Этнические подразделения русского населения: северные и южные великорусы

К оглавлению книги С.А. Токарева «Этнография народов СССР»

При всем замечательном национальном единстве русского народа в составе его выделяются некоторые местные группы, более или менее своеобразные и обособленные и представляющие большой интерес для этнографа. Образование некоторых из этих групп связано с историей расселения русского народа на занимаемой им территории или с позднейшими nеpeдвижениями; иные из них представляют смешанные или ассимилированные этнические образования, хотя по языку русские.

На коренной территории своего расселения русские (великорусы) делятся прежде всего на северных великорусов и южных великорусов. Это деление в основе языковое — оно связано с делением русского языка на северновеликорусское и южновеликорусские наречия (каждое с подразделением на говоры). Северновеликорусские говоры называются окающими, а южновеликорусские — акающими. Другое характерное различие состоит в разном произношении звука г, которое произносится как твердое (взрывное) г в северновеликорусских говорах и как мягкое (фрикативное, проточное) у сближающееся с украинским, в южнорусских говорах. Третье отличие — в форме произношения окончания третьего лица глагола: твердое т в севернорусских и мягкое в южно-русских говopax (идет, идут—идеть, идуть). Есть и ряд других различий.

Очень существенным обстоятельством для взаимоотношений северных и южных великорусских говоров было наличие средневеликорусских говоров промежуточной полосы, к числу которых принадлежит московский говор (о происхождении его уже говорилось). Его своеобразное положение определялось тем, что средневеликорусский московский говор как бы объединил в себе черты двух этих наречий. Это облегчило образование на основе московского говора — в эпоху создания Русского государства с центром в Москве — общерусского литературного языка. В самом деле, московский говор, как и другие средневеликорусские говоры, сближается в некоторых признаках, по аканию с южнорусским, а по произношению взрывных согласных и по окончанию третьего лица глагола — с севернорусским. Вокализм (система гласных) московского говора сближает его с южным, а консонантизм (система согласных) — с северным наречием.

Необходимо отметить, что и вообще, независимо от наличия средневеликорусских говоров, различия между северными и южными великорусскими говорами очень невелики. Они ни в малейшей мере не затрудняют взаимное понимание, например, новгородца и рязанца. Это единство языка имело огромное значение для консолидации русского народа, для развития в нем национального самосознания. В этом смысле, кстати, русский народ находится в более выгодном положении, чем некоторые другие народы Европы, языки которых, например французский или немецкий, распадаются на диалекты, друг для друга мало понятные.

Но, помимо чисто языковых различий, между северными и южными великорусами имеются и заметные различия в отношении культурного облика. Эти различия будут видны в дальнейшем при обзоре конкретного этнографического материала.

Особенно характерны областные группы среди южновеликорусского населения. Оно наиболее пестро по своему происхождению. Это объясняется историей заселения южной лесостепной и степной полосы России. Эта часть страны во время татарского владычества и постоянных набегов со стороны кочевников (XIII—XV вв.) в сильной степени запустела: население было уведено в плен, частью разбежалось, ушло на север. Только в более лесистых областях оно сохранилось, спасаясь в лесах от нападений. По мере ослабления опасности со стороны степи, по мере расширения Русского государства на юг степная окраина стала заселяться вновь и в значительной мере выходцами из более северных областей.

Среди южных великорусов наиболее заметно выделяются следующие группы: «полехи» — жители Калужско-Орловско-Брянского Полесья, очевидно, потомки древнейшего населения этой лесной полосы, не уходившего вместе с жителями степи на север от нападения кочевников; «мещера» — население так называемой «Мещерской стороны», т. е. северной лесной части Рязанской области (левобережье Оки) 1.

Своеобразную группу составляют «однодворцы» — потомки служилых людей, которых правительство в XVI—XVII вв. селило по южной окраине государства для защиты степной границы. Эти служилые люди происходили в большинстве из замосковных уездов, т. е. были северно- и средневеликорусами, и несли с собой на юг характерный северно-русский культурно-бытовой уклад; по мере продвижения русской колонизации на юг и вторичного заселения степи этот мелкий служилый люд заселял уезды Рязанской, Курской, Воронежской и других степных губерний. Как социальный слой однодворцы занимали промежуточное положение между крестьянами и мелкими помещиками, не сливаясь ни с теми, ни с другими 2, и этим объясняется сохранение у них своеобразных особенностей в костюме, типе жилища и пр. Крестьяне относились к однодворцам несколько иронически. Об этом говорят характерные местные поговорки: «Сам барин, сам холоп, сам с крестьян оброк берет»; «тащил чорт однодворцев в коробе, да рассыпал под гору». Отдельные местные группы однодворцев получали от соседних крестьян насмешливые клички «щекуны», «галманы», «талагаи» и т. п. (Воронежской губ.). Были местные группы и крестьянского населения, известные под кличками по особенностям говора («цуканы», «ягуны», «кагуны» и пр.), а в

XIX в. даже по фамилии бывших помещиков—владельцев этих деревень: «Репнинщина», «Голицынщина», «Гамаюнщина», «Карамыши» и др. Многие из этих местных групп обладают характерными культурными особенностями.

Среди северных великорусов в коренных областях их обитания меньше обособленных культурных групп и названий, ибо здесь было меньше передвижек населения 3: здесь выделяются главным образом местные группы, известные под чисто географическими наименованиями: «онежане», «каргопольщина», «белозеры», «пошехонцы», «сицкари», «теблешане», ильменские «поозеры» — наиболее прямые потомки древних новгородцев и др.; несколько обособлены «тудовляне» бывш. Ржевского уезда, Тверской губ. (по р. Туд), по происхождению обрусевшие белорусы.

Notes:

  1. По-видимому, это смешанная этническая группа, в состав которой вошла обрусевшая финская мещера. Хотя специально исследовавший материальную культуру русской мещеры Б. А. Куфтин не нашел здесь следов финского элемента, но новейшие исследования (Н. И. Лебедевой) подтверждают наличие таких следов.
  2. Ср. изображение этого характерного типа у Тургенева, например в рассказе «Однодворец Овсянников».
  3. Не случайно отмечается и в языковедении тот характерный факт, что в южновеликорусских областях налицо гораздо больше мелких местных говоров, чем в северовеликорусских (см. П. С. Кузнецов, Русская диалектология. М., 1954, стр. 20).

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1837 Родился Василий Васильевич Радлов — российский востоковед-тюрколог, этнограф, археолог и педагог немецкого происхождения, директор Музея антропологии и этнографии, академик РАН.
  • 1906 Родилась Гали Федоровна Корзухина — советский археолог, специалист по истории средневекового художественного ремесла и материальной культуры Древней Руси.
  • 1921 Родился Борис Андреевич Шрамко — советский и украинский историк и археолог, исследователь Бельского городища, специалист по археологии раннего железного века Северного Причерноморья.
  • Дни смерти
  • 1969 Умер Юрий Павлович Спегальский — известный архитектор, реставратор, художник и знаток псковского зодчества.

Рубрики

Свежие записи

Обновлено: 21.12.2018 — 21:41

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Археология © 2014