Бондарихинская культура

К оглавлению книги «Эпоха бронзы лесной полосы СССР»

Выделена В. А. Ильинской в результате раскопок в 1953 г. на поселении в уроч. Бондариха близ г. Изюма Харьковской обл. (Ильинская, 1957, с. 50—64; 1961, с. 26—45); поселение открыто Д. Я. Телегиным в 1951 г. Начало исследования памятников этой культуры осуществили в 1950—1951 гг. Б. А. Шрамко и Д. Я. Телегин. Б. А. Шрамко выделил новую группу памятников предскифского периода на территории левобережной лесостепи (Шрамко, 1954, с. 105— 115), а Д. Я. Телегин — отдельную группу памятников бондарихинского типа (Телегин, 1956, с. 75—84). Исследования памятников бондарихинской культуры продолжали Д. Я. Телегин (Телегин, 1959), С. М. Одинцова и А. Ф. Евминова, Б. А. Шрамко, Г. Т. Ковпаненко (Ковпаненко, 1957, 1967), В. А. Ильинская и А. И. Тереножкин и др. С 1975 г. систематическим изучением памятников бондарихинской культуры занимается Ю. В. Буйнов.

В настоящее время известно более 150 памятников бондарихинской культуры, которые сосредоточены в основном в лесостепном днепровском левобережье и в среднем течении Северского Донца. Известны они также на Дону и в Цнинско-Мокшанском междуречье. На севере и западе бондарихинская культура граничит с сосницкой. Северная граница проходит по верховьям Сулы, Пела и Ворсклы, южная граница почти совпадает с границей лесостепи (карта 21).

Бондарихинская культура представлена главным образом поселениями и несколькими городищами. Поселения расположены в поймах рек на дюнных возвышенностях и останцах (Шмаровка, Большая Даниловка, Тымченки, Родной Край и др.), на пониженных участках первой надпойменной террасы (Бондариха, Хухра, Ницаха, Основа, Ильичевка и др.), а также на высоких мысах коренного берега (Городное, Новотроицкое, Большое Вельское городище и др.).

На поселениях (Ницаха, Тымченки, Родной Край, Рыкань и др.) прослежена уличная и круговая планировка. Исследованы два типа жилищ — наземные и углубленные (на 0,4—0,7 м) столбовой конструкции. Наземные жилища (Хухра, Оскол, Великая Тополяха, Тымченки, Ницаха, Беседовка и др.) прямоугольной формы размерами 7X5, 10X6 м. Углубленные жилища (Бондариха, Студенок — 5, Тимчен- ки, Основа, Великая Тополяха, Ницаха и др.) также прямоугольной формы размерами 12X9,5; 10X6; 12X8 м. Почти все жилища однокамерные, лишь на поселениях Основа и Рыкань исследованы двухкамерные жилища.

При исследовании жилищ прослеживались остатки деревянного каркаса стен или из жердей и камыша с глиняной обмазкой, а также обмазанные глиной участки пола. В жилищах находились кострища, открытые очаги на глиняных площадках или купольные печи, а также хозяйственные ямы, заполненные костями животных и фрагментами керамики.

На поселениях исследованы также хозяйственные постройки, культовые наземные сооружения с захоронениями кальцинированных костей животных в полу (Родной Край) и зольники (Ницаха, Веселое, Родной Край).

Городища обнаружены в последние годы и еще недостаточно исследованы. Они расположены на мысах первой надпойменной террасы (Веселое, Карга- шино, Ракитное, Пролетарское, Задонецкое). Городище у с. Веселое с напольной стороны ограждено валом и рвом глубиной 1,6 м, шириной вверху 2,8 м, а у с. Каргашино — тремя валами и рвом шириной 3 м, глубиной 0,75 м. Судя по археологическим данным, городища сооружались на позднем этапе развития бондарихинской культуры.

Погребальные памятники еще недостаточно исследованы. В 1975 г. Ю. В. Буйнов исследовал грунтовый могильник у с. Тымченки Змиевского района Харьковской обл., расположенный рядом с поселением этой культуры. Исследовано 12 погребений с трупосожжением. Остатки кремации ссыпались в глиняные урны или в небольшие ямки круглой или овальной формы диаметром 0,6—0,7 м, глубиной 0,4—0,5 м, вместе с фрагментами керамики. Некоторые погребения на поверхности были отмечены небольшими холмиками и вкопанными в центре деревянными столбами. Следы нескольких грунтовых могильников и отдельных погребений обнаружены у станции Основа, у с. Черкасский Бишкин и Веселое Харьковской обл. Известно также несколько погребений с трупоположением под курганной насыпью (у с. Николаевка Донецкой обл. и у с. Чер- нетчина Магдалиновского района Днепропетровской обл.) или в грунтовой могиле (на поселении Оскол). Умершие захоронены на боку в скорченном положении с различной ориентировкой.

Основной категорией находок на поселениях и в погребениях (см. рис. 54, 12—16, 19—37) является глиняная посуда с примесью в тесте песка, иногда шамота, слюды. Сосуды хорошо обожжены, серого и темно-коричневого цвета. Поверхность сосудов, особенно из памятников раннего периода (малобуд- ковского типа), часто покрыта крупными вертикальными расчесами зубчатым штампом. Поверхность остальных сосудов в той или иной мере заглажена.

Наиболее распространенной формой посуды бон- дарихинской культуры являются горшки нескольких типов. Среди них наиболее распространены горшки с маленьким плоским дном, резко расширяющимся кверху до середины высоты туловом и с прямым или слегка отогнутым венчиком; горшки с широким плоским дном, плавно расширяющимся кверху туловом, слегка суживающимися вверху плечиками и отогнутым венчиком. В меньшем количестве встречаются горшки с плоским дном и высоко расположенными плечиками или с намечающейся ребристостью туло- ва, а также сосуды тюльпановидной формы. В небольшом количестве известны сосуды баночной формы и типа жаровень.

Горшки раннего этапа (Малые Будки, Студенок 5 и др.) обычно орнаментированы наколами, ямками, «жемчужинами» и оттисками гребенчатого или зубчатого штампа, нанесенными по всей поверхности, часто без определенной системы. Остальные горшки орнаментированы лишь в верхней части ямками различной формы (овальной, круглой, треугольной), образующими от одного до четырех горизонтальных рядов. Обычна и композиция в виде горизонтального ряда треугольников с опущенной вниз вершиной. Встречаются также сосуды, украшенные пальцевыми вдавлениями, защипами, налепными валиками. По краю венчиков горшков часто нанесены косые насечки или пальцевые вдавления.

Рис. 54. Инвентарь бондарихинской культуры.

Рис. 54. Инвентарь бондарихинской культуры.

На поселениях найдены также глиняные курильницы, миниатюрные сосудики, ложки. Встречаются и глиняные фигурки животных, хлебцы, лепешки, тигли, льячки, пряслица и грузики.

Изделий из металла немного (рис. 54, 4, 10, 11, 17, 18). На поселении Студенок 5 найдены обломок круглой в сечении проволоки и бронзовая литая конусовидная подвеска, а также две половинки литейной формы из мелкозернистого песчаника для отливки одноухого кельта с двумя поперечными валиками в верхней части (длина кельта 8 см, ширина лезвия 4,5 см). На Бондарихинском поселении обнаружены два обломка и целая половина литейной формы из талькового сланца для отливки шестигранного кельта с двумя ушками. На ее боковой грани намечен контур формочки для отливки бронзового ножа. На поселении Оскол найден клинок бронзового кинжала с параллельными лезвиями, ромбовидный в сечении, а также часть глиняной литейной формы для отливки двух долотообразных орудий. На этом же поселении найден железный нож с треугольным лезвием и длинным прямоугольным черенком. Железные ножи и их обломки обнаружены и на поселениях Кицевка, Великая Тополя- ха, Основа, Родной Край. На Бондарихинском поселении и на поселении у с. Тымченки найдены железные четырехгранные шилья и долотце.

Изделия из камня представлены кварцитовыми зернотерками, терочниками, точильными брусками, которые встречаются почти на каждом поселении. Среди кремневых орудий имеются скребки, ножевидные пластины, наконечники стрел и дротиков, вкладыши для серпов с дуговидной спинкой и прямым лезвием.

Изделия из кости разнообразны — шилья, проколки, скобели, долотовидные орудия и т. д. (рис. 54, 7, 2, 6, 8). На поселении у с. Воинская Гребля найден обломок псалия в виде удлиненного слегка изогнутого стержня с заостренным концом, на котором имеется выступ. В центре стержня большое овальное отверстие. На поселении Родной Край обнаружен стержневидный псалий с тремя овальными отверстиями, расположенными в одной плоскости, а псалий из Шиловского поселения изготовлен из клыка дикого кабана и имел-круглое отверстие.

Для периодизации и датировки бондарихинской культуры большое значение имеют данные стратиграфии, находки металлических изделий и литейных форм, а также керамики других культур.

На поселениях бондарихинской культуры у с. Ба- рановка, Груновка, Битице и др. на Суле, Ницаха на Ворскле, Малая Рублевка на Мерле, Родной Край на Удах, Тымченки на Мже, Рыкань 2 в Подонье и др. в нижней части культурных слоев находилась керамика малобудковского типа, а в верхней части — бон- дарихинского типа. На поселении у с. Тымченки на мысовой части возвышенности керамика малобудковского типа встречалась в нижней части культурного слоя, а выше и в центральной части поселения найдена керамика, характерная для поселения в уроч. Бондариха. На поселениях бондарихинской культуры в Посулье В. А. Ильинской прослежено залегание в нижней части культурных слоев керамики малобудковского типа вместе с керамикой бондари- хинского типа, а в верхней части культурных слоев — только керамики бондарихинского типа.

На поселениях Родной Край, Шиловском, Мерефа, Безлюдовка слои бондарихинской культуры (в том числе и с керамикой малобудковского типа) находятся над культурными слоями срубной культуры. На поселении Великая Тополяха два жилища и погребение в урне бондарихинской культуры прорезали культурный слой срубной культуры сабатиновского времени.

На городище у с. Городное Харьковской обл. культурный слой бондарихинской культуры перекрыт слоем раннескифского времени, а на поселении у с. Хухра Г. Т. Ковпаненко исследовала жилища раннего железного века VII—VI вв. до н. э., которые прорезали слой бондарихинской культуры. На поселении у с. Лихачевка А. А. Моруженко проследила залегание керамики бондарихинской культуры вместе со скифскими материалами VII в. до н. э.

Таким образом, стратиграфические данные свидетельствуют о том, что памятники бондарихинской культуры хронологически расположены между памятниками срубной культуры сабатиновского времени и раннескифскими памятниками VII в. до н. э.
В определении абсолютной датировки бондарихинской культуры имеются значительные расхождения. С. С. Березанская датирует памятники мало- будковского типа XIV—XII вв до н. э., а бондари- хинского — концом XII—XI — концом VIII в. до н. э.

B. А. Ильинская датировала бондарихинскую культуру XI — началом VII в. до н. э., А. И. Теренож- кин — XI—IX вв. до н. э., Б. А. Шрамко — IX — началом VII в. до н. э. Ю. В. Буйнов — концом XII— XI —серединой VII в. до н. э. Последняя датировка больше соответствует стратиграфическим данным.

В развитии бондарихинской культуры Ю. В. Буйнов выделяет три этапа — ранний, средний и поздний.

К раннему этапу отнесены памятники малобуд- ковского типа — Малые Будки, Студенок 2,5, Ры- кань 2, Беседовка, Барановка, хут. Фомин, мысовая часть поселения Тымченки и др. Для датировки раннего этапа значительный интерес представляют находки на поселении Студенок 5. Бронзовая конусовидная подвеска с этого поселения близка по форме подвеске из Лукьяновского погребения, датирующегося субмикенской фибулой XII—XI вв. до н. э. Литейную форму одноушкового кельта А. И. Теренож- кин сравнивал с кельтами сабатиновского этапа, а А. М. Лесков — с матрицей из Малых Копаней.

C. С. Березанская находит ей аналогии среди орудий из кладов у с. Деревянное и Зазимье и датирует ее XIV—XIII вв. до н. э. Е. Н. Черных объединил литейную форму кельта из Студенок 5 с кельтами из с. Вишенки Киевской обл. и Соколенского клада в Молдавии в один тип и отнес их к кардашинскому очагу металлообработки, начало которого датирует XII—XI вв. до н. э., скорее XI в. до н. э. На этом основании Ю. В. Буйнов датирует ранний этап бондарихинской культуры концом XII—XI вв. до н. э.

Поздний этап выделен по материалам поселений Ницаха, Хухра, Родной Край, Хмаровка, Шилово, Травянское, Малая Рублевка, Михайловка, городище Веселое и др. В керамических комплексах этих поселений прослеживаются связи бондарихинских племен с племенами позднечернолесской культуры и с населением, оставившим памятники жаботинско- го типа (Малая Рублевка, Михайловка). Датируется этап VIII — серединой VII в. до н. э.

Основой хозяйства племен бондарихинской культуры были пашенное земледелие и скотоводство. Они выращивали просо, голозерную и пленчатую пшеницу, ячмень и бобовые. Все зерновые были яровыми культурами. Разводили крупный рогатый скот, свиней, овец и коз, лошадей. Судя по составу стада, скотоводство было оседлым, приселищным.

О занятиях бондарихинских племен обработкой металла свидетельствуют находки на поселениях литейных форм, тиглей и льячек. Металлические изделия изготовлялись из меди и оловянистой бронзы. На поселениях Тымченки, Мерефа, Луговое найдены железные шлаки, куски криц и болотная руда, позволяющие говорить о том, что эти племена освоили добычу руды, ее плавку и обработку железа.

Племена бондарихинской культуры занимались изготовлением глиняной посуды, обработкой камня и кремня, кости и рога, плетением, прядением и ткачеством. Они имели тесные связи с племенами Сосницкой, белогрудовской, чернолесской и поздне- срубной культур, а также с населением, оставившим памятники жаботинского типа.

Вопрос о происхождении бондарихинской культуры еще не решен. По мнению В. А. Ильинской, памятники малобудковского и бондарихинского типов составляли последовательные звенья культурного развития периода поздней бронзы в левобережной лесостепи и своим происхождением связаны с памятниками марьяновского типа или марьяновской культуры. С. С. Березанской и В. А. Ильинской введен в археологическую литературу термин «марьянов- ско-бондарихинская культура». Однако памятники марьяновского типа известны в бассейне Десны и Сейма, где отсутствуют памятники малобудковского и бондарихинского типов. Датируются памятники марьяновского типа второй четвертью II тыс. до н. э., т. е. между ними и памятниками малобудковского типа существует хронологический разрыв в 300- 350 лет. Существуют и значительные различия в формах и орнаменте малобудковской и марьяновской керамики, хотя С. С. Березанская и В. А. Ильинская считают, что близость ее не вызывает сомнения. Таким образом, несовпадение территории, хронологический разрыв, существенные различия в керамике не позволяют согласиться с мнением С. С. Березанской и В. А. Ильинской о генетической связи памятников малобудковского и марьяновского типов.

Б. Н. Граков высказал мнение о сложении бондарихинской культуры в результате слияния пришлых племен срубной культуры с местным населением, близким по культуре к «окским неолитическим племенам». Он считал, что культурные варианты, получившие названия малобудковской и бондарихинской стадий, являются позднейшим развитием поздняков- ской культуры. Эта гипотеза, по мнению Ю. В. Буйнова, получает новое подтверждение, так как, согласно новым археологическим данным, в конце II тыс. до н. э. в Волго-Окском междуречье происходит вытеснение племен поздняковской культуры племенами культуры ранней сетчатой керамики.

Исторические судьбы племен бондарихинской культуры еще окончательно не выяснены. В. А. Ильинская и А. И. Тереножкин высказали мнение об отсутствии генетической связи бондарихинских племен с населением скифской культуры левобережной лесостепи. В. А. Ильинская считает, что под давлением скифских племен бондарихинские племена вынуждены были переселиться на Десну и Сейм, где приняли участие в сложении юхновской культуры. П. Н. Третьяков и В. В. Седов отрицательно отнеслись к этому мнению, так как считают, что юхновская культура сложилась на основе местной культуры эпохи бронзы. Памятники позднего периода эпохи бронзы, исследованные И. И. Артеменко в последние годы в Подесенье и в Посеймье, позволяют говорить о том, что юхновская культура раннего железного века сложилась на основе сосницкой культуры эпохи бронзы.

На основании анализа керамики Б. А. Шрамко пришел к выводу, что все основные типы посуды бондарихинской культуры представлены в керамических комплексах раннескифских памятников левобережной лесостепи. Б. А. Шрамко, Б. Н. Граков, П. Д. Либеров считают, что бондарихинская культура принимала участие в сложении культур скифского времени левобережной лесостепи.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Павел Николаевич Шульц — советский археолог, специалист по археологии Крыма, исследователь Неаполя Скифского.
  • Дни смерти
  • 1891 Умер Алексей Алексеевич Гатцук — русский археолог, публицист и писатель.

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
Археология © 2014