Голубева Л.А. Древнее Белоозеро

К содержанию 41-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

1. Белоозеро — один из древнейших русских городов, упоминаемых начальной летописью в связи с событиями IX—X вв., и один из трех крупных политических центров на севере Руси, связанных с пресловутой легендой о «призвании варягов» (Синеус на Белоозере).

Возникновение Белоозера и вопрос о его первоначальном местоположении — в то же время вопрос о славянской колонизации района Белого озера и судьбе веси, древнейшей насельницы края.

2. Археологические памятники веси для Белозерья не выделены; славянские — древнее конца VIII—IX вв. неизвестны. Памятниками славянской колонизации IX—X вв. являются единичные сопки, городища, немногочисленные курганы, известные в верхнем течении Шексны и на северном побережье Белого озера. Их расположение, наряду с данными топонимики, указывают направление славянской колонизации, более раннее освоение славянами северного побережья озера и роль Шексны как главной речной магистрали, связывающей район Белого озера с Новгородской землей, северными Двинскими землями и Поволжьем. Поэтому поселение IX—X вв. у истоков Шексны, контролирующее выход из Белого озера и дальнейшие пути из него на север и юг, не случайно рано приобрело выдающееся значение.

3. Археологическое изучение Белозерья, начатое в 60-х годах прошлого столетия, было крайне фрагментарным и носило разведочный характер. Работы, предпринятые экспедицией ГИМ в 1949—1950 гг., явились первыми раскопками в Белозерском районе.

Раскопкам подверглось известное урочище на правом берегу Шексны (в 2 км от ее истоков из Белого озера), носящее название «Старый город». Местное предание и записи XVII—XVIII вв. связывали эту местность с летописным Белоозером. В 1929 г. здесь провел разведку В. И. Равдоникас, обнаруживший культурные слои IX—XII вв.

4. За два года раскопок экспедицией Исторического музея была вскрыта площадь свыше 1200 м2. Установлена следующая стратиграфия:

1) пахотный слой с находками XI—XV вв.;
2) культурный слой XIII — половины XII вв. с плохо сохранившимися остатками деревянных построек;
3) культурный слой половины XII—XI вв. со срубами домов, настилом мостовой (рис. 3) и другими сооружениями;
4) культурный слой X—IX вв., сохранившийся только на территории древнейшего поселения.

Многочисленные неолитические находки, встречающиеся в этих культурных слоях, дают основание предполагать существование на этом месте неолитической стоянки.

Рис. 3. Белоозеро. Настил уличной мостовой

Рис. 3. Белоозеро. Настил уличной мостовой

Рис. 4. Белоозеро. Остатки сруба избы с горницей и сенями (план)

Рис. 4. Белоозеро. Остатки сруба избы с горницей и сенями (план)

Раскопками установлено расположение первоначального поселения IX— X вв. в наиболее возвышенной части местности, напоминающей городище. Обнаружены остатки жилищ, обильный инвентарь ремесленного характера. Дальнейшее развитие города в XI—XIII вв. шло в направлении к реке и вдоль последней. Дома исследованной части строились на свежевырубленной лесной расчистке. Расположение построек — уличное.

Рис. 5. Вещи из Белоозера. 1 — пряслице (IX—X вв.), точеное на токарном станке (кость); 2 — гребень (кость); 3 — навершие со стилизованным изображенисм знака Рюриковичей (кость); 4 — навершие (кость); 5 — льячка; 6 — тигелек; 7 — медный ковш

Рис. 5. Вещи из Белоозера. 1 — пряслице (IX—X вв.), точеное на токарном станке (кость); 2 — гребень (кость); 3 — навершие со стилизованным изображенисм знака Рюриковичей (кость); 4 — навершие (кость); 5 — льячка; 6 — тигелек; 7 — медный ковш

5. Основным типом жилища на Белом озере с IX по XIII вв. являлась рубленная в обло изба с печью-каменкой. Для XI—XII вв. выявлены дополнительно два типа домов: изба с сенями и пристроенным к ней крытым скотным двором, и «изба-двойня», состоящая из двух изб, соединенных сенями с двором, расположенным сзади (рис. 4). Последний тип избы археологически впервые изучен на Белоозере. Помимо жилых домов раскопками открыт сруб бани; из производственных построек — кузница.

6. Из числа сооружений, говорящих о благоустройстве города, наибольший интерес представляет мостовая, выходившая к реке и служившая пристанским взвозом. По своей конструкции она отличается от известных новгородских мостовых XI—XIV вв. и значительно превосходит их по мощности.

7. Многочисленность вещевых находок и их характер с несомненностью свидетельствуют о ремесленно-торговом населении Белоозера в XI—XIII вв. Хорошо представлены находками черная металлургия, меднолитейное производство (рис. 5—5—7), костерезное дело, обработка дерева, скорняжное и сапожное дело, гончарство. Обилие грунтовых вод обеспечило хорошую сохранность изделий из кожи, дерева, ткани и позволило выявить много новых данных в отношении развития этих производств, обычно плохо представленных при раскопках южных и среднерусских городов.

8. Помимо ремесел и торговли население Белоозера занималось земледелием, животноводством, рыболовством. Были развиты домашние промыслы: прядение и ткачество, выделка войлока и т. д.

9. Наличие большого числа привозных изделий свидетельствует об оживленных торговых связях Белоозера с отдаленными областями (Киевской землей, Волжской Болгарией, Средней Азией) и подчеркивает городской характер поселения.

10. О высоком уровне художественного мастерства местных ремесленников свидетельствует изящная резьба по кости (навершия, гребни) — (рис. 5—1—4) и камню, большое количество орнаментов на деревянных и берестяных предметах. Надписи на пряслицах и отдельные буквы на изделиях из камня и дерева доказывают значительное распространение грамотности среди ремесленного населения Белоозера. Некоторые находки (например, бирка с десятичными нарезками, подкрепляющая предположение о развитии десятичного счета у славян уже в XI—XII вв.) дают новые сведения по целому кругу вопросов историко-культурного характера.

11. Отсутствие укреплений вокруг Белоозера выделяет его из числа других исторически известных древнерусских городов и позволяет поставить вопрос об особенностях развития этого города как неукрепленного посадского центра, типа позднейших новгородских рядков XV—XVI вв. С этим обстоятельством связаны и события политической истории Белоозера, не имевшего вплоть до середины XIII в. своей княжеской ветви и пользовавшегося большой самостоятельностью.

12. Незначительность верхнего культурного слоя с находками XIV—XVI вв. на Белоозере соответствует указаниям источников о запустении города в середине XIV в. в результате эпидемий чумы и перенесении его на новое место (современный Белозерск в 17 км к западу от «Старого города»), Разрушению города способствовало также нападение новгородцев, сжегших в 1398 г. «Старый город». Следы пожарища в верхних слоях Белого озера действительно имеются.

13. Память о трагической судьбе города оберегала «городище» от позднейших застроек и заселений. Развалины домов, занесенные землей и покрытые дерном, сохранились в виде холмиков на огромной территории «Старого города» и представляют исключительный материал для археологического исследования.

К содержанию 41-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика