Начало формирования общественных классов и ранних государственных образований

Эпоха совпадает с периодом раннего железного века Сибири в южных районах: Южное Зауралье, Среднее Прииртышье, Верхнее Приобье, Саяно-Алтайское нагорье, Южное Забайкалье, Среднее Приамурье и Приморье. Это в основном зона лесостепи и степи. Обитатели этих мест имели ко времени раннего железного века тесные связи с культурами предшествующего периода поздней бронзы.

Период VII — III вв. до н.э. принято называть скифским (иногда выделяют и предскифский, VIII — VII вв. до н.э.), а с конца III в. до н.э. до IV в. н.э. — сарматским. Это время (от начала кочевого скотоводства до раннего средневековья, т.е. VIII в. до н.э. — V в. н.э.) иногда называют эпохой ранних кочевников в отличие от эпохи поздних кочевников (раннее средневековье и до наших дней) (Степная полоса азиатских степей, с. 5). В связи с такой периодизацией сарматский период в западном (европейском) варианте на востоке (Сибирь, Казахстан, Монголия) называют гунно-сарматской эпохой (III в. до н.э. — IV в. н.э.).

В отечественной литературе уже длительное время обсуждается вопрос о принципах объединения культурных образований степей и лесостепей Евразии.

В последние два десятилетия обсуждалась возможность применения такого понятия, как “скифо-сибирское культурно-историческое единство” (А.И. Мартынов). По этой проблеме был проведен ряд научных конференций в Кемерово (1980, 1984, 1987). Однако это понятие так и не получило всеобщего признания; даже в монографии А.И. Мартынова и В.П. Алексеева, специально посвященной этой проблеме (1986), понятие «культурно-историческое единство» употребляется, но наряду с ним в книге (и в самом названии книги) чаще в ходу термин «скифо-сибирский мир». Мы не склонны понимать культурную общность степей и лесостепей Евразии эпохи раннего железного века как «скифо-сибирское культурно-историческое единство» (Матющенко В.И., 1980; Матющенко В.И., Татаурова Л.B., 1997). Эти культуры скорее всего можно понимать как скифо-сибирскую культурно-историческую общность, но не единство. В понимании автора синонимом термину «скифо-сибирскую культурно-историческую общность» является понятие «скифо-сибирский мир». Этими понятиями автор и будет оперировать в дальнейшем.

Культурная общность населения степей и лесостепей Евразии рассматриваемой эпохи проступает во многих чертах.

Чаще всего особую роль отводят для определения такой общности скифской триаде. Она — наиболее яркое выражение культурно-исторической общности населения степей и составляет единство таких черт культуры, как:

1) определенные, «скифские», предметы вооружения: трехгранные и трехлопастные втульчатые наконечники стрел с шипом и без него; короткий кинжал с бабочковидным или почковидным перекрестием и валиковым навершием; наиболее выразителен из них меч-акинак;

2) оригинальные предметы конской сбруи, в частности бронзовые удила и псалии;

3) произведения так называемого скифо-сибирского звериного стиля, среди которых особое место занимает изображение оленя с поджатыми ногами и геральдически изображенным рогом. Известно также и множество других изображений разных животных, птиц, змей, рыбы и т.п.

Разумеется, скифская триада очень выразительна, ярка; тем не менее культурная общность скифо-сибирского мира проявляется также в характере погребальных сооружений, конструктивных чертах погребальных камер, чертах погребального обряда (громадные и сложные могилы, высокие курганы, схожие наборы погребального инвентаря и т.п.). Широко распространяются многообразные, но очень характерные изделия, не включающиеся в триаду: скифские котлы, глиняные сосуды (баночной формы), солярные бронзовые диски, серпы, кельты, украшения и типы одежды.

Состав скифо-сибирской культурно-исторической общности широк и включает в себя культуры и культурные общности степей и значительной части лесостепей Евразии. Исследователи выделяют иногда две группы культур общности: основные и культуры скифоидного облика (Мартынов А.И., Алексеев В.П., 1986, с. 11). К первой группе обычно относят собственно скифскую, савроматскую, сакскую, пазырыкскую, татарскую, уюкскую культуры и культуру Ордоса.

К группе скифоидных чаще всего относят ананьинскую, милоградовскую общности, культуры лесостепной Скифии, а также ряд общностей азиатских степей: саргатская культурная общность и близкие ей воробьевская и гороховская культуры, большереченская на Оби, культура плиточных могил Забайкалья и Северной Монголии.

Эпоха классообразования и формирования ранних государств в обозначенной полосе Евразии представлена значительным числом культурно-исторических образований, выявленных в основном в ходе археологических и палеоантропологических исследований. В изучении этой эпохи существенно возрастает роль письменных источников. Античные общества на Западе и государства Восточной и Центральной Азии, и в первую очередь Китая, оставили многообразные письменные документы, повествующие о многих народах и обитателях соседних с ними территорий. Не всегда они полны. Многие из них фрагментарны, противоречивы, богаты непроверенными сведениями. Тем не менее они несут существенную информацию об обитателях степей и лесостепей Евразии.

Важнейшим историческим фактором этой эпохи следует признать существование на западном и восточном полюсах этого мира двух центров цивилизации: на Западе античный мир и в нем — Римское государство (сначала республика, а затем империя), а также ряд государств Средиземноморья, а на Востоке — Китайская империя и ряд государств менее значимых. Между этими полюсами существовали устойчивые, редко ненадолго прерывающиеся связи. Каждый из этих полюсов в разное время приобретал доминирующую роль в экономической, политической и культурной жизни народов и этнических групп степей Евразии.

На эпоху раннего железного века приходится также мощное воздействие третьего мира: культуры Среднего Востока, Средней и Южной Азии. Линия связи и взаимодействия находит объяснение в наличии глубочайшего генетически родственного пласта в культурах народов этого региона и Западной Сибири, восходящего к эпохе бронзы — ко времени формирования и расселения индоиранской общности.

Историческая карта Северной Евразии в рассматриваемую эпоху была весьма яркой и пестрой. Так, в эпоху бронзы были подготовлены условия к тому, что в середине — второй половине I тыс. до н.э. в пределах Северной Евразии и ближайшем окружении сформировалось несколько различающихся между собою “миров”, т.е. групп населения, сохранивших какие-то древние традиции, восходящие ко времени эпохи бронзы и неолита. Эти “миры” известны нам в следующих вариантах:

1) эллинско-римский;
2) кельтский (латенская культура);
3) латенизированные культуры Северной Европы (протогерманцы);
4) франко-гето-дакийский: Прикарпатье и Северные Балканы;
5) лесное (балтское и балтско-славянское) население культур Восточной Европы;
6) финно-пермское население;
7) степное население (скифо-сакское сарматское) ираноязычное, кочевническое;
8) лесостепное, сарматизирующееся (угорское и иранское население культур Зауралья и Западной Сибири);
9) угро-самодийское население лесов Урала и Западной Сибири;
10) полиэтничное и поликультурное население Саяно-Алтайского нагорья, включающее в свой состав разные группы населения, в том числе и протокетоязычное, прототюркоязычное;
11) население восточной части степей, где обитали прототюркские и прототунгусо-маньчжурские группы;
12) смешанное население тайги Восточной Сибири (палеоазиатское и прототунгусо-маньчжурское);
13) население тундры Сибири, генетически связанное с лесными соседними группами;
14) общества иньской цивилизации Восточной Азии.

В эту эпоху произошло и еще одно важнейшее событие: население Северной Евразии вступило в непосредственные контакты с обществами древнейших цивилизаций, важнейшими очагами которых были греко-римский мир и мир иньской государственности, между которыми находились многие общества сибирских народов.

Одной из форм таких контактов были военные вторжения кочевников степей в зоны древних цивилизаций. На рассматриваемый период приходится эпоха великого переселения народов; события этого процесса коснулись многих народов, в том числе и народов Сибири. Наиболее яркие страницы этого процесса имеют отношение к движению гуннов из Центральной Азии на запад.

С учетом этих факторов мы обязаны оценивать все события в истории Сибири.

При изучении истории скифо-сибирской культурно-исторической общности необходимо учитывать и другие разнообразные факторы, среди которых отметим следующие.

Природно-географический. Степной ландшафт Евразии, обладающий определенными сходными экологическими условиями почти на всем протяжении пояса степей. Этот фактор был унаследован обитателями этого региона со времени бронзового века.

Экономический. Этот фактор проступил в том, что на всем протяжении степей в силу природно-географического фактора объективно складывался сходный хозяйственно¬экономический комплекс, в составе которого везде присутствуют: скотоводство развитого кочевого типа, земледелие, охота и собирательство при господстве первого, скотоводства.

Производным из экономики был и такой фактор, как развитие транспортного коневодства. Оседланная лошадь всадника, лошадь, запряженная в повозку, а также воловья тяжелогрузная повозка обеспечили высокоразвитые коммуникации в степях. Коннику на лошади не было препятствий в степи, даже реки преодолевались им легко и свободно.

Идеологический фактор, как следствие воздействия предыдущих условий. Сходные природные условия, сходный быт, надежные коммуникации постепенно вырабатывали и сходные черты мировоззрения, сознания определенной обособленности от остального мира, родственности всех этих групп населения. Такое осознание своей внутренней связи и близости укреплялось и контактами с обществами древних государств на юге (Причерноморья, Закавказья, Средней Азии, Центральной Азии).

Это противостояние и общение с классовыми обществами порождало социальные силы, объективно вызывающие складывание общих черт в социальной сфере: почти во всех районах обитания населения степей шли сходные социальные процессы: имущественная и социальная дифференциация населения, заметное расслоение и зарождение классовых образований, сложение систем социальной зависимости отдельных групп, слоев, объединений и т.п. Население степей и лесостепей Сибири не обнаруживает антропологического единства, хотя на этой территории преобладали европеоидные группы.

На территории всего скифо-сибирского мира в настоящее время выделяется пять вариантов палеоантропологических расовых групп (Мартынов А.И., Алексеев В.П., с. 58-62).

Причерноморский вариант, оставленный собственно скифами “находит себе место в составе европеоидной расы” (там же, с. 58) и имеет большое сходство с морфологическим типом предшествующего населения. Собственно скифы обнаруживают биологическое единство, свидетельствующее о единстве их происхождения, скорее всего на базе срубной культурной общности.

Население памирских степей несомненно принадлежит европеоидной расе; скорее всего этот тип следует отнести к средиземноморской группе европеоидов.

Очень близок ему и четвертый амударьинский вариант, который занимает особое место (Сыр-Дарья, Восточный Казахстан, Алтай): “мы имеем здесь аналогию монголоидному признаку в его центральноазиатском варианте” (там же, стр. 59). Эта группа ведет происхождение от какой-то группы среднеазиатского населения эпохи бронзы. Вероятно, еще в эпоху поздней бронзы в этот регион усиленно проникали выходцы центральноазиатского происхождения.

Пятый, енисейский, вариант (тагарская культура) занимает нейтральное положение. Он явно тяготеет по происхождению к местным антропологическим типам эпохи бронзы. Европеоидные группы тагарцев дифференцировались еще в эпоху бронзы; тагарское население имеет самостоятельное происхождение и остается европеоидным.

Таким образом, очевидно, что “скифо-сибирская культурная общность не образует генетического единства и сложилась на базе нескольких разных по происхождению антропологически своеобразных компонентов, которые и этнически могли существенно отличаться друг от друга” (там же, с. 61).

Население Западной Монголии в середине I тыс. до н.э. было европеоидным, при самой незначительной монголоидной примеси, тогда как обитатели Восточной Монголии — монголоидны (Новгородова Э.А., 1989, с. 313, 314).

Монголоидным было и население Забайкалья. Европеоидной примеси не зафиксировано, но южнее, у гуннов (конец I тыс. до н.э. — начало н.э.), фиксируется небольшая европеоидная примесь, возможна и примесь дальневосточной расы. Эта картина хорошо согласуется и с археологическими материалами.

Территория лесной полосы Западной Сибири была заселена разными группами уральской монголоидной расы. Население юга Западной Сибири обнаруживает в антропологии очень тесные связи со Средней Азией и Алтаем (Алексеев В.П., Гохман И.И., 1984, с. 68). Оно достаточно смешанно становится на рубеже эр. Разнообразны монголоидные группы Восточной Сибири. Не характеризуя каждую из этих групп, обратим внимание только на то обстоятельство, что все они скорее всего являются генетически связанными с населением этого региона II тыс. до н.э..

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1994 Умер Альфред Хасанович Халиков — советский и российский историк и археолог, автор многочисленных трудов по истории татарского народа.
  • 2007 Умер Леонид Романович Кызласов — советский и российский археолог-востоковед, специалист по истории и этнографии Сибири, Средней и Центральной Азии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 02.04.2016 — 14:15

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика