

Особняком стоят некоторые изолированные горные группы грузинского населения: это в Западной Грузии сваны, а также горные рачинцы, а в Восточной — хевсуры, тутпины, шпавы, мтиулы с особой подгруппой — гудамакарцами и мохевцы. Об их расселении и их происхождении уже говорилось выше.

Сваны. Сванетия — высокогорная страна, с сравнительно суровым климатом, мало плодородной землей, не представляла благоприятных условий для развития земледельческого и скотоводческого хозяйства. Основу хозяйства сванов составляло все-таки земледелие, но оно имело карликовые размеры. Зато здесь развились сравнительно интенсивные формы обработки земли, с применением искусственного орошения и т, д. Плодоводство по условиям климата здесь не могло развиваться. Известную роль вспомогательной отрасли хозяйства играла также охота.

Особенности культурного уклада сванов особенно сказываются в формах их поселений и жилищ. Поселения в Горной Сванетии разбросаны по склонам и ущельям небольшими поселками и хуторами. Одна из главных особенностей — двух- или трехэтажные жилые дома и дома-крепости, каждый этаж которых имеет свое назначение: нижний — зимнее жилье с очагом посередине и отгороженным местом для скота; второй — летнее жилье; третий этаж имел прежде оборонное значение. Дом составлял владение большой неразделенной семьи, обрастал вокруг жилыми постройками отдельных семей. К двухэтажному дому пристраивалась боевая башня, в которую переходила семья в случае военной опасности. Эти старинные боевые башни и сейчас придают совершенно своеобразный внешний облик сванским селениям. Недаром Горную Сванетию иногда называют «страной башен».

В костюме имеются элементы грузинского и общекавказского типов.

Характерны особенности прежнего социального строя Сванетии. Страна делилась на две части, друг от друга исторически обособленные. Это, во-первых, Нижняя или так называемая Дадиановская Сванетия, расположенная по р. Цхенис-Цхали, составлявшая удел мингрельских владетелей — князей Дадиани. Политически, таким образом, эта часть Сванетии входила в Мингрельское княжество. Во-вторых, Верхняя Сванетия, по р. Ингуру, которая сама распадалась на «княжескую» в западной части, где издавна правили грузинские князья Дадешкелиани, и восточную часть — «вольную» Сванетию, где никаких князей не было и население пользовалось независимостью. В этой «вольной» Сванетии сохранялись в наибольшей чистоте древние формы общинного устройства: отдельные общины представляли собой независимые, самоуправляющиеся группы, фактически никому не подчиненные. Общинные дела решались выборными старшинами. Общинные формы землепользования держались чрезвычайно устойчиво. Бытовали и остатки патриархально-родового строя. Сохранялись отдельные фамилии, роды, каждый из которых представлял собой сплоченное целое. Соблюдались родовые обычаи, в том числе кровная родовая месть, примирение кровников, суд посредников и т. д.

С этим связаны и древние формы верований. Формально сваны подобно другим грузинам считались христианами, и христианство проникло в Сванетию давно, вероятно в VI в. Но оно служило лишь поверхностным налетом, лишь официальной религией, под которой скрывались на самом деле более примитивные формы верований. Под именем христианских святых в Сванетии почитались древние покровители земледелия и скотоводства. Христианские праздники еще недавно были лишь удобным поводом для совершения древних обрядов с кровавыми жертвоприношениями. Рядом с христианскими священниками большим влиянием пользовались наследственные жрецы, и не только в религиозной, но и в общественной жизни сванов. Сами верования были в основном связаны с земледелием. Здесь практиковались те же земледельческие обряды для борьбы с засухой, обрядовые печенья, почитание божеств—покровителей земледелия, с чертами фаллического культа; фаллическими изображениями пользовались также бесплодные женщины. Интересны поминальные обряды с жертвоприношениями.

Таковы основные формы религиозных верований, державшихся вплоть до недавнего времени у сванов в связи с их географической обособленностью и культурной отсталостью. Сейчас эти верования постепенно забываются. Вообще с прежней отсталостью у сванов покончено.

Горцы Восточной Грузии. Почти то же, но, может быть, в еще более ярком виде мы находим в восточной части горной Грузии, у пшавов, тушинов, хевсур, а также у мтиулов, мохевцев. И здесь держится сравнительно обособленный и архаический культурный тип. Но отличие от Сванетии в том, что сваны и этнически составляют особую группу, у них особый язык, а эти мелкие народности говорят по-грузински (кроме цова-тушин и кистинов), но в культурном отношении весьма своеобразны. Здесь в основном господствует горное земледелие и скотоводство такого же типа, как в горах Северного Кавказа. Местами — у тушин, мохевцев — на первый план выдвигается разведение овец. Сходны с северо-кавказскими и формы материальной культуры; например, тип поселений и жилищ такой же, как и в горном Дагестане, — характерное террасообразное расположение жилищ, каменных, с очагом посередине.

Самобытность хевсур особенно сказывается в одежде. Для них характерны тяжелые мужские и женские рубашки из темной шерстяной ткани. Эти рубашки и другие части костюма богато орнаментируются вышивкой (кроме этих горно-грузинских народностей, на Кавказе нет других, у которых мужской костюм имел бы орнаментировку). Другой совершенно своеобразной и архаической чертой является средневековое оружие, которое сохранилось только у одних хевсур: кольчуга и шлем; меч, обычно одноострый, напоминающий плоскую саблю, но иногда и обоюдоострый; боевое кольцо, усаженное шипами, которое употреблялось по обычаю только в определенных случаях (при сведении кровных счетов его употреблять нельзя). Затем круглый металлический щит — также характерный элемент хевсурского вооружения. Отмечается также употребление крестов в качестве орнамента на одежде, а отчасти на оружии. Эти бросающиеся в глаза особенности, это архаическое оружие и одежда давали повод некоторым исследователям утверждать, что хевсуры являются потомками крестоносцев, будто бы оставшихся на Кавказе; для такого предположения, однако, в действительности никаких оснований нет.

У пшавов и тушинов нет архаического оружия, но сходные черты костюма сохранились.

Своеобразен и традиционный социально-экономический уклад этих народов. В сословном строе дореформенной Кахетии хевсуры, тушины и пшавы занимали место особой сословно-классовой группы. На деле политическая зависимость этих горных грузинских племен от Кахетии (мтиулов — от Карталинии) сводилась к уплате дани и к очень слабым формам подчинения. Фактически народности горной Восточной Грузии сохраняли почти полную независимость. Управление общинными делами находилось в руках выборных или наследственных старшин (хевис-бери), а в значительной степени в руках жрецов, представлявших собой довольно обособленную общественную группу.

В связи с этой сравнительной независимостью у хевсур, пшавов и тушинов сохранились очень архаические формы общественной жизни. Здесь долго и упорно держался патриархально-родовой строй. Пережитки патриархальных отношений со всеми сопутствующими им обычаями дают себя знать до настоящего времени. Население делится на фамилии, внутри которых держится очень крепко родовая связь; до недавнего времени сохранялись характерные родовые обычаи в виде кровной родовой мести (у пшавов кровная месть исчезла раньше). Ликвидация этой мести могла иметь место только при соблюдении известных условий в форме примирения кровников с обязательным участием посредников и т. д.

Сохранялись пережитки еще более архаических отношений, восходящие к эпохе материнско-родового строя. К числу их надо отнести очень свободное положение женщины, чего совершенно не было у других высокогорных народов Кавказа. И в семье, и в общественной жизни женщина пользовалась сравнительной свободой и независимостью и была почти равноправна с мужчиной. У пшавов и хевсуров сохранился своеобразный и трогательный обычай побратимства между юношами и девушками. Он состоит в том, что юноша выбирает себе подругу-цацали, с которой устанавливается постоянная дружба, отнюдь не переходящая ни при каких условиях в брачно-половые отношения. От юноши требуется особо строгая выдержка и умение держать себя, ибо нарушение этого брачного запрета при установленных дружеских отношениях с девушкой по обычаю считается очень тяжелым проступком. Этот обычай побратимства («цацлоба») удерживался у хевсур и пшавов до новейшего времени. По- видимому, он восходит к эпохе материнского рода и связан с независимым положением женщины.

Был, пожалуй, только один варварский обычай у этих горцев, свидетельствующий о неравноправном все же положении женщины и фактически ее унижающий. Это обычай ритуальной изоляции женщин. Рядом с хевсурскими и пшавскими поселениями устраивались отдельные небольшие каменные конурки, так называемые самрело (у пшавов босели), где поселялись женщины в определенные периоды, когда они считаются нечистыми. Сейчас устройство родильных домов положило конец этому вредному обычаю.

С прежним архаическим общественным строем связаны и особенности религиозных верований у этих народов, подробно изученные в советское время особенно В. В. Бардавелидзе. Под официальным христианством фактически скрывались совершенно иные формы верований — с одной стороны, родового, с другой — общинного характера. В старину у каждого селения имелось свое святилище — «хати» (общегрузинское слово, означающее храм или икону), которое было местом принесения жертв и местом выполнения всех общинных обрядов. Каждое хати было владельцем разнообразного имущества — земельных угодий, скота и пр., дохой от которых шел на устройство общественных обрядов, пиршеств, жертвоприношений. При каждом хати состоял наследственный жрец «хуц» со своими помощниками — «дастури», «деканози» и др. Жрецы пользовались большим влиянием не только в чисто религиозных делах, но и во всей общинной жизни.

Рядом с этим регламентированными наследственным жречеством у хевсуров и у пшавов наблюдались еще более интересные и архаичные формы организации культа. Здесь сохранялись до недавнего времени гадатели «кадаги», которые считались ясновидцами и прорицателями; к ним обращались за разрешением тех или иных вопросов и они узнавали волю божеств путем экстатических приемов. Эти гадатели оказывали влияние и на выбор жрецов. По преданию и сами жрецы-хуцы происходят именно от старинных гадателей-кадаги, которые в древности будто бы были единственными хранителями культа.

Народное творчество и культура

Грузинский народ в течение своей многовековой культурной жизни создал много высоких ценностей в области народного творчечества. Особенно выделяется музыкальное творчество. Грузинская народная музыка стоит значительно выше, чем у прочих народов не только Кавказа, но и многих других стран. В частности, мы здесь находим вместо общераспространенного одно-голосья-трехголосную музыку, притом построенную по принципу контрапункта, т. е. самостоятельного голосоведения. Это — тот уровень музыкального искусства, которого европейская музыка достигла лишь в эпоху Возрождения. У грузин он существовал по крайней мере с X в. Эти сравнительно высокие формы народного музыкального творчества оказали оплодотворяющее влияние и на музыку других народов. Грузинские народные мелодии нередко использовались крупнейшими русскими композиторами (например, хор «Ложится в поле мрак ночной» в «Руслане и Людмиле» Глинки). На основе грузинских мелодий композитор Ипполитов-Иванов написал оркестровую сюиту «Иверия». Сейчас на основе этого богатого народного наследия развивается высокая музыкальная культура Советской Грузии.

Одним из излюбленных народных музыкальных инструментов является чианури — смычковый инструмент, прототип скрипки. Затем пандури и чонгури — щипковые инструменты, разновидность лютни. Пандури распространилась у целого ряда народов Кавказа — у осетин (фандыр), у народов Дагестана. Возможно, что и украинская бандура имеет кавказское происхождение. Характерна архаическая многоствольная свирель — «флейта Пана», по грузински «соинари». Кроме этого, есть целый ряд духовых и ударных инструментов. Особенно популярен небольшой бубен—тамбурин (дайра), под который танцуют.

У грузин имеется очень интересный и разнообразный фольклор в виде сказок, преданий, легенд. Однако от древнего героического эпоса сохранились только разрозненные куски, которые частью поются, частью рассказываются, как сказки. Сюда относятся сказания о богатыре Амирани: он побеждал злых духов «дэвов», но за гордость был наказан богом, прикован навеки цепью к железному колу; сказания о Ростоме и сыне его Зурабе: в обоих циклах отражается, видимо, иранское влияние; поэма об Абессаломе и Этери, в XIX в. обработанная поэтом Важа Пшавела. Существуют исторические песни — о царе Вахтанге Горгасаре, царице Тамаре, царе Ираклии II и др. Были профессиональные певцы—мествире (бродячие музыканты) и ашуги, певшие главным образом на праздниках; ашугами были, впрочем, чаще армяне. У пшавов поэтическое творчество сохранило массовый характер.

Сказочный эпос очень богат: известны волшебные сказки и сказки-мифы, сказки о животных, бытовые. В волшебных сказках очень часто фигурируют злые духи—дэвы, чудовищные змеи, оборотни, колдуньи и др.

Широкое бытование в народе получила знаменитая поэма великого грузинского поэта XII в. Шота Руставели. Стихи популярной поэмы исполняются наизусть колхозниками во время праздников, за работой. При этом происходит творческое видоизменение стихов, — они становятся чисто народным произведением.

Один из характерных видов национальных развлечений у грузин — разные спортивные игры. Их очень много, и обычно они представляют собой военно-спортивные соревнования. Помимо чисто развлекательного значения, спортивные игры выполняли и выполняют для народа и более важную функцию как средство физической подготовки и тренировки молодежи, воспитания отваги, предприимчивости.

Изобразительное декоративное искусство грузин стоит на высоком уровне. Не говоря о художественных памятниках древности, — в новейшее время у грузин процветало художественное ремесло: чеканка, ювелирное дело, изделия из эмали, расписная керамика, вышивка, в том числе шелком и золотом, своеобразная техника резьбы из каменного угля («гишер»). Сейчас большинство этих производств получило новое развитие. Преобладающий стиль орнамента — сложные растительно-геометрические мотивы.

На основе самобытных форм народного искусства в настоящее время в Грузии идет невиданный рост художественного творчества в новых, более сложных и совершенных формах. Художественная литература, театр, музыка, живопись и скульптура, опираясь на народную почву, сохраняя глубокую национальную форму, наполн¬ются социалистическим содержанием.

В эпоху социализма Грузия превратилась в одну из самых передовых, богатых, цветущих республик Советского Союза. Социалистический строй позволил использовать богатейшие природные ресурсы страны, ее благодатный теплый климат, ее плодородную почву и обильные сокровища недр. К накопленным веками сокровищам труда и творчества сейчас прибавляются новые и еще большие культурные ценности.

В связи с огромным ростом экономики и культуры происходит и ускоренная консолидация грузинской социалистической нации. Этому способствует строительство дорог, развитие крупной промышленности и рост рабочего класса, общегрузинская школа и печать. Отдельные этнические группы постепенно сливаются в единую нацию. Архаические, примитивные черты быта в самых отсталых районах уходят в прошлое.

Одна из передовых республик в СССР — Грузия имеет крупнейшие достижения в области научной работы. Наряду с огромными заслугами грузинских советских историков, лингвистов, археологов и других надо отметить, в частности, что в Грузии сложилась своя школа советских этнографов — и одна из самых сильных в Союзе (Г. С. Читая, В. В. Бардавелидзе, С. И. Макалатия, А. И. Робакидзе и др.), — которая уже сделала очень много для этнографического изучения своей страны.

В этот день:

Дни рождения
1937 Родился Олег Владимирович Овсянников — советский и российский археолог, историк, исследователь археологии и истории Русского Севера, Сибири и Заполярья, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИИМК РАН.

Рубрики

Свежие записи

Обновлено: 19.12.2020 — 20:30

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Археология © 2014