Города Илийской долины и Приджунгарья

На перевал Кастек шла еще одна дорога — из Баласагуна. На этом пути приметным ориентиром были священные горы Урун-Ардж, образующие водораздел между бассейнами рек Чу и Или. Об этих горах сообщают еще в VII — VIII вв. китайские дорожники, называя их «горами Цзе Дань». Топоним Урун-Ардж сохранился до сих пор в названии современного села Узун-Агач.

В предгорьях Заилийского Алатау Шелковый путь проходил через города, находившиеся на месте современных Кастека, Каскелена, и достигал городов Алматы и Талхира.

В Илийскую долину шел еще один путь — из Кулана, Аспары он выходил к городам среднего и нижнего течения р. Чу. Через брод Ташуткуль дорога шла на северные склоны Чуилийских гор и спускалась в долину Или, где располагались города Алматы, Тальхир, Ики-огуз (Эквиус), Каялык (Кайлак), Илан-балык.

Официальная история Алматы начинается с 1854 года, когда на р. Малой Алматинке была заложена русская крепость и начал формироваться город, получивший вскоре название Верный. Однако еще в сочинении государственного деятеля первой половины XVI в., писателя и поэта Захириддина Мухаммеда Бабура есть такие сведения: «Фергана — область в пятом климате, находится на границе возделанных земель; на востоке от нее — Кашгар, на западе — Самарканд, на юге — горы Бадахшанской границы, на севере, хотя раньше были города, подобные Алмалыку, Алмату и Янги, название которого пишут в книге Таразкент, но они разрушены монголами, и там совсем не осталось населенных мест». Здесь назван средневековый город, расположенный на месте будущей Алматы и носивший имя Алмату.

О селении Алмату сообщает современник Бабура Мухаммед Хайдар Дулати — автор сочинения «Тарих-и Рашиди» — в связи с военными действиями монголов и битвой вблизи этого селения.

Небезынтересно привести еще более раннее упоминание об области Алмалык в рассказе о легендарном Огуз-хане, который приводит историк Рашид-ад Дин (1274—1318). В событиях, которые происходили, скорее всего в X—XII вв., он пишет о том, что Огуз-хан в одном из своих походов достиг Алатага и области Алмалык, где в местности Ак-Кайя поселил группу воинов-ветеранов. Видимо, название Алмалык можно привязать географически к предгорьям Заилийского Алатау и району Алматы. Наиболее интересные данные получены из нумизматических источников.

В 1979 г. в Алма-Ате на территории Пограничного училища были найдены две серебряные монеты. Остатки надписей на обеих монетах оказались неразборчивыми. Внимание привлекло изображение никогда ранее не встречавшейся тамги — знака правителей. На основании этой находки востоковедом и нумизматом В.Н. Настичем было высказано предположение о местном, семиреченском, происхождении этих монет и о возможном существовании монетного двора в XIII в. на территории современной Алматы. В 1990 г. еще две монеты с теми же тамгами, но отличающиеся от вышеописанных по оформлению (в частности, тамги на них помещены не рядом, а на разных сторонах), стали известны В.Н. Настичу. Одна из монет, как две предыдущие, имела сильно искаженные и стертые надписи, зато в круговой надписи второго экземпляра ясно различается название монетного двора и слово единиц в дате: «чеканен этот дирхем в области (балад) Ал.м. ту в году пять…». В статье, написанной позднее, В.Н. Настич доказывает, что слово с именем города читается как Алматы, а чекан монеты он относит к 1272 — 1273 гг. и видит в нем наименование города, располагавшегося на месте современной Алматы и уже тогда носившего имя, звучащее и сегодня по-казахски как Алматы.

Чеканка всех рассмотренных монет относится к массовому выпуску городов Маверан-нахра и Туркестана периода реформы известного деятеля ХШ в. Масудбека, начатой в 670/1271—1272 гг. Поставить окончательную точку в локализации и определении города Алматы смогли археологи.

Район «большой Алматы», как показали исследования, осваивался человеком с далеких времен. Уже в эпоху поздней бронзы в Х—IX вв. до н. э. здесь находились оседлые поселения, жители которых занимались земледелием и скотоводством, жили в полуземлянках, составлявших небольшие поселения скотоводов и земледельцев. Одно из них, условно названное Теренкора, исследовалось археологами на северной окраине города, на мысу небольшого ручья. Интересна собранная там керамика, часть которой украшена росписью красной краской.

Еще одно поселение эпохи бронзы, Булакты, найдено и раскапывается на западных склонах горы Коктюбе. Удалось вскрыть часть землянки с плотным обмазанным глиной полом и собрать материал, в основном, керамику, которая датируется Х—VIII вв. до н. э.

В эпоху саков район Алматы стал местом обитания сакских и позднее усуньских племен. От этого времени оставались многочисленные курганные 5 могильники, среди которых выделялись огромные курганы знати — «сакских царей». Совсем недавно такие курганы поднимались среди одноэтажных домиков старой Алма-Аты, но сейчас почти все они снивелированы и застроены многоэтажными постройками города. Сохранился лишь Бурундайский могильник в северо-западной части города.

Следующий важный этап жизни на территории Алматы связан с эпохой средних веков, когда здесь возникают и формируются поселения и города. Это конец VIII — ХIII вв. — время развития городской культуры, расцвета ее в орбите международных торговых связей по Шелковому пути. Его ответвление через Илийскую долину, как выше отмечалось, стало активно функционировать в X в. К этому времени на территории «большой Алматы» находилось несколько поселений и городов. Все они сейчас уничтожены современной застройкой, но сведения о них сохранились в научных отчетах и публикациях.

Одно из них — городище Алматы 1, существовавшее в Х—ХII вв., находилось на территории колхоза «Горный Гигант». Весновское городище — располагалось на территории Ботанического сада. Здесь при строительных работах был найден клад керамики.

О городище, расположенном напротив Большого Алматинского ущелья, а это район современного микрорайона «Орбита», писал востоковед В.В. Бартольд в 1894 г. Он обследовал его вместе с тогдашним городским архитектором В.П. Гурдэ. На поверхности городища еще сохранялись остатки построек из жженого кирпича, который жители Верного разбирали для своих построек.

Однако наибольший интерес представляло городище, расположенное на месте, где находилось бывшее Пограничное училище. Здесь при строительных работах найдены глиняная посуда, изделия из бронзы и железа, в 1980 году обнаружили остатки средневековой кузнечной мастерской, а в ней набор топоров, кричное железо — заготовки для кузнецов, а также тигли и остатки кузнечного горна. Мастерская датируется Х-ХI вв. Именно с этим же городищем связаны находки вышеописанных монет XIII в. с указанием места выпуска — город Алматы.

Размеры городища, определенные по выхо¬дам культурного слоя, наличие в нем построек из жженого кирпича, находки керамики, остатков развитого кузнечного ремесла, наличие монетного двора — безусловное свидетельство, что именно здесь в Х-ХIII вв. находился город, который был главным, столичным в округе Алматы (территория большой Алматы). Видимо, уже Х—ХII вв. он назывался Алматы, как позднее зафиксировано в надписях на найденных монетах. Известно еще одно городище, Теренкора, на северной окраине Алматы.

Следовательно, опираясь на данные письменных источников, находки монет и археологический материал, можно заключить, что современный город Алматы сформировался в Х—XI вв. и таким образом история его насчитывает не менее тысячи лет. Это был город со всеми присущими ему признаками крупного политического, экономического и культурного центра средневекового Казахстана, город, где было развито ремесло, торговля, в том числе и международная, где работал монетный двор.

Еще один крупный город Жетысу — Талхир — находился на южной окраине современного города Талгара, на берегу реки Талгар.

Топоним Талгар, безусловно, очень древний, в нем хорошо различается вторая его часть «гар», восходящая к индоевропейским языкам и означающая «гора».

Рис. 6.10. Городище Теренкора на северной окраине Алматы

Рис. 6.10. Городище Теренкора на северной окраине Алматы

Интересные сведения о Тальхире содержит географическое сочинение последней трети X в. «Худудал ал-Алам» («Границы мира»), написанное по-персидски. По мнению В.В.Бартольда, «неизвестный автор имел гораздо более основательные познания по географии Средней Азии, особенно восточной ее части, чем его арабские современники». На одной из страниц этого сочинения названы два селения — Тон и Тальхиза (Тальхир), расположенные на границе между владениями джикилей и карлуков, вблизи озера Иссык-Куль. Жители этих селений заслужили характеристику «воинственных и мужественных».

По мнению А.Х. Маргулана и других исследователей, Тальхиз — это искаженное при переписке название Тальхир.
Тальхир, безусловно, отождествляется с городищем Талгар.

Центральная часть его представляет собой несколько возвышенный над местностью подчетырехугольный в плане участок.

Рис. 6.11. Городище Талгар - Тальхир. РЛ, РI - раскопы.

Рис. 6.11. Городище Талгар — Тальхир. РЛ, РI — раскопы.

Размеры его сторон: северо-восточной — 300 м, северо-западной — 280 м, юго-восточной и юго-западной — 302 м, что составляет площадь, равную 9 га.

Со всех сторон городище было окружено стеной, которая сейчас превратилась в оплывший вал. Глубокий ров опоясывал городище со всех сторон.

Углы городища укреплены выступающими башнями, башни были и на стенах.

Въезды находились напротив друг друга в серединах стен. Улицы, соединяющие их, делят городище на четыре части. За пределами центральной части застройка была сплошной и однотипной. Судя по сохранившимся на поверхности остаткам каменных стен, выступающих над землей, это были прямоугольные сооружения площадью от 200 до 500 кв. м. Наибольшее их число находится южнее и западнее центральной части городища.

Памятник давно привлекает внимание исследователей. В числе их были такие известные археологи, как А.Н. Бернштам и А.Х. Маргулан, которые и определили, что летописный Тальхир и городище Талгар одно и то же.

Много лет на городище ведутся раскопки. Итогом этих работ стала выявленная планировка.

Выяснены квартальная застройка Тальхира, характер городского жилища и оборонительных сооружений города, благоустройства и водоснабжение. По находкам остатков ремесленных мастерских и изделий из керамики, железа, бронзы, стекла стало возможным определить уровень развития таких ремесел, как гончарное, кузнечное, стекольное, медницкое, ювелирное.

Были выяснены международные связи Тальхира с Ираном, Китаем, Средней Азией, Индией и Японией в Х—XIII вв.
Установлено, что уже в эпоху бронзы в районе Талгара жили люди.

Они занимались земледелием и придомным скотоводством, плавили медь и изготавливали орудия и оружие из бронзы.

В VIII — III вв. до н. э. здесь обитали сакские племена, которые в I в. до н. э. создали на землях Жетысу свое государство. Позднее, в III в. до н. э., его сменило государство древних усуней, просуществовавшее до V в. н. э.

Выяснено, что саки и усуни занимались скотоводством, придомным, отгонным и кочевым, а также земледелием — выращивали несколько сортов пшеницы, проса, ячменя, умели орошать свои посевы при помощи каналов.

Тальхир сформировался на месте одного из таких поселений в конце VIII в. н. э., а в X—XIII вв. достиг расцвета.

Город был разбит перпендикулярными улицами на сетку кварталов. Каждый квартал насчитывал от 12 до 14 домов-усадеб, объединенных внутриквартальными улочками.

Средневековый Талгар обладал высоким уровнем благоустройства. Археологи выяснили, что его главные улицы были вымощены булыжником, вода в город подавалась по водопроводу из глиняных труб, сточные воды выводились в водопоглощающие колодцы.

В городе жили ремесленники, которые изготавливали глиняную и медную посуду, украшения из бронзы, золота и серебра; железные изделия — топоры, ножи, запоры для дверей, котлы, наконечники пахотных орудий, плотницкий инструментарий. Высокого совершенства достигло косторезное ремесло, причем в качестве материала мастера из Тальхира использовали рога и кости диких животных — оленей, архаров, сайги, а также домашних — овцы, лошади, коровы.

Важную роль в жизни горожан играла торговля. Жители окрестных сел и кочевники везли сюда на продажу зерно, фрукты, овощи, скот, шерсть, а сами покупали изделия городских ремесленников.

Процветала международная торговля по Великому Шелковому пути. Талхир занимал на нем узловое положение.

При раскопках домов горожан найдены бронзовые зеркала и фарфоровая посуда из Китая; бронзовые кувшины и блюда из Ирана; изделия из слоновой кости, привезенные из Индии; поливная глиняная посуда из Самарканда. Из Японии в Талгар попало фаянсовое блюдо. На нем изображены люди в богатых золоченых одеждах на фоне морского пейзажа.

Монеты, чеканенные в городах Средней Азии и найденные на Талгарском городище, ярко иллюстрируют широту торговых связей в те далекие времена. Видимо, судя по находкам заготовок, в Тальхире был и свой монетный двор.

Наряду с торговлей и ремеслом, жители занимались сельским хозяйством. В домах многих горожан имелись большие кладовые для зерна, предназначенного на продажу. В скотных дворах держали лошадей, верблюдов, баранов и коз. Охотились на джейранов, архаров, волков, лис, барсуков, зайцев. Кости и поделки из костей этих животных — частые находки при раскопках.

Многие жители перешли к городской жизни недавно, они еще помнили скотоводческие традиции, и поэтому во дворах многих домов были обнаружены основания юрт.

Основную массу населения Талгара составляли тюрки — джикили, карлуки, ягма. В городе также жили купцы из Средней Азии, Ирана и Китая. Всего, по расчетам исследователей, в городе в период его наивысшего расцвета в XI — начале ХIII вв. проживало 5-6 тысяч жителей. Многие из них были грамотными, о чем говорят надписи, сделанные по-арабски на глиняной посуде. Это были имена ремесленников или владельцев глиняной посуды. Арабское письмо пришло вместе с исламом в X в. Оно, однако, сосуществовало с древнетюркским руническим письмом. Это доказывается находкой каменного пряслица от веретена с рунической надписью.

Умели жители Талгара играть в шахматы; костяные и глиняные фигуры этой древней игры, найденные при раскопках, свидетельствуют о том, что ее любители жили в Тальхире уже в Х-ХII вв.

Раскопки средневекового Талгара показывают, что это был крупный город на Шелковом пути, центр ремесла, торговли, сельского хозяйства и культурной жизни. Работы на городище продолжаются, и каждый год приносит новые открытия.

Так, исследуя находки из железа с помощью макро- и микроструктурного анализов, ученые выявили наличие в городе различных сортов железа, чугуна и стали, в том числе и тигельной (лидебуритной), более известной как булатная сталь. Средневековые мастера из Тальхира были выдающимися специалистами, а Талгар — одним из центров железоделательного производства на Востоке, где изготавливали знаменитый булат. Кузнечное производство в городе отличалось высоким уровнем развития. Археологами собрана богатая коллекция изделий из железа: это оружие — кинжалы, ножи, наконечники стрел, панцирные пластинки от доспехов, обломки боевых шлемов; орудия труда — садовые ножи, топоры, наконечники пахотных орудий; бытовые вещи — замки, оковки сундуков, цепи, светильники и многое-многое другое.

В Тальхире Шелковый путь разветвлялся на южный и северный.

«Южный путь» вел через современные города и поселения Иссык, Тургень, Чилик к переправе через Или в районе Борохудзира, а затем по правому берегу Или — через Хоргос в Алмалык. На этом отрезке археологи нашли
развалины небольших городков, от которых сохранились городища в Иссыке, Тургене и Чилике. В районе села Коктала, видимо, располагался Илибалык, развалины которого сохранились вблизи села.

«Северная дорога» из Алматы или Тальхира шла вдоль р. Талгар до переправы на р. Или, затем после переправы через Или — на северо-восток к Алаколю и Джунгарским воротам.

Сведения об этом отрезке Великого Шелкового пути сохранились в дневнике Гильома Рубрука. В 1253 году он был отправлен французским королем Людовиком IX с дипломатической миссией в столицу монгольского хана Мункэ Каракорум. Он проделал долгий путь, пересек Причерноморские степи, переправился через Дон и Волгу, побывал в золотоордынском городе Сарай Бату, через казахстанские степи дошел до Таласа, а затем через Чуйскую и Илийскую долину, через Тарбагатай и Алтай добрался до Кара-Корума. В книге есть страницы, где подробно и обстоятельно Гильом Рубрук описывает все, что он видел в Илийской долине и Приджунгарье. Осенью 1253 года он достигает предгорий Заилийского Алатау, а после этого, через несколько дней, Рубрук пишет, что «мы въехали в горы, на которых живут каракитаи, и нашли там большую реку, через которую нам надлежало переправиться на судне». Это была Или, а переправа через нее находилась в районе современного г. Капчагая. Она пользовалась популярностью с древнейших времен, и не случайно именно в этом наиболее удобном месте находятся изображения Будды на скалах, которых благодарили купцы и путешественники в случае удачной переправы.

Переправившись через Или, пишет Рубрук, «мы въехали в одну долину, где увидели какой-то разрушенный замок, стены которого были только из глины, и земля там была возделана. После этого мы нашли некий хороший город по имени Эквиус, в котором жили сарацины, говорящие по-персидски, хотя они были очень далеко от Персии».

На следующий день, переправившись через те горы, которые составляют отроги больших гор, находившихся к югу, мы въехали на очень красивую равнину, имеющую справа высокие горы, а слева некое море или озеро, тянущееся на 25 дней пути в окружности».

В цитированном отрывке из дневника Рубрука назван город Эквиус. О местонахождении его в научной литературе говорилось достаточно много. Ряд исследователей склонны были отождествлять Эквиус с развалинами городища Чингильды, что в 30 км восточнее р. Или. Есть и другое мнение; Эквиус — это искаженное название города Ики-Огуза, о котором в XI в. писал Махмуд Кашгарский в своем сочинении «Диван лугат ат-тюрк», и город с таким названием следует искать в месте слияния рек Большая и Малая Биже, или в районе современного с. Капал.

Окончательный ответ на этот вопрос смогли дать археологические исследования. Из всех средневековых городищ надо было выбрать то, которое бы более соответствовало описаниям Гильома Рубрука. Если исходить из этого принципа, то отождествление Эквиуса с городищем Чингильды следует исключить, и вот почему: Чингильды представляет собой небольшой караван-сарай. Размеры его 75×75 м, Гильом Рубрук же пишет о большом городе. Не случайно в нем находилась колония персидских купцов, в руках которых была сосредоточена транзитная торговля. На трассе караванного пути в долине Коксу, на ее левом берегу было найдено и обследовано городище Дунгене на территории с. Балпык.

Городище занимает обширную территорию: достаточно сказать, что его северо-восточная сторона имеет длину 675 м, а юго-восточная — 565 м.

В свое время здесь проводила раскопки Семиреченская археологическая экспедиция А.Н. Бернштама. В шурфе удалось выявить три разновременных слоя, соответствующих трем последовательно сменявшим друг друга этапам жизни этого города.

В IX — начале X вв. здесь возникло поселение, жители которого занимались сельским хозяйством и различными домашними ремеслами. В X—XI вв. оно превратилось в город.

В XI в. Махмуд Кашгарский указал имя этого города — «Ики-Огуз» — на своей карте. В XIII в. этот город посетил Гильом Рубрук и назвал его Эквиус.

Из Ики-Огуза Гильом Рубрук направился далее на северо-восток, в сторону р. Лепсы. Сюда он мог попасть двумя путями: первый проходил по степной равнине, второй через современные села Капал и Арасан пролегал у самого подножья гор, где много горных ручьев, обильно орошавших поля земледельцев, строивших здесь селения.

На своем пути Гильом Рубрук, по всей вероятности, видел развалины двух городков, находившихся вблизи современных Капала и Арасана. Затем, перевалив через горы, он спустился в долину р. Аксу и направился к реке Лепсы. «И эта равнина, — записал он в своем дневнике, — вся прекрасно орошена стекающими с гор водами, которые все впадают в упомянутое море (имеется в виду оз. Балхаш). На вышеупомянутой равнине находилось много городков, но в большей своей части они были разрушены татарами, желавшими иметь там пастбища. Мы нашли там большой город Кайлак, в котором был базар, и его посещали купцы». Найти развалины Кайлака удалось, так же как и остатки многих городков, разрушенных еще до путешествия францисканского монаха. Город упоминается в письменных источниках и раньше. Он был столицей государства карлукских джабгу и назывался Каялык. Рубрук, как и в случае с Ики-Огузом, исказил название города. Известно, что Арслан-хан, правитель Каялыка в конце ХII — начале XIII в., «добровольно» подчинился Чингизхану и вместе со своим войском участвовал в походах монголов на запад, начатый в 1219 г.

Рубрук прожил в Кайлаке 12 дней и за это время смог осмотреть базары города и другие достопримечательности. Особенно усердно он искал христианские церкви и с этой целью посетил два храма, но сходство его с 23 церквами христиан он не обнаружил.

Он дал довольно подробное описание кумирен, а их в городе было несколько. «Они ставились с востока на запад и в северной стороне устраивали комнату, выступающую наподобие клироса, а иногда, если дом четырехугольный, эта комната бывает в середине дома. С северного бока они делают углубление на месте клироса, там они помещают сундук, длинный и широкий, как стол, и за этим сундуком к югу ставят они главный идол, который я видел в Каракоруме, такой же величины, как рисуют Святого Христофора.

На этом сундуке, который напоминает собой стол, они ставят светильники и жертвы… Точно так же у идолопоклонников, как у нас есть большие колокола…».

Приведенная выше характеристика храма, безусловно, свидетельствует о его буддийском характере. Особенно точно описан так называемый «ширэ» — буддийский жертвенный стол. Подтверждает это мнение и описание несостоявшегося при Рубруке праздника: «Войдя тогда в упомянутую кумирню, я нашел там жрецов идольских. Именно первого числа они отворя¬ют свои храмы, и жрецы облачаются, возносят фимиам. Поднимают светильники и возносят жертвы народа, состоящие из хлеба и плодов». Действительно 1-го и 15-го числа каждого лунного месяца буддийские священнослужители совершают службы в течение целого дня, сжигают благовония, приносят в жертву печенье, фрукты и воду, зажигают лампады.

Наиболее значимым памятником в Приджунгарье является городище Антоновка — крупнейшее не только в этом районе, но и во всем северо-восточном Семиречье. Оно находится на восточной окраине современного села Антоновка, которое сейчас переименовано в Койлык. Часть его площади уже застроена современными домами, занята под сады и огороды. Однако территория средневекового поселения очень хорошо определяется по четырехугольнику стен.

С гор, подступающих к селу с юга, хорошо видна панорама городища. Желтый квадрат стен отчетливо выделяется на фоне зелени садов. В середине северо-восточной стены находится один из въездов.

В восточной части городища множество всхолмлений, в расположении которых прослеживается определенная система. Это усадьбы города. Поверхность городища буквально «усыпана» обломками глиняной посуды, железными шлаками, жженым кирпичом. Много фрагментов сосудов, покрытых яркой блестящей поливой.

Все это побудило археологов провести на городище стратиграфические раскопки, которые позволили установить начало жизни города. Он возник в VIII в. К этому времени относится характерный комплекс находок.

Рис. 6.12. Городище Антоновка — город Каялык

Рис. 6.12. Городище Антоновка — город Каялык

Своеобразные поясные подвески с сердцевинной прорезью и «S»-образные псали для удил изготавливались в VIII — X вв.

Этим же временем датируются глиняные красноангобированные кувшины, украшенные оттисками штампов в виде «решетки в круге» и «колеса со спицами», кувшины, на ручках которых есть налепные шарики, чаши.

Объектом раскопок на городище Антоновское стал «Буддийский храм». До начала раскопок это был оплывший холм, высотой до трех метров, с подквадратным основанием, ориентированным углами по сторонам света. Была вскрыта постройка из сырцового и жженого кирпича, прямоугольная в плане, размерами 16×18,5 м. В планировочном отношении она состоит из квадратного зала и обходных коридоров.

В существовании храма прослежены два строительных горизонта; при этом планировочная композиция не менялась.

Выделяются наружный вход в коридор; внутренний вход в центральное помещение; центральное — алтарное помещение (зал); четырехсторонний обходной коридор, имеющий тупик в юго-восточной части, разделяющий северо-восточную сторону обходного коридора; угловые башни.

Центральное помещение имеет подквад- ратный план со сторонами: юго-западная и северо-восточная — 7,5 м; северо-западная — 7,4; юго-восточная — 7,3 м.

На глубине 4,12 м от уровня дневной поверхности были зафиксированы многочисленные остатки обгоревшей при пожаре и обрушенной вниз кровли. Наибольшее скопление деревянных конструкций кровли находилось в центральной части зала.

Четыре обгоревшие деревянные колонны (диаметром от 0,12 до 0,2 м и сохранившейся высотой 0,5 м) находились в вертикальном состоянии. Это остатки деревянных колонн, на которые опирались балки перекрытия зала.

Обходной коридор можно разделить на четыре участка: юго-восточный коридор; юго-западный (имеющий выходы); северо-западный коридор и северо-восточный (отделенный тупиком-стеной от северо-восточного коридора).

На глубине 3-х м от уровня дневной поверхности, примыкая к внутренней стене, вдоль нее, от южного угла внутренней стены, горизонтально положена деревянная балка длиной 5,7 м, диаметром 0,2 м. Она являлась опорой и связывающим креплением четырех деревянных стоек. Расстояние между стойками — от двух до одного метра.

Аналогично устроено перекрытие и в дру¬гих отрезках коридора.

При раскопках был собран комплекс керамики — это обломки хумов и кувшинов, обломки поливных чаш, характерных для XII-XIII вв.

Изделия из железа представлены серией штырей и гвоздей различных размеров, запорными прикладами на двери и железным кинжалом.

Аналогии постройке, прежде всего его планировочной схеме, прослеживаются в планиграфии буддийских храмов Чуйской долины. Это первый и второй храмы Ак-Бешима и храм Краснореченского городища. Планировка их одинакова — центральный зал, окруженный обходным коридором.

Однако эти храмы относятся к VIII — IX вв., тогда как Антоновский датируется концом XI — первой половиной XIII вв. и имеет аналогии в архитектуре столицы тангутов — Хара-Хото. В частности, в конструкциях стен буддийского храма Хара-Хото, так же как и в Каялыкском, использовался прием комбинированной кладки сырцового кирпича, плашмя и на ребро с наклоном.

На городище вскрыты также «богатые усадьбы» горожан XIII в., отапливаемые системой дымоходов-канов, баня.

В северной части городища раскопаны мавзолеи ХI — XII вв., стены которых были облицованы резным кирпичом. Элементы резьбы — геометрические фигуры, растительный орнамент в виде тюльпанов и орнамент в виде стилизованных букв арабских надписей арабским письмом.

Интересным объектом раскопок стала соборная мечеть размерами 34×28 м, по внутреннему обводу стены которой были сложены из сырцового кирпича. В юго-западной стене ее находился михраб — сложенная из жженого кирпича ниша, обращенная в сторону Мекки. Именно ориентируясь на михраб, совершались молитвы.

Кровля мечети была плоской, но с понижениями наружу и опиралась на деревянные колонны, которые стояли на базах из каменных плит либо каменных вымосток из булыжников. Всего оснований колонн — 54. Стены мечети обмазаны и частично побелены. Зимой мечеть отапливалась жаропроводящими каналами. При раскопках собраны керамика XII — XIII вв., бронзовые обкладки футляра или обложки Корана.

Из Каялыка Гильом Рубрук выехал в день святого Андрея, который приходится по христианскому календарю на 30 ноября. «И там поблизости, — пишет он, — в трех лье, нашли поселение совершенно несторианское. Войдя в церковь их, мы пропели с радостью, как только могли громко: «Радуйся, Царица», так как давно не видели церкви». Развалины поселения обнаружены археологами — это городище Лепсы.

Отправившись отсюда через три дня, пишет Гильом Рубрук, «мы добрались до столицы этой области, в начале вышеназванного моря, которое показалось нам столь бурным, как океан. Мой товарищ приблизился к его берегу и помочил в нем льняную ткань, чтобы отведать вкус воды; она была солоновата, но все же пригодна для питья. Среди больших гор в юго-восточном направлении тянулась долина, а затем между горами было еще какое-то большое море, и через эту долину от первого моря до вто¬рого протекала река: в этой долине почти беспрерывно дует столь сильный ветер, что люди проезжают в великом опасении, как бы ветер не унес их в море». Итак, мы переправились через долину, направляясь на север к большим горам, покрытых глубокими снегами, которые тогда лежали на земле… ». Гильом Рубрук пишет о «столице области», которая находилась на берегу озера. По мнению исследователей, она отождествляется с городищем Коктума.

Алаколь — это озеро, в котором не трудно узнать «море бурное как океан», а на берегу его обнаружено городище Коктума, которое, видимо, и соответствует «столице области».

Затем Гильом Рубрук направился на северо-запад и, пройдя между озерами Алаколь и Кош-карколь, двинулся к Тарбагатаю, перевалив который, он продолжил путь к Кара-Коруму.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика