Мошинская В.И. Баландинский клад бронзовых инструментов

К содержанию 67-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

В 1927 г. в Омский краеведческий музей был доставлен Ф. С. Бледновым клад бронзовых вещей, обнаруженных на пашне близ дер. Баландиной бывш. Уральского округа, на левом берегу Иртыша. Более детально обстоятельства находки не известны. В музей доставлены следующие бронзовые инструменты.

Рис. 61. Бронзовые инструменты из Баландина. 1 — топор; 2—4 — долота; 5 — тесло; 6 — стамеска.

Рис. 61. Бронзовые инструменты из Баландина. 1 — топор; 2—4 — долота; 5 — тесло; 6 — стамеска.

1. Бронзовый проушный прямообушный топор (рис. 61 — 7). Проух — овальной формы. Удлиненный обушок, прямоугольный в сечении, лежит в одной плоскости с бойком топора. Лезвие отковано. Длина — 16 см, ширина — 4,3 см.
2. Бронзовое копьевидное долото с овальной втулкой (рис. 61 —2). Рабочий конец плоский, тупые бока сходятся на острие. Длина — 13 см, ширина — 2,2 см.
3. Бронзовое желобчатое долото. Лезвие закругленное; втулка круглая, край ее согнут и сломан. Длина — 13 см, ширина — 2,3 см (рис. 61 — 3).
4. Бронзовое втульчатое долото с расширенным плоским рабочим концом (рис. 61—4), переделанное из желобчатого долота. Втулка овальная. Длина — 12,5 см, ширина — 2,7 см.
5. Бронзовое клиновидное тесло (рис. 61 — 5) с черешком для насадки. Одна сторона орудия плоская, другая — с выступом у черешка. Боек длинный, расширяющийся к округлому лезвию. Общая длина орудия — 16,5 см.
6. Бронзовая четырехгранная двусторонняя стамеска с утолщением в средней части (рис. 61—6). У рабочего конца — поперечное лезвие. Длина — 13 см, ширина — 1 см.

Рис. 62. Бронзовый топор из музея Томского университета.

Рис. 62. Бронзовый топор из музея Томского университета.

Все орудия тщательно отделаны и все они были в употреблении. В настоящее время инструменты покрыты одинаковой блестящей темно-зеленой патиной, поверх которой много мелких, ярко-зеленых, шероховатых пятен дикой патины.

Некоторые из орудий Баландинского клада принадлежат к хорошо известным в археологии формам, например, желобчатые долота. Они распространены на обширной территории, включающей Придонье, Поволжье, Прикамье и Сибирь. Так, долота, аналогичные баландинскому, известны в кладе из Сосновой Мазы 1, в Дербеденском кладе 2, на Луговской стоянке 3, в памятниках тагарской культуры в Южной Сибири 4, среди находок на Алтае и в Казахстане 5.

Формы остальных орудий менее распространены. Так, копьевидные долота, близкие баландинскому (рис. 61—2), известны пока, по-видимому, лишь в памятниках тагарской культуры 6. Отметим, что А. М. Талльгрен считал эту форму характерной для сибирской бронзы 7.

Черешковые тесла клиновидной формы пока известны только на территории Казахстана, где встречались неоднократно. Черешковое тесло подобной формы есть среди материалов из раскопок В. В. Радлова в 1866 г. близ
оз. Сары-Озек. Кроме него, в коллекцию входят бронзовый втульчатый двулопастной наконечник стрелы и обломок бронзового серпа-резака сосново-мазинского типа 8. Полной уверенности в том, что эти вещи представляют собой комплекс, — нет, поскольку данные отчета В. В. Радлова не ясны. М. П. Грязнов, не считая сары-озекские находки комплексом, в свое время отнес черешковые тесла с уступом к ранним этапам андроновской бронзы 9. Такое предположение едва ли может быть принято. Это заставило бы нас теперь определить ранней датой и Баландинский клад, что едва ли возможно, так как в его состав входят желобчатое долото и другие инструменты, относящиеся к более позднему времени. Особенно интересна для нас находка близ с. Каракол. Здесь, со дна оз. Иссык-Куль подняты 3 бронзовых инструмента: клин, черешковое тесло и втульчатое копьевидное долото 10. Два последних инструмента не обработаны после отливки и не были в употреблении; они представляют прямую аналогию соответствующим предметам из Баландинского клада.

Наиболее оригинальным и интересным предметом в Баландинском кладе следует считать топор, особенность которого составляют проух овальной формы и удлиненный обушок. Внешнее сходство топора со скифскими железными топорами-молотами едва ли имеет какое-нибудь значение, ибо они различаются не только по формальным признакам (железные скифские имеют гораздо менее массивный боек и несколько иной формы обушок), но и функционально. Баландинский топор представляет собой универсальное орудие, тогда как скифские топоры были, скорее всего, специализированным военным оружием. Более близкую аналогию баландинскому представляет бронзовый топор, хранящийся в музее Томского университета под № 1216 (рис. 62): проух его — как и у баландинского топора — овальный, с наибольшим диаметром в 3,5 см; общая длина орудия — 17 см, длина лезвия — 8,5 см, длина обуха — 5 см; втулка снабжена двумя боковыми отверстиями для укрепления древка. Орудие покрыто темно-зеленой патиной; оно было найдено случайно на берегу р. Томи близ дер. Кемеровой бывш. Кузнецкого округа, Верхтомской волости.

Близко напоминают по форме баландинский топор многочисленные железные проушные прямообушные топоры, известные из Гляденовского костища 11. Несмотря на большой хронологический разрыв, близкое сходство вещей заставляет предполагать, что эта форма продолжала существовать также в железе и послужила прототипом миниатюр, известных нам по находкам в Гляденове.

Отсутствие прямообушных бронзовых топоров с указанными специфическими особенностями где-либо за пределами Западной Сибири дает возможность, несмотря на малое количество находок, говорить о том, что эта форма была характерной для Западной Сибири и, возможно, Урала.

Датировка Баландинского клада представляет некоторые затруднения. Как известно, в большинстве бронзовые орудия представляют собой случайные находки, и датировка их обычно недостаточно точна. Однако наличие в Баландинском кладе некоторых широко распространенных форм позволяет установить его дату и считать, что он относится ко времени не ранее рубежа II и I тысячелетий до н. э., вероятнее всего, — к первой трети I тысячелетия до н. э.

К содержанию 67-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. ИАК, вып. 29, 1909, стр. 65—67.
  2. Н. И. Булычов. Древности из Восточной России. М., 1902, табл. VI, рис. 6.
  3. Раскопки А. В. Збруевой. Хранится в Институте истории материальной культуры Академии наук СССР.
  4. А. М. Tallgren. Collection Tovostine. Helsingfors, 1917, табл. II, рис. 15.
  5. С. С. Черников. Древняя металлургия и горное дело Западного Алтая. Алма-Ата, 1949, табл. VIII, рис. 3; I. R. Asреlіn. Antiquites du Nord Finno-Ougrien. Helsingfors, 1877—1884. № 244 и 245.
  6. A. M. Tallgren. Указ. соч., табл. II, рис. 9, стр. 39, 40.
  7. А. М. Tallgren. Collection Zaoussailov. Helsingfors, 1916, стр. 8 (таблица).
  8. Коллекция в настоящее время хранится в ГИМ (инв, № 54322).
  9. М. П. Грязнов. Казакстанский очаг бронзовой культуры. Сб. «Казаки», Л., 1930, стр. 158.
  10. Коллекция хранится в Музее антропологии Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, № 328.
  11. Н. И. Новокрещенных. Гляденовское костище на р. Каме. Труды Пермской губернской ученой архивной комиссии, Пермь, 1914, табл. XII, рис. 15.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика