Города Южного Казахстана, междуречья Таласа и Чу

Из Шаша (Ташкент) дорога шла через перевал на Турбат, далее в Испиджаб.

Испиджаб-Сайрам — крупнейший город Южного Казахстана — был столицей засырдарьинской оседло-земледельческой области. Город известен в письменных источниках уже в начале VII в. В маршрутнике Сюань Цяня он упомянут под названием «Город на Белой реке». В сообщении Махмуда Кашгарского, относящемся к XI в., говорится: «Сайрам — название «Белого города» (Ал-Мединат — ал Байда)», который назывался Испиджаб».

Географ X в. Ибн Хаукаль писал: «Испиджаб — город (равный) приблизительно трети Бинкета. Он состоит из медины, цитадели и рабада, цитадель разрушена, а медина и рабад населена, вокруг медины стены и вокруг рабада также стена окружностью около фарсаха. В рабаде его сады и воды. Постройки его из глины. Он (лежит) на равнине, между ним и ближайшими горами к нему около трех фарсахов. У медины четверо ворот, в том числе ворота Нуджакета, ворота Фархана, ворота Савакрасы и ворота Бухары. Рынки его и в медине и в рабаде, дом правления, тюрьма и соборная мечеть в медине. Это обильный людьми и обширный город, во всем Хорасане в Мавераннахре нет города, с которого бы не взимался харадж кроме Испиджаба». Испиджаб был известен не только как крупнейший административный центр, но и как пункт транзитной торговли. В городе было много торговых построек рабатов и караван-сараев. Они принадлежали купцам из Нахшеба, Бухары, Самарканда. Всего насчитывалось 1700 рабадов. Из Испиджаба в другие места поставлялись белые ткани, оружие, мечи, медь и железо. Город был известен на всем Востоке как центр работорговли, из него вывозились невольники, захваченные во время войн и набегов.

К округу Испиджаб принадлежали города и селения, среди которых Фараб и Шавгар, Сауран и Шагилджан, Дженд и Джанкент в долине Сырдарьи; Баладж на северных склонах Каратау, Тараз, Сус, Джикиль, Атлах и Джамукат в Таласской долине; Кулан, Мерке, Невакет, Баласагун в Чуйской долине и многие другие.

Испиджаб с его округой и ближними городами был одним из наиболее густо населенных районов, в самом городе и пригороде в ХI — ХII вв. проживало, по подсчетам археологов, до 40 тысяч человек. Рост происходил за счет тюркского населения. Об этом свидетельствуют и сведения средневековых авторов. Так, Махмуд Кашгарский пишет о том, что согдийцы, переселившиеся сюда в VI—VIII вв., в XI в. были ассимилированы тюрками: «Жители Баласагуна говорят по-согдийски и по-тюркски, так же как жители Тараза и жители Белого города (Ал-Мадинат ал-Байда).

Подъем Испиджаба продолжался до середины ХII в., пока не началась полоса междоусобиц, в которые были втянуты местное тюркское население, каракытаи, найманы и Хорезм. Борьба хорезмшахов и каракытаев, а затем хорезмшахов и найманов привела к тому, что хорезмшах Мухаммед приказал опустошить районы Семиречья и Южного Казахстана, чтобы тамошние города не достались его противникам. Вот как описывает эти события современник событий, автор географического словаря «Муджам ал-булдан» Якут ал-Хамави. Он пишет про Испиджаб, Тараз, Сауран, Усбаникет и Фараб, что «пали на эти местности удары судьбы и превратности рока сначала с хорезмшаха Мухаммеда ибн Текеша… Он завладел Мавераннахром и уничтожил царство ханидов, а их было несколько, и каждый охранял свой край. Когда не осталось из них никого, он не смог охранять эти города из-за обширности их области, разрушил своими руками большинство пограничных крепостей и отдал их на разграбление своим войскам. Жители их выселились оттуда и покинули их с шеями, повернутыми и склоняющимися к ним. И остались эти сады опустевшими полностью, заставляя плакать глаза и скорбеть сердца из-за разрушенных замков и пустых жилищ и домов. Заблудился проводник этих каналов, и они стали течь, блуждая во все стороны без выбора. Потом в 616 г. (1218—1220 гг.) последовали несчастья, подобно которым не происходило с тех пор, как стоят небо и земля. Это приход татар… Они погубили тех, кто оставался там, присоединив их к тем, которых они погубили помимо их. И не осталось от тех прекрасных садов и славных замков ничего, кроме разрушенных стен и следов исчезнувших народов».

Рис. 6.1. Исторический центр села Сайрам (по М.Е. Массону)

Рис. 6.1. Исторический центр села Сайрам (по М.Е. Массону)

Можно предположить, что, несмотря на разрушения города в канун монгольского нашествия, Сайрам продолжал жить и оказывать сопротивление врагам. Сохранились упоминания в письменных источниках о том, что при осаде монголами крепости «Сайлан (Сайрам) были применены катапульты». Однако разрушения, видимо, не были столь сильными, как при штурме других городов, поскольку проезжавший в 1221 году через Сайрам даосский монах Чань Чунь нашел город в хорошем состоянии и провел здесь вместе со своими учениками несколько дней. На обратном пути, возвращаясь на родину, в 1223 г. Чань Чунь вновь проезжает через Сайрам и называет его «большим городом».

Сайрам и в позднем средневековье оставался узлом путей из Индии, Ирана, Арабского Востока, Средней Азии на север в Центральный Казахстан в Ак-Орду и на восток в Могулистан, на запад через Хорезм на Урал, Волгу и Европу в Золотую Орду, Русь и Византию. Город был для своего времени хорошо укреплен. Ров вокруг Сайрама упоминается в сочинении Хафиз-и Таныша при описании событий конца XVI в. Город, когда им овладели казахи, стал опорной крепостью Казахского ханства. В 1681 г. и 1683 г. к Сайраму подходили джунгары, а в 1684 г. город был ими разграблен и разрушен.

Городище Сайрам, остатки которого под названием «Кала» сохранились в центре села Сайрам, представляет собой бугор подпрямоугольной формы высотой 6,5-11 м и размерами: с севера на юг 500 м и с востока на запад 550 м. По периметру его идет вал — остатки прежней крепостной стены, вокруг которого местами сохранился ров в виде заболоченного оврага. Остатки стен с округлыми зубцами кое-где сохранялись еще в конце XIX и начале XX столетия. Цитадель находилась в восточном углу. До недавнего прошлого Кала выполняла роль крепости и сохраняла планировку, характерную для средневекового восточного города. Городище имело четверо расположенных друг против друга ворот, соединенных сквозными магистральными улочками.

Топография городища сформировалась в период позднего средневековья, но тем не менее, видимо, сохранила основу более раннего времени.

То, что древний и средневековый Сайрам находится под современной застройкой усложняет задачу его археологического изучения, а наличие позднесредневековых слоев и современная застройка делают практически невозможным широкое изучение городища по уровню слоев первой половины I тыс. н. э. и слоев раннего и развитого средневековья, VI-XII вв.

Однако сборы случайных находок как на самом городище, так и в пределах его округи выявили материалы, которые относятся к первым векам н. э., а также ко времени Караханидов, когда город был одним из центров обширного региона.

Широкие археологические исследования на самом городище Сайрам еще предстоят, так же как и изучение округи города, окруженной двумя рядами «длинных стен», которые в свое время зафиксировал и описал М.Е. Массон. Он идентифицировал вторую стену Испиджаба со стеной, построенной в IX в. по приказу Саманида Нуха для защиты посевов и виноградников от набегов кочевников. Это вполне вероятно, поскольку занимаемая пригородная территория имеет диаметр около 18 км.

Среди наиболее крупных памятников, расположенных здесь, являются городища Улугтобе и Мартобе, а также многочисленные могильники, расположенные на надпойменных террасах. Всего же в оазисе, в долинах Сайрамсу и Бадама, находится несколько десятков поселений и городищ, входящих в Испиджабский оазис.

Начаты раскопки городища Мартобе, расположенного в 5 км восточнее центра Сайрама.

Городище сильно разрушено, сейчас сохранилась часть центрального холма размерами 20×30 м в основании и высотой до 10 м и примыкающей «площадки» в виде плоского бугра размерами 60×25 м и высотой 4 м.

Стратиграфия городища хорошо «читается» в срезе центрального холма. Прослеживаются два слоя, содержащие остатки стен из сырцового кирпича, осевшие своды и заполнения культурных отложений. Находки, в первую очередь керамики, относящейся к Отрарско-каратаусской культуре, позволяют датировать Мартобе первой половиной I тыс. н. э. и в целом судить о начале урбанизации оазиса, относящемся концу I тыс. до н. э. — к началу I тыс. н. э.
Случайные находки из Сайрама — каменная колонна с куфической надписью, тюргешские, караханидские и позднесредневековые монеты, высокохудожественная поливная керамика и стекло Х—ХII вв., бронзовая ступка — свидетельствуют о богатой материальной культуре столичного города, каковым и был Испиджаб-Сайрам. Название средневекового города Манкет сохранилось до сих пор в имени населенного пункта Манкент. Рядом с ним находится городище Булак-Ковал на, которое датируется VI-XII вв. и, видимо, соответствует Манкету.

Покинув Испиджаб, караваны двигались дальше на восток, в Тараз. Дорога шла через Шараб, Будухкет, Тамтадж, Абардадж.

Название города Шараб — это скорее всего искаженное при переписке рукописей название Шаваб, что по-тюркски значит Карасу, по-русски — Черные воды (Черноводск). Расстояние между Испиджабом и Шавабом составляло 4 фарсаха, или 24-28 км. Шавабу соответствуют городища вблизи современного села Карабулак — черный источник. Одно из них датируется VIII — XIII вв., второе — XIII — XVI вв.

Город Будухкет находился в 9 фарсахах восточнее Испиджаба на трассе Великого Шелкового пути. Город в XI в. имел монетный двор, который выпускал монеты с указанием Будухкета. Город, а он был одним из крупных в Южном Казахстане, помещается на месте городища Тортколь Балыкчи.

Города Тамтадж и Абарджадж (Барджадж) располагались соответственно в 5 и 9 фарсахах от Будухкета. «В Абарджаджер, — пишет автор X в. Кудама, — холм, вокруг которого тысяча источников, воды, которые собираются в одну реку, которая течет на восток и называется поэтому Баркуаб, перевод его «обратнотеку¬щая вода», потому что течение ее снизу вверх. Об Абарджаджа до станции 6 фарсахов по Баркуабу, на обеих берегах этой реки заросли тамариска и болота, там охотятся на черных фазанов». Месторасположение Тамтаджа, видимо, находилось в районе с. Ванновка, где есть городище VIII — XII вв., Абарджаджа — в районе с. Высокое, а Баркуаба — вблизи села Бауржан Момыш улы (бывшее Бурное), на реке Терсе. Терсе по-казахски означает реку, текущую обратно.

Вблизи Испиджаба находились города Хурлуг и Джумишлагу.

Рис. 6.2. Средневековый Тараз с округой: 1 — валы (по В.П. Лаврентьеву) и дешифровке аэрофото; 2 — остатки средневековых построек

Рис. 6.2. Средневековый Тараз с округой: 1 — валы (по В.П. Лаврентьеву) и дешифровке аэрофото; 2 — остатки средневековых построек

Хурлуг исследователи помещали на месте современного городища Шымкент в центре современного города, а Джумишлагу отождествляют с городищем Тортколь на р. Кумиш недалеко от ее впадения в р. Арысь.

Первыми крупными городами, которые встречали купцы на Шелковом пути в Таласской долине, были Шавгар и Джувикат, проехав их, они попадали в Тараз, один из древнейших городов Казахстана, известный в письменных источниках уже в VI в. Именно здесь тюркский каган Дизабул в 568 г. принимал дипломатическое посольство византийского императора Юстиниана II во главе с Земархом, прибывшее для заключения военного союза против Ирана и решения вопросов о торговле шелком.

Источники IХ—ХI вв. называют Тараз «городом купцов», но он был также столичным центром тюргешей, а затем карлуков, караханидов джагатаидов, городом, который чеканил монет в VIII—XIV вв.

О Таразе в 629 году пишет Сюань Цзянь: «Пройдя 140-150 ли на запад от Цяньцюань, мы прибыли в город Доласы. Город в окружности 8-9 ли. В нем смешанно живут купцы из разных стран и хусцы (согдийцы). Земля и климат такие же, как в Суйе. Примерно в 10 ли на юге от него есть небольшой одиночный город с населением около 300 дворов. Это люди из Срединного царства. Некогда они и были взяты в плен туцзюэ, но впоследствии объединились в землячество и осели в этом городе, живя в его центральных усадьбах. Когда же одежда износилась, они стали одеваться как туцзюэ, но их язык, обычаи и законы такие же, как в Китае».

В VII в. Тараз превращается в крупный город, игравший важную роль на трассе Великого Шелкового пути. С этого времени он становится широко известным и сведения о нем содержат маршрутники, древние хроники и географические сочинения.

Рис. 6.3. План г. Тараз VI—XVI вв. (1) (по Т.Н. Сениговой) и крепость Аулие-Ата 1864 г. (2) (по А.И. Макшееву и В.А. Каллаурову)

Рис. 6.3. План г. Тараз VI—XVI вв. (1) (по Т.Н. Сениговой) и крепость Аулие-Ата 1864 г. (2) (по А.И. Макшееву и В.А. Каллаурову)

В 751 г. Тараз и часть юго-западного Семиречья были завоеваны арабами, но уже в 766 г. город входит в состав владений карлуков.

В 893 г., как пишут источники, владетель государства Саманидов Исмаил ибн Ахмад пошел войной на Тараз и перенес много трудностей. В конце концов эмир Тараза сдался и с многочисленными дихканами принял ислам. При этом Исмаил ибн Ахмад «взял столицу царя их и пленил его (царя), жену его — хатун и около 10000 (человек). Он убил многих из них и забрал так (много) верховых животных, что нельзя было сосчитать. Каждому мусульманскому всаднику при разделе досталось из добычи 1000 диргемов».

В X—XII вв. происходит дальнейший рост Тараза. Его местоположение на торговом пути — в центре богатой земледельческой долины, рядом с серебряными рудниками в горах Таласского Алатау — способствовало экономическому и культурному подъему города.

Макдиси, географ X в., пишет: «Тараз — большой укрепленный город, со множеством садов, густо заселенный, у него ров, четверо ворот и населенный рабад. У ворот медины большая река, за ней часть города, через нее есть переход. Соборная мечеть среди рынков».

В конце X—XI в., после завоевания Семиречья, Южного Казахстана и Средней Азии династией караханидов, Тараз становится столицей одного из уделов нового государства.

В начале XIII в., в смутную для Семиречья и Средней Азии пору, накануне монгольского нашествия, когда разворачивается борьба за господство в Центральной Азии между караки-таями, найманами, хорезмшахом Мухаммадом, Тараз переходил из рук в руки. В 1212 г. город, наряду с другими центрами юго-западного Семиречья и Южного Казахстана, был разрушен по приказу хорезмшаха Мухаммада, дабы он не попал в руки монголов.

Вторая половина XIII — начала XIV в. была нестабильной в политическом отношении. В Семиречье, в том числе в Таласской долине, шла постоянная борьба и соперничество чингизидов, сопровождавшиеся разрушением городов и селений. К середине XIV в. многие центры оседлой и городской культуры здесь были разрушены, жизнь в них угасла. Упоминания о городах Таласской долины — Таласе, Янги-Таласе, Янги-Балыке, Кенжеке — имеются у автора середины XIV в. ал-Омари.

В настоящее время остатки древнего Тараза полностью застроены, и лишь по сведениям конца 30-х гг. XX в. можно представить, как выглядели его руины (городища).

Северная стена шахристана прослеживалась на расстоянии 370 м, западная — на 160 м. На юге остатки городища были видны на протяжении 200 м. К северной стене шахристана примыкала цитадель. Это был прямоугольный в плане бугор с длиной сторон — северной — 175 м, западной — 117 м, восточной — 115 м, южной — 125 м. Остатки рабада располагались к западу и востоку от шахристана, однако их размеры не определены. К центральным развалинам примыкала территория, окруженная длинными стенами. На ней когда-то находилось большое количество отдельных бугров — остатков усадьб и замков VII — XII вв. Так, на одной из схем, составленной в конце XIX в., на территории города Аулие-Ата было нанесено 48 бугров.

Раскопки на городище Тараз были начаты в 1938 г. профессором А.Н. Бернштамом, который руководил Семиреченской археологической экспедицией. В 60-е годы здесь работали археологи Е.И. Агеева, Т.Н. Сенигова, М.С. Мерщиев.

Стратиграфические шурфы, заложенные на шахристане и цитадели, позволили установить основные этапы жизни города.

Слой первых веков н. э. обнаружен в раскопках на цитадели и в юго-западной части шахристана. Толщина его 0,5 м. Он состоял из зольных прослоек, обломков сырцовых кирпичей. Керамика, собранная в слое, представлена обломками хумов.

Слой IV—VI вв. имел толщину 1,5 см. В нем обнаружены остатки помещений из прямоугольного сырцового кирпича размерами 50×29,5×9,5 см. Стены здания сохранились на высоту до 1 м, толщина их 1-1,5 м. В слое собран комплекс своеобразной керамики. Это тонкостенные чаши, покрытые снаружи белым или розовым ангобом, кувшины с носиком, хумы, жаровни.

Интерес представляют слои VI—VIII вв., они обнаружены во всех стратиграфических раскопах. В шурфе на цитадели к этому слою относятся два вскрытых помещения и коридор. Они выстроены из сырцового кирпича. Керамика из слоя отличается разнообразием видов, своеобразием декора. Здесь встречены грушевидные кувшины и краснолощенные кружки, близкие по форме металлическим сосудам, крышки с резным орнаментом. В слое найдена форма для отливки головы глиняной фигурки, сосуд с сирийской надписью.

Слой VIII — Х вв. свидетельствует об интенсивной жизни города в этот промежуток времени. Слой хорошо датируется находками тюргешских монет VII—VIII вв. Остатки помещений с полами из жженого кирпича 22x22x5 см, булыжные вымостки свидетельствуют об изменениях в строительной технике.

Керамика представлена двумя группами: неполивной и поливной. В неполивной преобладают краснолощенные кружки и кувшины с резным орнаментом, крышки с резьбой. Поливная посуда покрыта прозрачной, белой, зеленой и коричневой глазурями. Орнамент состоит из стилизованных растительных мотивов, эпиграфического орнамента, подражающего буквам арабского алфавита.

Слой XI — XII вв. датируется караханидскими монетами. В нем найдены изделия из металла: обломки железных ножей, кусочки бронзовых изделий, бусы из стекла и цветных камней, стеклянные сосуды. Наиболее массовыми находками являются поливная посуда, чаши, блюда, светильники. Полива прозрачная и белая. Роспись выполнена коричневыми, зелеными и красными красками, иногда в сочетании с гравировкой. Орнамент растительный, геометрический, редко зооморфный. Неполивная керамика представлена узкогорлыми кувшинами, кружками, чашами, хумами.

Раскопки в различных частях городища вскрыли строительные комплексы и постройки разных периодов жизни Тараза. В шахристане, у восточного угла, в раскопе площадью 200 кв. м была раскопана баня.

Характер планировки и строительной техники таразской бани, устройство отопительной системы, орнаментика и цвет росписей стен, найденные при раскопках керамика и монеты свидетельствуют о существовании бани в XI — XII вв., в период расцвета города.

Ко времени постройки бани относятся и остатки сооружений по городскому благоустройству, обнаруженные при раскопках. Это, прежде всего, водопровод. Он был открыт на отрезке в 12,8 м. Удалось восстановить технику его строительства. Трубы укладывались на «подушку» из камней, галечника и глины. Сверху трубы перекрыты плоскими камнями и булыжной вымосткой. Звенья труб сделаны на гончарном круге. Длина их — 0,25-0,8 м, диаметр — 0,21-
0,22 м. Один конец у трубы сделан раструбом, в нем вставлен узкий конец другой трубы. Нивелировка водопровода показала, что он имеет уклон внутрь городища.

Вода из Таласа, видимо, при помощи плотины подавалась в водонапорный бассейн, находившийся на отметке более высокой, чем горизонт городского водопровода. Поэтому из водохранилища вода самотеком шла по гончарным трубам во все части города. Водопровод перестал функционировать в XIII в.

Западнее Тараза был раскопан Караван-сарай. Сейчас это городище расположенно на окраине современного города. Памятник представляет собой четырехугольный в плане, ориентированный углами по сторонам света участок, размерами 80×80 м, окруженный оплывшим валом высотой 1,5-2 м и шириной в основании 6 м. Юго-западная стена его уничтожена полностью. Раскопами на территории городища выявлена часть застройки, для которой характерен принцип пристраивания помещений к оборонительной стене изнутри секциями. Вот описание одной из них.

Первое помещение — подквадратное в плане, размером 4×3,4 м. Его северо-восточная стена одновременно является оборонительной. В помещении к юго-восточной стене посередине пристроена очажная тумба. Сам очаг подковообразной формы, диаметр его 0,25 м. В юго-восточной стене, справа от очага, имелись две ниши, выведенные от уровня пола.

Рис. 6.4. Баня. X—XI вв. Реконструкция плана и геометрический анализ помещений. Тараз.

Рис. 6.4. Баня. X—XI вв. Реконструкция плана и геометрический анализ помещений. Тараз.

Второе помещение — коридор размером 4×0,9 м. Проходом в северном углу, имеющем ширину 0,5 см, он соединён с помещением 1. В юго-восточном углу он имеет выход шириной 0,63 м. В напольном слое помещения найдены фрагменты керамики, костей животных. Интересна привозная чаша из кашина, покрытая голубой поливой и геометрической росписью.

Такова же планировка и других пристроенных к оборонительной стене помещений.

Керамический материал позволяет определить время бытования Караван-сарая XI—XIII вв.

Одним из древнейших городов Таласской долины — город Джамукат (Хамукат), который, как свидетельствуют источники, был основан бухарцами в VI в.

Джамукат отождествляется с городищем Костобе, расположенном на правом берегу р. Талас, напротив с. Каракемир, в 15 км севернее Тараза. Оно занимает участок на первой надпойменной террасе. Городище представляет собой прямоугольную возвышенность размерами 420×450 м, обнесенную по периметру двумя рядами стен с башнями и рвами между ними и за внешней стеной. Внешний ряд стен сохранился на высоту до 3 м и в виде всхолмлений башен над ней до 3,5 м.

Рис. 6.5. Городище Костобе—Джамукат

Рис. 6.5. Городище Костобе—Джамукат

Изучение топографии городища выявило, что, судя по одинаковой мощности культурного слоя, характеру подъемного материала с отдельных участков, оно возникло в пределах шахристана одновременно и сразу же было обнесено крепостными стенами, возведенными, как показал разрез, на северном обводе из пахсовых блоков размерами 1,5x 1×0,5 м.

Раскопки, проведенные на цитадели городища, выявили остатки дворцового комплекса с парадными залами, святилищами, хозяйственными постройками. Дворец датируется VI — IX вв.

В культовых помещениях обнаружены овальные суфы с остатками кострищ. Стены этих помещений были украшены резьбой по штуку. Элементы орнамента — растительные, геометрические, эпиграфические — придавали интерьеру красочный вид.

Раскопки городского некрополя выявили захоронения в наусах, специальных помещениях из сырцового кирпича, где находились коллективные, видимо, семейные захоронения. Здесь же обнаружены погребения в могильных ямах, захоронения кучек костей и захоронения в керамических сосудах — хумах.

В погребениях собраны украшения — бронзовые и серебряные перстни, серьги, бляшки с парными изображениями петухов у «древа жизни». Интересна ручка бронзового изделия, возможно, зеркала, выполненная в виде коленопреклоненной женской фигурки со скрещенными на груди руками.

Керамика представлена кувшинами, кружками.

Показательны находки предметов культа — серебряного нательного креста и предмета в виде фигурки бодисатвы. Некрополь Костобе датируется VII-IX вв. Поздние захоронения на нем, выполненные по мусульманскому обряду, относятся к X в.

Одним из крупных городов долины был Атлах. Географ X в. ал-Макдиси характеризовал его так: «Атлах — большой город, приближается по площади к главному городу, вокруг него стена. Большая часть его — сады, а в рустаке преобладают виноградники. Соборная мечеть в медине, а рынки в рабаде». Махмуд Кашгарский отмечал, что «Атлах— название города поблизости Тараза». Город приобрел широкую известность в истории как место, вблизи которого произошла битва (Таласская битва) между китайскими войсками и соединенными силами арабов и карлуков. Последние разгромили китайскую армию, часть пленных китайцев была отправлена в Самарканд, где они изготавливали бумагу, различное оружие и инструменты, другие остались жить в Таразе и вблизи него.

Атлах отождествляется с городищем Джуван-тобе, расположенным в 12 км южнее Тараза. Материалы археологических исследований последних лет это подтвердили. Особенно значительным аргументом стало прочтение слова Атлах на фрагменте каменного изделия, найденного на городище Джувантобе.

Город Джикиль (Чигиль) охарактеризован как «маленький город на расстоянии человеческого голоса от Тараза. Вокруг него стена, и он имеет цитадель. Соборная мечеть на рынке». Джикилю скорее всего соответствует городище Жалпактобе, находящееся в 5 км от городища Тараз, на территории современного города.

Оно представляет собой подпрямоугольный в плане холм размерами в основании 90-95 м и высотой 3-4 м. В восточной части находилась цитадель, сохранившаяся в виде всхолмления высотой до 4,5 м и диаметром 30 м. Вокруг холма до сих пор заметны следы рва глубиной до 0,5 м и шириной до 10 м. Центральный вход в городище находился на середине южной стены. В настоящее время он имеет вид ложбины и фланкирован с двух сторон двумя округлой формы башнями.

Раскопки на городище выявили характер застройки по уровню VI — IX вв. Она была сплошной, все дома плотно пристроены один к другому. В жилых помещениях на полах имелись очаги открытого типа и суфы вдоль стен.

Керамика представлена кружками, украшенными растительным резным орнаментом, котлами с дугообразными и сегментовидными ручками, глиняными и алебастровыми круглыми столиками-дастарханами, светильниками. Тюргешские монеты датируют комплекс построек на Жалпактобе VIII — IX вв. Верхний строительный горизонт городища, судя по наличию обломков поливной керамики, относится к Х—XII вв.

Раскопки позволили выяснить характер фортификации города. Стены сохранились на высоту до 4 м. В основании их ширина составляла 5 м, к верху они сужались. В основании стен положены пахсовые блоки размерами 80x80x60 см, на них укладывался сырцовый кирпич размерами 35x25x10 см. На углах стен располагались круглые башни. Северная стена имела берму — выступ шириной 4 м.

Неподалеку от Тараза находились города Дех Нуджикес и Адахкет. Местонахождение Адахкета и Дех Нуджикеса удается определить благодаря сведениям Ибн Хордадбеха и Кудамы. Описывая дорогу к кимакам, они упоминают о двух селениях в местности Кевакет (Кевакиб) в 7 фарсахах от Тараза. Еще более конкретно указание ал-Факиха, автора IX в., который указывает расстояние от Тараза до Кевакиба в 7 фарсахов, отмечая, что путь к кимакам шел налево от Тараза, то есть на север.

Наиболее удобный путь от Тараза на север проходил по берегам Таласа и Ассы, именно здесь следует искать местность Кевакиб с двумя городами.

Адахкет и Дех Нуджикес могут быть локализованы в 30 км северо-восточнее Тараза в долине Асса. Изучение аэрофотоснимков в сочетании с визуальными исследованиями позволило открыть вокруг городищ Каракемир 1 и Каракемир 2 длинную стену, окружавшую сельскохозяйственную округу вокруг них. Весь этот своеобразный оазис может быть отождествлен с местностью Кевакиб, а города — соответственно с двумя названными памятниками.

К югу от Тараза находились города Шельджи, Сус, Куль и Текабет.

Из них наиболее известен Шельджи. Между Таразом и Шельджи было 4 фарсаха пути. Исследователи единодушно локализуют Шельджи на месте городища Садыр-Курган, расположенного в 30 км южнее Тараза.

О Сусе известно, что он был «большим городом, а Куль меньше его», «Текабет — большой город, половина его неверные». Можно довольно уверенно отождествить вышеописанные города с городищами Актобе Орловское (Куль), Актобе Таласское (Текабет) и Чалдовар (Сус).

«Кенджак-Сенгир — город вблизи Тараза» — впервые назван Махмудом Кашгарским. В XIII в. город продолжал существовать под названием Кенджак. Источники сообщают: «Янги — это четыре города. Между каждым из них и другим один фарсах, каждый город имеет свое название. Один — Янги, другой — Янги-Балык, третий — Кенджак, последний — Тараз». У автора первой половины XV в. Арабшаха назван город Янги-Талас, расположенный в четырех днях пути от Испиджаба.

В описаниях путешественника Гильома Рубрука в 1253 г. есть упоминание о городе Кинчате, в котором можно узнать название Кенджак. После перехода через Каратау Гильом Рубрук записал: «… на седьмой день к югу от нас стали видны очень высокие горы, и мы выехали на равнину, которая орошалась как сад, и нашли возделанные земли… Мы въехали в сарацинский город по имени Кинчат… И с гор спускалась большая река, которая орошала всю страну… эта река не впадала в какое-либо море, а поглощалась землею, образуя там много болот… На следующий день мы прибыли к другому поселку, более близкому к горам. Я спросил о городе Талас, в котором были немцы — рабы Бури».

Судя по описаниям Рубрука, Кинчат находился в нижнем течении Таласа. Здесь известно два городища со слоями XIII — XIV вв.: одно — Шарвашлык, другое — Оххум. Вероятно, Кинчату соответствует городище Шарвашлык, а селением, которого Рубрук достиг на следующий день, было городище Оххум.

В литературе высказано предположение о том, что названия Янги-Талас и Янги-Балык относятся к одному и тому же городу, который соответствует городищу Садыр-Курган. Однако если следовать тому, что Талас соответствует Таразу, а Кенджак — Шарвашлыку, то Янги-Балык и Янги (или Янги-Талас) следует сопоставить с городищами, где бы имелись слои XIII—XV вв. Такими памятниками являются Садыр-Курган и Актобе Таласское. Причем последнее соответствует городу, который был новым политическим центром долины, судя по сохранившемуся рядом замечательному памятнику XIV в. «Гумбезу Манаса».

Это перекликается и со сведениями Ибн-Арабшаха о том, что при Тимуре наиб назначался именно в Янги-Талас. Таким образом, Янги-Талас, видимо, должен соответствовать городищу Актобе Таласскому, а Янги-Балык — Садыр-Кургану.

Рис. 6.6. Городище Оххум. VI—XII вв. Таласская долина

Рис. 6.6. Городище Оххум. VI—XII вв. Таласская долина

Северо-западнее Тараза находились города Хутухчин и Берукет. Берукет известен с X в. В маршрутнике середины XIII в. армянского царя Гетума указано, что, выехав из Тараза, он проехал Хутухчин, Пергант и отправился в Сугулхан.

Хутучин и Берукет (Пергант), видимо, находились на месте городищ Майтобе и Тамды, расположенных на древнем караванном пути из Тараза к городам на северных склонах Каратау. Он пролегал у озера Бийли-Куль и шел в сторону современного Байкадама, где находился Сугулхан, отождествляемый с городищем Саудакент.

Следующим городом после Тараза на трассе Шелкового пути на восток средневековые авторы называют Нижний Барсхан. Согласно маршрутникам Ибн-Хордадбеха и Кудамы, Нижний Барсхан находился в трех фарсахах от Тараза. О нем сказано: «Барсхан — город на расстоянии двух человеческих голосов от Тараза на восток, вокруг него стена, которая уже разрушилась. Соборная мечеть среди рынков».

Нижний Барсхан отождествляется с городищем Торткультобе, расположенным у железнодорожной станции Талас, на расстоянии около 10 км от развалин Тараза. В его топографии различаются цитадель и шахристан.

Городище имеет вид двухъярусного прямоугольного в плане бугра, ориентированного углами по сторонам света. Размеры бугра в основании 140×140 м, высота 4-5 м. Северо-западный угол занят цитаделью, имеющей вид бугра размерами 30×30 м, высотой 10 м. Шахристан окружен со всех сторон оплывшим валом со всхолмлениями на месте башен по углам и периметру. Въезды на территорию шахристана, а их два, прослеживаются с восточной и западной сторон. Они фланкированы башнями.

Расшифровка аэрофотоснимков с крупномасштабных карт позволила выявить вокруг центральных развалин остатки длинной стены, окружающей территорию, отступающую от центральных развалин на расстояние 1,5-2 км, — это была сельскохозяйственная округа.

Рис. 6.7. Нижний Барсхан

Рис. 6.7. Нижний Барсхан

Раскопки на цитадели городища выявили группу помещений, прямоугольных и квадратных в плане. На полях расчищены напольные очаги и рядом каменные вымостки. В одном из помещений была площадка размерами 2,5×3,7 м из кыра (алебастра). Рядом с площадкой находился вкопанный в землю хум, высотой 1 м и диаметром тулова 70 см. Сооружение, как удалось установить, является остатками винодельни.

Таким образом, анализ сведений письменных источников вкупе с данными археологических исследований позволяют воссоздать карту размещения средневековых городов Таласской долины, находящихся либо на основной трассе Великого Шелкового пути, либо на ответвлениях, отходивших от него. Все они входили в сферу политического, экономического и культурного влияния Тараза.

Из Тараза и Нижнего Барсхана путь на восток вел «по пустынной местности», территории, которая принадлежала карлукам, к городу Кулану и городам Чуйской долины. На этом отрезке трассы надо было проехать через Касрибас, Куль-Шуб и Джуль-Шуб. Касрибас соответствует развалинам Ахыр-Таса, Куль-Шуб — городищу Орнек, а Джульшуб — городищу Кум-Арык.

Город Кулан (у китайцев Цзюй Лань) был известен как «городок на границах страны тюрок со стороны Мавераннахра» и, судя по маршрутникам, находился на расстоянии 17 фарсахов на восток от Тараза. Он соответствует городищу Луговое, расположенному на восточной окраине села Кулан.

От Кулана к востоку на расстоянии 4 фарсахов находились города Мерке и Аспара, которые сохранили свои названия до сих пор. Им соответствуют городища Мерке и Аспара.

Рис.6.8. Городище Луговое — Кулан. VI—XII вв. Чуйская долина

Рис.6.8. Городище Луговое — Кулан. VI—XII вв. Чуйская долина

Далее караваны следовали в Нузкет, Харраджуван, Джуль и попадали в «селение тюркского кагана», а оттуда в Кирмирау и Навакет (у китайцев Син Чэн). Навакет известен как резиденция тюркских каганов и как город согдийцев. Ему, согласно исследованиям, соответствует городище Красная Речка, расположенное между современными селами Красная Речка и Новоивановка в Республике Кыргызстан.

Из Навакета через Пенджикент (Бунджикет) дорога приводила в крупнейший город Семиречья — Суяб, который был столицей западных тюрок, тюргешей, карлуков. Об этом городе пишут китайские и арабские путешественники вплоть до X в., но затем источники перестают его упоминать. В X в. роль столицы переходит к городу Баласагуну (раннее название — предположительно Беклиг или Семекна), известному как столица караханидов, затем каракитаев. Последние его и разрушили в начале XIII в. Город вскоре вновь отстроили, но не надолго: уже в XIV в. он лежал в развалинах. Лишь полуразрушенные дворцы, мечети, минареты и обширные кладбища с эпитафиями свидетельствовали о его прежней жизни.

Археологам удалось определить местоположение Суяба и Басагуна: они находились неподалеку от современного г. Токмака и соответствуют двум известным средневековым городищам — Акбешиму и Бурана, — расположенным на расстоянии 5 км друг от друга.

Шелковый путь из Суяба продолжался по северному, либо по южному берегам Иссык-Куля. На южном отрезке караваны достигали города Верхний Барсхан, а на южном они шли через небольшие караван-сараи. Обе эти дороги соединялись у перевала Бедель, через который, либо Ташрабат, шел путь в Кашгар и Аксу.

Из Иссык-Кульской котловины через перевал Санташ и долину р. Каркары дорога, спускаясь в Илийскую долину, приводила в Алмалык. Затем по северной оконечности пустыни Такла-Макан, через оазисы Хами и Турфан она шла к Дунхуану и далее — в Китай.

В X—XII вв. одно из ответвлений Шелкового пути пересекало Илийскую долину с юго-запада на северо-восток. Начинаясь в Навакете, шло на Бунджикет и, через перевал Кастек спускалось на северные склоны Заилийского Алатау.

Рис. 6.9. Городище Ак-Бешим — Суяб

Рис. 6.9. Городище Ак-Бешим — Суяб

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика