Евреи

К оглавлению книги «Этнография народов СССР»

На территории СССР евреи представлены несколькими, весьма друг от друга отличающимися группами. О некоторых из них, особняком стоящих (на Кавказе, в Средней Азии), будет сказано позже.

Сейчас познакомимся ближе с западными, точнее украинскими, молдаванскими, белорусскими и литовскими евреями. Эта группа евреев является наиболее крупной: около 3 миллионов (1939).

Для этнографической характеристики евреев необходимо выйти за пределы Советского Союза и коснуться как расселения евреев по всему земному шару и деления их на отдельные группы, так и истории этих групп.

Вопрос о происхождении евреев нельзя решать упрощенно. В той или иной степени все они могут считаться потомками выходцев из Палестины, где в начале I тысячелетия до н. э. сложилось Древнееврейское царство. Оно образовалось, как известно, в результате покорения еврейскими кочевыми племенами, пришедшими (около XIII в. до н. э.) из Аравии, местного «ханаанского» населения. В IX в. до н. э. это царство распалось на два — Израильское и Иудейское. Оба они позже были покорены более сильными соседями—ассирийцами, вавилонянами, затем попали под власть персов, македонян, римлян. Вследствие этого и особенно после неудачных восстаний I—II вв. н. э. евреи постепенно расселились по всем странам Средиземноморья, а позже и по другим странам Европы (так называемая «диаспора», т. е. «рассеяние»). Но в составе любой современной еврейской группы имеются, несомненно, элементы нееврейского и притом разнообразного происхождения. Хотя по условиям своих исторических судеб евреи вынуждены были в течение очень продолжительного времени вести замкнутое, обособленное существование и, следовательно, слабо смешивались с окружающим нееврейским населением, однако это смешение все-таки происходило. Нечего и говорить, что по культуре евреи разных стран очень близки к нееврейскому населению этих стран. В культурном отношении нет почти ничего общего между евреями среднеазиатскими и американскими, белорусскими и абиссинскими.

К началу 2-й мировой войны численность евреев на всем земном шаре составляла около 17 миллионов. Они делятся по признаку вероисповедания — но это связано и с их историческими судьбами — на две основные группы: на ашкеназских (европейских) евреев и сефардских (главным образом в Передней Азии и Северной Африке). Ашкеназских евреев называют еще немецкими. Сефарды называют их тедесками, т. е. немцами, и, действительно, один из наиболее устойчивых центров их расселения был в Южной Германии. Что касается южных — сефардских евреев, то они исторически связаны с Испанией и Португалией, на территории которых жило большинство этого южноеврейского населения до конца XV века, когда они были изгнаны оттуда и вынуждены были переселиться в другие страны Европы и Переднего Востока. Там они иногда называются спаньолами (испанцами).

В прежние столетия существовала религиозная вражда между двумя половинами еврейского населения, но в настоящее время она сгладилась, и вероисповедные различия почти нивелировались.

Язык

Продолжительное проживание евреев среди других народов привело к тому, что их собственный язык — северно-семитической группы, язык, на котором написаны книги Библии, — давно вышел из употребления. Древнееврейский язык стал мертвым языком еще в III в. до н. э.; в начале христианской эры в Палестине говорили не на древнееврейском языке, а на другом семитическом языке — арамейском. Но и этот язык исчез в эпоху изгнания евреев. Древнееврейский язык сохранился ныне лишь в качестве языка богослужения и церковных книг; в быту евреи пользуются языками тех стран, где они живут или жили. Только в наши дни древнееврейский язык пытаются возродить и сделали официальным языком в государстве Израиль. Для большинства евреев-ашкеназов родным языком является так называемый «жаргон» или йидиш, на котором говорят польские и западнорусские евреи; он представляет собой диалект немецкого языка (близкий к восточносредненемецкому, с элементами восточнофранкского наречия), который евреи усвоили при проживании своем в средние века в Южной Германии. В нем имеются лишь немногочисленные слова древнееврейского происхождения, относящиеся к области религии и обрядности.

Сефардские евреи говорят в большинстве на староиспанском языке, усвоенном ими во время их продолжительного пребывания на Пиренейском полуострове.

Отдельные обособленные группы евреев заимствовали языки окружающего их населения. Крымские евреи (крымчаки) говорят на крымско-татарском языке, горские (в Дагестане) — на татском (иранском), грузинские — по-грузински, бухарские — по-таджикски, абиссинские — на одном из абиссинских диалектов (агау).

Исторические судьбы

На особенности быта и положения еврейского населения наложили свой отпечаток исторические судьбы евреев. В эпоху изгнания, во время Римской империи и раннего средневековья, евреи, оторванные от земли, от родины, вынужденные жить в разных городах и селениях чужих стран, занимались главным образом ремеслом и торговлей, и положение их в большинстве стран было сравнительно благоприятным. Но это продолжалось примерно лишь до эпохи Крестовых походов, до начала развития ремесел и торговли в западноевропейских странах. Когда появился торговый класс, сначала в североитальянских городах, а позже и в других областях Западной Европы, возникла конкуренция молодой торговой христианской буржуазии и мелкой буржуазии с еврейскими купцами и ремесленниками. В связи с этим начинаются гонения на евреев: в Англии (XIII в.), во Франции (XIV в.), в Германии, Италии и Балканских странах (XIV—XV вв.), в Испании (XV в. ). Из последней страны евреи спасались от преследований бегством в Северную Африку и Турцию, из остальных стран — главным образом в Польшу, где до XVII в. положение евреев было сравнительно благоприятным, но потом и там начались гонения. В свою очередь эти преследования породили ту замкнутость, ту искусственную изолированность, которые были характерны для еврейства в большинстве стран Западной Европы во времена позднего средневековья. Почти то же самое имело место и на мусульманском Востоке. Евреи и там занимали положение бесправной и преследуемой группы, которая была отрезана от целого ряда занятий, была вынуждена заниматься торговлей и ремеслами и в общественно-политической жизни занимала положение бесправных париев. В основе этого и там лежала конкуренция с мусульманским торгово-ремесленным населением.

Изоляция евреев в странах Европы в эпоху развитого капитализма почти исчезла. Только гитлеровские выродки после 1-й мировой войны возобновили и превзошли дикие средневековые преследования евреев.

Вопрос о существовании расового типа евреев остается неясным. Большинство исследователей склоняется к тому, что определенного расового типа евреев нет, что предполагаемые общееврейские расовые черты являются кажущимися и составляют лишь отличие отдельных групп евреев от окружающего их населения данной страны, но вовсе не свойственны вообще всем евреям.

Положение царской России

В пределах Русского государства евреи появились в массе в эпоху польских разделов. До этого евреи жили в течение нескольких столетий на территории Польши и Литвы, а в России их было ничтожное количество. После разделов Польши в России оказалась значительная еврейская прослойка. В связи с общей политикой национально-религиозного угнетения, которая проводилась царским самодержавием, это еврейское население оказалось на положении бесправной и угнетенной национальной группы. Хорошо известны те правовые ограничения, которым подвергались евреи в царской России. Из этих ограничений наиболее тяжелым и наиболее серьезно повлиявшим на быт еврейского населения было введение (1796 г.) так называемой «черты оседлости» 1, т. е. запрещения евреям селиться за пределами ограниченного количества губерний Западной и Южной России. Это вело к искусственному скучиванию евреев в этой перенаселенной полосе, к затруднениям для них в выборе занятий. В частности, евреи были почти целиком отрезаны от земледелия и загнаны в маленькие города и местечки, где были вынуждены заниматься торговлей и ремеслом в условиях ожесточенной конкуренции друг с другом и с христианским населением. Еврейская ремесленная и торговая беднота в местечках буквально задыхалась.

Положение еврейских масс особенно ухудшилось в последние десятилетия XIX в.: проведение сети железных дорог лишило заработка множество мелких торговых по-средников; введение казенной продажи вина было ударом для 75 тыс. еврейских семей, живших корчмарством; закон 1882 г., запретивший евреям селиться в деревнях, выселение их из 50-верстной пограничной полосы привели к еще большей скученности евреев в местечках и городах.

Бедственное положение подавляющего большинства еврейского населения в «черте» отмечалось даже официальными обследователями, например «Комиссией для исследования еврейского вопроса» во главе с графом Паленом в 1886 г. Скученность еврейской бедноты в западных городах и местечках доходила до ужасающих размеров. В Вильне в еврейских кварталах приходилось в среднем по 7 человек на 1 комнату. Теснота, грязь и антисанитарные условия в жилых домах, страшная беднота и систематическое недоедание — вот был удел 9/10 еврейского населения. В Одесской еврейской общине, которая считалась сравнительно богатой, около половины ее членов в 1890-х гг. не могло существовать без поддержки благотворительных учреждений, в Вильне — более трети.

Большинство евреев жило, как уже сказано, ремеслом и мелкой торговлей. 75% мелких торговцев «черты оседлости» были евреи. Однако очень многие жили физическим трудом: в 1893 г. в 25 западных губерниях было около 140 тыс. евреев, занимавшихся земледелием, огородничеством, табаководством, около 112 тыс. чернорабочих, около 64 тыс. фабричных рабочих.

Все эти факты опровергают черносотенную антисемитскую пропаганду, обвинявшую евреев в эксплуатации ими христианского населения. Конечно, была и еврейская буржуазия, в том числе и крупная. Особенно большую роль играла она в западных губерниях. Еврейские капиталисты одинаково эксплуатировали и своих единоверцев и христиан.

Исторические особенности общественного быта

В общественном быту дореволюционных еврейских местечек также сказалось своеобразие их исторического положения. Благодаря отсутствию политической самостоятельности, благодаря подчиненному положению евреев в разных странах Западной Европы, у них сложились своеобразные общественные организации: это прежде всего так называемый «кагал», группировавшийся вокруг синагоги под руководством местного раввина (или хахама у южных евреев). Кагал представлял собой, с одной стороны, как бы форму самообороны еврейской общины против жестоких притеснений, а с другой стороны — форму господства еврейской буржуазии над бедняцкой частью общины. Кагальное самоуправление признавалось русским законодательством до 1844 г., когда оно было отменено (за исключением Риги и городов Курляндии).

Для кагальной общественной организации было характерно наличие целого ряда учреждений для взаимопомощи и благотворительности: это так называемые «хеврос» или братства. Были братства госпитальное, погребальное, братство беспроцентного кредита для бедняков, для выдачи приданого бедным невестам, общество гостеприимства, общество для предоставления одежды нищим, хлеба беднякам в субботу и праздники.

Всеми этими формами благотворительности неимущие массы тесно привязывались к кагалу, а тем самым закреплялось господствующее положение его руководящих групп.

Кагал имел и свою организацию суда, так называемый «бетдин» («бесдин»). Это словесный суд, находившийся в руках посредников-раввинов. Обращение к нему считалось добровольным, но верующий еврей не должен был обращаться ни в какой другой, нееврейский суд. Дела в бетдине решались по древнееврейскому каноническому праву.

Центром всей общественной и религиозной жизни еврейской общины являлась синагога.

С этим было связано исключительно влиятельное положение в еврейской среде раввината, т. е. специалистов в области религиозного культа и канонического права. Раввинат не представлял собой группы, соответствующей православному или другому духовенству. В отличие от христианского духовенства, от попов, которые являются священнослужителями и считаются носителями «благодати», раввин не был исполнителем культовых действий. Он не совершал богослужения в синагоге, не выполнял никаких священнических функций и являлся частным лицом; авторитет его держался на том, что он считался ученым и знатоком писания. Вся правовая жизнь еврейского населения, благодаря отсутствию политической самостоятельности, находилась под властью канонического, церковного права, в области которого знатоками были раввины. По своим интересам раввины были связаны с зажиточной верхушкой еврейства. Царское правительство узаконило институт раввинов. Так называемые «казенные раввины» наделялись юридическими полномочиями по метрикации, регистрации браков и пр., служили консультантами при органах власти.

Религиозные пережитки

Еврейская религия, или иудаизм, представляет собой остаток глубокой старины. Ее особенности напоминают об очень ранних стадиях развития религиозных верований и культа. Своими корнями иудаизм восходит частью к скотоводческим культам древнееврейских племен, когда они еще кочевали в пустынных степях Аравии; частью к земледельческим культам ханаанского населения Палестины. Наиболее характерным для еврейской религии являлось обилие мелочных предписаний, запретов, ограничений. По подсчету талмудистов, есть 613 религиозных предписаний, обязательных для всякого еврея. В числе их есть ограничения и запреты (их 365), касающиеся пищи, некоторых занятий и т. д., есть и положительные предписания (их 248). Каждый верующий еврей должен знать и выполнять эти предписания. Все они основаны на Талмуде, который состоит из чрезвычайно обширных комментариев на библейские тексты. Так как это огромное многотомное сочинение мало доступно для простых смертных, то из него был еще в XVI в. составлен краткий свод религиозных правил — «Шулхан Арух». Этот своего рода ритуальный справочник стал настольной книгой для всякого верующего еврея: в «Шулхан Арухе» даются указания на все случаи жизни, от мелочей повседневного быта, правил относительно пищи, одежды, омовений и до принципов этики и семейной жизни. Но жизнь, понятно, всегда выдвигала ряд случаев, которые не подходили под эти предписания и запреты. Этим и определялась крупная роль толкователей законов — раввинов. Они могли толковать и разрешать все трудные случаи, касавшиеся поведения верующего еврея.

Обрядовые предписания иудейской религии можно разделить на повседневные и такие, которые приурочены к определенным моментам, праздникам или событиям в человеческой жизни. К числу первых относились молитвы, правила относительно омовения, пищи и одежды.

Молитвой должен был сопровождаться каждый шаг верующего еврея. Едва проснувшись утром, он должен был произнести краткую благодарственную молитву. Определенные молитвенные формулы произносились и при одевании, принятии пищи и пр. Более длинные и торжественные молитвы читались в синагоге, куда верующий еврей отправлялся по нескольку раз в день. Омовения тоже совершались постоянно, притом непременно по определенным правилам: омовение начиналось с троекратного поливания сжатых кулаков водой из кружки. Кроме повседневных домашних омовений, еврейская религия предписывает еще особые периодические омовения в так называемой «микве» — особом бассейне, который имеется при синагоге в каждой еврейской общине. Посещение миквы в особенности считалось обязательным для женщин в определенные моменты их жизни, когда требовалось обрядовое очищение. Омовение в микве опять-таки совершалось по определенным правилам, в совершенно обнаженном виде, с троекратным погружением в воду, которая должна покрыть и голову до кончика волос. С настоящей гигиеной все эти омовения, а особенно пользование миквой, не имели, конечно, ничего общего; непроточная вода миквы служила скорее лишь источником заразы.

Ношение одежды было подчинено для верующего еврея тоже определенным правилам. Голова всегда, даже во время сна, должна была быть покрыта. Во время же молитвы поверх головного убора надевалось особое ритуальное покрывало «талес» (талет). Брить бороду верующий еврей не должен был, а на висках он отращивал длинные пряди волос, пейсы. Одежда должна была быть длинной и изготовляться из однородной ткани, без смешения шерсти с льном или хлопком. Одежда подпоясывалась поясом, что означало, что верхняя половина человека принадлежит богу; карманы с деньгами в них, как вещь сугубо мирская, должны быть ниже пояса. Под верхней одеждой мужчина должен был носить малый талес, разновидность настоящего талеса.

Особенно обильны предписания и запреты, связанные с употреблением пищи: в этом отношении едва ли какая другая религия может сравняться с иудаизмом. Верующий еврей не мог, прежде всего, употреблять в пищу мясо «нечистых» животных, а также их молоко, яйца, икру. «Нечистыми» животными назывались такие, как свинья, заяц, большая часть диких птиц, рыбы, лишенные чешуи, все земноводные, пресмыкающиеся, часть насекомых. Другая группа запретов касалась крови, которая связана с «душой» (нефеш) животного и не может употребляться в пищу. Поэтому разрешалось есть только такое мясо, которое было своевременно обескровлено. С этим связывался определенный, предписанный строгим ритуалом способ убоя животных с обязательным выпусканием крови. Это мог делать только особый сведущий в таких делах специалист—резник (шойхет). Только мясо, получаемое таким способом, считалось «кошерным», т. е. дозволенным к употреблению, всякое иное есть «треф» — нечистое. Далее, некоторые виды пищи, сами по себе разрешенные, не должны были смешиваться между собой. Так, ни в каком случае нельзя было варить вместе мясную и молочную пищу, а также мясо и рыбу; посуда для приготовления этих разных видов пищи не должна была соприкасаться. Нарушение этого правила делало посуду «трефной» — нечистой.

Из обрядов, приуроченных к определенным моментам в жизни человека, характерны: родильные обряды, обрезание, выкуп сына-первенца, введение в «хедер» (начальную школу), совершеннолетие, свадьба, погребение. Все эти события сопровождаются обязательными религиозными обрядами.

Наиболее специфично для иудаизма обрезание. Операция эта совершается над новорожденными мальчиками на 8-й день от рождения. Происхождение обычая обрезания восходит к древним инициациям молодежи, которые сопровождали переход мальчиков в группу взрослых полноправных членов племени. До сих пор обычай обрезания юношей как часть посвятительного ритуала сохраняется у многих отсталых народов — в Австралии, Океании, Африке. Кроме иудаистов, обычай обрезания соблюдается, как известно, также у мусульман, только в более позднем возрасте.

Обряд совершеннолетия приурочен к достижению мальчиком 13-летнего возраста. С этого времени он считается полноправным членом еврейской религиозной общины.

Вся сложная система религиозных предписаний и запретов в руках раввинской верхушки населения играла роль орудия, при помощи которого масса еврейского населения держалась в рамках узаконенного порядка кагальной общественной системы.

Характерная особенность иудаистской религии — строго соблюдаемые праздники. Связанные с ними обряды и предписания восходят к глубочайшей древности и, конечно, давно потеряли первоначальный смысл.

Прежде всего должна была благочестиво соблюдаться каждая суббота. Почитание «святой субботы», предписанное еще моисеевым пятикнижием, вероятно, коренится в древнем культе луны. Главными предписаниями в отношении субботы являлись: запрет делать какую бы то ни было работу, вплоть до приготовления пищи (ее приготовляют накануне), зажигания огня, иметь дело с деньгами или с какими-либо мирскими занятиями; в субботу следует читать священную тору, заниматься благотворительностью. Каждый бедняк должен был иметь в субботу хлеб и другую пищу: верующий еврей в субботу ел за двоих, ибо считалось, что в этот день бог посылает каждому еврею вторую душу.

Из годовых праздников на первом месте стоит Пасха — весенний праздник (14-го нисана по древнееврейскому календарю, после первого весеннего новолуния). По происхождению это — древний скотоводческий праздник принесения в жертву первого приплода (пасхальный «агнец»), позже слившийся с земледельческим, весенним праздником, в ней есть и следы культа предков; эта еврейская Пасха легла в основу и христианской Пасхи. В традиционном иудаистском ритуале Пасха отмечалась употреблением в пищу исключительно пресного хлеба («мацца»), особой обрядовой трапезой, особыми молитвами.

На 50-й день после Пасхи справлялся «Шебуот» — древний праздник жатвы. Далее одним из важнейших праздников являлся день Нового года (Рош-Гашана), приходившийся на осень. Обрядовая трапеза в этот день включала в себя пшеничный хлеб, фрукты, сладкие блюда. Выполнялся обряд «таш-лих» (очищения), причем верующие евреи отрясали свою одежду, вытряхивали карманы и пр. Через 10 дней после Нового года справлялся «Йом-кипур» — день прощения. Далее характерен весенний праздник «Суккот» (праздник «кущей»), когда полагалось в память скитания древних евреев в пустыне строить себе где-нибудь на дворе шалаш. Любопытен также праздник «Ханукка» (память Маккавеев), когда зажигались свечи, устраивались обрядовые игры. На март месяц приходился праздник «Пурим» (в память библейской истории об Эсфири и Мардохее), когда принято было дарить друг другу разные вещи, готовить обрядовое печенье «бменташ», устраивать выступления ряженых.

Праздники связаны с постами. Иудаистский ритуал знает до 30 постов в году. В дополнение к ним особо благочестивые люди соблюдали добровольно еще и другие постные дни. При этом читались особые покаянные молитвы.

Сухой и мелочной формализм еврейской религии тяжело давил на плечи трудящихся масс евреев и нередко вызывал недовольство. Последнее было особенно сильно у еврейского населения Украины и Бессарабии, жившего мелкими рассеянными группами, частью в деревнях; оно тяготилось обязанностью нести платежи в пользу городской синагоги и ездить туда для выполнения обрядов. На почве этого недовольства возникло своеобразное реформаторское движение в иудаизме — так называемый «хасидизм».

Хасидизм зародился в юго-западном крае в 70-х годах XVIII в. Основателем его считается некто Баал-Шем-Тов, чаще называемый Израилем Бешт. Это был фанатик и мистик, выступавший против раввинской «учености», против книжной религии. Он считал главным в религии экстаз и непосредственное общение с богом. Но к такому общению способны только избранные праведники — «цадики», которые могут своим благословением очищать от грехов и простых верующих. Сам Бешт лечил народ амулетами, заклинаниями и прочими шарлатанскими средствами. Движение хасидов широко распространилось среди более отсталых и забитых слоев еврейской бедноты юго-западного края, к югу от Бердичева. К концу XIX в. хасидов считалось до 250 тысяч, т. е. 1/15 — 1/20 всех евреев России. Евреи-раввинисты, и особенно сами раввины, относились к хасидам резко враждебно, преследовали их. Но и цадики, руководители хасидских общин, не только не уступали раввинам в умении эксплуатировать невежество и религиозность верующих масс, но и далеко превосходили их. Династии «святых» цадиков превратились в чистых паразитов, живших на приношения верующих. Цадики строили себе настоящие дворцы и жили богато. Их невежественные поклонники верили в их святость и чудодейственные способности и несли к ним свои трудовые гроши. В последние предреволюционные десятилетия рознь и вражда между хасидами и раввинистами («меснагид») в значительной мере смягчилась. Раввины и цадики дружно грабили верующую массу.

Важным орудием влияния раввината была система религиозного воспитания и обучения. Мальчиков-евреев с 4—6 лет отдавали в синагогальные религиозные школы—«хедеры», где они учились до 12 лет. Большинство хедеров помещалось на дому у учителя; меньшинство — так называемые «талмуд-тора» — при синагогах. Детей заставляли механически зазубривать библейские тексты, учить правила талмуда. Учителя — «меламеды» — невежественные, низкооплачиваемые люди, конечно, и не могли дать своим ученикам никаких настоящих знаний.

Положение еврейских масс в царской России было чрезвычайно тяжелым. Оно еще более ухудшилось в начале XX в., когда самодержавное правительство в целях борьбы с революционным движением, стремясь отвлечь отсталые массы русского народа от борьбы за свои права, стало натравливать их на евреев. Черносотенная агитация, исходившая от полицейских, жандармов и распространявшаяся среди городской мелкой буржуазии, обвиняла евреев во вражде к русскому народу. Была пущена в ход отвратительная клевета, будто евреи употребляют в каких-то своих обрядах христианскую кровь. Этот «кровавый навет», сфабрикованный полицейскими провокаторами, опозорил лишь царское правительство. Последнее пыталось даже создать большой и сенсационный процесс на основе этого нелепого обвинения («дело Бейлиса», 1913 г.), но потерпело постыдную неудачу. Зато царские чиновники и провокаторы не раз устраивали дикие «погромы» еврейской бедноты в западных и юго-западных городах нашей страны. Эти погромы вызывали бурное негодование всех передовых слоев русского общества.

Культурное развитие

Культурное развитие евреев в разных странах шло в течение веков как бы в двух направлениях: во-первых, в направлении развития национальных еврейских черт культуры, во-вторых — в сторону сближения с культурой других народов и участия в ее развитии. И в том и в другом направлении боролись между собой противоположные тенденции: реакционно-клерикальная и прогрессивно-демократическая.

Развитие чисто еврейской культуры долгое время находилось под почти полным господством реакционно-раввинистских кругов. Они создавали религиозную литературу, синагогальную музыку, поддерживали и усиливали обрядовую замкнутость евреев, боролись против светской культуры. Но была и другая струя в еврейской национальной культуре: в ней звучало тяжелое положение еврейской трудящейся бедноты. Сюда относится прежде всего еврейская музыка.

Уровень музыкальной культуры евреев вообще высок. Помимо древней культовой музыки, существует и светская еврейская музыка: бытовые, семейные, колыбельные песни, трудовые песни ремесленников, извозчиков и др. Народные еврейские песни начали собираться и изучаться с 1900 г. по почину Ю. Д. Энгеля, композитора и музыковеда. Еврейская национальная музыка отличается мелодической выразительностью, эмоциональной насыщенностью, резко подчеркнутым ритмом, различными звуковыми украшениями.

Еврейская литература отнюдь не представляет собой единого целого, а, напротив, очень раздроблена — и по странам, и по языкам, и по самому духу. Часть еврейских писателей еще со средних веков издавала свои произведения на господствующих языках тех стран, где они жили; другая часть писала — в государстве Израиль — и продолжает писать на древнееврейском языке; наконец, часть писала и пишет на разговорном еврейском языке — йидиш («жаргоне»).

С конца XVIII в. все более усиливалось в еврейской литературе светское, антицерковное течение буржуазных реформистов-просветителей — так называемая «Гаскала»; в России это течение существовало с начала XIX в. (И. Б. Левинзон, И. Аксендфельд и др.). К концу XIX в. на смену ему приходит демократическое литературное течение, представители которого правдиво рисовали страдания еврейской бедноты и мелкой буржуазии: главными из них были Менделе Мойхер-Сфорим (Абрамович), Шолом-Алейхем (Ш. Рабинович), А. И. Свирский. Но одновременно, особенно с 1880-х годов, усиливалось и буржуазно-националистическое течение в еврейской литературе, проповедовавшее идеи реакционного сионизма и палестинофильства, противопоставлявшее евреев всем другим народом; представители этого течения — Шелом Аш, X. Бялик и другие.

Но часть прогрессивных культурных сил еврейства участвовала в создании культуры той страны, в которой она жила. Евреи России внесли немалый вклад в русскую культуру. Достаточно назвать таких видных деятелей русской музыки, как братья Антон и Николай Рубинштейны, таких художников живописи и скульптуры, как Левитан, Антокольский и др. Эти выдающиеся деятели искусств создавали произведения, которые вошли в сокровищницу русской, а также и мирсвой культуры. Ведь мало произведений классической живописи, в которых с таким мастерством была бы изображена русская природа, как например в изумительных пейзажах Левитана.

В чисто научной области надо вспомнить этнографов П. В. Шейна, Л. Я. Штернберга, В. Г. Богораза, В. И. Иохельсона и других.

После победы Великой Октябрьской революции культурные силы еврейского народа получили полную свободу развития. Отмена всяких правовых ограничений и дискриминации положила конец вековому национальному угнетению евреев. Была установлена полная свобода выбора хозяйственных занятий, оказана самая широкая государственная помощь в отношении земледельческой колонизации, перехода части евреев к сельскому хозяйству, были выделены значительные территории для еврейской колонизации, сначала в пределах Европейской части СССР, в Крыму и Южной Украине, а затем на Дальнем Востоке, в Биробиджане, где создана (1934 г.) Еврейская автономная область. Все это радикально изменило условия жизни еврейского населения.

В связи с этим происходит процесс постепенного изживания той замкнутости и обособленности, в которой находились евреи до революции.

В области культурного развития также отпали прежние стеснения. В связи с уничтожением прежних искусственных национальных перегородок еврейский народ получил полную возможность вместе со всеми другими народами Советского Союза участвовать в создании новой, социалистической культуры.

Notes:

  1. Черта еврейской оседлости» охватывала в основном 15 западных и южных губерний: Бессарабскую, Виленскую, Витебскую, Волынскую, Гродненскую, Екатеринославскую, Киевскую (без г. Киева), Ковенскую, Минскую, Могилевскую, Подольскую, Полтавскую, Таврическую, Херсонскую, Черниговскую, не считая губерний «Царства Польского». Но эта «черта» не оставалась неизменной: она то расширялась, то — чаще — суживалась. К концу XIX в. евреи имели право проживать далеко не повсеместно даже в пределах «черты оседлости»; в частности, по закону 1882 г. они не имели права селиться вне городов и местечек.

В этот день:

Дни рождения
1937 Родился Олег Владимирович Овсянников — советский и российский археолог, историк, исследователь археологии и истории Русского Севера, Сибири и Заполярья, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИИМК РАН.

Рубрики

Свежие записи

Обновлено: 07.12.2020 — 18:33

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Археология © 2014