Сырдарьинские города

Обратимся вновь к одной из отправных точек на казахстанском участке Шелкового пути — к городу Испиджабу. Из этого города шла караванная дорога на Арсубаникет в Отрар-Фараб, Ясы-Туркестан и далее, вниз по Сырдарье — в Приаралье к городам на реке Урал (Жаик), на Волгу в Европу.

На караванной дороге, тянувшейся вдоль Сырдарьи, наиболее крупными городами бы¬ли Отрар (Фараб) и Шавгар. Название Отрар-тобе сохранилось до сих пор — так именуют крупное городище, находящееся неподалеку от впадения Арысив Сырдарью. Рядом с Отраром находился город Кедер, бывший в X в. главным в Отрарском оазисе.

Отрар являлся центром оазиса в среднем течении Сырдарьи. С запада к нему вплотную подступает пустыня Кзылкум, с востока степь, которая замыкается горными грядами Каратау.

Отрарский оазис, или округ Отрар-Фараб, занимал в Южном Казахстане узловое положение. Не случайно Отрар упоминается почти во всех географических и исторических сочинениях средневековых авторов. Он и в числе городов Семиречья и в реестре городов Испиджаба. Может даже возникнуть подозрение о существовании нескольких Отраров. Но Отрар был один, а его «вездесущность» объясняется тем, что город стоял на стыке различных географических ландшафтов и являлся местом пересечения караванных путей. Отрар при впадении Арыси в Сырдарью — центр большого земледельческого района. Отрар вблизи предгорий Каратау — одна из опорных крепостей кочевников. От Отрара по Арыси шли дороги к Таразу, Баласагуну и далее в Восточный Туркестан; по Сырдарье вверх издревле проторенный путь вел в Шаш, Согд и далее к Мерву и Нишапуру; вниз дорога направлялась в Приаралье и на Урал; на запад через Кзылкумы шел путь в Хорезм и далее в Поволжье, Причерноморье и на Кавказ. «Трудно, — как заметил известный советский археолог А.Н. Бернштам, — найти в Средней Азии более выгодное и более опасное положение».

Сейчас на месте города остались руины городища Отрартобе. В оазисе сохранились развалины городов и селений, замков и сторожевых башен. Высохшие поля пересекаются магистральными каналами. Каждый холм, который образовался на месте древних поселений, имеет свое название: Алтын-тобе, Джалпак-тобе, Куйрук-тобе, Куюк-Мардан, Пчакчи-тобе. Когда-то они имели другие имена, но эти имена забыты и лишь названия двух городов, известных в письменных источниках, можно сопоставить с современными развалинами. На месте городища Куйруктобе, как установили исследователи, находился город Кедер, городищу Оксус соответствует город Весидж, а городищу Бузук — город Чилик.

Изучение топографии Отрара показало, что облик городища характерен для большинства средвевековых памятников Казахстана и Средней Азии. «Центральные развалины» предсталяют собой пятиугольный в плане холм-тобе высотой 18 м, площадь его — 20 га. Стороны равны: южная — 380 м, юго-западная — 145 м, западная — 400 м, северо-восточная — 380 м, восточная — 350 м. По периметру холм окружен стеной, которая и сейчас сохранила на некоторых участках крутизну в 750-800. На ней имелись башни, они выглядят как выступающие за линию стены оплывшие бугры округлой формы. За стеной виден ров в виде лощины с покатыми краями, глубиной 2-3 м и шириной 10-15 м. В город вели три въезда. Два расположены напротив друг друга в южно- и северо-восточных стенах, третий — в середине западной стены. Центральная улица соединяет южный, видимо, центральный, въезд с северным и делит городище на две неравные части. Улица имеет вид ложбины шириной 5-8 м. От нее отходят многочисленные переулки и тупики.

К центральным развалинам примыкает территория укрепленного рабада. Площадь его 150 га. Стены вокруг рабада сохранились на отдельных участках. Рабад занят остатками построек, которые группируются в бугры различной конфигурации.

Возникновение населенного пункта на месте Отрара относится к первым векам н. э., то есть задолго до начала IX в., когда впервые в письменных источниках упоминается название Отрар-Фараб. Однако есть данные, которые позволяют определить и более раннее название города.

В решении этого вопроса важную роль играют анэпиграфные монеты, собранные на Отраре и городищах оазиса. На лицевой стороне монет первого типа имеется родовая тамга тюргешей в виде лука, а на обороте изображение льва. У монет второго типа на лицевой стороне изображен знак светильника Х. Сравнение их с монетами средневековья из Семиречья, Шаша и Согда свидетельствует, что это был совершенно новый тип монет, которые скорее всего являлись чеканом местного правителя. Есть предположение, что монеты чеканились правителями тюркского владения Кангу Тарбана, располагавшегося в это время на Сырдарье, с центром в Отраре. Столицей его был город Тарбан, Тарбанд, который, видимо, являлся предтечей Отрара-Фараба.

Рис. 6.13. Городище Отрар-тобе

Рис. 6.13. Городище Отрар-тобе

Об облике парадной архитектуры раннесредневековых городов оазиса можно судить по материалам исследований цитадели городища Куйруктобе, отождествленного с городом Кедером. На цитадели были открыты остатки дворцового комплекса, состоящего из жилых и хозяйственных помещений, окруженных обходной галлереей и защищенных стеной с сегментовидными выступающими наружу башнями. Стены построек были сложены техникой комбинированной кладки из пахсовых блоков и длинномерного сырцового кирпича. Постройки были подняты на высокий до 10 м стилобат. Стены парадного зала, который имел размеры 10,5×15 м, были украшены росписями и фризом из резных деревянных досок, часть из которых обгорела во время и в обугленном виде была найдена при раскопках. На досках были изображены сюжеты из жизни владетелей округа, а также боги.

Рис. 6.14. Городище Куйрук-тобе — Кедер

Рис. 6.14. Городище Куйрук-тобе — Кедер

У отдельных изобразительных деталей резьбы найдены ближайшие аналогии в резьбе по дереву из Пенджикента, Шахристана, а сюжеты в росписях — из Пенджикента, Варахши, Балалыктобе. В раннесредневековом монументальном искусстве отразились процессы культурного взаимовлияния народов Средней Азии и Казахстана.

В IX—X вв. источники называют Отрар в числе городов Испиджаба. В источниках Фараб-Отрар по-прежнему характеризуется как центр округа, который занимал пространство около дня пути в длину и ширину. В это время в городе чеканились монеты.

Период IX—XII вв. был временем подъема городской жизни на юге Казахстана. Возникают новые города, растут старые. Расширение площади городов идет за счет рабадов, торгово-ремесленных предместий. Отрар в это время занимает территорию в 200 га. Как выявили раскопки, территория города-оазиса в XI — XII вв. была тесно застроена домами, группировавшимися в кварталы. В городе функционировала канализация, санитарно-гигиенические узлы являлись обязательной принадлежностью каждого дома.

В IX—Х вв. происходит исламизация Южного Казахстана, ускоренная походами в Фараб и Шавгар саманидов в середине IX в., когда они расширили свое влияние на юг Казахстана и Таласскую долину. Новая религия распространялась в первую очередь в городской среде. Рядом с городами складываются мусульманские кладбища, появляются мавзолеи, формируются культовые ансамбли. В городах строятся мечети. Одна из наиболее ранних мечетей, относящаяся к так называемому «столпному» типу, раскопана на городище Куйруктобе. Время ее функционирования относится к X — началу XII вв.

Расцвет Отрара был прерван монгольским нашествием. Незадолго до него Отрар вошел в состав государства Хорезмшахов. В 1218 году Чингизхан отправил ко двору хорезмшаха Мухаммеда торговый караван, который по прибытии в Отрар был разграблен, по приказу Мухаммеда, наместником города, известным кипчакским полководцем, Инальчиком Кайрханом (языческое имя Яган-Тугды). Чингизхан потребовал наказания виновных и выдачи Кайрхана, однако хорезмшах приказал казнить монгольского посла.

Осенью 1219 года монголы подошли к стенам Отрара. Еще до появления монголов в Ургенче хорезмшах Мухаммед собрал военный совет, где один из военачальников предлагал дать генеральное сражение монгольскому войску. Но Мухаммед избрал другой путь, он рассредоточил войска по гарнизонам городов, предоставив полководцам биться поодиночке. Вот как описывается в источниках оборона Отрара: «Прежде всего они (монголы) пришли к городу Отрару. Они разбили свои палатки вокруг города. Султан дал Кайрхану 50 тысяч человек из пограничных войск и послал Карача Ходжиба к нему на помощь еще с 10 тысячами. Цитадель, внешние укрепления и городская стена были хорошо укреплены, и собрано большое количество оружия для войска. Кайрхан с его отрядом сделал все приготовления к битве внутри города, расположил пехоту и кавалерию на воротах, а сам поднялся на стену; когда он посмотрел вперед, он прикусил кончик пальца от удивления перед открывшимся внезапно видом: насколько он мог охватить взглядом равнину, вся она стала бурлящим морем бесчисленных толп и великолепных войск, тогда как воздух был полон криков и шума (создаваемого) ржанием закованных в броню лошадей и ревом покрытых кольчугами муллов. Армия расположилась кругами вокруг крепости. И когда войска собрались, Чингизхан отправил каждого из полководцев в определенном направлении. Старшего сына (Джучи) он послал в Дженд и Барчылыгкент с несколькими туманами храбрых и деятельных воинов; некоторое число своих военачальников послал в Ходжент и Фенакет. Он сам отправился в Бухару, оставив Угедея и Чагатая во главе войска, которому была поручена осада Отрара. Отрар был взят после шестимесячной осады.

Цитадель и стены его были сравнены с землей, и монголы удалились, а тех из простолюдинов и ремесленников, которые избежали меча, они увели с собой для того, чтобы применить в качестве хашара или воспользоваться их искусством в ремесле».

Однако Отрар смог возродиться, вновь стать важным политическим и экономическим центром на Сырдарье. К середине XIII столетия Отрар превращается в крупный торговый центр на пути с Запада на Восток. Через него
проходил путь из Ургенча на Алмалык и далее. Отрар известен как центр чеканки монет, которые имели широкое хождение в Средней Азии и на юге Казахстана. В XIII — XIV вв. в городе ведется строительство крупных общественных сооружений: медресе, ханака и мечети.

Во второй половине XIV века Южный Казахстан был включен в державу Тимура. Эпоха Тимура знаменовалась стабилизацией обстановки в бывших монгольских владениях. При нем был построен грандиозный мавзолей Ахмеда Ясави в Туркестане. В Отраре с именем Тимура связывается постройка мавзолея над могилой учителя Ахмеда Ясави Арслана-баба. При Тимуре же в городе была построена соборная мечеть.

Представление о городской застройке, характере городского квартала, общественных сооружений и о формировании новых типов жилища дают широкие раскопки Отрара.

В середине XV в. степной хан Абулхаир смог подчинить себе многочисленные племена Дашт-и Кыпчака и возглавить новое феодальное владение — Узбекское ханство. Однако власть его была непрочной. Абулхаиру противостояли потомки Джучи, казахские ханы Джанибек и Гирей. Период ХVI — ХVII вв. представляет собой борьбу за политическое господство в казахских степях и на Сырдарье. После смерти одного из наиболее ярких представителей узбекской верхушки Мухаммеда Шейбани в 1510 г. власть в сырдарьинских городах и Сары-Арке переходит к казахским ханам. При Касым хане казахское ханство укрепляется, расширяются его границы. С середины XVII в. на земли Казахстана начинают претендовать джунгары. Они совершают ряд грабительских походов, разрушают Сайрам, Туркестан и другие городские центры. Вместе с тем не прекращаются феодальные смуты и распри. Все это привело к постепенному упадку экономики страны, к деградации и гибели некогда цветущих сырдарьинских городов. Материалы раскопок Отрара дают яркое представление о жизни города в XVI — XVIII вв., о периодах подъемов и спадов городской культуры.

Удалось выделить два основных строительных горизонта, соответствующих двум поздним периодам жизни. Нижний датируется XVI — первой половиной XVII вв. и верхний — второй половиной XVII — XVIII вв. Городская планировка, направление улиц, границы кварталов, их застройка на протяжении трех столетий почти не менялись. Перестройка коснулась лишь планировки отдельных домовладений.

Анализ архитектуры позволил получить полное представление о жилище позднесредневекового Отрара.

Основным застроенным элементом города, как и прежде, является квартал.

Отрар был узлом многих караванных путей. Отсюда одна дорога шла в Шавгар, а другая — на переправу через Сырдарью и к городу Весиджу. Последний известен как родина выдающегося ученого Востока Абу Насра аль-Фараби. В XIII — XIV вв. этот город, видимо, назывался Зернук. Из него шел путь вверх по Сырдарье, через огузский город Сюткент в Шаш, а вниз по течению Сырдарьи в Дженд — город, который в XII в. стал центром Кыпчакского государства, как и расположенный юго-западнее Сыгнак. Из Зернука же через Кзылкумы была проложена трасса в Хорезм, в Ургенч, а оттуда в Поволжье, на Кавказ. Этот отрезок Шелкового пути был особенно оживленным в ХIII в., когда в низовьях Волги сформировался золотоордынский город Сарай. Этот путь в ХIII — XIV вв. проходил через Сарайчик, Сарай-Бату и Каффу в Европу.

Туркестан известен в источниках с XII в. под названием Ясы как столица округа Шавгар, а позднее, с XVI в., — под современным названием. В ХVI — ХVII вв. Ясы-Туркестан был политическим, экономическим и культурным центром Казахского ханства, а до того — административным центром владетелей из династий кангаров, караханидов, хорезмшахов, чагатаидов, тимуридов, шейбинидов.

Особую известность город приобрел в XII в. как место проповеднической деятельности Ахмеда Ясави. После его смерти на кладбище города Ясы сложился религиозно-культовый идеологический центр, ставший местом притяжения паломников. От этого времени сохранились лишь фрагменты облицовки стен раннего мавзолея XII в., сооруженного над могилой тюркского суфия.

Городище средневекового г. Ясы — Туркестан — расположено на юго-восточной окраине одноименного города.

Существование города Ясы под этим именем в начале XIII в. подтверждается находками серебряных монет, выпущенных от имени хорезмшаха Мухаммеда ибн Текеша на монетном дворе Ясы. Эти монеты чеканились здесь в 1210, 1216—1218 гг., во время подчинения сырдарьинских городов хорезмшаху. Упоминание города под именем Асон встречается в маршрутнике армянского царя Гетума I, проехавшего через юг Казахстана в середине
XIII в., по пути в ставку великого монгольского хана Менгу. Позднее, на страницах сочинений XVI в., город Туркестан выступает то как «крепость Ясы», то как «крепость Туркестан», тогда как во всех более ранних письменных источниках название Туркестан прилагалось лишь к области (вилайету), расположенной по среднему течению р. Сырдарьи и граничившей с одной стороны с вилайетом Отрар, с другой стороны с вилайетом Сауран.

Первенство города Ясы-Туркестан среди городов области Туркестан отмечено уже в «Записках бухарского гостя» Фазаллаха ибн Рузби- хана Исфахани, который писал в начале XVI в.: «В город Иаси привозят товары и драгоценные изделия, и там происходит торг, и он является местом развязывания грузов купцов и мест отправления толп путешественников по странам».

Специфика исторического развития города Ясы-Туркестан обусловила и сложность планиграфии городища, в которой до недавнего времени четко выделялась часть, прилегающая с северо-востока к зданию мавзолея и ограниченная хорошо сохранившимися еще к началу XX в. крепостными стенами. Эта часть имела форму неправильного пятиугольника площадью примерно 2,6 га, в западном углу которого расположено здание архитектурного комплекса мавзолея Ходжа Ахмеда Ясави. Это собственно цитадель городища Туркестан, и она наиболее изучена в археологическом отношении. К западу и юго-западу от цитадели расположена территория самого города в виде неправильного четырехугольника площадью примерно 23,5 га. В микрорельефе этой части городища до сих пор хорошо прослеживаются кварталы жилой постройки, разделенные улич¬ной сетью. В западной части шахристана был расположен обширный водоем, питавшийся из речки, впадавшей с севера в крепостной ров. С северной и западной стороны эту территорию ограничивают, и до сих пор хорошо прослеживаемые, остатки стены с башнями на углах.

Археологические исследования, проводившиеся на городище Культобе, расположенном в 300 м к юго-востоку от комплекса Ходжи Ахмеда Ясави, включенного в план позднесредневекового города, вскрыли здесь свиту культурных слоев, как удалось установить, начала I тыс. н. э. — XIV в. н. э. В нижних слоях стратиграфического раскопа на Культобе получены материалы, относящиеся к так называемым «каучиноидным» культурам сырдарьинского региона. Их существование относится к концу I тыс. н. э. — VI-VIII вв. н. э. Это керамика, которая дает возможность определить по-новому, чем раньше, до раскопок хронологию городища Туркестан. Начало формирования города относится к концу I в. до н.э. — I в. н. э.

Участок территории, где ныне находится комплекс Ходжа Ахмеда Ясави, был, видимо, кладбищем поселения Ясы, что объясняет многочисленные погребения, которые были разрушены при строительстве комплекса мавзолея в конце XIV в.

Трасса Шелкового пути через Туркестан шла на северо-запад вдоль Сырдарьи, и на ней располагались города Сауран, Сыгнак, Дженд и Янгикент.

Первые упоминания о Сауране относятся еще к X в. Известный арабский географ ал-Макдиси характеризовал его так: «Сауран (Савран, Сабран) — большой город, окруженный 7 стенами одна за другой, а в нем есть рабад, соборная мечеть находится во внутреннем городе. Он пограничная крепость против гузов и кипчаков».

Впоследствии о городе упоминают как о крупном культурном и торгово-ремесленном центре на юге Казахстана.

Рис. 6.15. Территория государственного историко-культурного заповедника-музея Туркестан

Рис. 6.15. Территория государственного историко-культурного заповедника-музея Туркестан

В середине XIII в. Сауран под названием Савран назван в маршрутнике армянского царя Гетума в одном ряду вместе с Сыгнаком (Сгнахом), Карачуком (Харчуком) и Асоном (Яссы).

В первой половине XIV в. Сауран был столичным центром государства Ак Орды. В городе был похоронен умерший в 1320 г. правитель Ак-Орды Сасы-Бука. Его сын Эрзен строил в Сауране и других городах медресе, ханаки, мечети. Роль столичного центра Сауран сохранял и в последующее время. Сауран XV в. описан историком Рузбиханом, который называет его «необыкновенно приятным городом. Построен он в открытой, ровной степи. Он чрезвычайно
веселый, светлый, с мягким бодрящим воздухом, который придает разуму радости и силу… по всей округе растут и виднеются разного рода красивые деревья. Самый город окружен высокой стеной, …а вокруг него ров».

Ценные сведения о городе содержатся в мемуарах поэта и писателя Васифи, жившего здесь в 1514—1515 гг. Он сообщает об одной из наиболее примечательных городских построек — медресе с двумя качающимися минаретами: «На плечах его айвана поставлены два высоких минарета, необычайной высоты и крайнего благородства. У «гульдаста» тех минаретов прикреплены цепи, а под куполами каждого минарета пристроено бревно так, что кто-либо с силой приводит бревно в движение, цепь колеблется, и тому, кто находится на противоположном минарете, представляется, что минарет рухнет, а это одно из чудес мира».

Рис. 6.16. Городище Сауран

Рис. 6.16. Городище Сауран

Васифи описывает и необычайное для этих лет кяризное водоснабжение. Кяризы — подземные галереи, через которые выводятся наружу подземные воды. «Подобных им, — замечает Васифи, — не видели люди, объехавшие весь мир на суше и на море. На строительстве их работали 200 индийских рабов. Исток кяризов был на расстоянии фарсаха от Саурана; над ним была построена крепость, внутри крепости прорыт колодец глубиной 200 гязов, причем 50 гязов было от поверхности земли до воды, 150 гязов составлял столб воды в колодце; воду поднимали посредством чигиря. Чигирь приводился в движение быком. У истоков кяризов находилось водохранилище. На участке земли, орошаемой водой одного из кяризов, был устроен чарбаг — поместье с садами, виноградниками и хозяйственными постройками».

Рис. 6.17. Топосъемка участка сауранского кяриза.

Рис. 6.17. Топосъемка участка сауранского кяриза.

Сауран был для своего времени сильной крепостью, о городских укреплениях считают своим долгом упомянуть современники. Они сообщают, что, благодаря оборонительным сооружениям, обеспеченности водой и продовольствием, оружием, город мог выдержать осаду в течение нескольких месяцев. В системе укреплений Саурана источники называют крепостные стены с башнями, входами и выходами, крепостной вал, ров. «Крепость Сауран является такой сильной и мощной крепостью, что рука вращения судьбы никогда не достигала подножия ее вала».

При осаде города в 1598 г. были доставлены осадные камнеметные машины. С их помощью в городе разрушались жилища и срубы колодцев. Под стены крепости были сделаны подкопы, из рва выпущена вода, но крепость оборонялась еще долго. Жизнь в Сауране продолжалась вплоть до конца XVIII в., но в это время город превратился в «мелкое местечко около Туркестана».

Если местонахождение Саурана XIII — XVIII вв. не вызывает сомнения и ему соответствует городище Сауран, датируемое XIII — XVIII вв., то локализация домонгольского города точно не устанавливалась. Обследования района городища Сауран позволили убедительно ответить на вопрос о местонахождении домонгольского Саурана. Рядом с развалинами Саурана, в 3-х км восточнее, находится городище Каратобе. Датируется оно первыми веками — XII в. н. э. Топография городища характеризуется наличием признаков присущих городам развитого средневековья, в ней различаются цитадель, шахристан и рабад. Но наиболее веским аргументом в пользу тождества Каратобе-Сауран являются остатки нескольких рядов стен вокруг рабада. Внешнее кольцо их отстоит от центральных развалин на расстоянии 1-1,5 км, затем внутри идут еще, по крайней мере, два кольца стен. Выше уже отмечалось, что письменные источники, подчеркивая особенность Саурана, сообщают о его укреплениях, в частности, о семи рядах стен. Видимо, именно остатки этих стен прослеживаются в топографии городища Каратобе.

Таким образом, сейчас можно утверждать, что Сауран первых веков н. э. — XII вв. располагался на месте городища Каратобе, а Сауран XIII — XVIII вв. был перенесен на новое место, и ему соответствует одноименный памятник.

Дешифровка аэрофотоснимков Саурана XIII — XVIII вв., вкупе с анализом топопланов и визуальными исследованиями, дает возможность охарактеризовать развалины следующим образом.

Магистральная улица, которая начинается от северо-восточных ворот, делит территорию городища на две почти равные части по линии северо-восток — юго-запад. Не доходя 150 м до юго-западного отрезка стены, она упирается в перпендикулярную улицу, идущую в направлении с северо-запада на юго-восток. Один из отрезков выходит на юго-восточные ворота. Кроме двух магистральных улиц в топографии городища прослеживается множество улочек и тупичков, составляющих сложную разветвленную уличную сеть города. На расстоянии 210 м от северо-восточного въезда слева магистральная улица упирается в площадь, вокруг которой группируются мечети и медресе, о последнем писал Васифи. Ведутся их раскопки.

Вокруг центральных развалин в радиусе 1400-1600 м находятся остатки отдельных усадеб, образующих застройку различной плотности. Каждая усадьба состоит из дома и участка, окруженного стеной. Участки заняты бахчевыми культурами, садами, виноградниками и посевами зерновых культур. Четко выделяются остатки полей с бахчевыми культурами.

Площади усадеб различны. Наиболее крупные из них имеют размеры 150×110 м; 180×90 м и занимают площадь от 1,5 до 1,8 га. Средняя усадьба имеет площадь да 1 га, мелкие — менее 0,5 га. Преобладают средние усадьбы. Всего, по предварительным подсчетам, в сельскохозяйственном округе Саурана около 350 усадеб.

Рис. 6.18. Городище Жанкент (Янгикент). План

Рис. 6.18. Городище Жанкент (Янгикент). План

Подъемный материал — керамика, монеты — позволяет определить время существования усадеб в окрестностях Саурана XIII — XIV и XV — XVIII вв.

Как уже отмечалось, водоснабжение города, орошение пригородных садов осуществлялись при помощи кяризов. Остатки кяризов вначале были замечены при визуальном осмотре городища с самолета, затем отмечены на аэрофотоснимках. На снимках кяризы выглядели цепочками кружков (вентиляционных колодцев), концы которых находились на северной окраине пригорода Саурана, занятого усадебной застройкой, и в районе городища Мыртобе. Диаметры колодцев равны 5 м, расстояние между ними — 12-15 м.

Городище Сауран с его высокими, до сих пор частично уцелевшими стенами, развалинами жилых кварталов и общественных построек, с его уникальными кяризами, остатками пригородной застройки и древними полями представляет один из наиболее ценных археологических и архитектурных памятников Казахстана.

Следующий крупный город на Сырдарье — Сыгнак.

В XIII в. Сыгнак упоминается один раз — в списке городов, которые посетил армянский царь Гетум. Во второй половине XIV в. город становится столицей государства Ак Орды. Здесь был монетный двор и велось интенсивное строительство.

В XVI — XVIII вв. Сыгнак был крупным городом на Сырдарье. На его базарах ежедневно продавали товаров, груженных на 500 верблюдов; в окрестностях возделывали поля, орошаемые выведенными из Сырдарьи каналами Ордакент, Кзылтал, Бузгул-Узяк, Тюмень и другими. «Гавань Дашт-и Кипчака» — так называли Сыгнак в то время. Историк XVI в. Рузбихан писал: «Этот город в древности был очень цветущим, был окружен большими постройками и обработанными полями, богат разнообразными продуктами и являлся торговым пунктом для казахского народа».

Развалины Сыгнака находятся неподалеку от железнодорожной станции Тюмень-Арык. Археологи начали здесь работы в 2003 г. и уже вскрыли мечеть и мавзолей.

Из Сыгнака дорога приводила в Джанкент (Янгикент), который был столицей огузов, а из него в Хорезм, в Ургенч, на Мангышлак и далее на р. Урал в город Сарайчик, а оттуда в Сарай-Берке на Волге и далее в Крым к портовым городам, а оттуда в Византию.

Одна из дорог из Туркестана проходила через перевал Турлан, выходила на северные склоны Каратау и следовала параллельно той, что шла вдоль Сырдарьи. Она стала особенно оживленной в XIII — XIV вв. Именно по ней в Монголию шли армянский царь Гетум, монах Плано Карпини, Гильом Рубрук. На ней же стояли города Сузак, Уросоган, Кумкент, Сугулкент.

Все они располагались на северных склонах Каратау. Сузаку соответствует городище Сузак, на окраине одноименного села; Кументу — городище Кумкент, Сугулкенту — городище Саудакент на территории современного села Чулак-Курган, а Уросагану — городище Карасаун западнее с. Чулак-Курган.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика