Западные Саяны

Петроглифы Тувы получили достаточно широкую известность в научной и популярной литературе. Первым сообщениям о них мы обязаны А. В. Адрианову (1886). Затем к изучению наскальных рисунков Саян обращались многие исследователи (подробный обзор см. [Грач, 1957; 1958; 1978; Дэвлет, 1976(II)]). Тува является одним из немногих районов степного пояса, где исследования петроглифов проводились специально, а не попутно с другими памятниками. Поэтому здесь лучше, чем в других районах Западной Сибири, разработана хронология наскальных изображений. В настоящее время на территории Тувы зафиксировано несколько десятков пунктов, в которых имеются комплексы наскальных рисунков, причем многие из них опубликованы сравнительно недавно. Во избежание излишнего дублирования здесь целесообразно остановиться на менее известных и на тех, хронологическая и семантическая интерпретация которых может быть продолжена.

Рис. 52. Горный Алтай, Кокорю [Савинов, 1972]

Рис. 52. Горный Алтай, Кокорю [Савинов, 1972]

Сыын-Чюрек. Центральная Тува. Северные отроги хребта Западный Танну-Ола. Одиночная гора в виде пирамиды в районе с. Арыг-Узю, примерно в 20 км на юго-запад от г. Шагонара. Около 300 изображений людей, животных, различных знаков. Исследования С. И. Вайнштейна (1957 и 1974 гг.) [Вайнштейн, 1974, с 46—53]. Рисунки разновременны. Некоторые из них датируются эпохой бронзы, скифским и древнетюркским временем.

Особенно интересно изображение двухколесной колесницы с маленькой треугольной платформой. В колесах по четыре спицы. В колесницу впряжена пара лошадей в дышловой упряжке с четко показанным ярмом. Колесница и лошади показаны как бы в плане, лошади расположены спинами друг к другу. Изображение выбито грубыми, крупными ударами, контур рисунка нечеткий (рис. 56, см. также [Вайнштейн, 1975, с. 8—9]).

Мугур-Саргол — Чинге. Верхний Енисей, начало Саянского Каньона, место впадения в Енисей его правого притока — небольшой речки Чинге. Наибольшее количество рисунков находится на правом берегу Енисея в урочище Мугур-Саргол, которое представляет собой террасу шириной около 100 м, вытянутую вдоль берега на 0,7 км. В прибрежной части террасы обнажены коренные залегания осадочных пород, которые регулярно затапливаются каждым паводком и потому сильно окатаны и отполированы до блеска. Поверхности скал покрыты мощным слоем пустынного загара, который тем сильнее, чем ближе к воде данная плоскость. Вероятно, это объясняется тем, что «смотрящие» в воду поверхности скал подвергаются почти удвоенной дозе солнечной радиации благодаря отражению от воды. Плотность загара меняется от темно-серого в глубине ложбины до глянцевито-фиолетового, почти черного — у воды. В разное время дня, в зависимости от положения солнца, то одни, то другие плоскости переливаются солнечными бликами и вместе со сверкающей на солнце водой образуют эффектное, впечатляющее зрелище. Время от времени солнечные лучи высвечивают те или иные рисунки, и они становятся четко видимыми.

Рис. 53. Горный Алтай. Кокорю [Савинов, 1972]

Рис. 53. Горный Алтай. Кокорю [Савинов, 1972]

Изучение памятника было начато в 1966 г, А. Д. Грачом и А. А. Формозовым ([Грач, 1967, с. 125; 1969, с. 55; Формозов, 1967(II), с. 133-134; 1969(II), с. 104—107]; см. также [Вайнштейн, 1974, с. 15—17]). В 1971 г. автор этих строк и А. Д. Грач приступили к систематическим работам по сплошному копированию и описанию памятника. Был снят топографический план памятника, пронумерована большая часть плоскостей. К сожалению, продолжить эти исследования в последующие годы, по не зависящим от нас причинам, не удалось. В 1973—1974 гг. здесь работала группа под руководством М. А. Дэвлет [Дэвлет и др., 1975, с. 205—206; Дэвлет, 1975, с. 238— 248; 1976(II)].

Рис. 54. Горный Алтай. Кокорю [Савинов, 1972]

Рис. 54. Горный Алтай. Кокорю [Савинов, 1972]

По предварительным оценкам, на Мугур-Сарголе должно быть не менее 8000 рисунков. Из них опубликована примерно десятая часть, причем внимание авторов публикаций, как правило, привлекают одни и те же, наиболее эффектные рисунки. Кроме широко распространенных сюжетов (козлы, олени, лоси, антропоморфные фигуры) здесь есть большая группа стилизованных изображений человеческих лиц — «маски», а также пять изображений повозок или колесниц. Памятник «многослойный», рисунки датируются от эпохи бронзы до монгольского времени (рис. 57—60).

altay-9

«Дорога Чингисхана». Левобережье верхнего Енисея. Прибрежный склон, спускающийся к урочищу Мугур-Сар-гол. Здесь по крутому склону проложена укрепленная каменными плитами тропа, соединяющая Мугур-Саргол с устьем Хемчика, левого притока Енисея. На скалах вдоль тропы имеются разновременные рисунки, древнетюркская руническая надпись. Древнейшие рисунки (колесница) относятся, по-видимому, к эпохе бронзы, позднейшие — к XVIII—XIX вв. Обследования М. А. Дэвлет [Дэвлет, 1977(1), (II)].

Сосновка Джойская. Верхний Енисей, Саянский Каньон. Устье таежной речки Сосновки Джойской, правого притока Енисея, которая стекает со склонов хребта Борус. Здесь находится большая скала, которая выходит углом к правому берегу Сосновки и к Енисею. Перед скалой широкая полоса крупного галечника, закрываемая в половодье водой. В нижней части скала имеет два естественных карниза, образовавшихся в результате выветривания. На гранях верхнего карниза сохранились отдельные фрагменты некогда большого расписного фриза.

Грани 1—2. Фрагменты изображений, выполненных красно-бурой охрой. Сюжет определить невозможно.

Грань 3. Среди неясных фрагментов росписей, над нависающим карнизом сохранилась композиция из двух животных. Фигура быка перекрывает фигуру лося (или лосихи). Сохранились только передние части фигур: головы и шеи. Впрочем, не исключено, что это не результат разрушения, а первоначальный замысел. Подобные «незавершенные» рисунки быков, лосей, оленей и иных животных во множестве встречаются на среднем Енисее (Оглахты, Тепсей, Усть-Туба и др.). Фигуры окрашены темно-бурой охрой, внутри контура заполнение неравномерное и значительно бледнее, чем сама линия контура (см. рис. на вклейке).

Грань 4. Полная фигура быка, обращенного головой вправо. Голова сохранилась очень плохо. Контур обведен темно-бурой охрой, густой линией. Внутренняя часть фигуры заполнена значительно более слабым слоем краски, отчего она кажется бледно-розовой. Правее фигуры быка заметны фрагменты неопределенного изображения.

Рис. 57. Тува. Мугур-Саргол. Колесница

Рис. 57. Тува. Мугур-Саргол. Колесница

Грань 5. Отдельные охристые пятна, среди которых достаточно уверенно различаются контуры фигур лошади с массивным корпусом, какого-то животного с поджарым корпусом и длинным хвостом и лодки с людьми. Датировка — энеолит.

Джойский порог. На левом берегу Енисея, близ впадения в него р. Джой, есть утес, сложенный серым с красноватыми вкраплениями гранитом. Утес имеет странную, оригинальную форму, которая привлекает внимание всех, кто проплывет мимо. Если смотреть на утес с воды (а иных подходов ввиду крутизны берега к нему нет), то издали он производит такое впечатление, будто из крутой скальной стены выступает часть шляпки огромного гриба. Под навесом имеется пологий скальный выступ, на котором может одновременно находиться два-три человека. Расстояние между пологим «полом» выступа и «потолком» навеса около двух метров. Утес обозначен в лоции Енисея под названием «Утес с древними письменами». Это название происходит от изыскательской партии В. М. Радевича, который в 1907 г. осмотрел писаницу и принял ее изображения за древние письмена. В этом нет ничего удивительного. Если бы мы не знали подобных изображений по Амыльским, Усть-Тубинским и иным писаницам, то распознать в трудноразличимых пятнах охры остатки окуневских личин на «потолке» джойского «гриба» было бы очень трудно.

Рис. 58. Тува. Мугур-Саргол. Колесница

Рис. 58. Тува. Мугур-Саргол. Колесница

Писаница сохранилась плохо. Изображениями были покрыты две грани: «ножка гриба» и «потолок», т. е. нижняя плоскость «шляпки». На вертикальной плоскости сохранились только разрозненные пятна охры, к тому же многократно перекрытые современными надписями, сделанными густой масляной краской.

Рис. 59. Тува. Мугур-Саргол. «Маски»

Рис. 59. Тува. Мугур-Саргол. «Маски»

На потолке можно проследить 30 личин. Некоторые из них только угадываются. Размеры варьируют от 10 до 60 см (сверху вниз). Ни в одном случае нет прорисовки контура лица и носа. Показаны только глаза,— как правило, удлиненные,— рот и поперечные полосы с двумя или тремя отростками на концах (рис. 116: 6—7).

Кундусук
. Район стыка хребтов Западный Саян и Ергак-Таргак-Тайга. Верховья р. Амыл, правый берег, в 1,5 км ниже устья р. Кундусук. Обследование Н. В. Леонтьева (1965 и 1967 гг.). На прибрежных скалах три скопления изображений личин, выполненных красновато-бурой охрой (рис. 61). Несомненное стилистическое и иконографическое сходство кундусукских рисунков с джойскими и с изображениями личин на стелах из Минусинской котловины стало основанием для отнесения их к окуневскому времени [Леонтьев, 1969, с. 245—248].

Рис. 60. Тува. Мугур-Саргол. Всадник на лошади

Рис. 60. Тува. Мугур-Саргол. Всадник на лошади

Петроглифы Тувы подробно рассмотрены в ряде недавних исследований. Это такие комплексы, как Алды-Бель, Овюр, Чуруктуг-Кыр-лан, Сыын-Чюрек, Бижиктиг-Хая, Хорумнунг-Ой, Куйлуг-Хем, Бижик-тиг-Хая II (близ Хемчика), Мозола-Хомужаглыг, Малый Баян-Кол и многие другие [Грач, 1957; 1958; 1978; Членова, 1956; Вайнштейн, 1974; Дэвлет, 1976(II) и др.]. Работами этих авторов, особенно А. Д. Грача, были выделены пласты первобытного искусства скифского, древнетюркского и монгольского времени. В связи с этими памятниками рассматривались также и вопросы семантической интерпретации и связей с сопредельными районами Монгольского и Русского Алтая, Минусинской котловины, Прибайкалья. К некоторым из этих материалов мы вернемся в главах о хронологии и семантике.

***

Рис.61. Саяны. Кундусук [Леонтьев, 1969]

Рис.61. Саяны. Кундусук [Леонтьев, 1969]

Древнейшими на рассмотренной территории считаются росписи в пещере Хойт-Цэнкер Агуй на Монгольском Алтае [Окладников, 1967(I); 1967(II); 1972(I); Дорж, Новгородова, 1975]. Неолитической эпохой датирована часть изображений Томской писаницы [Мартынов, 1966; 1970; Окладников, Мартынов, 1972]. Если по вопросу о датировке петроглифов каменного века существуют некоторые разногласия между исследователями 1, то о наскальных рисунках последующих эпох можно судить вполне определенно. Изображения повозок и колесниц, исполненные в архаической манере (подробнее см. главу VII), встречаются на западных отрогах Алтая. В Туве и Монголии известны изображения «боевых» колесниц, относящихся, по-видимому, к заключительной стадии эпохи бронзы.

Завершение эпохи бронзы и переход к культурам ранних кочевников отражены в петроглифическом искусстве Саяно-Алтая комплексами, которые, как представляется, демонстрируют зарождение скифо-сибир-ского звериного стиля. На ряде изображений прослеживается его дальнейшее развитие в сторону большего орнаментализма и затем — вырождения. Влияние скифо-сибирского звериного стиля прослеживается и в наскальных рисунках более позднего времени, синхронного южносибирской таштыкской культуре. Петроглифы древнетюркского времени со свойственной им особой изящной схематичностью, сближающей эти рисунки с тамгами, встречаются здесь повсеместно. Встречаются также и рисунки совсем недавних эпох — XVI—XVIII вв.

Если говорить о сюжетных характеристиках, то петроглифы Тянь-Шаня и Саяно-Алтая имеют, пожалуй, намного больше общих черт, чем различий. Это уже отмечалось в литературе *Грач, 1959, с. 121 — 124+. Те же различия, которые приходится наблюдать, объясняются вполне естественными, в буквальном смысле этого слова, причинами. Например, среди наскальных рисунков Саяно-Алтая очень распространен образ лося, которого нет на Тянь-Шане и Памиро-Алае, ибо здесь он не водится.

Стилистические особенности, более заметные на ранних этапах, к середине I тысячелетия до н. э. сглаживаются, что тоже вполне понятно с исторической точки зрения и объясняется ускорением культурной диффузии между племенами ранних кочевников.

Разумеется, высказанные соображения являются результатом очень общего взгляда на наскальное искусство Саяно-Алтая. В таких случаях обычно в глаза бросается прежде всего то, что уже хорошо знакомо по соседним районам, или нечто противоположное. Поскольку значительная часть материалов не только не опубликована, но и не изучена, вполне возможно, что детальный анализ позволит в будущем вскрыть более глубокие особенности первобытного наскального искусства Саяно-Алтая и показать его специфику. В этом убеждает, например, рассмотрение изображений «масок» Мугур-Саргола и Бижиктиг-Хая, которые не находят себе явных параллелей ни в одном из прилегающих районов.

Notes:

  1. Cм., например: [Дорж, Новгородова, 1975, с. 39; Формозов, 1969(II), с. 84]

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 24.10.2015 — 16:34

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика