К антропологии восточноевропейских караимов

Возможности привлечения антропологических данных к разрешению проблемы происхождения караимов тем шире, чем разнообразнее эти данные. В нашем распоряжении четыре группы морфофизиологических вариаций, собранных в различных группах караимов в разное время, — итоги соматологических обследований, краниологический материал, данные о вариациях групп крови, информация о соотношении пальцевых узоров и мест окончаний линий ладонного узора. Проведенные генетические исследования показывают, что вариации, относящиеся к этим четырем группам, наследуются относительно независимо, что усиливает их объективную ценность в случае совпадения результатов изучения разных систем признаков. Среди этих систем краниологические признаки выделяются тем, что они допускают хронологическую ретроспективу, обеспеченную возможностями прямого сопоставления с палеоантропологическими материалами. Таким образом, антропология караимов располагает известным запасом сведений, которые можно использовать для реконструкции их антропологического состава и его динамики, а следовательно, и антропологической базой для рассмотрения караимского этногенеза.

Соматологическое обследование караимов было осуществлено С. А. Вайсенбергом, работавшим на юге России и в Египте 1 и А. Н. Пуляносом, собравшим кефалометрические и кефалоскопические данные преимущественно среди караимов Литвы 2. Исследование С. А. Вайсенберга. падающее на начало века, опиралось на методические приемы, которые нельзя считать совершенными в настоящее время. И все же один факт, им отмеченный, сохранил свое значение до современности: караимы и евреи, проживавшие в Египте, оказались значительно темнее,
чем их собратья в южных районах России. Сейчас можно думать, что это явилось следствием смешения с окружающим населением, в данном случае с арабами, хотя наличие конфессионального барьера должно было
встать на пути этого процесса.

А. Н. Пулянос осуществил кефалометрические измерения и кефалоскопические наблюдения среди караимов Литвы (в Крыму им было обследовано только восемь женщин), опираясь уже на современный уровень развития антропологической методики и имея значительный опыт исследовательской работы среди южных популяций евроцеоидной расы (он провел перед этим антропологическое изучение греков и македонских валахов, проживавших на территории СССР 3). И А. Н. Пуляносу удалось обследовать в Тракае лишь около 50 караимов, но малочисленность обследованных восполняется полнотой программы измерений и наблюдений. Лицо у мужчин и женщин профилировано резко, скулы выступают слабо, переносье высокое, преобладают индивидуумы с выпуклыми носами. Пигментация темная, хотя значительный процент составляют лица со смешанными оттенками цвета волос и особенно глаз.

А. Н. Пулянос писал о каком-то монголоидном «налете», ориентируясь, по-видимому, на среднее развитие волосяного покрова на груди у мужчин и на определенные случаи наличия эпикаптуса. При малочисленности исследованных лица с эпикантусом составляют 8,3% среди мужчин и 11.1% среди женщин. Такой процент людей с эпикантусом не может быть случайностью и, действительно, свидетельствует о наличии у караимов Литвы небольшой монголоидной примеси, хотя умеренный рост волос на груди у мужчин сам по себе может быть истолкован
и без принятия гипотезы монголоидной примеси: ослабление этого признака имеет место и в ряде популяций европеоидного ствола даже на юге, где в целом рост волос на груди у мужчин интенсивнее.

Основной комплекс признаков, представленный среди караимов, А. Н. Пулянос считает переднеазиатским, подразумевая под этим, очевидно, выделенную Ф. Лушаном арменоидную комбинацию признаков.

Однако морфологическая характеристика переднеазиатского, или арменоидного, комплекса включает в качестве одного из основных признаков как раз максимально сильное развитие третичного волосяного покрова, в этом отношении переднеазиатские популяции уступают, может быть, только айнам. Поэтому мы будем ближе к действительности, если отнесем представленную у караимов комбинацию признаков к одному из вариантов южной ветви европеоидной расы. В то же время наличие индивидуумов со смешанными оттенками волос и глаз говорит о примеси одного из тех вариантов европеоидной расы, которые относятся к северной ветви или образовались вследствие смешения представителей северных и южных европеоидов. Такое смешение началось, наверное, еще
в неолите или даже в мезолите, смешанные формы образуют огромный пояс в пределах ареала европеоидов между Скандинавией и Средиземноморьем, и именно они, надо думать, и приняли участие в формировании
антропологического состава караимов.

Какую дополнительную информацию может добавить ко всему сказанному изучение вариаций пальцевых узоров и ладонных линий? Оно было осуществлено Г. Л. Хить не с помощью взятия отпечатков, как это обычно практикуется, а на основе фиксации этих вариаций непосредственно в полевых условиях при рассматривании их на ладони в лупу 4. Сама автор полагает, что, может быть, за счет этого методического приема следует отнести исключительно малый процент лиц с добавочными межпальцевыми трирадиусами, с трудом определяемыми не на отпечатках, а на ладонях. Но и по другим признакам своеобразие караимов исключительно, и оно резко выделяет их среди других народов Восточной Европы. Вывод этот опирается на огромный сравнительный материал, собранный и обработанный Г. Л. Хить или под ее руководством, и объективность его не вызывает ни малейших сомнений.

Подтверждает ли комплекс дерматоглифических вариаций, зафиксированный у караимов, опирающийся на соматологические наблюдения вывод о принадлежности их к южной ветви европеоидной расы? Высокое
значение индекса Камминса может быть истолковано как аргумент в пользу этого вывода. Напротив, низкая величина дельтового индекса противоречит этому, так как на юге величины дельтового индекса много
больше. В общем дерматоглифическое своеобразие караимов по сравнению с другими народами Восточной Европы не укладывается в гипотезу их принадлежности к южным европеоидам. Генетика многих признаков кожного рельефа далека от желаемой ясности, но среди генетиков, занимающихся проблемами их передачи по наследству, широко распространены гипотезы, согласно которым эти признаки детерминируются небольшим числом генов. Если это действительно так, то сочетание пальцевых узоров и ладонных линий у караимов таково, как если бы они
долго проживали в условиях изоляции: именно тогда признаки с простой наследственностью, т. е. определяемые в их наследственной передаче ограниченным числом генов, обнаруживают в малочисленных популяциях сдвиги в разных направлениях и складываются своеобразные комбинации, не находящие аналогий. В Литву была переселена незначительная по численности группа караимов, их изолированное положение предопределялось конфессиональным фактором, выступавшим в роли жесткого генетического барьера. Таким образом, общий вывод из дерматоглифического обследования караимов Литвы состоит в том, что генетическая изоляция была одним из моментов, повлиявших на формирование их антропологического состава.

Если исключить чрезвычайно малочисленные данные А. Н. Пуляноса, то по группам крови караимов мы располагаем информацией, собранной в процессе трех исследований — С. Заболотного в Крыму 5, М. Райхера 6 и К. Джини 7 в Литве. Каждое из этих исследований охватило около 300 (С. Заболотный исследовал даже около 400) человек и может считаться вполне доброкачественным в отношении численности изученных выборок. К сожалению, результаты, полученные при двух обследованиях караимов Литвы в 1928 и 1934 гг., оказались противоречивыми, несмотря на то что практически в подавляющем большинстве случаев в обе выборки попали одни и те же индивидуумы. Результаты К. Джини находятся в гораздо большем соответствии с общей картиной вариаций групп крови системы АВО в Европе и Передней Азии, чем результаты М. Райхера, получившего необычайно низкий процент группы А. Но и при сопоставлении результатов К. Джини по караимам Литвы с данными С. Заболотного по караимам Крыма имеют место определенные различия: уменьшение процента лиц с группой А и увеличение с группой В в Литве при сравнении с Крымом.

А. Пулянос, опубликовавший первые сведения о концентрации отрицательного резуса в популяции караимов Литвы, показал высокую степень этой концентрации, выделяющую караимов среди других популяций Европы и Передней Азии. В сопоставлении с фактом повышения у них группы В и со своеобразием их дерматоглифического типа это служит еще одним указанием на роль генетической изоляции в формировании антропологических особенностей литовских караимов.

Автор этих строк описал серию черепов, происходящих из поздних караимских кладбищ Крыма 8. В той же работе были описаны хранящиеся в различных анатомических и краниологических собраниях черепа евреев из южных районов России, относившихся к группе ашкенази.

Последняя серия очень малочисленна и происходит из случайных сборов, но пока в нашем распоряжении нет более полных материалов по краниологии евреев Восточной Европы. Были отмечены существенные морфологические различия между двумя сериями, позволившие предполагать разную генетическую принадлежность оставившего их населения.

Краниологический материал по караимам сравнивался с широким кругом краниологических серий эпохи средневековья, в первую очередь, разумеется, из южных районов Восточной Европы. Наибольшее сходство караимы обнаружили с населением средневековых городов Крыма, как известно, очень сложным в этническом отношении. По-видимому, население средневековых городов Крыма, в частности Эски-Кермена и Мангуп-Кале 9, составило ту антропологическую основу, на которой сформировался антропологический тип караимов в Крыму. Однако этот вывод не исчерпывает всей сложности проблемы сложения антропологического состава караимского народа. Обширные материалы по палеоантропологии Хазарского каганата, полученные при раскопках Саркела — Белой Вежи 10, показывают с полной определенностью, что антропологический компонент, представленный у рядового населения Хазарского каганата (имеется в виду в первую очередь некрополь в насыпи 17/10), также принял участие в формировании антропологического состава караимов Крыма. Подобное краниологически устанавливаемое смешение при сложении антропологического облика караимов двух антропологических компонентов, характерных для рядового населения Хазарского каганата и населения пещерных городов Крыма, может быть подтверждено и новыми палеоантропологическими материалами из пещерных городов, морфологически повторившими тот же комплекс признаков, что и в Эски-Кермене и Мангуп-Кале 11. Соматологически фиксируемый факт принадлежности караимов к южной ветви европеоидов с небольшой примесью смешанных элементов хорошо согласуется с результатами сопоставления краниологических и палеоантропологических материалов. Легко объясняется при этом и возможность сохранения небольшой монголоидной примеси у караимов, которая наблюдалась у населения Хазарского каганата.

В итоге всего сказанного мы приходим к выводу, что при рассмотрении вопросов этногенеза караимов нужно учитывать ряд моментов, вытекающих из изучения их антропологического состава и его динамики.

1. Антропологические особенности караимов сложились в процессе смешения тех аптропологических элементов, которые преобладали у населения Хазарского каганата и пещерных городов Крыма. Это неоспоримый вывод из сопоставления краниологических и палеоантропологических данных.

2. Караимы принадлежат к южной ветви европеоидов, но имеют в своем составе примесь более северных элементов и небольшую монголоидную примесь. То же сочетание антропологических элементов было характерно для популяций, проживавших в Хазарском каганате. Популяции, оставившие пещерные города Крыма, не имели монголоидной примеси или имели ее в значительно меньшем проценте.

3. После переселения группы караимов в Литву ее антропологический состав испытал влияние генетической изоляции.

Notes:

  1. Вайсенберг С. А. Караимы // Рус.-антропол. журн. 1904. № 1/2; Weissenberg S. Zur Anthropologie der nordafrikanischen Juden // Mitteilungen der anthropologischen Gesellschaft in Wien. 1912. Bd. XLIII.
  2. Пулянос A. H. К антропологии караимов Литвы и Крыма // Вопр. антропологии.
    1963. Вып. 13.
  3. Пулянос А. П. Антропологический состав населения Греции. Географическая
    дифференциация отдельных признаков//Антропологический сборник, III. М., 1961. (Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Н. С; Т. 71).
  4. Хить Г. Л. Дерматоглифика народов СССР. М., 1983.
  5. Sabobotny S. Die Blutgruppen der Karaimen und Krimtschaken // Ukrain. ZentralBlatt der Blutgruppenforschung. 1928. Bd. Ill, H. 1.
  6. Reicher M. Sur les groupes sanguins des Caraimes de Troki et de Wilno // Anthropologie. Praha. 1932. Т. X.
  7. Gini C. Karaimi ai Polonia e Lituania. Genus, 1936. Полная сводка генетических данных по караимам: Mourant A., Kopec A., Domaniewska-Sobczak К. The genetics
    of the Jews. Oxford, 1978.
  8. Алексеев В. П. Очерк происхождения тюркских народов Восточной Европы в свете данных краниологии // Вопросы этногенеза тюркских народов Среднего Поволжья. Казань, 1971.
  9. Палеоантропологический материал из некрополей этих городов был описан Г. Ф. Дебецом. См.: Дебец Г. Ф. Антропологический состав населения средневековых городов Крыма // Сб. Музея антропологии и этнографии АН СССР. М.; Л., 1949. Т. 12. Сокращенный текст этой статьи вошел в соответствующий раздел его сводного труда по палеоантропологии СССР. См.: Дебец Г. Ф. Палеоантропология СССР. М.; Л., 1948. (Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Н. С; Т. 4).
  10. Гинзбург В. В. Антропологические материалы к проблеме происхождения населения Хазарского каганата // Сб. Музея антропологии и этнографии АН СССР. М.; Л., 1951. Т. 13. См. также Тр. Волго-Донской археологической экспедиции. Т. III // Материалы и исследования по археологии СССР. № 109. М.; Л., 1963.
  11. Библиографию и краткую табличную сводку данных см.: Алексеев В. П. Характеристика краниологических материалов из поздних мусульманских захороне-
    ний Крыма // Исследования по палеоантропологии и краниологии СССР // Сб. Музея антропологии и этнографии АН СССР. Т. 36. Л., 1980. См. также: Шевченко А. В. Антропологическая характеристика средневекового населения низовьев Волги: (По краниологическим материалам из могильника Хан-Тюбе) //Там же. В этой статье описан материал, несущий тот же комплекс признаков, что и у более раннего населения Хазарского каганата.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1908 Родился Уиллард Франк Либби — американский химик, разработчик метода радиоуглеродного датирования. Этот метод используют археологи, почвоведы и геологи для определения возраста биологических объектов.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 30.09.2015 — 08:57

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика