Ткачев Ал.Ал. Система жизнеобеспечения пахомовского населения лесостепного и подтаёжного Притоболья

Различные емкости для приготовления и хранения пищи являются одними из древнейших спутников человечества. Фарфоровая кастрюля продолжает традицию изготовления сосудов из различных минеральных составляющих. Фарфор во многих случаях гораздо лучше металла или стекла в качестве материала для изготовления подобных емкостей.

Ткачев Ал. Ал. Система жизнеобеспечения пахомовского населения лесостепного и подтаёжного Притоболья // Культура как система в историческом контексте: опыт Западно-Сибирских археолого-этно-графических совещаний: материалы XV Междунар. Западно-Сибир. археолого-этнографической конф., 1921 мая. Томск: Изд-во «Аграф-Пресс», 2010 С. 302-304.

При исследовании археологических культур достаточно много внимания уделяется проблемам жизнеобеспечения древнего населения. Но, однозначный подход к выделению аспектов, характеризующих системы жизнеобеспечения, до сих пор не сформирован. На наш взгляд, можно выделить два блока проблем: природно-климатические и социально-производственные. В рамках первого решаются вопросы реконструкции ландшафтно-климатических условий в древности, исследуются природные ресурсы, интенсивность использования данной территории древним населением; в рамках второго рассматривается роль людских ресурсов, хозяйства, используемых технологий — в металлургии, домостроительстве, домашнем ремесле.

При характеристике жизнеобеспечения населения возникает и проблема членения всей системы на отдельные уровни. С.С. Тихонов отмечал, что система жизнеобеспечения, несомненно, является многоуровневой и «может включать в себя субсистемы» (2003, с. 258). Что можно считать элементом системы — жизнеобеспечение одной семьи, коллектива одного посёлка, культуры в целом или всего макрорегиона, со сходными природно-климатическими условиями? (Там же). Все уровни системы взаимосвязаны, задача исследователя заключается в выделении и изучении каждого из них.

Пахомовская культура, охватывающая лесостепную и подтаёжную зоны Гоболо-Иртышского междуречья, входит в общность андроноидных культур, сложившихся на северной окраине андроновского мира (Косарев М.Ф., 1973, с. 96-101; 1981, с. 142). Формирование данного культурного образования, по мнению большинства исследователей, происходит в результате взаимодействия пришлого фёдоровского и автохтонного населения (Корочкова, 1987, с. 14-15; Евдокимов, Корочкова, 1991, с. 62-63; Матвеев Ал. Вас., 2007, с. 40-41). Хозяйство пахомовского населения характеризуется как комплексное, основанное на разведении лошадей, крупного и мелкого рогатого скота при сохранении существенной роли охоты и рыболовства (Косарев М.Ф., 1984, с. 115; Корочкова, 1987, с. 10-13; Матвеев Ал. Вас., 2004, с. 420).

Пахомовские древности представлены значительной серией памятников. В Притоболье исследованы поселения: Ново-Шадрино VII (Корочкова, 1987, с. 10), Ук-3 (Корякова и др., 1991), Ботники-1в (Матвеев Ал. Вас., Чикунова, 1999), Оськино Болото (Ткачёв, 20016; Ткачёв, Ткачёва, 2006), Большой Имбиряй-10 (Большой Имбиряй 10…, 2003). Захоронения изучены на поселении Заводоуковское-11 (Агапетова, 2009) и на могильнике Усть-Терсюкский 2 (Матвеева Н.П., Костомаров, 2008). В процессе разведочных работ пахомовские материалы получены на городище Ак-Паш, поселениях Мякиниха, Остров-2а, Сосновка-4а, Сосновка-10, Яр-6 (Волков Е.Н., 2007, с. 15, рис. 9). В Приишимье выявлены поселение Ир II (Косинская, 1984), ранние захоронения Лихачевского могильника (Генинг, Стефанов, 1991) и эпонимный памятник — поселение Пахомовская Пристань I (Евдокимов, Корочкова, 1991); в Прииртышье — поселения Прорва (Евдокимов, Стефанов, 1980), Инберень IV (Корякова, Стефанов, 1981), Усть-Китерьма 1, Усть-Китерьма IV (Полеводов, 2003), могильник Черноозерье II (Генинг, Стефанов, 1991).

Н.Е. Рябогина, опираясь на результаты спорово-пыльцевого анализа, при реконструкции природно-климатических условий установила, что во время развития пахомовской культуры наблюдается незначительное похолодание и увеличение уровня влажности (Матвеева Н.П. и др., 2003, с. 148-149). Наиболее значительные изменения происходили на севере лесостепного Притоболья, где постепенно восстанавливались леса. В южных районах Притоболья и в Приишимье дефицит увлажнения сохранился, поэтому развитие лесов было ограничено долинами, в ландшафтах доминировали остепнённые луга (Рябогина, Иванов, 2009, с. 174-175). Вероятно, поэтому пахомовская культура испытала пик своего развития на территории лесостепного и подтаёжного Притоболья.

Особенности ландшафтной приуроченности пахомовских памятников отличаются большой вариабельностью. Поселения локализуются в плотных смешанных лесах, осветлённых берёзовых колках, на луговых угодьях, пограничье луговых пространств и смешанных лесов (Волков Е.Н., 2007, с. 15—16, табл. 5). Освоение носителями пахомовских традиций высоких террас и останцов первой надпойменной террасы позволило сформировать комплексный тип экономики.

Для изучения любой культуры важно понять «способ человеческого расселения», с помощью которого человек размещается на окружающей местности. Это относится к жилищам, их местонахождению и характеру, к расположению других сооружений, связанных с жизнью общины (Willey, 1953, р. 1). Восстановить в полном объёме планиграфию, количество жилых и хозяйственных построек в пределах пахомовского посёлка на современном уровне знаний пока невозможно. Рассматривая топографические особенности расположения поселенческих памятников и количество фиксируемых жилищных западин, можно отметить, что в Притоболье пахомовские поселения представлены небольшими компактными посёлками из 8-10 жилищ, расположенных в один или два ряда. Как правило, жилая площадка максимально приближена к водному источнику, что позволяло развивать все отрасли хозяйственной деятельности. Посёлки не укреплены, занимали открытые и легкодоступные места (за исключением укрепленного городища Ак-Паш). Планиграфия наиболее полно исследованного поселения Оськино Болото (изучено 8 жилищ, 4 хозяйственных постройки, металлургический комплекс, центральная площадь, часть улицы) свидетельствует о том, что застройка будущего посёлка предварительно планировалась, при этом учитывалось взаиморасположение жилых, хозяйственных и производственных помещений.

На исследованных поселениях (Пахомовская Пристань I, Ново-Шадрино VII, Ботники-1в, Оськино Болото, Ук-3, Заводоуковское-11, Прорва, Усть-Китерьма I) выявлены полуземляночные жилые сооружения каркасно-столбовой конструкции площадью 45-110 кв. м с выступающими коридоро- или тамбурообразными выходами, направленными в большинстве случаев в сторону водоёма. Иногда к стене постройки со стороны выхода примыкал крытый навес. На некоторых памятниках выявлены ямы-колодцы и незначительные по размерам хозяйственные конструкции.

Характерной особенностью пахомовских поселений является слабая насыщенность находками межжилищного пространства, что свидетельствует об устоявшейся системе поддержания порядка и чистоты на территории поселка. Основная часть находок залегает в заполнении котлованов и на полах исследованных жилищ. Вероятно бытовой мусор, образовавшийся в результате периодических уборок помещений и межжилищного пространства, размещался на крышах жилищ, в процессе обрушения которых попадал во внутреннюю часть котлованов построек.

Особое место в системе хозяйства пахомовского населения занимало бронзолитейное производство. До недавнего времени следы металлургии встречались лишь эпизодически, преимущественно в виде находок литейных форм, небольших глиняных льячек для плавки металла и бронзовых предметов — ножей, проколок, шильев, шпателей, долотцев, бляшек с петелькой. При исследовании поселения Оськино Болото изучен металлургический комплекс, основу которого составлял навес, размером 8×7 м (площадь свыше 50 кв. м), прикрывавший два хозяйственных углубления и семь небольших очагов открытого типа.

Изученный металлургический комплекс, а также наличие значительного количества металлических изделий (круглое зеркало с петелькой, бритва, обломок кельта с ушком, серьга в 2 оборота, обломки желобчатого браслета, бусы, трубчатая пронизь, обломок лезвия ножа) и предметов бронзолитейного производства (литейные формы, льячки, тигли) свидетельствуют о функционировании на поселении Оськино Болото бронзолитейного центра, возможно, снабжавшего металлическими изделиями и другие пахомовские коллективы. Неясен источник сырья, которым пользовались жители посёлка. Отсутствие следов плавки руды предположительно свидетельствует о металлообработке на основе готовых слитков, получаемых, вероятно, с Урала, Алтая или Казахстана. В любом случае пахомовцам необходимо было совершать регулярные экспедиции за металлом или наладить его поставку в процессе межплеменной торговли и обмена.

С севера к навесу металлургического комплекса примыкал зольник, представлявший удлинённо-овальный холм (7,2×4,6×1 м, площадь около 33 кв. м), перекрывающий неолитическое жилище. Можно предположить, что первоначально на месте неолитической конструкции фиксировалась неглубокая западина, которую стали использовать для складирования мусора и отходов металлургического производства. В отложениях зольника (тёмно-серая углистая зола) преобладает пахомовская посуда, сломанные и обожжённые кости. Зольники являются характерной особенностью поселений пахомовской культуры. На Пахомовской Пристани 1 они сохранились в виде небольших скоплений золы возле очагов жилища 3 (Евдокимов, Корочкова, 1991, с. 55, 57, рис. 1). На поселении Ново-Шадрино VII зольники, аналогично зольнику поселения Оськино Болото, имели вид мощных платформ площадью до 30 кв. м, толщиной 0,2-0,6 м, насыпанных в одном случае в котловане заброшенного жилища, в другом — на древней поверхности в понижении между двумя постройками (Корочкова, 2009а. с. 26 27).

В конце II — начале I тыс. до н.э. в степной зоне складывается новая форма хозяйства, знаменующая переход к кочевому скотоводству. Население в лесостепной и подтаёжной зонах Зауралья, где предпосылок перехода к кочевому укладу не было, продолжало развивать традиционные формы хозяйства. Лесостепные и подтаёжные районы Тоболо-Иртышья, где распространены памятников пахомовского типа, были наиболее пригодны для ведения многоотраслевого хозяйства.

Благоприятные природно-географические, климатические и почвенные условия способствовали успешному занятию не только придомным скотоводством, но и земледелием, и охотой, и рыболовством. Более того, материалы пахомовских памятников указывают на возросшую роль охоты и рыболовства. Палеозоологический комплекс поселения Ново-Шадрино VII отражает, по сравнению с андроновским временем, изменения состава стада. Фиксируется примерно равное соотношение особей лошади (42,7 %) и крупного рогатого скота (36,8 %), при значительном снижении доли мелкого рогатого скота (20,5 %) (Корочкова, 20096, с. 81). Возрастание удельного веса лошади в пахомовском стаде косвенно указывает на возросшую подвижность населения, причем катализатором данного процесса следует считать охотничье направление хозяйства (Волков Е.Н., 2007, с. 95). Среди промысловых животных значительную часть составляют типичные представители лесостепной фауны: лось (44,5 %), косуля (29 %), кабан (18,4 %). Охотились также на лисиц, медведей, зайцев, росомах, бобров, птиц (Корочкова, 20096, с. 81). Примечательно, что в материалах поселения Пахомовская Пристань I кости диких животных отсутствуют (Смирнов Н.Г., 1975, с. 37-38). Возрастание роли присваивающих отраслей хозяйства подтверждается нахождением костяных и бронзовых наконечников стрел с черешком и без, концевых вкладышей для лука.
В настоящее время появились многочисленные факты, свидетельствующие о важной роли земледелия в системе пахомовского хозяйства. На памятниках найдено большое количество орудий обработки итогового земледельческого продукта: каменные зернотёрки, куранты, песты, каменные диски и различные тёрочники. На наличие земледелия указывает и расположение посёлков вблизи обширных пойм рек, но наиболее определённо о развитии земледелия свидетельствует оседлый образ жизни.

Важная роль рыболовства в жизни пахомовских коллективов подтверждается археологическими материалами, включающими значительные серии гарпунов и глиняных грузил. На поселении Оськино Белого собрано несколько сотен изделий с двумя перекрещивающимися желобками или одним желобком-перехватом. Интересные данные о рыболоведческом промысле получены на поселении Роза Ветров II, расположенном на восточном берегу оз. Сингуль, где исследована жилая постройка (площадью 28 кв. м) и яма-коптильня, врезанная в кромку озёрного обрыва. Пахомовский инвентарь представлен исключительно глиняными грузилами различных форм и размеров, равномерно распределённых на исследованном участке. Изученная конструкция, отражая основные черты пахомовской архитектуры, отличалась от жилых помещений стационарных поселений незначительными размерами, позволяющими рассматривать её как сезонную постройку, подновляемую группой пахомовцев-рыболовов ежегодно. Узконаправленная специфика собранного вещевого инвентаря и незначительное количество керамики позволяют рассматривать данный памятник как сезонный промысловый центр. Небольшие группы пахомовского населения, обитавшего на территории Тоболо-Исетья (ближайшее крупное поселение пахомовской культуры Оськино Болото находится в 12 км к востоку), приходили на данный участок озера в весенне-летнее время на рыболовный промысел. Учитывая фактор гидрологической приуроченности посёлков, можно предположить, что пахомовцы предпочитали относительно спокойные виды рыбного промысла, связанные с озёрным и запорным ловом.

Таким образом, анализ элементов жизнеобеспечения пахомовского населения лесостепного и подтаёжного Притоболья, сформировавшихся под влиянием климатического, ландшафтного и хозяйственного факторов, свидетельствует о ярко выраженной поликомпонентности жилой среды пахомовцев. Расположение поселений, внешняя форма и функции построек, бронзолитейное производство, комплексное хозяйство, сочетающее производящие (скотоводство, земледелие) и присваивающие (охота, рыболовство) направления, свидетельствуют о выработке оптимальных принципов функционирования системы жизнеобеспечении в природно-климатических условиях Притоболья в период позднего бронзового века.

В этот день:

  • Дни смерти
  • 2004 Умерла Мария Владимировна Седова — доктор исторических наук, археолог, исследовательница Древней Руси.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 05.04.2017 — 20:00

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика