Седова М.В. Амулет из Древнего Новгорода

К содержанию журнала «Советская археология» (1957, №4)

В 1953 г. при раскопках в Неревском конце Новгорода в слое начала XIV в. была обнаружена интересная находка — неолитический кремневый наконечник копья, заключенный в своеобразный медный футляр. На футляре, за который подвешивалось копье, с лицевой стороны помещено изображение восьмиконечного процветшего креста (рис. 1). Длина амулета — 8,1 см, ширина — 3 см.

Кремневый предмет представляет собой обломок, составляющий примерно 2/3 первоначальной длины двусторонне обработанного наконечника копья ромбовидной формы. Излом древний; видимо, вторично предмет был использован в обломанном виде.

Копье найдено внутри сруба 9Э, построенного сразу же после пожара 1311 г. (9 строительный ярус)[ref]3 Б. А. Колчин. Топография, стратиграфия и хронология Неревского раскопа. МИА, № 55, 1955, стр. 62, 72, 137.[/ref]. Изображенный на металлической оправе копья восьмиконечный крест распространился и приобрел господство на Руси именно к началу XIV в.

Находка копья в футляре с изображением христианского символа — креста — не имеет прямых аналогий в русской археологической литературе. По-видимому, предмет этот можно поставить в связь с широко распространенным у всех народов Европы и Азии повернем о «громовых стрелах», которые образуются в земле при ударе молнии. «Громовыми стрелами» считают и белемниты, и неолитические наконечники стрел и копий. По поверью, они предохраняют от ударов грозы и пожаров, а также являются хорошим лекарственным средством[ref]А. Н. Афанасьев. Поэтические воззрения славян на природу, т. I. М., 1865, стр. 247; Н. Ф. Высотский. Очерки нашей народной медицины. ЗМАИ, т. I. М., 1911, стр. 146.[/ref]. Таким образом, их применяли как обереги и амулеты. Интересна запись, которую приводит И. Е. Забелин из древнего рукописного «Травника», хранившегося в его собрании: «А тот камень падает и стреляет сверху от грома… Он же и громовая стрела называем… Из того камня делать глаз в перстень и носить на руке, от всякого видимого и не видимого злодея сохранен будешь… Того же камня демони боятся, а носящий его не убоится напасти и беды и одолеет сопротивников своих. Аще кто и стрелу громовую с собой носит, тот может всех одолеть силою своею, и против его никто не устоит, хотяб сильнее его был…» [ref]И. Е. Забелин. История русской жизни с древнейших времен, ч. 2. М., 1879, стр. 510—511.[/ref].

Указания на почитание «громовых стрел» в древней Руси отмечались уже в археологической литературе. Так,
во Владимирских курганах, раскопанных А. С. Уваровым, в погребениях у с. Василькова и у с. Новоселки найдены наконечники каменных стрел[ref]А. С. Уваров. Археология России. Каменный период, т. I. М., 1881, стр. 10—11.[/ref]. В другом вятичском кургане при раскопках В. А. Городцова у с. Барыбино Московской области при мужском скелете найдено два неолитических орудия в сумке с железным кольцом и пряжкой. В. А. Городцов считает, что эту находку можно связать с повернем, записанным в Московской области, о том, что колдуна надо хоронить с «громовыми стрелами»[ref]В. А. Городцов. Археология. Каменный период. М., 1923, стр. 77—78.[/ref], следовательно, «громовые стрелы» считались колдовским талисманом. Такой же наконечник стрелы обнаружен в вятичском кургане в с. Палашкино Московской области при раскопках А. П. Богданова[ref]А. П. Богданов. Материалы для антропологии курганного периода в Московской губернии. М., 1867, стр. 113.[/ref]. Описанная выше новгородская находка и была, по-видимому, талисманом какого-то колдуна (волхва), жившего в Новгороде на рубеже XIII—XIV вв. Это предположение становится тем более вероятным, что амулет найден в срубе, имеющем чрезвычайно интересную особенность. По характеру инвентаря он ничем не отличается от обычных жилых построек XIII—XIV вв. (обломки стеклянных браслетов, четыре шиферных пряслица, янтарный крестик, пряжка, одежная булавка, битрапецоидная бусина, наконечник сошника, ключ и др.). Однако в устройстве самого сруба есть любопытная деталь: у южной стены дома, под четвертым, нижним венцом, в специально вырытой неглубокой ямке лежали четыре человеческих детских черепа[ref]Отчет Новгородской экспедиции за 1953 г. Архив ИИМК АН СССР.[/ref]. Эта своеобразная «строительная жертва», возможно, связана с магическими действиями владельца дома — колдуна-волхва. Кремневый амулет из Новгорода является ярким отражением древних представлений о колдовском значении «громовых стрел». Найденный в доме волхва, он дает представление о стойкости и значительном распространении пережитков языческих верований в Новгороде в XIII—XIV вв. Об этом же говорит и летопись под 1227 г.: «В лето 6735… сожьгоша волхвовъ 4, творяхут ихъ повторы деюще, а то богъ весть; и сожгоша ихъ на Ярославле дворе»[ref]Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.—Л., 1950, стр. 270.[/ref].

К содержанию журнала «Советская археология» (1957, №4)


Warning: Undefined array key "show_age" in /var/www/u2165507/data/www/arheologija.ru/wp-content/plugins/this-day-in-history/tdih-widget.php on line 22

В этот день:

Нет событий

Рубрики

Свежие записи

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Археология © 2014