Характеристика ведущих форм вещей гальштатской культуры

Гальштатская эпоха знаменует собой вступление Западной Европы в железный век. Во многих местах были найдены крицы в форме заостренных на концах брусков, иногда с отверстием. Эта форма распространилась, вероятно, из Передней Азии. На «градищах» Югославии в большом числе встречаются разнообразные кричные прутья, заготовки для мелких изделий. В адриатических областях железо распространилось ранее, чем в Средней Европе. Там, особенно в Каринтии, встречаются руды с содержанием железа до 40%. В Юре и Лотарингии с гальштатского времени встречаются многочисленные остатки глинобитных, цилиндрических или выкопанных в склоне холмов кричных печей. Их форма не отличается от латенских из тех же мест. В одной Юре для обеих эпох известно до 400 печей. В Придунайской области известно более 350 криц. В Моравии в пещере Бычьей Скалы близ Брно были найдены железоплавильня и кузница с типичными крицами и кузнечными клещами. Искусство проковки в горячем виде крупных криц способствовало постепенному увеличению длины мечей и наконечников копий. Последние нередко превышали в длину 1 м, но потом, очевидно, ввиду их громоздкости вышли из употребления.

Рис. 15. Бронзовый шлем из Гальштатского могильника

Рис. 15. Бронзовый шлем из Гальштатского могильника

Рис. 16. Наконечники копии из Гальштатского могильника

Рис. 16. Наконечники копии из Гальштатского могильника

В гальштатскую эпоху вооружение достигло значительного развития. Доспехи, впрочем, представлены мало. Полусферические бронзовые шлемы с узкими полями или без них украшались по поверхности тульи то шишаком, то полушарными выпуклостями, то гребнем. Они известны более всего в находках адриатическои группы гальштата и единицами в других областях. То же касается сплошных панцирей, известных больше всего в Иллирии. Может быть, и то и другое делалось в остальных областях преимущественно из кожи. Щиты известны по изображениям на ситулах, происходящих из Северной Италии, на ножнах меча из Гальштатского могильника и на колеснице из Штретвега. Они были круглые, овальные, иногда с обрезанными краями. Все это оружие восходит к эпохе североиталийских могильников VII — VI вв. до н. э.

Мечи послужили основой для хронологической классификации. Об их форме уже сказано. Длинные наконечники копий (до 1,10 м длиной) имели узкое перо. Короткие наконечники с ребром посредине или без него лав ролистной или простой листовидной формы господствовали в конце гальштата на Дунае (особенно в самом Гальштатском могильнике), в ФРГ и Пиренеях. Во Франции они редки. Цилиндрический подток из железа предохранял низ древка от расщепления при ударах. Во Франции ему придавали форму четырехгранного острия.

Топоры из бронзы заменились постепенно железными. Изредка еще попадаются железные пальштабы с бронзовым обушком, на котором расположены полукруглые сходящиеся попарно крылья. Они служили для закрепления пальштаба на глаголеобразном расщепленном топорище. Бронзовые вытянутые кельты с одним ушком встречаются до VII в. до н. э. включительно. Но с этого же времени они постепенно вытесняются железными втульчатыми кельтами очень больших размеров. У этих топоров отлично сваренная втулка и узкое, слегка расширяющееся на концах лезвие. Такие топоры, конечно, служили и для трудовых целей. Круглопроушные топоры из железа с четырехгранным молоточковидным обушком, несомненно, были боевыми. Они более известны на границе с лужицкой культурой, очень обычны в Скифии, особенно лесостепной, откуда, может быть, они и происходят. Очень своеобразны широколезвийные железные топоры с узкой втулкой из бронзы. Они происходят из Северной Италии и несколько раз изображены в руках воинов на художественно выполненных ситулах, попавших оттуда же в поздние гальштатские могильники. Своеобразные клиновидные железные топоры и тесла с двумя выступами по бокам несколько ниже обушка изобилуют в придунайском гальштате.

Рис. 17. Топоры из Гальштатского могильника: 1 — пальштаб, 2, 3 — кельты, 4 — тесло, 5 — проушной топор

Рис. 17. Топоры из Гальштатского могильника: 1 — пальштаб, 2, 3 — кельты, 4 — тесло, 5 — проушной топор

Они есть в воинском инвентаре, но, несомненно, служили и в качестве рабочих топоров, тесел или мотыжек, как это было и в Скифии вплоть до IV в. до н. э. Известны они также в лужицкой и чернолесской культурах предскифского времени. Они возникли еще в эпоху бронзы и были широко распространены на Кавказе, в Малой Азии, на Балканском полуострове и кое-где в Западной Европе на рубеже II и I тысячелетий до н. э. 1. В придунайском гальштате известно довольно много бронзовых проушных топориков с горизонтальной втулкой. Наверху обушка-втулки часто бывают изображения фигурок всадников или животных (рис. 18). Бронза стала в этом случае материалом ритуальных или начальнических топориков.

Рис. 18. Ритуальный топорик (1) и наконечники стрел (2—5) из Гальштатского могильника

Рис. 18. Ритуальный топорик (1) и наконечники стрел (2—5) из Гальштатского могильника

Лук и стрелы не слишком распространены. Более всего их на Дунае. Втульчатые наконечники стрел имеют либо треугольную головку с двумя шипами внизу, либо лавролистную с ребром по ее середине. Встречаются пирамидальные трехлопастные или трехгранные наконечники ранних скифских типов, которые попадали сюда из Фракии и Скифии в VII — V вв. до н. э. Их число в самом Гальштатском могильнике больше, чем местных. Большинство гальштатских наконечников стрел до самого конца эпохи — бронзовые. У местных типов втулки очень длинные (рис. 18).

Нож, универсальное орудие древнего быта, серповидно изогнут, часто имеет слегка приподнятый вверх кончик, черешок узкий. Нож иногда приобретает столь большие размеры, что напоминает более поздние латенские кривые мечи и греческую махайру (рис. 19).

Рис. 19. Железные ножи из Гальштатского могильника

Рис. 19. Железные ножи из Гальштатского могильника

В хозяйстве и воинском деле конь был и тягловым и верховым животным. Удила в раннем гальштате делались из бронзы, позднее — из железа. Первые были литые с перевитыми плечиками или с насечками на них, то есть удила весьма «строгие». Первоначально их неподвижные кольца были невелики, затем они приобрели довольно значительные размеры. Когда в VI — V вв. до н. э. удила почти сплошь становятся железными, кольца их остаются строго центрированными по оси плечика. Это сильно отличает их от скифских железных удил, у которых кольцо всегда находится сбоку, а не против стержня плечика. В кольцах удил нередки круглые, иногда прорезные подвески из бронзы. Типичны для гальштатской эпохи в VIII и частью в VII в. до н. э. псалии в виде прямых стержней, часто с одним загнутым концом. Концы оформлялись в виде шишечек. Псалии имеют три отверстия, снабженные муфточками. Эти отверстия назначались: среднее для привязывания псалиев к удилам, верхнее и нижнее для концов нащечного ремня суголовья (рис. 20). Встречаются в позднем гальштате (VI — V вв. до н. э.) такие же или подобные русскому «С» псалии, напущенные сзади кольца на удила или прикрепленные заклепками. Они снабжались для скрепления с ремнем добавочным кольцом на середине стержня. Удила иногда сходны с кобанскими. Но гальштатские удила и псалии лишь единицами встречаются в VIII и VII вв. до н. э. на Северном Кавказе и на территории Украины. И там и тут безраздельно господствуют свои собственные типы удил и псалиев. Псалии с тремя муфточками у отверстий проникли в Скифию с VIII в. до н. э. и достигли Северного Кавказа.

Рис. 20. Конская сбруя Гальштатского времени: а — реконструкция, б — удила (1, 2) и псалии (3)

Рис. 20. Конская сбруя Гальштатского времени: а — реконструкция, б — удила (1, 2) и псалии (3)

Повозки о четырех колесах и боевые и беговые колесницы о двух колесах известны хорошо по изображениям на ситулах VI и V вв. до н. э. Бронзовые и железные шины колес в 2,5 — 3 см ширины известны в могилах. Боевые колесницы явно пришли из Италии. В погребениях встречаются то 2, то 4 колеса. Характерны преимущественно колеса с большим числом спиц. Боевые колесницы к середине VII в. до н. э. проникают за Альпы.

Рис. 21. Ситула из Куффарна

Рис. 21. Ситула из Куффарна

И мужской и женский костюмы хорошо известны по изображениям на ситулах и погребальных урнах. Очень разнообразны головные уборы, по большей части, как видно по их форме, фетровые: широкополые шляпы с низкой тульей, береты, низкие остроконечные колпаки и вязаные колпаки с длинным острым, развевающимся концом (рис. 21). Женщины носили длинные покрывала. Короткие плащи и туники без рукавов известны на ситулах италийского происхождения. Мужчины на этих ситулах без брюк, как и было принято в Италии. К северу, по-видимому, такой костюм был известен, но, может быть, носили его только летом. На ножнах меча из Гальштатского могильника и на урнах из Эденбурга изображены мужчины в рубахах с узкими рукавами и в длинных узких штанах, иногда украшенных вышивками. Обувь — невысокие сапожки. На ситулах женщины изображены в низко спускающихся складчатых платьях, на урнах — в широких по колено колоколом платьях, украшенных геометрическими вышивками. В южных областях гальштатской культуры установилось сочетание из средиземноморского и туземного костюмов. На одной глиняной урне из эденбургских курганов изображено прядение при помощи веретена. Тут же на вертикальном станке ткет женщина. Нити основы натянуты при помощи грузов, подвешенных к ним внизу. Так изготовляли материи (рис. 13 и 22).

Рис. 22. Ножны меча из Гальштатского могильника (в трех фрагментах)

Рис. 22. Ножны меча из Гальштатского могильника (в трех фрагментах)

Судя по многочисленным и разнообразным фибулам, происходящим от форм бронзового века, плащ был обычен вне зависимости от италийского влияния. Однако в раннем гальштате Прирейнской области фибулы не были известны. Фибулы бывали золотыми, бронзовыми и железными. Ладьевидные, дуговидные, очковые и змеевидные фибулы, сильно изменяясь со временем в формах, живут в течение всей гальштатской эпохи. Ладьевидные фибулы нередко получают во втором периоде удлиненный приемник вместо треугольного; змеевидные — вместо одного-двух подъемов волны приобретают на дужке два-три острых угла. У фибул всех видов над пружиной и над приемником нередки по одному или несколько колец из проволоки дужки. Тогда же некоторые из них приобретают билатеральную (двустороннюю симметричную) многовитковую пружину. Именно в это время фибулы проникают в Галлию. В конце гальштатской эпохи с юга, из Северной Италии, вновь пришли формы фибул, хорошо известных по Чертозскому могильнику в Болонье, относящемуся к VI — V вв. до н. э. Это дуговидные или змеевидные фибулы с пластинчатой или округлой в сечении дужкой. Приемник вытянут вперед, иногда на длину фибулы, и часто закончен поднятой вверх шишечкой. Спиральной пружины может не быть вовсе, а над ее местом на проволоку булавки бывает напущена дисковидная металлическая, пуговица (рис. 23 и 24).

Рис. 23. Фибулы из Гальштатского могильника

Рис. 23. Фибулы из Гальштатского могильника

Рис. 24. Фибулы гальштатского времени

Рис. 24. Фибулы гальштатского времени

На Северном Кавказе очень много дуговидных фибул, сходных с ранними гальштатскими. Однако их совсем нет на территории УССР. Такие дуговидные фибулы развились в начале I тысячелетия до н. э. в Греции и Малой Азии, а оттуда пришли в Европу и на Кавказ. К гальштатским фибулам на цепочках привешивались подвески, чаще всего в виде высоких трапеций, покрытых рядами выпуклого пунктира и таких же кружков. Обычай привешивать к фибулам на цепочках привески есть и в кобанской культуре Кавказа, но там привески совсем иных типов, и этот процесс может быть конвергентным.

Наряду с фибулами в той же роли заколок одежды употреблялись и бронзовые и железные булавки с одной, двумя и даже тремя коническими и круглыми головками. В самом конце эпохи появляются булавки, согнутые наверху в виде шеи лебедя. С той же целью применялись шпильки, украшенные изгибом в верхней части дужки. И те и другие могли, конечно, употребляться и как заколки для волос.

Как специальную деталь костюма следует упомянуть еще прямоугольные пластинчатые бляхи из бронзы — поясные застежки. Их украшали разными фигурами, например рядом идущих грифонов, пегасов и других мифических животных, фигурами всадников и кулачных бойцов и т. п. Сам тип блях и некоторые из мифических мотивов пришли из Италии. Бляхи приклепывались с одного конца к ремню, а на другом несли крючок. Иногда они импортировались и прямо из Италии. Есть пояса, сплошь покрытые квадратными, иногда золотыми бляхами, поле которых занято концентрическими кругами, многоколенными меандрами, шахматными клетками и другими геометрическими орнаментами. Есть, наконец, пояса из тонкой, но широкой полосы бронзы с крючком на одном и с отверстием на другом конце, украшенные в том же геометрическом стиле. Эти пояса почти все относятся к VI — V вв. до н. э. (рис. 25).

Рис. 25. Предметы туалета из Гальштатского могильника: 1, 2, 3, 4 — булавки, 5, 6, 7, 8 — браслеты, 9 — пинцет, 10, 11, 12, 13 —металлические детали пояса

Рис. 25. Предметы туалета из Гальштатского могильника: 1, 2, 3, 4 — булавки, 5, 6, 7, 8 — браслеты, 9 — пинцет, 10, 11, 12, 13 —металлические детали пояса

Украшения, как и перечисленные металлические детали костюма, делали из бронзы, золота и железа. Так, в венских коллекциях из Гальштатского могильника 3574 бронзовых, 593 железных и 64 золотых украшения и деталей костюма (по Ж. Дешелетту). Из головных украшений упомянем серьги: они либо в виде тонкой металлической полоски, согнутой в круг, с отверстием и крючочком на противоположных концах, либо это опрокинутый полый конус с дужкой наверху, наконец, есть пустые внутри ладьевидные серьги, согнутые в круг, причем противоположные концы лодочки соединены крючочком и петелькой.

Шейные украшения не разнообразны. Гривны, круглые в сечении или граненые перевитые, обычно заканчиваются петлей и крючком. Иногда они закончены двумя петлями, стягивающимися шнурком сзади. Бусы появляются в VI в. до н. э. Их сначала очень немного. Это — очевидный предмет ввоза из Греции и Италии. Стеклянные бусы бывают цилиндрическими и неправильно кольцевидными, синие с белыми зигзагами и глазками, порой выпуклыми, гладкие желтые и т. п. Янтарные бусы — круглые, биконические и кольцевидные. Они иногда снизывались в свисающие цепочки. Встречаются ветвистые кораллы, нанизывавшиеся в несколько рядов.

Кроме снизок бус нередки бронзовые цепочки, к концу которых часто привешивали за дырочку тонкие пластинчатые подвески-трапеции, покрытые выпуклыми кружками и пунктиром. Такие цепочки прикрепляли к гривнам, фибулам и т. п. Подвески указанного типа проникли в лужицкую и чернолесскую культуры. Более того, в недрах зарубинецкой культуры они дожили до славянской эпохи, мало изменяясь в форме и орнаменте.

Обычным украшением были браслеты. Их носили не только на руках, но и на ногах. Как правило, это незамкнутая пластинка или стержень с вертикальными и косыми насечками. Встречаются браслеты, украшенные полушарными кругами или пирамидальными выпуклостями (рис. 25).

Бронзовые и железные бритвы имели одно лезвие при сегментовидных очертаниях. При двух лезвиях они замыкались в круг, иногда прорезной, с боковой ручкой. В конце гальштатской эпохи появились пинцеты для выдергивания волос, ложечки-копоушки, острия для чистки ногтей — все то, что стало достаточно изобильно в следующее, латенское время. Эти туалетные принадлежности пришли из Средиземноморья.

Мы уже упоминали, как быстро шагнула вперед в начале гальштатской эпохи черная металлургия. То же следует сказать и относительно бронзолитейного дела. Наряду с литьем большой размах получило также изготовление предметов, особенно украшений, из тонких бронзовых пластин и проволоки. Пластины прокатывали в раскаленном состоянии под молотом. Искусство получения полос тонкой бронзы привело к очень широкому распространению утвари из склепанных полос и к изготовлению небольших сосудов, выбивавшихся из одного листа, чаш и мисок. Эти предметы изготовляли иногда из золота. Все эти приемы, впрочем, восходят еще к бронзовому веку, где они не имели столь широкого распространения. Бронза никогда не была дешевым металлом. Поэтому вполне естественно, что изготовление тонких и легких предметов утвари и доспехов продолжало жить и развиваться в ущерб методу литья по восковой модели. Последний способ не исчез, но понемногу отступал на задний план. Бронзовое литье массивных форм проникало к племенам гальштатской культуры с юга, от рабовладельческих народов Средиземноморья. В целом для гальштатской металлургии характерны клепаные изделия, что отличает ее от областей распространения скифо-меотского металла. У скифо-меотских племен клепаные изделия малочисленнее, а со второй половины VII в. до н. э. получает очень значительное распространение отливка массивных предметов, вроде огромных котлов.

Рис. 26. Бронзовая утварь из Гальштатского могильника

Рис. 26. Бронзовая утварь из Гальштатского могильника

Рис. 27. Ситула из Чертовского могильника у Болоньи

Рис. 27. Ситула из Чертовского могильника у Болоньи

Рис. 28. Керамика из Гальштатского могильника: 1, 2, 3, 4 — миски, 5 — грушевидный сосуд, 6, 7, 8, 9 — горшки

Рис. 28. Керамика из Гальштатского могильника: 1, 2, 3, 4 — миски, 5 — грушевидный сосуд, 6, 7, 8, 9 — горшки

Гальштатская металлическая утварь была преимущественно бронзовая (рис. 26). Это — котлы, низкие, с уплощенным или острым дном, без шейки. По бокам у края — ручки-кольца, которые приварены путем отливки в приставной форме, тогда как сам сосуд выбит из листа. Корпус ведер — ситул и цист — делали из согнутого листа бронзы, сведенные края которого образовывали вертикальный, соединенный заклепками шов. Иногда корпус составлялся из двух-трех горизонтально склепанных полос. Ведра имели крышку, а одна или две подвижные ручки-дужки располагались сверху, как у наших ведер. Корпус имел снизу приклепанное плоское дно. Орнамент чаще всего состоит из нескольких опоясывающих рельефных валиков. Известно около десятка ситул с рельефными изображениями (рис. 10, 21 и 27). На них сцены ритуального, военного и бытового характера расположены в один-три горизонтальных пояса. Здесь представлены сцены пира, едущие верхом и в колесницах воины, женщины, несущие на голове сосуды с водой, пахарь, возвращающийся с поля, и т. п. На этих же поясах и на крышках встречаются процессии крылатых зверей. Котлы, ситулы и цисты частью делали на месте. Однако родиной их являются Этрурия и Северная Италия. Многие из них, особенно с богатыми рельефными сценами, несомненно, импортированы оттуда. Встречаются миски с низкой шейкой и с раздутыми боками. Полусферические чаши, круглодонные или с уплощенным дном, известны повсеместно от Швейцарии до Балтийского и Северного морей. Такие чаши или вовсе без ручек, или с петельчатой ручкой, поднимающейся над краем. Они бывают золотыми. Их покрывают по всему телу чеканные опоясывающие круги из выпуклых точек, иногда из полушариков, выпуклых поясков и т. п. Известны клады таких чаш, особенно наБалтийском побережье ГДР. Эти сосуды датируются по большей части VII — V вв. до н. э. Глиняные сосуды сделаны без гончарного круга. Наиболее известны урны, служившие для захоронения пепла, а в ежедневном быту для хранения продуктов. Это — грушевидно расширенные книзу или острореберные сосуды, достигающие до 1 м и более высоты. Они отличаются очень узким дном и высокой шейкой, сужающейся к устью. Устье завершается бортиком, иногда очень широким и своеобразно профилированным. Горшки имеют узкое дно. Для одних характерны выпуклые плечи и шейка раструбом, для других — раздутые бока и цилиндрическая низкая шейка. Миски и чаши похожи по форме на бронзовые. Есть своеобразные плоские тарелки с несколькими выпуклыми концентрическими кругами по дну. Лучшие из сосудов, особенно урны и миски, покрывали черным или бурым лощением. В Австрии, Чехословакии и Баварии многие из этих сосудов богато раскрашены черной, белой и красной красками. Плечики, а то и весь корпус окружены сложным геометрическим орнаментом, состоящим из вписанных друг в друга или шахматно заштрихованных квадратов, чередующихся вверх и вниз вершинами треугольников, многоколенных сложных меандров и т. п. Треугольники обычно заштрихованы линиями или косыми клетками. Клейма орнамента крупные. Особенно славится расписной посудой Гемейнлебарнский могильник в Северной Австрии. Плечики сосудов иногда дополнительно украшали статуэтками женщин и всадников. Встречается такой же резной орнамент (рис. 12; 13 и 28). Обычны конические налепы и прямые или косые каннелюры на плечиках сосудов. Мода на клепаную бронзовую утварь лишь ненадолго проникла в Северное Причерноморье. Зато глиняные сосуды в виде урн, близкие по форме и лощению, появились там еще в чернолесское время и по Суле, Ворскле и Донцу достигли меотских племен Северного Кавказа. Проник туда тем же самым путем и богатый резной геометрический орнамент. Но гальштатские элементы в лесостепной Скифии ограничились несколькими модными формами посуды и то на довольно короткий срок.

Notes:

  1. A. M. Tallgrеn. Die Kupferen Flachдxte mit seitlichen Zдpfen. «Finsk. Forn. Tidskrift», Bd XXVI. Helsinfors, 1912; idem. La pontide prйscythique aprиs l’introduction des mйtaux. ESA, t. II. Helsinki, 1926, p. 174; Б. А. Куфтин. Урартский колумбарий у подошвы Арарата и куро-аракский энеолит. Вестник Государственного музея Грузии, т. XIII. Тбилиси, 1944, стр. 31 — 32; О. М. Джапаридзе. Бронзовые топоры Западной Грузии. СА, т. XVIII. М., 1953, стр. 294 — 295; Е. И. Кpупнов. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960, стр. 123 — 124.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика