Верхний (поздний) палеолит

С эпохой позднего палеолита связано появление человека современного вида (Homo sapiens). С этого времени начинается решающий перелом в эволюции гоминидов и окончательный переход к подлинно человеческой истории.

Появление первых представителей Homo sapiens обычно относят к 50-45 тысячелетиям до н. э. Характерные для него признаки установлены на основе изучения пяти скелетов, найденных в 1868 г. в пещере Кро-Маньон во Франции. Останки кроманьонского человека обнаружены и в других географических зонах Европы.

В кроманьонском типе отчетливо прослеживаются черты, присущие современным людям: прямой лоб, надбровные дуги (вместо надглазничного валика), высокой свод черепа, выраженный подбородочный выступ, малая ширина носа, небольшие размеры глазниц и т.д. Для кроманьонца характерны сочетание удлиненной головы с широким лбом и очень широким лицом, прямая профилировка лица и большая вместимость мозговой коробки (1500-1800 см3), высокий рост (168-194 см) и резко выраженный мускульный рельеф на костях. Сравнительные исследования показали, что у Homo sapiens особенно развиты как раз те участки мозговой коры, которые тесно связаны с его общественной жизнью, играя роль тормозов его животных влечений и инстинктов. Люди стали решать возникшие перед ними задачи не столько путем приспособления к условиям среды, сколько путем реализации производственных достижений в процессе коллективной деятельности.

Поздний палеолит — это время широкого расселения человека по всем климатическим зонам Земли и формирования рас и расовых групп. Существует непосредственная связь между появлением человека разумного и дальнейшим развитием материальной и духовной культуры человеческого общества эпохи позднего палеолита. Это явление непосредственно связано с прогрессивным развитием общественных отношений, с процессом формирования родовой общины, с возникновением рода как первой специфической формы общественной организации человеческого коллектива. Предполагают, что родовая организация была повсюду матрилинейной и матрилокальной, а женщина занимала главенствующее положение в общине. Материнский род, таким образом, представлял собой экзогамную группу людей, объединенных узами кровного родства между собой и общим происхождением по материнской линии. Высокое положение женщины в общественной жизни определялось также спецификой общинного домашнего хозяйства, ролью женщины в семье как продолжательницы рода.

Не случайно в идеологическом представлении древних людей возник культ женщины-родоначальницы и хозяйки очага.

Мировоззрение человека эпохи позднего палеолита усложнилось. Получил распространение культ охотничьей магии, в основе которого лежит вера в получение власти над животным через овладение его образом-символом. Полагают, что универсальным орудием магии было появившееся в это время яркое первобытное искусство. Главная его тема — изображение различных животных, резьба и скульптура. Олицетворением плодородия земли, материнства были женские фигуры, вырезанные из кости или мягкого камня.

Представления о душе и загробной жизни человека как о продолжении земного существования вели к появлению сложных обрядных церемоний. Тело умершего посыпали красной охрой, его грудь украшали ожерельями из просверленных раковин и клыков хищника, ноги — браслетами из бивней мамонта, одежду расшивали гирляндами бус. Вместе с погребенным клали изделия из кремня и кости.

Ареал позднепалеолитических культур еще далеко не определен для территории Казахстана, и тем не менее предварительные выводы позволяют надеяться на широкое географическое распространение памятников, несмотря на их малочисленность. Последнее, на наш взгляд, обусловлено палегеографическими условиями. Именно это время отмечено похолоданием, наступлением аридности, что создавало неблагоприятные условия для обитания людей верхнего палеолита.

Природа и хозяйство. Природные условия, в которых развертывалась жизнь сформировавшегося человека, были изменчивы. Это было время завершения ледниковой эпохи. Многие горные районы Казахстана были охвачены последним оледенением. Следы его в виде конечных и боковых морен сохранились до сих пор. Последующее таяние ледникового покрова на севере европейской части России и новое тектоническое поднятие северных отрогов Кавказского хребта привели к повышению уровня Каспийского моря, и оно вновь затопило всю Прикаспийскую низменность. Начало верхнего антропогена сопровождалось значительным поднятием горных массивов (джунгарская фаза) и общим увлажнением климата. Увеличение стока воды при таянии ледников, изменение русел рек Сырдарьи и Амударьи привели к созданию Аральского моря.

Несмотря на некоторое похолодание и общее увлажнение климата, флора и фауна того времени были богаче современных. На Тянь-Шане, в Центральном и Северном Казахстане еще росли дубовые леса и березовые рощи, хотя в целом площадь в это время сократилась, уступив место богатым кустарнико-луговым пастбищам.

На обширных просторах Евразии сложился своеобразный фаунистический комплекс, называемый мамонтовым. Ископаемые останки многих представителей этого комплекса найдены и в разных районах Казахстана. Его основными видами был мамонт, шерстистый носорог, бык-тур, мелкий бизон, пещерный медведь и тигролев — хищник, совмещающий в себе признаки тигра и льва. Вместе с ними в степях и на горных лугах паслись сайга, архар, олень-марал, косуля и другие, крупные и мелкие животные. Своеобразный вариант мамонтового комплекса сложился к концу эпохи в горах Алтая. Здесь, наряду с основными видами, получили распространение байкальский як и винторогая антилопа, что свидетельствует об общности фауны данного района с животным миром, населявшим территорию от Центральной Азии до Забайкалья включительно. Серьезные природно-климатические изменения происходили во второй половине верхнего антропогена. На территории Казахстана, как и в других местах Азии, климат становился засушливее и теплее. Уменьшение растительного покрова, наступление пустыни, прежде всего, сказались на условиях жизни крупных травоядных животных. Мамонты и шерстистые носороги были обречены на гибель и уже около 10 тысяч лет до н. э. вымерли. Один из последних мамонтов с левобережья р. Урал погиб около 8000 лет назад.

Исчезновение крупных животных, охота на которых являлась главным источником пищи в эпоху палеолита, изменило условия жизни человека. Возникла необходимость в новых, более совершенных орудиях для охоты на среднего и мелкого зверя. Охотничьи отряды нередко стали совершать в поисках пищи далекие походы. Основным видом стоянок для бродячих групп охотников становятся временные стойбища с легкими шалашами и кострами на открытом воздухе.

Совершенствовалась техника отделения пластин от нуклеуса, что явилось следствием повышения точности обработки камня. На смену дисковидным и треугольным нуклеусам мустьерского времени пришел призматический. С одного такого нуклеуса получали не по две-три пластины, как в предшествующее время, а несколько десятков тонких пластин, шедших в дело без всякой дополнительной обработки лезвий, а некоторые орудия обрабатывались отжимной ретушью. Надавливая твердым предметом (камнем, костью, рогом) на лезвие отщепа, древние мастера получали орудия любой формы.

При изготовлении орудий человек умело пользовался огнем. Медленное нагревание и последующее остывание камня изменяли его структуру, что облегчало обработку орудий техникой отжимной ретуши.

Появились разнообразные по назначению орудия труда. В позднем палеолите уже насчитывается более десятка всевозможных типов орудий: скобели, концевые и округлые скребки, пластины со стесанными концами, боковые и срединные резцы, наконечники копий и дротиков, пластины с выемками, проколки. Особенно много резцов, изготовлявшихся из пластин и отщепов, острый угол которых скалывался, образуя режущий край, перпендикулярный к плоскости лезвия пластины.

Обилие резцов показывает все растущую роль кости. Из этого материала делались составные орудия с кремневым лезвием и костяными рукоятками, всевозможные сверла, проколки, скребки для обработки шкур животных, костяные наконечники копий и дротиков, гарпуны и копья-металки. Появились костяные иглы, чело-век научился шить из меха и кожи одежду.

Охота, как и прежде, продолжала играть ведущую роль в хозяйстве. Но разнообразие охотничьих орудий, новые методы охоты (загон с применением огня, ловчие ямы, охота с боласами, рогатинами) сделали этот вид хозяйственной деятельности более продуктивным. В удобных местах первобытные люди ловили рыбу с помощью гарпунов, примитивных крючков в виде заостренных коротких костяных стерженьков.

По-прежнему человек занимался собиранием разнообразной растительной пищи: дикого ореха, ягод, дикой моркови, щавеля, луковиц и клубней некоторых растений.

В позднем палеолите, особенно в первой его половине, характеризующейся похолоданием климата, стоянки человека представляли собой хорошо оборудованные на вершинах небольших холмов поселения, о чем свидетельствуют находки многочисленных ям от опорных столбов жилищ и следы мощных кострищ.

Материальная культура верхнепалеолитического человека формировалась в различных районах земного шара в разное время, и пути ее исторического развития не были одинаковы. Очевидно, существовали две большие области, отличавшиеся главным образом техникой обработки каменных орудий. В Европе и Передней Азии древний человек очень рано освоил новую технологию обработки призматического нуклеуса. В Африке и Центральной Азии с прилегающими к ней районами Казахстана, Средней Азии еще долгое время превалировала старая леваллуазская техника расщепления камня. Лишь на последних этапах позднего палеолита, ближе к мезолиту, здесь происходит переход к новой призматической технике.

Стоянки и отдельные находки. На территории Казахстана полностью изученных памятников позднего палеолита немного. Наряду с верхнепалеолитическими формами, ведущее место по-прежнему занимают архаичные рубящие орудия, изготовленные из целых продолговатых галек, массивные скребла с выпуклым или овальным рабочим краем, треугольные пластины, скалывавшиеся с дисковидных нуклеусов.

Древниеказахстанско-среднеазиатские приемы обработки камня получили широкое распространение у насельников Алтая и Сибири позднего палеолита.

Верхняя граница позднепалеолитических памятников Северного Прибалхашья датируется началом современного антропогена или началом геологического голоцена. Именно в это время в связи с наступлением засушливого климата племена охотников за крупными млекопитающими были вынуждены покинуть высохшие луговые долины и вслед за мамонтами и бизонами переселиться в более северные, лучше увлажненные области. На многочисленных стоянках в бассейне р. Туранга, у гор Тюлькули и Семизбугу они оставили множество каменных изделий: нуклеусы клиновидной формы, нуклеусы-скребки на массивных дисковидных отщепах и ножевидных пластинах, резцы срединного типа, остроконечники мустьерского облика, массивные скребла сибирского типа. Каменные орудия обнаружены и в других пунктах Центрального Казахстана, например в местонахождениях Батпак 7, Карабас 3, Ангренсор 2.

Первая стоянка, Батпак 7, расположенная рядом с мустьерским памятником Батпак 8, имеет мощный культурный слой. В нем найдены кости млекопитающих мамонтовой фауны. Среди находок две крупные пластины с треугольным и трапециевидным поперечным сечением, массивное скребло и листовидный наконечник дротика с двусторонней обработкой.

На местонахождении Карабас 3 (юго-западнее Караганды) собрано 172 порфиритовых изделия. Среди них грубые отщепы, два дисковидных нуклеуса, шесть желваков со следами отделения отщепов, три грубые пластины, рубящие орудия и обломок наконечника дротика.

Третья стоянка расположена в восточной части Центрального Казахстана (южнее г. Экибастуза) на южном шлейфе сопки, прикрывающей с севера оз. Ангренсор. Здесь собрано свыше 1000 предметов из яшмы. В их числе дисковидные многоплощадочные конические нуклеусы, короткие и широкие отщепы с хорошо выраженными ударными бугорками, пластины, скобели, рубиловидное орудие, скребки, резцы-проколки, обломки листовидных наконечников дротиков.

Среди памятников Восточного Казахстана наиболее примечательны три стоянки.

Первая располагалась у входа в небольшую известняковую пещеру недалеко от устья р. Бух-тарма. Пещера, обращенная входом на запад, представляла собой два грота, объединенных общим широким и высоким навесом. Трехлетние раскопки культурного слоя позволили обнаружить остатки очага, орудий труда и кости диких животных. Животные, служившие объектами охоты верхнепалеолитического человека, в Бух-тарминской пещере составили любопытную смесь плейстоценовой и современной фауны. Среди находок — кости мамонта и шерстистого зубра, архара, марала, пещерной гиены, бурого медведя, кулана, волка, верблюда Кноблоха, косули и др.

В коллекции есть скребки, выполненные на пластинах, один изготовлен на плоском диске с круговой ретушью, ножевидная массивная пластина с подретушированными краями и закругленным концом, миниатюрный нуклеус пирамидальной формы, пластины, снятые с призматического нуклеуса, отбойник из порфировой гальки со следами работы на обоих концах. Вместе с ними найдены галечное рубящее орудие, скребло, изготовленное на широком отщепе без ретуши.

Каменные орудия на второй стоянке — Новоникольской, зафиксированной на правом берегу Иртыша, залегали на глубине 0,9-1 м. Весь комплекс изделий типичен для культуры верхнепалеолитического периода на территории Казахстана. Здесь имеются скребло подтреугольной формы с выпуклым рабочим краем, изготовленное из массивного отщепа, орудие типа остроконечника с ретушью, призматические нуклеусы и пластины с них, наконец, массивное рубящее орудие из целой гальки.

Третье поселение — Шульбинка — находится в 3-х км восточнее пос. Старая Шульба Новошульбинского района Семипалатинской области.

Рис. 2.7. Шульбинка. Ситуационный план

Рис. 2.7. Шульбинка. Ситуационный план

Наличие каменных изделий и небольших очагов говорит о длительном обитании здесь древнего человека-охотника. Каменные изделия выявлены во всех трех горизонтах, но наибольшее их количество собрано в третьем — более 5000. В коллекции каменных изделий (Рис. 2.8.) выделяются нуклеусы конусовидные, клиновидные, призматического характера, скребла и скребки, остроконечники, проколки и отбойники. Изделия из галек довольно крупных размеров, некоторые из них, в частности нуклеусы, дисковидной формы, уплощенные. При зачистке пола третьего горизонта зафиксировано 6 округлых в плане темных пятен диаметром не более 15 см каждое. Возможно, это следы деревянных столбов, служивших опорой для крыши жилища. Кроме того, обнаружено 2 очага, сложенных из галек, 2 очаговых пятна диаметром не более 25 см.

Неравномерное распределение находок по горизонтам, преобладание мелких форм орудий в верхних горизонтах, а более крупных — в нижних связаны с двумя периодами обитания на стоянке древних людей — палеолита и неолита. Материалы, полученные со стоянки Шульбинка при исследованиях памятника в 1981 — 1983 гг., являются принципиально важными, поскольку происходят с территории Восточного Казахстана, занимая промежуточное положение (связующее звено) между двумя крупными регионами: Средней Азией и Южным Казахстаном, с одной стороны, и Горным Алтаем — с другой, где достаточно хорошо изучен круг культур палеолитического времени.

В Южном Казахстане сравнительно немного позднепалеолитических памятников. Большой интерес среди них представляет Ачисайская стоянка. Ее следы обнаружены на высокой левобережной террасе р. Турлан (Терисаккан, западнее пос. Чулаккурган). В основании террасы, на цоколе из серых массивных известняков, залегает 5—6-метровый слой валунов и галечников, пересыпанных супесью и песком, выше него — толща суглинков мощностью 12—14 м, состоящая из отдельных прослоек в 0,3—0,4 м. Суглинистая толща вскрыта раскопками на глубину 10 м от поверхности террасовидной площадки.

Рис. 2.8. Шульбинка. III культурный горизонт. 1 — нуклеусы: 1.1 — 1.5 — параллельного принципа расщепления; 1.6—1.9 — торцевым; 2 — орудия на пластинах: 2.1—2.3 — остроконечники; 2.4—2.9 — ретушированные пластины; 2.10 — микропластины

Рис. 2.8. Шульбинка. III культурный горизонт.
1 — нуклеусы: 1.1 — 1.5 — параллельного принципа расщепления; 1.6—1.9 — торцевым; 2 — орудия на пластинах: 2.1—2.3 — остроконечники; 2.4—2.9 — ретушированные пластины; 2.10 — микропластины

В 7,5 — 7,8 м от поверхности выявлен культурный слой. Он состоял из 15 кострищ, вокруг которых находились раздробленные кости животных (бизона, горного барана, дикой лошади) и различные кремневые изделия. Среди орудий, оставленных первобытными охотниками Ачисайской стоянки, — скребки, остроконечники, ножевидные пластины, проколки. Найдены также призматические и конусовидные нуклеусы и многочисленные отбросы производства.

Еще одна коллекция каменных изделий из кремневых отщепов и пластин с широкими неправильными гранями на спинке, призматических и конусовидных нуклеусов, скребков найдена в двух пунктах на втором террасовидном уступе котловины озера Соркуль (восточнее с. Байкадам).

Наконец, ряд выразительных позднепалеолитических орудий обнаружен в береговом обрыве третьей террасы р. Усыктас. Кремневые изделия залегали в тонкой прослойке гравия и галечника на небольшом пространстве. Один из отщепов сохранил следы многократных предыдущих сколов и круговую ретушь. Из нескольких десятков кремневых изделий выделяются широкие удлиненные ножевидные пластины, также со следами обработки.

Территория Семиречья вплоть до недавних пор представляла собой «белое пятно» в археологии палеолита Казахстана, что в первую очередь связано с малоисследованностью края. Из открытых местонахождений можно было выделить поверхностные находки (всего 187 экз.) местонахождений Актогай I — IV в долине р. Чарын.

Впервые обнаруженная стоянка первобытного человека Майбулак находится на территории Алматинской области (Карасайский район), в 44 км к западу от города Алматы и в 1,5 — 2 км к юго-западу от с. Фабричный (Каргалы) на «нижних прилавках» северного склона Заилийского Алатау. Справедливости ради отметим, что с начала 1990-х гг. от местных краеведов и археологов поступала информация о наличии памятника каменного века в районе с. Фабричный (Каргалы). Стоянка расположена на лессовом останце, на правом берегу небольшой предгорной речки Майбулак при выходе ее из одноименного ущелья. Останец представ¬ляет собой северо-западный уступ некогда единой возвышенности (прилавка) высотой 150¬200 м. К данному времени стоянка Майбулак является аварийным объектом, большая часть которого разрушена строительными работами. Останец в настоящий момент имеет сохранившийся лишь восточный склон, протяженность которого по направлению север-юг насчитывает 60 — 70 м. Высота останца над прилегающей местностью достигает 4—4,5 м.

Раскоп был заложен в центральной части останца, площадь работ охватила 130 кв. м. Максимальная глубина (шурф 2×2 м в западном конце траншеи) составила 8 м. В результате исследований было выделено 3 культурных горизонта.
I культурный горизонт. Глубина залегания 0,7-2,1 м, по всей вероятности, культурный слой нарушен вследствие человеческого вмешательства в более позднее время. Встречается много камней из каменных выкладок захоронений эпохи бронзы и раннежелезного века. Каменные изделия обнаруживаются повсеместно. Всего обнаружено 75 артефактов. Среди них — пренуклеус подпризматической формы, отщепы, пластины, нуклевидные сколы, микропластинки. Группа пластин невыразительна. Орудийный набор включает нож, концевой скребок на отщепе, выемчатое орудие, скребок боковой, скребок высокой формы и обломок концевого скребка. В пределах горизонта были найдены угли от кострищ.

II культурный горизонт. Глубина залегания 3.5-4,2 м. В составе горизонта выделяются два культурных слоя. Всего собрано 493 экз. каменных изделий. В коллекции горизонта представлены нуклеусы (Рис. 2.9.) леваллуазского типа для снятия отщепов и пластинчатых отщепов, два нуклеуса параллельного принципа расщепления, которые близки призматическим, преформы, пренуклеусы, отщепы, обломки, чешуйки, пластин мало. Орудий немного. В их числе скребло с шипом, зубчатое скребло, скребки (высокой формы и с обработкой по периметру), комбинированные изделия (боковой и высокой формы скребок, скребок-резец), выемчатое изделие, остроконечник. Помимо этого был вскрыт один очаг с каменной выкладкой и черно-красным прокалом и два очажных пятна. По всей глубине слоев встречается большое количество углей.

III культурный горизонт. Глубина залегания 4.5-6 м, выделен условно и лишь в некоторых квадратах и шурфе. Коллекция изделий горизонта содержит 68 экземпляров. Нуклеусов нет. Группа сколов содержит отщепы, пластинчатые отщепы, пластины. Орудийный набор характеризуется наличием двух скребел, скребка высокой формы, обломка концевого скребка, выемчатого орудия, ретушированной пластины (Рис. 2.10.).

Сырьевой материал для изготовления артефактов имеет главным образом местное происхождение и не отличается хорошим качеством. Это порфириты темно-коричневого, черного, серого и красного цветов из русла реки Майбулак, а также зеленая кремнистая порода, которая лучше поддается обработке и, по-видимому, приносилась на стоянку из других мест. Кроме того, в единственном экземпляре найдено орудие из окремненного песчаника серого цвета.

Таким образом, анализ каменного инвентаря стоянки Майбулак позволил сделать ряд выводов, характеризующих первичную и вторичную обработку индустрии местонахождения. Большое количество первичных сколов, отщепов, пластин, нуклеусов, находки отбойников — все это говорит о том, что на территории стоянки производилось первичное и вторичное расщепление и изготовление орудий. Обилие порфиритового сырья в русле р. Майбулак, а также его низкие технические свойства показывают, насколько небрежно и неэкономно оно использовалось. Об этом позволяет судить подавляющее преобладание технических отбросов производства из порфирита (сколов, обломков, осколков, отщепов и т.д.). В то же время наиболее яркие образцы каменных орудий изготовлены не из местного сырья. Это окремненный порфирит черного цвета, зеленоватая кремнистая порода, которые лучше и легче раскалываются для получения заготовок необходимого размера и формы. Преобладающие физические свойства кремнистых пород проявляются и непосредственно при работе: ретуширование плоской, полукрутой и крутой подработкой формирует лезвие нужного размера, угла заострения, ширины фасеток и т.д. Кроме того, порфиритовый рабочий край в значительной степени крошится при воздействии на него.

Рис. 2.9. Майбулак. II культурный горизонт. (кв. Б2, рабочаяя площадка). 1 — нуклеУс леваллуазский двухплощадочный монофронтальный; 2 — отщеп (частичный ремонтаж нуклеуса).

Рис. 2.9. Майбулак. II культурный горизонт. (кв. Б2, рабочаяя площадка). 1 — нуклеУс леваллуазский двухплощадочный монофронтальный; 2 — отщеп (частичный ремонтаж нуклеуса).

На стоянке имелись специальные рабочие площадки для обработки орудий. Скопления галек, желваков, плиток различного размера и залегание каменных артефактов in situ в некоторых квадратах это доказывают. Мощность культурных отложений всех трех горизонтов показывает, что местонахождение было обитаемо в течение длительного времени. Все вышеизложенные факты убеждают нас, что данное поселение является долговременной стоянкой-мастерской.

Технические характеристики индустрии стоянки Майбулак имеют следующие особенности. В первичном расщеплении особое развитие получила леваллуазская техника обработки ядрищ. Здесь выделяется группа леваллуазских нуклеусов, определяющаяся схожей стратегией получения заготовок, формой, а также тщательностью обработки ядрищ и ударных площадок. Два нуклеуса леваллуа характеризуют переход к протопризматическому скалыванию. Дисковидные ядрища с радиальным принципом расщепления незначительно представлены в коллекции. Это 1 экз. микронуклеуса, напоминающего переходную форму от дисковидного ядрища к скребку высокой формы. Значительное место в индустрии местонахождения занимает призматическая техника (7 экз. нуклеусов и 3 экз. пренуклеусов). Нуклеусы этой группы характеризуются самыми разнообразными подтипами: макронуклеус для крупных пластин, небольшие призматические для пластин средних размеров, призматические нуклеусы для микропластин. Торцовое скалывание заготовок нехарактерно для техники расщепления Майбулака. В эту группу было отнесено два атипичных торцовых нуклеуса, в целом отличающихся от торцовых ядрищ Восточного Казахстана, Северного и Южного Казахстана. Анализируя отходы первичного расщепления, важно указать, что большая часть сколов представлена отщепами, техническими сколами, осколками, обломками и т.д. Имеется несколько экземпляров пластин и острий леваллуа. В технике расщепления не получило широкого развития получение призматических пластин. В коллекции выделяется набор немногочисленных в целом, но типологически однообразных образцов симметрически правильных треугольных в сечении пластин размером от 8 до 4-3 см. Этот факт несколько не увязывается с тем моментом, что нуклеусов, с которых могли скалываться подобные заготовки, мало. Ретуши на этих пластинах за исключением одного изделия нет и, что интересно, подавляющая часть этих пластин сломана.

В орудийном наборе древнепалеолитические типы изделий малопредставлены. Имеющиеся экземпляры типологически относятся к мустьерской эпохе, но не образуют четких серий и, безусловно, являясь частью представленной коллекции, не выходят за нижние рамки верхнепалеолитического периода. Сюда входят одинарные скребла на отщепах и пластинчатых отщепах (4 экз.), нож. Выемчатые орудия, наконечник изготовлены на призматических пластинах. Морфологически самой разнообразной группой являются скребки. Следует подчеркнуть, что относительно многочисленны скребки высокой формы (3 экз. и 1 экз. сложный скребок). Остальные подтипы включают концевые, с ретушью по периметру, с полукруглым лезвием, двойные скребки. Резцы малочисленны (скребок-резец и боковой резец) в индустрии Майбулака, что, впрочем, характерно для других палеолитических памятников Центральной Азии. Бифасиальная обработка каменных изделий не получила распространение у обитателей стоянки.

Общая коллекция каменных изделий, включая находки из раскопа и сборы вне культурных горизонтов, объединяет более 2000 артефактов. Стоянка Майбулак представляет огромный интерес для дальнейших исследований. Это первый стратифицированный памятник в Юго-Восточном Казахстане с наличием непотревоженных культурных слоев. Местонахождение относится к типу долговременных стоянок-мастерских.

Памятники позднепалеолитического времени Казахстана изучены недостаточно, а по отдельным регионам, таким, как Западный и Северный Казахстан, они почти неизвестны. Но имеющихся данных вполне достаточно для утверждения, что прогресс человека и его культуры продолжался. Непрерывность развития человеческого общества на территории Казахстана подтверждена многочисленными находками эпохи неолита, которую мы вправе назвать эпохой расцвета каменного века.

Рис. 2.10. Майбулак. III культурный горизонт: 1, 2 — скребла поперечные; 2 — концевой скребок; 3 — ретуширован¬ная пластина; 4 — первичный отщеп с выымчатой ретушью; 5 — скребок высокой формы; 6 — обломок концевого скребка; 7,8 — отщепы с ретушью; 9 — микропластинки; 10 — пластина; 11 — 13 — обломки пластин.

Рис. 2.10. Майбулак. III культурный горизонт: 1, 2 — скребла поперечные; 2 — концевой скребок; 3 — ретуширован¬ная пластина; 4 — первичный отщеп с выымчатой ретушью; 5 — скребок высокой формы; 6 — обломок концевого скребка; 7,8 — отщепы с ретушью; 9 — микропластинки; 10 — пластина; 11 — 13 — обломки пластин.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика