Палеоантропологическая ретроспектива

Древние палеоантропологические материалы с территории Ирана небогаты (Тепе-Сиалк 1, Тепе-Гиссар 2), для территории Афганистана они почти отсутствуют 3, информация с территории Пакистана и Северо-Западной Индии представлена лишь несколькими сериями (Тимаргарха 4, Мохенджо-Даро 5, Хараппа 6). Все они без исключения обращают на себя внимание двумя морфологическими особенностями — резко подчеркнутыми европеоидными признаками и значительной грацильностью лица 7, которая в отдельных случаях приближается, по-видимому, к мировому максимуму. Арменоидная комбинация признаков, о которой мы упоминали при рассмотрении антропологического облика курдов, отличается, кроме усилепного развития волосяного покрова на теле, брахикефалией, тогда как все перечисленные серии долихокранпы. Казалось бы, можно положить этот признак в основу отделения древних индо-афганцев и арменоидов, коль скоро интенсивность развития волосяного покрова невозможно фиксировать на палеоантропологическом материале. Но быстрая динамика формы головы во времени общеизвестна 8; на территории самой Армении уже в эпоху средневековья преобладают долихокранпые формы, что свидетельствует о долихокрании древних арменоидов 9. Следовательно, отделить их от индо-афганской расы в эпоху существования индоиранцев невозможно, но малый удельный вес
арменоидного комплекса в составе современных иранских народов дает возможность предполагать, что во всех перечисленных случаях мы имеем дело с ископаемыми представителями индо-афганской расы.

На территории Северного Таджикистана и прилегающих к нему районов мы сталкиваемся в эпоху энеолита и бронзы с иным комплексом признаков, при сильной выраженности европеоидных особенностей отличающимся массивным лицевым скелетом 10. Он является преобладающим и в южнорусских степях 11. Преемственность этого комплекса с комбинацией признаков, свойственной северным таджикам и узбекам, иллюстрируется хронологически разновременными материалами и не вызывает сомнений. В эпоху поздней бронзы носители этого комплекса проникали и в южные районы нынешнего Таджикистана (Тулхар 12). Таким образом, в палеоантропологических материалах мы находим реальные доказательства исконного формирования северных групп древних иранцев на основе массивных европеоидных комбинаций, отличающихся в этом признаке от южных.

В итоге мы приходим к следующим выводам. Индоиранские народы формировались в антропологической среде, составленной двумя европеоидными компонентами, различавшимися в массивности лицевого скелета. Ареал южного, более грацильного компонента соприкасался на юге с негро-австралоидными формами. Ареал северного, более массивного компонента охватывал огромную область южнорусских степей, Казахстана и северных районов Средней Азии, в пределах которой Северный и Южный Таджикистан представляли собой далекую южную периферию.

Прародина индоиранцев в свете палеоантропологических и антропологических данных очерчивается, следовательно, в пределах обширного района, охватывающего юг Средней Азии и Иранское нагорье. Границы прародины на западе и на востоке остаются не очень определенными, но кажется вероятным, исходя из резкого перепада ландшафтных характеристик и экстраантропологических соображений (успешная дешифровка надписей из Мохенджо-Даро на базе дравидийских языков 13), что восточная граница не заходила за долину Инда.

Notes:

  1. Vallois П. Les ossements humains de Sialk. Contribution a l’etude de l’histoire racial de l’lran ancien // Girshman R. Fouilles de Sialk. Paris, 1940. Т. II.
  2. Krogman W. Racial Types from Tepe-Hissar. Iran. From the Late Fifth to the Early Second Millennium В. С. // Verhandlingen der Koninkiislo Nederlandsche Akademie van Wetteshappen. Amsterdam, 1940. N 2. «Vol. 34.
  3. Mendrez C. Etude anlliropologique des squelettes Mundigak // Bulletin de l’ecole Francaise d’Extreme Orient. 1966. Fasc. 1. T. LIII.
  4. Bernhard W. Human Skeletal Remains from the Cemetery of Timargarha // Bulletin of the Archaeological Department of the University of Peshawar. 1967. Vol. III.
  5. Sewell R., Guha B. Human Remains //Marshall J. (ed.). Mohenjo-Daro and the Indus Civilisation. London, 1931.
  6. Gupta P., Dutta P., Basil A. Human Skeletal Remains from Harappa // Bulletin of the Anthropological Survey of India. Calcutta, 1962. Vol. 9.
  7. Абдушелишвили M. Г., Алексеев В. П., Малъхотра К. Ч. К характеристике горизонтального профиля и уплогценности носовых костей некоторых групп населения Западной и Южной Индии в эпохи неолита и бронзы // Совместные советско-индийские антропологические исследования на территории Индии в 1974—1975 гг. М., 1978.
  8. Дебец Г. Ф. Палеоантропология СССР // Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Н. С. М.; Л., 1948. Т. 4.
  9. См. примеч. 13.
  10. Кияткина Т. П. Материалы к палеоантропологии Таджикистана. Душанбе, 1976.
  11. См. примеч. 51.
  12. Кияткина Т. П. Черепа эпохи бронзы с территории Юго-Западпого Таджикистана // Мандельштам А. М. Памятники эпохи бронзы в Южном Таджикистане // Материалы и исследования по археологии СССР. Л., 1968. № 145.
  13. Кнорозов Ю. В. Характеристика протоиндийского языка // Предварительное сообщение об исследовании протоиндийских текстов. М., 1965.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 30.09.2015 — 08:56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика