Довженок В.И. Древнеславянские языческие идолы из с. Иванковцы в Поднестровье

К содержанию 48-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Так называемый «Збручский идол», извлеченный в 1848 г. со дна реки Збруч возле местечка Гусятина, до последнего времени был единственным в этом роде памятником и не имел себе подобных в многочисленных памятниках древности нашей страны. Это, естественно, мешало правильному историческому освещению памятника. «Збручский идол» вызывал много спорных вопросов и оставался по сути дела долгое время неразгаданным. В дореволюционной русской и зарубежной литературе высказывались самые противоречивые мнения относительно его назначения, к какому времени он относится, какому народу принадлежит. О «Збручском идоле» писали советские ученые 1, которые внесли определенную ясность в историческое освещение этого памятника. Однако до сих пор многие вопросы требуют уточнения, в частности и вопрос о датировке «Збручского идола», для чего необходимы новые находки подобных памятников.

В свете изложенного становится понятно значение каменных фигур, одна из которых подобна «Збручскому идолу», обнаруженных в 1950 г. в с. Иванковцы в Поднестровье, на поселении культуры полей погребений черняховского типа.

В конце 1950 г. Институт археологии Академии наук Украинской ССР получил письмо от И. Старинского, в котором автор сообщал, что в с. Иванковцы, Ново-Ушицкого района, Каменец-Подольской области находятся две каменные фигуры, — одна из них стоит вкопанная в землю и имеет с трех сторон изображения человеческих лиц, а другая лежит на поверхности и представляет собой одностороннее скульптурное изображение человека.

На место обнаруженных памятников для предварительного обследования и разведки территории выехал автор настоящего сообщения. Результатам предварительного обследования и посвящено настоящее сообщение.

Село Иванковцы расположено на левом берегу Днестра в нескольких километрах от реки на склонах глубокой балки, по которой протекает небольшой ручеек Батижок, впадающий в Днестр (рис. 42). Каменные фигуры находятся на северо-западной окраине села, в районе кладбища, на огородах колхозников. В настоящее время здесь две фигуры. В недалеком прошлом была еще третья, по рассказам старожилов, подобная той, которая
стоит; теперь она разбита и прикопана на том месте, где стояла; отдельные ее части можно заметить на поверхности почвы.

Первая фигура (рис. 43—1, 2) представляет собою четырехгранный столб из местного известняка, высотою 1,8 м и объемом 37 X 40 см. Поверхность камня выветрена, потрескалась и местами покрыта мхом. На северной, восточной и южной сторонах имеются трещины, идущие сверху вниз и раскалывающие столб продольно на три части.

Рис. 42. Схематический план северо-западной окраины с. Иванковцы, где находились каменные фигуры древнеславянских идолов. 1 — каменная фигура с трехсторонним изображением; 2 — каменная фигура с односторонним изображением; 3 — разбитая каменная фигура

Рис. 42. Схематический план северо-западной окраины с. Иванковцы, где находились каменные фигуры древнеславянских идолов. 1 — каменная фигура с трехсторонним изображением; 2 — каменная фигура с односторонним изображением; 3 — разбитая каменная фигура

На плоскостях столба внизу и посредине имеются выпуклости и впадины явно искусственного происхождения, вероятно следы каких-то прежних изображений, разрушенных временем и действиями атмосферных явлений. По рассказам старожилов, на плоскостях столба были заметны какие- то знаки и фигуры, но что изображали эти знаки, они не помнят.

Изображения человеческих лиц сохранились сверху столба с трех сторон. Наиболее хорошо сохранилось лицо на южной стороне (рис. 43—1). Оно изображено в виде округлости, врезанной в плоскость камня на 1—2 см; глаза и рот выражены углублениями. Можно предполагать, что художник в этом изображении стремился отразить черты женского лица.

Рис. 43. Каменные фигуры древнеславянских идолов (фото). Первая фигура: 1 — вид с южной стороны; 2 — вид с западной стороны; вторая фигура: 3 — вид сверху

Рис. 43. Каменные фигуры древнеславянских идолов (фото). Первая фигура: 1 — вид с южной стороны; 2 — вид с западной стороны; вторая фигура: 3 — вид сверху

Относительно хорошо сохранилось лицо на западной стороне (рис. 43—2). Здесь отчетливо заметны углубления глаз, рта, а также выделяется борода. Лицо на западной стороне сделано более крупным, чем на южной. Повидимому, здесь изображено мужское лицо.

Хуже сохранилось изображение человеческого лица на северной стороне (рис. 44—1). Здесь хорошо заметны только глазные углубления, рот менее отчетливо и другие части лица совсем не заметны.

На восточной стороне не сохранилось никакого изображения (рис. 44—2). Но вероятно, что и здесь было высечено человеческое лицо. Повидимому, с этой стороны оно было рельефным. Выступающие части разрушились быстрее, потеряли форму и превратились в непонятные неровности.

Общая сохранность памятника плохая. Многие детали изображений исчезли окончательно, от других остались мало выразительные следы. Все три изображения отчетливо видны только при косом солнечном освещении; при таком освещении они были зарисованы и сфотографированы. Фигура в настоящее время наклонена. По наблюдениям старожилов, с каждым годом она наклоняется все больше.

Рис. 44. Зарисовка тех же фигур древнеславянских идолов. Первая фигура: 1 — вид с северо-западной стороны; 2 — вид с юго-восточной стороны; вторая фигура: 3 — вид сверху

Рис. 44. Зарисовка тех же фигур древнеславянских идолов. Первая фигура: 1 — вид с северо-западной стороны; 2 — вид с юго-восточной стороны; вторая фигура: 3 — вид сверху

Плохая сохранность фигуры с многоликим изображением объясняется, повидимому, недостаточной устойчивостью материала, из которого она сделана, и условиями местонахождения. Недостаточно твердый подольский известняк многие столетия находился на открытом месте, подвергаясь разрушающим действиям дождей, морозов и ветров, чему, к слову сказать, не подвергался «Збручский идол», находившийся на дне реки в неизменяемой среде и поэтому хорошо сохранившийся.

Вторая фигура представляет собой скульптурное изображение человека (рис. 43—3, 44—3), сделанное из того же самого материала. Эта фигура, по рассказам старожилов, прежде стояла, как и первая, но около двух десятков лет назад была выкопана и повалена на землю. Размеры ее следующие: длина 2,33 м, ширина 0,52 м, толщина 0,38 м, длина головы 0,48,. ширина лица по линии носа 0,27 м.

Сохранность фигуры довольно хорошая (отбита лишь часть головы слева). Сохранились изображения бороды, усов, рук, сложенных на груди, складок пол одежды. В целом фигура выполнена обобщенно без подробностей; изображение ног отсутствует.

На первый взгляд эта фигура напоминает известных каменных баб, распространенных на территории обитания тюрков кочевников. Но при более внимательном осмотре оказывается, что у нее нет признаков, характерных для кочевнических баб, в ее чертах скорее можно видеть славянский тип.

Интерес каменных фигур из с. Иванковцы неоспорим. Однако он еще более возрастает в связи с тем, что, как обнаружено разведкой, фигуры находятся на древнеславянском поселении культуры полей погребений. Это обстоятельство имеет особо важное значение для определения хронологии подобных памятников и вообще для их исторической интерпретации.

Поселение культуры полей погребений расположено на южном склоне возвышенного мыса, образующегося при соединении двух балок и слиянии ручейков, протекающих по балкам. Один из них, Батижок, начинается за северо-восточной окраиной села из большого родника, вытекающего из-под скалы. За селом он поворачивает на запад и впадает в Днестр. В Батижок впадает другой несколько меньший безымянный ручей, протекающий с запада на восток и начинающийся за северо-западной окраиной села из ряда родников на склонах балки.

Поселение культуры полей погребений занимает значительную площадь, простирающуюся с востока на запад, от мыса при слиянии ручьев до места за сельским кладбищем и с юга на север от улицы, идущей вдоль безымянного ручья, до кладбища. Размеры этой площади до полукилометра длины с востока на запад и около 200 м ширины с севера на юг. Выше этой площади на плато находится поселение трипольской культуры, занимающее пространство, в несколько раз превышающее территорию поселения культуры полей погребений.

На поверхности площади культуры полей погребений обнаружены черепки шероховатой сделанной на кругу и лощеной керамики черняховского типа (рис. 45), куски печины, железные и керамические шлаки и другие признаки культурного слоя; в некоторых местах заметны скопления подобных находок, относящихся к культуре полей погребений; встречаются также черепки посуды трипольской культуры, которые, очевидно, переместились по склону с территории поселения трипольской культуры.

Наиболее часто встречаются черепки сделанной на кругу керамики с примесью песка в тесте с шероховатой поверхностью. Часть таких черепков принадлежит сосудам весьма крупных размеров, повидимому, зерновикам. Отдельные фрагменты имеют более 1 см толщины. Попадаются черепки с волнистым орнаментом, характерным для посуды эпохи Киевской Руси. Остатки лощеной керамики встречаются реже, но в достаточно большом количестве. Преимущественно это фрагменты серолощеных резко профилированных мисок. Еще реже встречаются обломки амфор светлокрасного или желтого цветов.

Куски железных и керамических шлаков находятся на поверхности всей площади поселения, но преимущественно сосредоточены в восточной его части, у мыса. Здесь же часто встречаются иногда значительных размеров куски печины, которые находились под действием высокой температуры, вследствие чего ошлаковались. Нужно думать, что эти куски представляют собою остатки железоплавильных или гончарных горнов.

Наша разведка не могла окончательно решить вопроса о том, относятся ли каменные фигуры и поселение культуры полей погребений, на котором они находятся, к одному времени и принадлежат ли одному населению, или же это разновременные памятники, оставленные разным населением. Решение этого вопроса возможно только после значительных археологических работ на поселении, если удастся установить взаимоотношения культурного слоя поселения и каменных фигур. В настоящее время возможно лишь сделать несколько предположений по этому вопросу.

Рис. 45. Фрагменты керамики с поселения культуры полей погребений у с. Иванковцы (подъемный материал)

Рис. 45. Фрагменты керамики с поселения культуры полей погребений у с. Иванковцы (подъемный материал)

Очевидно, что каменные фигуры оказались на поселении культуры полей погребений не случайно. Можно утверждать, что в настоящее время они находятся на том месте, где были поставлены в древности, как культовые памятники. Во всяком случае это бесспорно по отношению к фигуре с многосторонним изображением человеческого лица. Фигуры не могли быть привезены позже из другого места для каких-либо иных надобностей.

Нет оснований думать, что фигуры находились на этом место прежде, чем здесь возникло поселение культуры полей погребений. В таком случае они вероятнее всего были бы уничтожены жителями поселения, как чуждые им памятники, тем более, что они, находясь на поселении, могли мешать жителям.

Остается две возможности — или каменные фигуры были поставлены в эпоху существования поселения культуры полей погребений или они были поставлены позже, после запустения поселения. Первая возможность представляется более реальной, потому что на территории, где расположены фигуры, обнаружены только предметы культуры полей погребений, если не считать находок, относящихся к современности. Несомненно, что, если фигуры были поставлены позже эпохи культуры полей погребений и возле них отправлялись какие-то культовые действия, то это не могло не оставить определенных следов в виде каких-то материальных остатков.

Таким образом, представляется наиболее вероятным, что каменные фигуры и поселение культуры полей погребений, на котором они находятся, относятся к одному времени и оставлены одним населением. О точной датировке каменных фигур пока что говорить нельзя, так как для этого необходимы археологические раскопки, которые позволят точнее датировать само поселение. В настоящее время мы можем их датировать теми хронологическими границами, которыми в целом датируется культура полей погребений черняховского типа, т. е. временем от II до VII вв. н. э.

Признав каменные фигуры и поселение культуры полей погребений памятниками одного комплекса, мы тем самым отвечаем на вопрос, какому же населению принадлежали эти фигуры. Теперь уже признается всеми советскими исследователями культуры полей погребений черняховского типа, что эта культура была создана древними восточными славянами, которые в VI—VII вв. н. э. были известны византийским писателям под именем антов.

Трудно сказать что-нибудь определенное относительно того, какие древнеславянокие божества представляют поднестровские идолы из с. Иванковцы. Видимо многоликая фигура и «Збручский идол» изображали одно и то же божество, имя которого нам неизвестно, но, очевидно, что культ его был распространен среди восточных славян и что изображенное божество занимало почетное место в языческом пантеоне.

К содержанию 48-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. Ф. Д. Гуревич. Збручский идол. МИА СССР, № 6, 1951 г.; Б. А. Рыбаков. Рецензия на статью Ф. Д. Гуревич, ВДИ. 1946, N° 6.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика