Спегальский Ю.П. Псковские керамические киоты

К содержанию 81-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Среди остатков старинной керамики, находимых в Пскове в глубине культурных напластований, часто попадаются обломки керамических плит, назначение которых до сих пор не установлено. Отличительные особенности их — отсутствие румпы или других приспособлений для закрепления в кладке, довольно большие сквозные вырезы в середине и отсутствие поливы. Для некоторой части их характерны изображения церковных глав над о6рамлениями вырезов. Судя по количеству находок, этот вид керамических изделий был весьма распространен в Пскове. Следует отметить, что лишь очень небольшая часть этих находок была зафиксирована, и немногие из подобных плит попадали в музей; основная же их часть бесследно исчезала, оставшись неотмеченной. Распространенность плит и находки их внутри жилых зданий показывают, что для древних псковичей это был обычный предмет быта.

Обломки 1 и 2 (рис. 55—1,2) хранились до Великой Отечественной войны в Псковском краеведческом музее 1. В музейной описи отмечено, что первый обломок найден в Довмонтовом городе, около Смердьих ворот. Место находки второго не указано. Оба обломка происходят, очевидно, от плит одинакового рисунка, но сделанных в разных формах. На это указывает разница в направлении витков жгута, в обрамлении среднего выреза и ширине боковых обрамлений. Керамическая масса содержала очень много гверсты (дресвы). Цвет обломков в изломе — серый. Лицевая сторона плиток покрыта тонким слоем белого вещества с матовой наружной поверхностью, прочно связавшегося с телом изделия (может быть, — ангоб). Толщина плиты — 45 мм. Характер керамической массы и рисунок изделий позволяют относить находки к XVI в. и даже XV в. Примерная реконструкция плиты может быть выполнена на основании сопоставления найденных фрагментов (рис. 56—1).

Несомнейно, к тому же времени относился третий обломок (рис. 55—3), также хранившийся в Псковском музее. Его масса и обработка лицевой стороны аналогичны описанным. При сравнении этого фрагмента со вторым 2 можно видеть, что плита в какой-то степени повторяла рисунок и, вероятно, общую композицию предыдущей. Судя по размерам, она была, очевидно, составной. Обломки 4, 5 и 6 (рис. 55—4—6) — от плит одинакового рисунка и композиции, но выполненных в разных формах. По составу массы они несколько отличались от первых трех; содержание гверсты меньше, цвет массы иной; наружная поверхность бледно-оранжевая; лицевая сторона, как и в предыдущих случаях, была покрыта тонким слоем светлого вещества. Толщина плит была несколько меньше.

Два наиболее крупных из этих обломков находились в Псковском музее, причем о меньшем из них (рис. 55—5) указано, что он найден «у Смердьих ворот». Самый маленький обломок (рис. 55—6) обнаружен внутри наиболее старой части так называемого «дома Печенко» — каменного жилого здания XVII в. Возможно, что фрагмент старше здания, в котором он найден, и может быть отнесен к первой половине XVII в. Примерная реконструкция плиты показана на рис. 56—2.

Рис. 55. Псковские керамические плиты-киоты (1—11).

Рис. 55. Псковские керамические плиты-киоты (1—11).

В том же «доме Печенко» автор этих строк нашел еще две целых плиты, совершенно одинаковых (одна сохранилась без изъяна, другая покороблена огнем, — вероятно, во время пожара) и два фрагмента таких же плит. Все они, в отличие от предыдущих, сделаны из глины, получившей после обжига красноватый цвет. Лицевая поверхность ничем не покрыта. Содержание гверсты в глине незначительно. Состав керамической массы позволяет датировать плиты XVII в.

Еще один небольшой фрагмент подобной плиты хранился до Великой Отечественной войны в Псковском музее (рис. 55—в). Верхнюю часть завершали изображения церковных глав, располагавшиеся, очевидно, над вырезами. Толщина плиты — 32 мм, поверхность — бледно-оранжевого цвета, излом розоватый. Фрагмент датируется, вероятно, XVII в.

Рис. 56. Реконструкция керамических плит-киотов (7—3).

Рис. 56. Реконструкция керамических плит-киотов (7—3).

После Великой Отечественной войны в Псковский краеведческий музей поступили новые находки, и в настоящее время в экспозиции помещены 3 фрагмента подобных плит. Один из них найден на берегу р. Великой; приемы его обработки и небольшая толщина (10 мм) свидетельствуют о малом размере плиты. Второй, большой обломок встречен при раскопках В. Д. Белецкого в Довмонтовом городе в 1956 г. (рис. 55—9). Керамическая масса, обработка наружной поверхности и рисунок орнамента этой плиты — все говорит об одновременности ее с первыми двумя публикуемыми обломками. (Примерная реконструкция плиты, которой принадлежал этот фрагмент, дана на рис. 56—3). Третий обломок (рис. 55—10) найден в 1957 г. вблизи Покровской башни. По составу массы, а также по цвету излома и наружных поверхностей, этому фрагменту тоже находятся аналогии (см. рис. 55—4—6). Толщина плиты — 29 мм.

Для чего же предназначались эти плиты? Хорошо известны псковские памятные керамические плиты XVI в., заделывавшиеся в стены церквей и часовен. Но публикуемые нами плиты имели существенные отличия: в частности, у них обязательно — и, конечно, не случайно — отсутствует полива. На обратной стороне ни в одном случае не было и следов раствора. Следовательно, плиты не заделывались в кладку. Сопоставление плит с деревянными киотами и резными досками более позднего времени убеждает в том, что они служили киотами 3. В вырезы, вероятно, вставлялись иконы, написанные на дереве. Композиция рисунка плит, наиболее насыщенная посередине и слабее — по краям, подсказывает предположение, что они находились еще в какой-то раме. Сами плиты, как можно судить по фрагментам, не имели приспособлений для укрепления или подвески; кроме того, пли¬ты были составными и непременно должны были вставляться в какую-то (вероятно, деревянную) раму или обвязку. Отметим, что покрытые слоем светлой окраски или ангоба плиты могли служить прекрасной оправой для живописи, а более темная деревянная рама в свою очередь была необходимым дополнением к керамической плите.

Для произведений старинного псковского прикладного искусства, отражавших черты народного художественного творчества, характерно очень последовательное использование приема контраста в композиции. Не случайно керамические плиты-киоты покрывались не цветной поливой или росписью, а делались белыми или светло-кремовыми, или же ничем не покрывались, сохраняя естественный светло-серый или серо-розоватый цвет. Такая поверхность давала фон, на котором краски живописи производили более сильное впечатление. Но весь керамический киот требовал в свою очередь более темного фона или обрамления, без которого общая композиция его была бы незаконченной. В частности, нужно отметить, что плиты без такого обрамления сливались бы со стенами каменных палат, которые они украшали, как это следует из находок в «доме Печенко». Эти киоты, по крайней мере, в жилищах не особенно богатых посадских людей (например, среднего купечества), занимали видное место в украшении интерьера.

Керамические киоты — оригинальные изделия псковских гончаров — заслуживают особого внимания, так как о внутреннем убранстве древних жилых зданий мы имеем пока чрезвычайно мало материала.

К содержанию 81-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Все обломки изразцов во время Великой Отечественной войны взяты из музея оккупантами и пропали.
  2. Ср. также с рис. 55—1.
  3. Ср. А. А. Бобринский. Народные русские деревянные изделия, 2-е изд., вып. V, табл. 69, 7, 70; вып. X, табл. 139,7 и другие изображения.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1944 Родился Рик Эрс Фри Лики — кенийский палеоантрополог, автор многих открытий, сын Луиса Лики и Мэри Лики, муж Мив Лики.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика