С.П. Грушин — Некоторые итоги и перспективы изучения памятника эпохи ранней бронзы Телеутский Взвоз-I

Памятник Телеутский Взвоз-I располагается на высоком (до 70 м), разрушающемся мысу левого коренного берега Оби, в 5 км к северо-востоку от с. Елунино Павловского района Алтай¬ского края. Памятник открыт А.П. Уманским в 1956 г. и впервые был учтен как курганная группа Телеутская-IV, состоящая из 21 визуально фиксируемого погребального сооружения (Уманский А.П., 1993, с. 9). Затем этот археологический комплекс неоднократно обследовался сотрудниками Барнаульского пединститута и Алтайского госуниверситета (Шамшин А.Б., 1993, с. 19-20; Уманский А.П., 1993, с. 9; Казаков А. А., 1995; и др.). C учетом обозначения жителями ближайших деревень урочища и спуска в пойму Оби А.А. Казаков переименовал курганную группу Телеутская-IV в Телеутский Взвоз-I.

В 1996 г. на памятнике Телеутский Взвоз-I А. А. Казаков исследовал курганы №2-8, общая площадь раскопа составила 1588 кв. м. Кроме погребений поздней бронзы и средневековья, были обнаружены два захоронения эпохи ранней бронзы в раскопе кургана-8 и по одному — в раскопах курганов №5, 7. Так было положено начало исследованию грунтового могильника и связанными с ним поминальников и ритуальных сооружений (Кирюшин Ю.Ф., Казаков А. А., Тишкин А. А., 1996).

В 1997 г. А. А. Тишкин при исследовании курганов №9, 10 монгольского времени вскрыл 365 кв. м площади памятника и раскопал четыре погребения эпохи ранней бронзы. В этом же году было исследовано частично разрушенное андроновское захоронение развитого бронзового века (Тишкин А. А., Казаков А. А., Горбунов В.В., 1997; Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А. А., Грушин С.П., 2000). Курганы №11-14 исследовались в 1998 г. В.В. Горбуновым. Им на памятнике вскрыто 436 кв. м. К эпохе ранней бронзы было отнесено шесть погребений (Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А. А., Грушин С.П., 1998).

В 1999-2002 гг. автор проводил изучение памятника сплошным раскопом. Основной целью работ было выявление и исследование комплексов эпохи ранней бронзы. За обозначенный период раскопано 27 погребений этого времени, а также изучены погребальные объекты других культур (Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А. А., Грушин С.П., 1999; 2000; 2001; Папин Д.В., Тиш¬кин А.А., Грушин С.П., 2000).
Параллельно с изучением погребений на памятнике ежегодно исследовались поминальники и ритуальные конструкции в виде рвов и ям. Результаты полевых работ ежегодно докладывались на Годовой итоговой сессии ИАЭ СО РАН (Кирюшин Ю.Ф., Казаков А. А., Тишкин А. А., 1996; Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А. А., Грушин С.П., 1998; 1999; 2000).

Предварительные итоги аналитической работы по осмыслению накопленного нового материала на памятнике Телеутский Взвоз-I были опубликованы в ряде научных статей (Грушин С.П., 2000; Тишкин А.А., Грушин С.П., 2000; Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А.А., Грушин С.П., 2001).

Одним из перспективных направлений в изучении погребального комплекса Телеутский Взвоз-I является планиграфическое исследование на памятнике. К настоящему времени на могильнике выявлены и исследованы археологические объекты разных исторических эпох (эпоха бронзы, ранний железный век, средневековье). Организация сакрального пространства, планировка погребальных и поминальных сооружений разных периодов существенным образом отличались друг от друга. Сравнение выявленных комплексов при планиграфическом анализе позволяет определить хронологический и культурный срез в истории народов, последовательно проживавших на левом берегу Оби.

В результате анализа планиграфических данных было отмечено, что устроители погребений последующего периода производили их за пределами могильника предшествующего времени, поэтому на одной территории расположены комплексы «через эпоху», т.е. формирование разновременного памятника Телеутский Взвоз-I происходило своеобразным способом «маятника» (Грушин С.П., 2000; Тишкин А.А., Грушин С.П., 2000).

Погребения эпохи ранней бронзы располагаются рядами, по две-пять могил в одном ряду. Длинной осью ряды ориентированы по линии Ю-С или ЮВ-СЗ. Вероятно, что ряды представляют собой группы погребений, принадлежащие близким родственникам, своеобразные микрокладбища в рамках общего могильника. Не вызывает сомнения, что в древности существовали надмогильные сооружения, об этом свидетельствует отсутствие фактов нарушения ранних погребений при строительстве последующих; дальнейшие погребения пристраивались к уже сооруженным, образуя тем самым хорошо выраженные ряды; большая часть погребений носит следы ограбления; в некоторых погребениях фиксируются остатки от деревянных вертикально стоящих столбов, которые, вероятно, при сооружении возвышались над могилой и были деталями надмогильной конструкции. Кроме того, на могильнике зафиксированы захоронения, совершенные в древней погребенной почве и почти неуглубленные в материк, при раскопках они фиксируются на уровне 0,2 м от современной поверхности, что свидетельствует скорее всего о существовании надмогильных конструкций. После сооружения погребения родственники умершего периодически устраивали поминки и, вероятно, кормления души умершего, поскольку сосуды с поминальной пищей располагались на той стороне могилы, куда был ориентирован головой покойник.

Случаи нахождения отдельного сосуда или скопления керамики были ранее зафиксированы на могильниках Староалейка-II и Цыганкова Сопка-II (Кирюшин Ю.Ф., 1987, с. 111, 115). Такая же характерная ситуация отмечена на памятнике Ростовка, где керамические сосуды и ряд вещей помещались в межмогильное пространство (Матющенко В. И., Синицына Г.В., 1988). Аналогичные случаи зафиксированы на могильнике Сопка-II (Молодин В.И., 1985). Однако планиграфическая связь сосудов с конкретными погребениями, как на могильнике Телеутский Взвоз-I, зафиксирована не была.

Определенной проблемой при анализе материалов памятника является датировка и культурная принадлежность объектов так называемого ритуального назначения. Среди них выделяются рвы в виде разомкнутого кольца, полукруга, вытянутого рва. Часть таких сооружений достаточно надежно датируется, благодаря нахождению в них диагностируемых фрагментов керамики.

К эпохе ранней бронзы достоверно можно отнести несколько подобных объектов. Они отличаются относительно большей глубиной — до 1,5 м, наличием в заполнении и на дне отдельных костей и частей скелета животных, керамики и целых развалов сосудов соответствующего времени. Комплекс из подобных сооружений, исследованных на памятнике, был определен нами как сакральный центр могильника. Сооружение располагалось в центре мыса, на самой высокой площадке и представляло собой систему объектов, центром которой была яма от вертикально стоящего деревянного столба. От данного сооружения отходили в радиальном направлении три рва. Два из них были ориентированы по линии ЮВ-СЗ, третий — по линии ЮЗ-СВ. Важно отметить, что последняя направленность длинной осью характерна для большинства могильных ям, в которых совершены захоронения эпохи ранней бронзы на могильнике, а первая — для ориентировки рядов погребений. К северу от данного комплекса зафиксиро¬ваны несколько прокалов от костров и скопления костей животных, среди которых преобладали нижние челюсти лошадей. В связи с данными находками важным и перспективным является рассмотрение вопроса семантики подобных сооружений и реконструкции культовых мероприятий, имевших место в древности.

Вероятно, часть рвов можно датировать эпохой поздней бронзы, такие сооружения, как правило, углублены в материк на 0,2 м. В некоторых случаях прослеживается связь подобных сооружений с курганными насыпями и погребениями ирменской культуры.

К «культовым» объектам также можно отнести небольшие ямы, углубленные в материк на 0,3 м, некоторые из них в разрезе имели грушевидную форму. Ямы были заполнены зерном, визуально схожим во всех случаях. Собранный материал был подвергнут палеокарпологическому исследованию (работа выполнена Е.А. Понамаревой). В пробах преобладают семена сорняков и проса посевного. Важно отметить, что аналогичную картину демонстрируют результаты анализа, сделанного по материалам из могилы 18 эпохи ранней бронзы. Такое соотношение семян может свидетельствовать о том, что анализируемые образцы — результат специально приготовленного корма для домашней птицы. Присутствие же зерен проса посевного в значительных количествах можно объяснить наличием у населения этого времени примитивного земледелия. Необходимо отметить, что анализируемые палеоботанические материалы происходят с могильника и могут трактоваться как ритуальные, поэтому выводы, сделанные выше, имеют лишь предварительный характер, а их подтверждение должно основываться на данных поселенческих комплексов.

С памятника эпохи ранней бронзы Телеутский Взвоз-I получено шесть радиоуглеродных дат, пять из которых укладываются в восьмидесятилетний период — с 1740 по 1660 г. до н.э., что достаточно точно определяет, по нашему мнению, время функционирования могильника.

Анализ раскопанных захоронений позволил всесторонне описать и реконструировать погребельный обряд населения, оставившего могильник. Для него были характерны следующие элементы: группировка погребений на могильном поле рядами; грунтовые погребения; сооружение деревянных внутримогильных камер; преобладание положения умерших на левом боку с подогнутыми ногами и на спине с согнутыми в коленях ногами и повернутыми влево; использование животных и их частей в обрядовой практике в качестве погребальной и поминальной пищи, жертвоприношений; зарождение традиции захоронения с человеком лошади; большая роль огня и охры в погребальной практике; захоронение отдельно человеческих черепов; вторичные захоронения в разных вариациях, периодические подзахоронения и некоторые другие (Грушин С.П., 2001а).

Разнообразие элементов, зафиксированное в исследованных погребальных комплексах, говорит о формировании сложной религиозной картины мира у населения, проживающего на территории Верхнего Приобья в эпоху ранней бронзы. Во многом это связано с наличием металлургии и производящего хозяйства, где основную роль играло разведение мелкого и крупно¬го рогатого скота и лошадей; сложным многокомпонентным характером формирования культу¬ры данного населения (Кирюшин Ю.Ф., 1986, с. 116).

Комплексы эпохи ранней бронзы, исследованные на могильнике Телеутский Взвоз-I, в ряде публикаций были отнесены к елунинской археологической культуре, выделенной Ю.Ф. Кирюшиным (1986). Об этом свидетельствует погребальный обряд, керамический комплекс, инвентарь (Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А. А., Грушин С.П., 1998; 1999; 2000). Ближайшие аналогии по данным параметрам могильника можно найти в материалах памятников Верхнего Приобья, таких как Елунино-I, Цыганкова Сопка-II, Староалейка-II (Кирюшин Ю.Ф., 1987).

Особо необходимо отметить культурную идентичность с материалами поселения Березовая Лука. По многим показателям (уникальные условия залегания, количество артефактов, хорошая сохранность и др.) оно характеризуется как базовый памятник елунинской культуры (Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А. А., Грушин С.П., 1999). С материалами поселения елунинской культуры Березовая Лука могильник Телеутский Взвоз-I объединяют керамические комплексы, в которых преобладает посуда, украшенная в технике «шагающей гребенки» и «отступающей палочки». На обоих памятниках обнаружены костяные черешковые наконечники стрел с поджатием в нижней части пера. Изделия такого типа определяются нами как культурные индикаторы для елунинских памятников (Грушин С.П., 2001 б). Важным обстоятельством, позволяющим нам считать данные памятники единокультурными, является идентичность погребального обряда, зафиксированного при их изучении. Сравнение по данному показателю стало возможным, после того как вокруг жилища на поселении Березовая Лука была исследована серия погребений младенцов. Судя по сохранившимся останкам, умершие были похоронены, так же как и в большинстве ситуаций на Телеутском Взвозе-I: на боку, с согнутыми в коленях ногами, головой на севе¬ро-восток (Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А. А., Грушин С.П., 1999).

Материалы могильника Телеутский Взвоз-I в совокупности с данными, полученными с поселения Березовая Лука, позволили уточнить и конкретизировать такое явление в древней истории юга Западной Сибири, как елунинская археологическая культура (Грушин С.П., 2002).

Исследования на могильнике Телеутский Взвоз-I имеют большой научный потенциал и далеко не исчерпаны. При изучении материалов рассматриваемого памятника первоочередными могут стать следующие направления исследований:

1. Корреляция выявленных планиграфических групп погребений с половозрастными данными позволит реконструировать половозрастную структуру общества и семейно-брачные отношения. Так, использование планиграфических данных для социокультурных реконструкций, применительно к памятникам Сибири, было осуществлено на материалах могильников Титово (андроновская культура) и Журавлево-4 (ирменская культура) (Бобровым В.В., 1996, с. 20; Бобров
В.В., Михайлов Ю.И., 1997, с. 9).

2. Перспективным и актуальным в ближайшее время может стать разработка вопросов реконструкции религиозных представлений и мировоззрения елунинского населения. Решение данных проблем невозможно без раскрытия семантики выделенных элементов погребального обряда населения, оставившего могильник Телеутский Взвоз-I.

3. На рассматриваемом могильнике обнаружен бронзовый наконечник стрелы сейминско-турбинского типа (Грушин С.П., 2001, рис. 1). Вещи такого типа известны и на других елунинских памятниках Верхнего Приобья (Кирюшин Ю.Ф., 1987). Определение места и значения памятников елунинской культуры среди других сейминско-турбинских комплексов Северной Евразии является актуальной научной проблемой, требующей тщательного рассмотрения.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 29.04.2014 — 19:28

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика