Кузьмина Е.Е. Клад эпохи бронзы из Каракола

Для настоящего археолога хорошее одеяло — просто клад. Только самые лучшие, теплые и уютные одеяла можно приобрести по адресу http://www.neomama.ru/shop-tag-%EE%E4%E5%FF%EB%EE.html . С одеялом даже самая холодная ночь в палатке будет теплой!

К содержанию 114-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

В 1884 г . профессором Казанского университета Н. В. Сорокиным в Семиречье были приобретены два клада бронзовых изделий, хранящиеся ныне в музее Антропологии МГУ. Один из них, происходящий из г. Каракол (ныне Пржевальск), включает копьевидное долото, два тесла и обломок ножа 1. Комплекс этот достаточно выразителен и заслуживает специального рассмотрения.

Входящий в состав клада из Каракола однолезвийный нож (рис. 4) имеет треугольное сечение лезвия. Конец и рукоять обломаны. Длина обломка 14,2 см, ширина лезвия 2,4 см. Нож отлит в односторонней форме. Лезвие проковано и зазубрено. Этот нож принадлежит к широко распространенному в эпоху бронзы типу однолезвийных пластинчатых ножей. Находки их очень многочисленны во всех областях Средней Азии, в том числе и в Семиречье 2. Однолезвийные пластинчатые ножи с прямым лезвием и без рукояти встречаются в евразийской степи, в памятниках всей второй половины II тысячелетия до н. э.; формы их довольно однообразны на обширной территории 3, так что фрагмент ножа не может быть критерием ни при определении центра производства клада, ни при установлении возраста комплекса. Клиновидное тесло, входящее в Каракольский клад (рис. 4, 4), очень массивно. Сечение его овальное, пятка широкая, лезвие шире пятки, оно не расковано и не уплощено. Длина тесла 17 см, ширина лезвия 3,8, пятки 2, толщина 2 см. Предмет отлит в двусторонней форме — следы швов отчетливо заметны по бокам.

Близкие аналогии этому типу мне не известны не только в Семиречье, но и в других культурах Евразии.

Это примитивное по своей форме орудие могло употребляться и как тесло, и как топор; не исключено его использование в горном деле.

Входящее в состав клада из Каракола копьевидное долото (рис. 4, 3) имеет длинную утолщенную на конце коническую втулку диаметром 2 см, рабочая часть узкая, но массивная, конец обломан; сохранившаяся длина орудия 15,4 см. Аналогичные орудия представлены среди случайных находок в Казахстане 4. Они обнаружены и в составе кладов Садовое 5, Турксиб 6, Баландинский 7, на поселении чуйской культуры Дальверэин в Фергане 8 и на позднеандроновских поселениях в районе Степняка 9.

Рис. 4. Находки из Каракола. 1 — нож; 2, 4 — тесла; 3 — долото

Рис. 4. Находки из Каракола. 1 — нож; 2, 4 — тесла; 3 — долото

Эти комплексы синхронизируются между собой по большему количеству взаимовстречающихся типов. Дата их определяется концом II — началом I тысячелетия до н. э. 10 Копьевидные долота на территории от Западной Европы до Казахстана характерны для конца эпохи бронзы, и в памятниках железного века они уже больше не встречаются 11.

Таким образом, копьевидное долото из Каракола позволяет датировать клад концом эпохи бронзы. Эта дата подтверждается при изучении каракольского тесла с уступом. Длина тесла 14,4 см, в том числе рабочей части 11, ширина лезвия 2,6 см, ширина пятки 1,2, высота уступа 2,4 см. Тесло из Каракола встречает многочисленные соответствия в уже упоминавшихся комплексах из с. Садовое 12, Сукулука 13, Алексеевского 14, Каменное плато 15, Сарыозек 16, Баландинского 17, с поселений в районе Степняка 18 и среди случайных находок 19. Из Киргизии, из окрестностей с. Александровское, происходит литейная матрица для отливки этих орудий 20. Взаимовстречаемость тесел и долот подтверждает синхронность клада из Каракола с другими кладами Семиречья позднебронзовой эпохи.

М. П. Грязнов отнес тесла с уступом к казахстанскому металлургическому очагу 21, С. С. Черников — к группе орудий восточно-казахстанских форм 22. Основная масса находок этого типа концентрируется в районе предгорий — от Семиречья до Алтая. В этом же районе распространены некоторые другие специфические типы металлических изделий: серпы с несомкнутой втулкой, кельты-лопатки и другие предметы, что позволяет выделить на территории евразийской степи особую металлургическую провинцию, включающую Семиречье и Восточный Казахстан 23.

Рудной базой Семиречья в конце эпохи бронзы могли служить меднорудное месторождения в окрестностях Алма-Аты, древние выработки на которых обследовались И. В. Мушкетовым 24. Другим центром древней добычи меди была долина р. Чу 25. Древние горные выработки меди отмечены также на Киргизском хребте 26. Наконец, древние рудники были обследованы В. Т. Сургаем в окрестностях оз. Иссык-Куль 27. Что касается олова, то оно могло поступать из Восточного Казахстана 28. Не исключено также, что разработки месторождений касситерита на Центральном Тянь-Шане 29 также восходят еще к эпохе бронзы.

К содержанию 114-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Музей Антропологии МГУ, № 328, 1—4.
  2. А. Н. Бернштам. Чуйская долина. МИА, № 14, 1950, стр. 106; А. И. Тереножкин. Согд и Чач. КСИИМК, вып. XXXIII, 1950, рис. 69, XVI; Б. А. Литвинский. Древности Кайрак-Кумов. Душанбе, 1962, стр. 202 и сл.
  3. Е. Е. Кузьмина. Металлические изделия энеолита и бронзового века в Средней Азии. САИ, В4—9, 1966, стр. 44—49.
  4. С. С. Черников. Восточный Казахстан в эпоху бронзы. МИА, № 88, 1960, стр. 80.
  5. А. Кибиров. П. Н. Кожемяко. Новые памятники эпохи бронзы. ТИИАЭ АН Киргизской ССР, вып. II, 1956, стр. 44—43, рис. 9; Е. Е. Кузьмина. Указ. соч., стр. 27, табл. III, 7.
  6. К. А. Акишев, Г. А. Кушаев. Древняя культура саков и усуней долины р. Или. Алма-Ата, 1963, рис. 83.
  7. В. И. Мошинская. Баландинский клад бронзовых инструментов. КСИИМК, вып. 67, 1957, стр. 145, рис. 61, 2.
  8. Ю. А. Заднепровский. Древнеземледельческая культура Ферганы. МИА, № 118, 1962. стр. 31, табл. XXII, 5.
  9. С. С. Черников. К вопросу о составе древних бронз Казахстана. СА, т. XV, 1951, рис. 2, 5.
  10. Е. Е. Кузьмина. Хронология некоторых кладов Семиречья. «Новое в советской археологии». М., 1965, стр. 106—110, табл. I.
  11. Исключение составляет Западная Сибирь, где этот тип представлен и в тагарских памятниках (С. В. Киселев. Древняя история Южной Сибири. МИА, № 9, 1949, стр. 151).
  12. А. Кибиров. П. Н. Кожемяко. Указ. соч., стр. 37, 38, рис. 1
  13. А. Н. Бернштам. Археологический очерк Северной Киргизии. Фрунзе, 1941, табл. 1; Б. Зима. Очаг андроновской культуры в Северной Киргизии. «Тр. Института истории, языка и литературы Киргизского филиала АН», вып. II, 1948, стр. 123, рис. 4.
  14. И. И. Копылов. Пирамидальные курганы Новоалексеевского могильника Илийской долины. «Уч. зап. Казахского пединститута им. Абая», вып. XV, 1958, стр. 159, табл. III.
  15. Д. Джусупов. Орудия эпохи бронзы из случайных находок в окрестностях Алма-Аты. ТИИАЭ Казахской ССР. Т. I. Археология, 1956, стр. 261—263, рис. 1.
  16. ГИМ, инв. № 54322.
  17. В. И. Мошинская. Указ. соч., рис. 61, 5.
  18. С. С. Черников. К вопросу о составе древних бронз Казахстана, рис. 2, 10.
  19. С. С. Черников. Восточный Казахстан в эпоху бронзы, стр. 164, табл. LXIV, 9; LXVII, 5; Е. Е. Кузьмина. Металлические изделия энеолита и бронзового века Средней Азии, стр. 19, 20.
  20. А. Н. Бернштам. Чуйская долина, стр. 98, табл. XXXVIII. Место находки указано неверно. См. отчет экспедиции по археологическому надзору на строительстве Большого Чуйского канала. Архив ЛОИА, ф. 35, 1941 г. Дневник Пасько.
  21. М. П. Грязнов. Казахский очаг бронзовой культуры. «Казахи», III. Л., 193р, стр. 162.
  22. С. С. Черников. Восточный Казахстан в эпоху бронзы, стр. 83.
  23. Е. Е. Кузьмина. Металлические изделия энеолита и бронзового века в Средней Азии, гл. II.
  24. И. В. Мушкетов. Туркестан, т. II. СПб., 1906, стр. 35; он же. Краткий отчет о геологическом путешествии по Туркестану в 1875 г. ЗРГО, т. XXXIX. СПб., 1910, стр. 210.
  25. В. Э. Поярков. Из археологических экскурсий по Пишпекскому уезду и по берегам оз. Иссык-Куль. «Памятная книжка Семиреченского областного комитета, г. Верный», т. П., 1898, стр. 66; М. Е. Массон. Из результатов поездки в долину Талас для выяснения горной промышленности. «Бюллетень САГУ», 1930, № 2, стр. 35.
  26. А. Д. Каленов. Маршрутные поиски в районе Кетмень — Тюбе — Джамагол. «3а недра Средней Азии», 1935, № 7, стр. 83.
  27. В. Т. Сургай. К истории горного промысла Киргизии. Фрунзе, 1951.
  28. Б. А. Аккерман. О калбинских разработках олова эпохи бронзы. «Изв. АН Казахской ССР», 1948, № 46; С. С. Черников. Восточный Казахстан в эпоху бронзы», стр. 130, 131.
  29. Б. А. Литвинский. Древности Кайрак-Кумов. Душанбе, 1961, стр. 177.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика