Поздняковская культура

К оглавлению книги «Эпоха бронзы лесной полосы СССР»

Эта культура была выделена в 1927 г. Б. С. Жуковым и Б. А. Куфтиным (Жуков, 1927; Куфтин, 1925). Своеобразные поселения, объединенные впоследствии под этим названием, были известны раньше в результате исследований А. С. Уварова (Уваров, 1881, табл. XVI), А. А. Спицына (Спицын, 1905), В. А. Городцова (Городцов, 1915 и др.). Более широкие исследования были проведены во второй половине 20-х — 30-е годы в бассейне Нижней и Средней Оки (Бадер, 1929, 1939, 19406; Збруева, 1947; Мансуров, 1937). Всего в эти годы были выявлены до 30 памятников поздняковского типа. После Великой Отечественной войны полевые исследования этих памятников были продолжены главным образом сотрудниками ГИМ (Попова, 1965аб, 1967, 1969а, 1970, 1971, 1974, 1975, 1984; Цветкова, 1969в; Фоломеев, 1974, 1975) и другими исследователями (Бадер, 1976а; Халиков, 1960; Гурина, 1963 и т. д.). Сейчас известно более сотни памятников поздняковской культуры (карта 24).

Памятники поздняковской культуры оказались сосредоточенными главным образом в бассейне Верхней и Средней Оки, где встречаются как ранние, так и поздние поселения и могильники. В целом остатки этой культуры известны к северу от данной территории (в Верхнем Поволжье), к западу (бассейн р. Десны) и к востоку (район правобережья Средней Волги), куда они распространились в более позднее время. Некоторые особенности орнаментики глиняной посуды позволяют предполагать наличие в пределах этой обширной территории ряда локальных вариантов поздняковской культуры.

В настоящее время поздняковская культура представлена различными памятниками: поселениями с остатками жилищ и могильниками курганными и грунтовыми с разным обрядом погребения умерших.

Общей особенностью поздняковских поселений является расположение их в речных долинах, на краю первых надпойменных террас, не заливаемых весенними паводками. В более позднее время поселения культуры отодвигаются дальше от воды, располагаясь на более высоких местах — Ефановское, Соловьевское и др. (Бадер, 1929, 1939, 1970; Халиков, 1960, с. 178).

Жилища и различные строения бытового назначения, обнаруженные на поселениях, представляют собой полуземлянки, от которых часто еще и сейчас сохраняются пологие западины. Так, на Подборновском поселении известны 5—6 жилищных впадин, из которых две были раскопаны. На поселении Логинов Хутор раскопаны также две сохранившиеся полуземлянки, хотя первоначально их было, вероятно, значительно больше; на поселениях Шава II и Саушкино также было исследовано по две полуземлянки, а на поселении Наумовское — одна. Все жилища имели четырехугольную форму и были углублены в землю на 20—30 см, чаще до 60—80 см. Они характеризуются столбовой конструкцией, двускатными крышами, тамбуром у входа и несколькими очагами. Размеры жилищ от 9X6 м (Подборновское) до 18X11—12 м (дюна Саушкино) (Мансуров, Бадер, 1974, рис. 7; Попова, 1974 и др.). Некоторые особенности имеют строения на поселении Логинов Хутор. Здесь не было обнаружено столбовых конструкций, очаг и зольники занимали почти половину площади жилища, где были обнаружены глиняные сосуды, в том числе — сосуды-курильницы, бронзовый нож и обгоревшие челюсти крупного быка. Рядом с жилищами раскопаны две большие могильные ямы с трупосожжениями, керамикой и остатками красной краски.
Поздняковские могильники весьма разнообразны. Известны как курганные, так и грунтовые с захоронениями, как правило, совершенными по обрядам трупоположения и реже кремации (рис. 68).

Карта 24. Основные памятники поздняковской культуры Волго-Окского бассейна а — поселение; б — курганный могильник; в — грунтовый могильник; г — клад. 1 — Поздняково; 2 — Покровское; 3 — Со- корка; 4 — Гавриловка; 5 — Садовый Бор; 6 — Волосово; 7 — Вельтьминская; 8 — Старший Волосовский; 9 — Младший Волосовский; 10, 11 — Мало-Окулово; 12, 13 — Битюково; 14, 15 — Борисоглебское; 16 — Волютино; 17 — Подборновское; 18 — Ибердус II; 19 — Ибердус III; 20 — Курманская; 21 — Добрынин остров; 22 — Медвежий остров; 23 — Копано- во; 24 — Тырнова слобода; 25 — Климентовская; 26—28 — За- сеченское I, II; 29 — Харинское; 30 — Алексаново; 31 — Дуб- ровичи; 32 — Барковская; 33 — Фефеловская придорожная; 34 — Фефелов Бор; 35, 36 — Логинов хутор; 37 — Тырнова Слольда II; 38 — Черная Гора; 39 — Владычино; 40 — Погос- тище; 41, 42 — Коренец; 43 — Липки; 44, 45 — Никол о-Пере- воз; 46 — Сохтыш I; 47, 48 — Дикариха; 49 — Ватутинское озеро; 50 — Говядиново; 51 — Федоровское; 52 — Борань; 53 — Станок II; 54 — Сокольское II; 55 — Подборица Щербин- ская; 56 — Садовый Бор; 57, 58 — Наумово; 59 — Акозино; 60 — Шавское; 61 — Безводнинское; 62 — Саушкино

Карта 24. Основные памятники поздняковской культуры Волго-Окского бассейна
а — поселение; б — курганный могильник; в — грунтовый могильник; г — клад. 1 — Поздняково; 2 — Покровское; 3 — Со- корка; 4 — Гавриловка; 5 — Садовый Бор; 6 — Волосово; 7 — Вельтьминская; 8 — Старший Волосовский; 9 — Младший Волосовский; 10, 11 — Мало-Окулово; 12, 13 — Битюково; 14, 15 — Борисоглебское; 16 — Волютино; 17 — Подборновское; 18 — Ибердус II; 19 — Ибердус III; 20 — Курманская; 21 — Добрынин остров; 22 — Медвежий остров; 23 — Копано- во; 24 — Тырнова слобода; 25 — Климентовская; 26—28 — За- сеченское I, II; 29 — Харинское; 30 — Алексаново; 31 — Дуб- ровичи; 32 — Барковская; 33 — Фефеловская придорожная; 34 — Фефелов Бор; 35, 36 — Логинов хутор; 37 — Тырнова Слольда II; 38 — Черная Гора; 39 — Владычино; 40 — Погос- тище; 41, 42 — Коренец; 43 — Липки; 44, 45 — Никол о-Пере- воз; 46 — Сохтыш I; 47, 48 — Дикариха; 49 — Ватутинское озеро; 50 — Говядиново; 51 — Федоровское; 52 — Борань; 53 — Станок II; 54 — Сокольское II; 55 — Подборица Щербин- ская; 56 — Садовый Бор; 57, 58 — Наумово; 59 — Акозино; 60 — Шавское; 61 — Безводнинское; 62 — Саушкино

Обычно могильники располагаются вблизи соответствующих поселений на первой надпойменной террасе или на останце террасы, в поймах рек. Среди курганных могильников следует назвать Мало-Окуловский (15 раскопанных курганов), Битюковский (15 курганов), Борисоглебовский (23 кургана), Коренецкий (6 курганов) (Збруева, 1947; Попова, 1967, 1970). Курганные насыпи имеют размеры до 1 м в высоту и до 10—12 м в диаметре. Лишь один курган в Борисо- глебовском могильнике имел насыпь высотой около 4 м и диаметр около 35 м. Курганы окружены ровиками. Обычно под насыпью находилась могильная яма с одним погребением, но известны и погребения под курганом без могильной ямы. Могильные ямы имели четырехугольную форму со скругленными углами, глубину 20—25 см, ширину 85—100 см и длину до 150 см. Исключение представляют ямы Борисоглебовского могильника, имеющие значительно большие размеры: глубина до 2—2,5 м, ширина 2,8 м, длина 3—3,8 м (в ряде могил прослежены ступеньки).

Погребальный обряд реконструируется в следующем виде. На месте сооружения кургана разводили костер, который «очищал» место погребения (иногда серия костров устраивалась вокруг могильной ямы). Сооружали могильную яму, в которую укладывали растительную подстилку, а на нее — умершего в скорченном положении, головой преимущественно на север, северо-восток или северо-запад. В яму ставили целые сосуды, иногда покрытые красной краской, и специально разбитые сосуды. Кроме того, остатки красной краски иногда фиксируются в области черепа и ног погребенного. Земля для курганной насыпи бралась из ровика, окружавшего курган. В насыпи кургана обнаружены остатки тризны в виде целых и битых сосудов и костей животных.

Для курганных могильников характерен обряд трупоположения и только в Борисоглебовском могильнике зафиксирован один случай кремации умершего. Кроме керамики, погребальный инвентарь включает кремневые наконечники стрел, ножи-скребки, бронзовые украшения, наконечники копий, кинжалы.

Грунтовые могильники также расположены в непосредственной близости от поселений, а иногда занимают частично их территорию. Это такие могильники, как Старший и Младший Волосовские, Черная Гора, Дикариха, Фефелов Бор и др. (Городцов, 19146; Попова, 1970, 1973; Цветкова, 1969в; Никитин А. Л. 1963, 1976). Наиболее крупный из них — могильник Фефелов Бор, где были раскопаны 74 погребения, которые располагались тремя группами, отражавшими историю сложения могильника. Погребальный обряд грунтовых могильников в основных чертах повторяет описанный выше. Однако ориентировка погребенных здесь не столь строгая (головой не только на север, но и на северо-восток и северо- запад). Кроме того, чаще встречаются случаи кремации, в том числе без могильной ямы. Становится более неустойчивым и положение погребенных — от скорченных до вытянутых на спине (могильники Черная Гора, Фефелов Бор) (рис. 68).

Обобщение результатов раскопок могильников поздняковской культуры позволяет высказать предположение о том, что основные различия имеют временный характер. На ранней стадии развития культуры характерным было сооружение курганных и грунтовых могильников. На заключительной же стадии культуры умерших хоронили преимущественно в грунтовых могильниках.

Рис. 69. Керамика из поздняковских могильников и поселений 1, 3—7, 10, 11, 13 — Фефелов Бор; 2, 12 — Коренец; 8, 9 — Логинов Хутор

Рис. 69. Керамика из поздняковских могильников и поселений
1, 3—7, 10, 11, 13 — Фефелов Бор; 2, 12 — Коренец; 8, 9 — Логинов Хутор

Рис* 70. Орнаментированные сосуды, фрагменты керамики, пряслица и изделия из глины 1, 2 — Добрынин остров; 3 — Логинов Хутор; 4, 7, 9, 11—14 — Подборновское; 5, 6, 8 — Саушкино; 10 — Малый Бор

Рис* 70. Орнаментированные сосуды, фрагменты керамики, пряслица и изделия из глины
1, 2 — Добрынин остров; 3 — Логинов Хутор; 4, 7, 9, 11—14 —
Подборновское; 5, 6, 8 — Саушкино; 10 — Малый Бор

Рис. 71. Хронологическая таблица поздняковской культуры.

Рис. 71. Хронологическая таблица поздняковской культуры.

Материальная культура поздняковских памятников представлена изделиями из камня, кремня, металла, но главным образом керамикой. Она разнообразна по формам и орнаментальным узорам. Весь ее облик отражает сложный процесс формирования самой культуры, ее генетические и культурные связи (рис. 69, 70). Керамика поздняковской культуры представлена лепными сосудами, изготовленными из глины с примесью дресвы и шамота, а в восточных районах — раковины. Можно выделить пять основных типов форм глиняных сосудов: 1) различные «баночные» сосуды; 2) острореберные сосуды с плоским или уплощенным дном; 3) сосуды с округло-выпуклыми боками, широким устьем, намеченной шейкой и небольшим дном; 4 )крупные сосуды с прямыми, почти вертикальными стенками, выделенной шейкой и небольшим дном; 5) условная группа, включающая «уникальные» сосуды, встреченные в единичных экземплярах.

Разнообразие и богатство орнаментации увеличивается от первой группы к третьей. Так, на сосудах первой группы орнамент занимает небольшую зону вдоль бортика сосуда (только в этой группе иногда встречаются сосуды без орнамента). Острореберные сосуды украшены значительно богаче — орнамент покрывает шейку, плечики, тулово, а иногда переходит на придонную часть сосудов. Наиболее пышный и разнообразный орнамент характерен для сосудов третьей группы, он покрывает все тулово и часто днище сосудов.

Для всех категорий поздняковской глиняной посуды характерно наличие орнаментированного бортика, на котором почти всегда присутствуют косые насечки, нанесенные нарезкой или зубчатым штампом. Иногда встречается орнамент на внутренней стороне горла сосуда.

Среди элементов орнамента наиболее распространены различные зубчатые штампы, сочетания которых составляют весьма сложные композиции. Кроме того, типичным для поздняковской посуды является орнамент из «жемчужин», выдавленных изнутри. В целом для поздняковской посуды характерно зональное расположение композиций орнамента из прямых или ломаных линий, зигзагов, бахромы, меандра, свастики, флажков, «сетки», а также ромбов и треугольников из ямок и т. п.

Наличие в керамических комплексах сложных узоров в виде простых и усложненных полос из меандра, свастики, полос городков и схематических человеческих фигур почти всегда дает основание датировать такие комплексы временем раннего и развитого этапов поздняковской культуры, т. е. XV—XIII вв. до н. э.

Точно так наличие в комплексах большого количества острореберных сосудов в сочетании с сосудами профилированных округлых форм (тип 3) свидетельствует о принадлежности керамического комплекса к ранней и развитой стадии поздняковской культуры. Наиболее ранней формой возможно считать сосуды 3 типа, хорошо профилированные.

Среди поздняковской керамики особо следует отметить сосуды с пиктограммой, изображениями зайца, луны, звезд, а также сосуды с носиком, ручками, квадратным устьем, в виде чаши и т. д. и обломок глиняной статуэтки, сохранившаяся часть которой изображает ногу в кожаном сапожке, стянутом шнуровкой (рис. 70).

Наблюдения за особенностями глиняной посуды и ее орнаментики позволили прийти к некоторым выводам. В частности, установлено, что керамика поселений и могильников различается очень незначительно (более мелкие по размеру формы и несколько богаче украшенные чаще встречаются в могильниках, чем на поселениях); по мере развития культуры происходит постепенное общее упрощение и обеднение орнамента, уменьшается роль веревочных и зубчатых штампов, которые заменяются разнообразными ямочными узорами; возрастает небрежность исполнения орнамента; для раннего и развитого этапов культуры наиболее характерны сосуды второй и третьей группы с орнаментом из меандра, свастики, городков и т. п.

Рис. 67. Кремневые и каменные орудия из памятников поздняковской культуры 1—16, 18, 19 — наконечники стрел и дротиков; 20, 23 — скребки; 21—24 — ножи и серпы; 26, 27 — долота; 28 — навер- шие булавы. 1—3, 12, 13, 19, 26, 28 — Коренец; 4, 6—8, 11, 16, 18, 20, 25 — Борисоглебовский; 5 — Черная Гора; 9 — Логинов Хутор; 10, 17, 23 — Ибердус III; 14, 15, 19—Малое Окулово; 22, 27 — Акозино; 21, 24 — Фефелов Бор

Рис. 67. Кремневые и каменные орудия из памятников поздняковской культуры
1—16, 18, 19 — наконечники стрел и дротиков; 20, 23 — скребки; 21—24 — ножи и серпы; 26, 27 — долота; 28 — навер- шие булавы. 1—3, 12, 13, 19, 26, 28 — Коренец; 4, 6—8, 11, 16, 18, 20, 25 — Борисоглебовский; 5 — Черная Гора; 9 — Логинов Хутор; 10, 17, 23 — Ибердус III; 14, 15, 19—Малое Окулово; 22, 27 — Акозино; 21, 24 — Фефелов Бор

Изделия из камня (рис. 67) представлены зернотерками, пестами разных размеров и форм, а также булавой со слегка каннелированной поверхностью (Коренецкий могильник).

Среди кремневых орудий (рис. 67) наибольшее распространение имели скребки для обработки шкур, дерева и кости. Особенно характерны массивные скребки со сплошь ретушированной высокой спинкой так называемого «поздняковского» типа. Обнаружены также ножи (серпы), обработанные заостряющей ретушью. Все кремневые орудия труда изготовлены на отщепах. Кроме того, выделяется группа изделий из кремня, которые могут быть отнесены к разряду охотничьего или военного оружия. Это прежде всего наконечники стрел трех типов: 1) треугольные черешковые сейминского типа; 2) треугольные вытянутые с неглубокой выемкой у основания; 3) треугольные с ровным или слабо вогнутым основанием — и наконечники копий и дротиков двух типов: 1) треугольно-черешковые; 2) треугольные вытянутые с выемкой у основания. Они изготовлены на отщепах или тонких ножевидных пластинах. Известны и крупные рубящие орудия из кремня — хорошо ретушированные плечиковые топоры, приспособленные для укрепления во втулке. В целом каменные и кремневые орудия, вероятно, еще сохраняют значительную роль в хозяйстве поздняковцев.

Своеобразной особенностью материальной культуры являются крупные орнаментированные грузила цилиндрической формы, усеченно-конические и биконические грузила с узким сквозным отверстием, глиняные прясла, в частности из обломков орнаментированных сосудов (рис. 70).

Носителям поздняковской культуры были уже достаточно хорошо известны изделия из металла и металлообработка как технологическая операция. Поскольку на территории поздняковской культуры отсутствуют месторождения меди, металлообработка практиковалась на привозном сырье и путем переливки пришедших в негодность медно-бронзовых изделий. Это подтверждается находками половинки сломанной формы для отливки наконечников копий (Подборновское поселение, рис. 65, 22), льячек (поселения Малый Бор и Логинов Хутор), а также медных шлаков (Поздняковское поселение).

Спектральный анализ изделий из металла показал, что по особенностям состава основное число их относится к волго-уральской химической группе, меньшее число — к волго-камской группе и, наконец, единичные изделия — к еленовско-ушкатинской и алтын-тюбинской группам. Таким образом, практически весь поздняковский металл имеет восточное происхождение (Черных, 1970).

Изделия из металла представлены тремя категориями предметов: орудиями труда, оружием и украшениями.

Рис. 65. Бронзовые орудия и оружие из памятников поздняковской культуры 1—10, 20 — ножи; 11—13 — кинжалы; 14—16 — кельты; 17 — «бритва»; 18, 19 — шилья; 21, 23 — копья; 22 — литейная форма; 24 — серп. 1 — Дикариха; 2 — Саушкино; 3—7 — Малое Окулово; 8 — Логипов Хутор; 9, 10, 12, 13 — Борисогле- бовский; 11 — Садовый Бор; 14, 15, 21 — Волосово; 16 — Ибер- дус III; 17,18 — Фефелов Бор; 19, 20 — Акозиио; 23 — Засечьс; 24 — Ваютино

Рис. 65. Бронзовые орудия и оружие из памятников поздняковской культуры
1—10, 20 — ножи; 11—13 — кинжалы; 14—16 — кельты; 17 — «бритва»; 18, 19 — шилья; 21, 23 — копья; 22 — литейная форма; 24 — серп. 1 — Дикариха; 2 — Саушкино; 3—7 — Малое Окулово; 8 — Логипов Хутор; 9, 10, 12, 13 — Борисогле-
бовский; 11 — Садовый Бор; 14, 15, 21 — Волосово; 16 — Ибер- дус III; 17,18 — Фефелов Бор; 19, 20 — Акозиио; 23 — Засечьс; 24 — Ваютино

К орудиям труда (рис. 65) могут быть отнесены обломки кельтов (Ибердусское III и Алекановское поселения), обоюдоострые четырехгранные острия-шилья (Акозинское поселение), бронзовые обоюдоострые ножи (поселение Саушкино) и литые с последующей проковкой бронзовые крюкастые серпы. Эти серпы происходят из «клада» у д. Ваютино Мелен- ковского района Владимирской обл. и датируются XV-XIV вв. до н. э. (рис. 65, 24).

К оружию (рис. 65) относятся бронзовые наконечники копий, которые в памятниках поздняковской культуры известны трех типов: 1) плоские пламеобразной формы, с большим черешком, 2) плоские листообразной формы без черешка, 3) крупные втульчатые наконечники сейминского типа. Кроме наконечников копий, известны бронзовые кинжалы с намечающимся перекрестьем, лезвие которых отковано, а конец заострен; этот тип ножей характерен для срубной культуры. Особый интерес представляет единичная находка кинжала, (рис. 65, 12), рукоять которого оканчивается навершием, украшенным своеобразными «шишечками» (Борисоглебовский могильник, курган 8; рис. 2; 8). В настоящее время таких кинжалов обнаружено несколько экземпляров (Попова, 1985). Они известны в памятниках эпохи поздней бронзы Приуралья и Казахстана и в срубно-абашев- ских памятниках лесостепного Поволжья. Аналогии этому кинжалу имеются также в памятниках сейминского типа у с. Решное Горьковской обл. (Бадер, 19766).

Рис. 66. Украшения из бронзы и золота 1-4, 7-10 - височные кольца; 5, 6, 11, 12, 15, 19 - бляхи; 6, 13 — бусы; 14, 16—18, 20—22, 24, 26—28 — браслеты; 23 — булавка; 1, 11—16, 20, 21 — Борисоглебовское; 2 — Хабарное; 3, 5 - Дикариха; 4 - Новое Байбатырево; 8 9 — Волосово; 23 — Алеканово; 26—28 Засечье; 19 — Саушкино; 7, 24, 25 — Фефелов Бор; 17, 18, 22 — Битюко-

Рис. 66. Украшения из бронзы и золота
1-4, 7-10 — височные кольца; 5, 6, 11, 12, 15, 19 — бляхи; 6, 13 — бусы; 14, 16—18, 20—22, 24, 26—28 — браслеты; 23 — бу лавка; 1, 11—16, 20, 21 — Борисоглебовское; 2 — Хабарное; 3, 5 — Дикариха; 4 — Новое Байбатырево; 8 9 — Волосово; 23 — Алеканово; 26—28 Засечье; 19 — Саушкино; 7, 24, 25 — Фефелов Бор; 17, 18, 22 — Битюко-

Украшения из бронзы (рис. 66) представлены височными кольцами, разнообразными бляхами, браслетами, бусами и бронзовой булавкой. Наиболее часто встречаются бронзовые височные кольца в полтора оборота двух типов: 1) кольца, свернутые из ровной неширокой пластины; 2) кольца, свернутые из вогнутой пластины с несколько расширенными концами. Уникальное височное кольцо происходит из Борисоглебовского могильника. Оно выполнено из золотой пластины, наложенной на бронзовую основу; по дужке кольцо украшено рядом насечек и восемью «шишечками» по обоим заходящим ‘концам. Весь орнамент выдавлен на золотой пластине с внутренней стороны, до ее накладки на бронзовую основу. Аналогия этому кольцу имеется в могильнике срубной культуры у с. Ново-Байбатырево в степной части Чувашии (Ефименко, Третьяков, 1961) и могильнике Хабарное (Федорова-Давыдова, 1964). Аналогичный технологический прием — оковка золотом бронзовой основы — известен у ряда племен андроновской этнокультурной общности.

В памятниках поздняковской культуры встречены крупные и мелкие бронзовые бляхи, имеющие круглую или овальную форму. Они имеют два парных отверстия, расположенных по краям, и украшены точечным узором, выполненным пуансоном, и выпуклинами, идущими по поверхности блях.

Бронзовые браслеты представлены четырьмя типами: 1) широкие браслеты с заходящими концами, украшенные точечным пуансонным орнаментом, 2) широкие браслеты без орнамента с несомкнутыми концами, сделанные из слегка вогнутой полоски металла, 3) тонкие браслеты с заходящими концами, 4) браслеты, украшенные на концах спиралями. Первые два относятся к типично поздняковским, третий тип имеет аналогии в срубно-андроновских памятниках, а четвертый — только в андроновских.

Встречены остатки бронзовых бус бочонкообразной формы, а также мелкий бисер из сурьмы. В единственном пока экземпляре обнаружена бронзовая булавка с шайбообразной головкой (Алекановская стоянка), имеющая западные аналогии, датируемые XV—XIV вв. до н. э. (Брюсов, 1952).

Таким образом, можно заключить, что хотя поздняковцы и не имели собственной цветной металлургии, но металлообработка цветных металлов получила у них определенное развитие, что нашло отражение в приемах обработки меди, бронзы, золота, а также в значительном разнообразии ассортимента изделий.

Обобщение всех имеющихся материалов по поздняковской культуре позволяет наметить ее периодизацию и выделить отдельные этапы развития. Эту задачу затрудняет отсутствие радиоуглеродных датировок культурных остатков. Поэтому в основу периодизации может быть положен только метод сравнительно-исторического анализа (рис. 71), сопоставление с другими памятниками и культурами.

Так, комплекс изделий из металла: оружие (кинжал и втульчатые копья по аналогии с турбинско-сейминскими памятниками XVI—XV вв. до н. э.) и украшения позволяют по аналогии с андроновскими памятниками датировать время возникновения поздняковской культуры алакульской стадией, т. е. серединой II тыс. до н. э. (Попова, 1977). Это мнение является наиболее распространенным (Брюсов, 1952; Бадер, 1957, 197Q; Попова, 1970, 1973), но не единственным — ряд исследователей склоняются к более поздней датировке начала культуры: XIII в. до н. э. (Халиков, 1960) и конец II тыс. до н. э. (Третьяков, 1966).

Наиболее поздние памятники культуры датируются на основании находки бронзового кельта с боковым ушком (Младший Волосовский могильник) концом II — началом I тыс. до н. э. (Брюсов, 1952; Бадер, 1957, 1970; Попова, 1970, 1973). А. X. Халиков, ориентируясь на более позднее сложение культуры, относит конец ее к первой четверти I тыс. до н. э. (Халиков, 1960). Вероятно, финальная дата поздняковской культуры связана с широким распространением племен с сетчатой керамикой.

Таким образом, в целом поздняковская культура относится к эпохе развитой и поздней бронзы.

Значительно более сложен вопрос об этапах внутреннего развития культуры. Наиболее распространенным является мнение о трехчленной ее периодизации: подборновский, малоборский и ефановский этапы (соответственно ранний, развитой и поздний этапы). А. X. Халиков предложил выделять в качестве древнейшего четвертый — алекановский — этап развития (Халиков, I960). Однако, этот вопрос дискуссионен.

К первому этапу (XV—XIV вв. до н. э.) относятся могильники Мало-Окуловский, Битюковский и поселения Алекановское, Поздняковское, Велетьминское, Логиновское, Ибердусское III и Акозинское. В их материалах наблюдается еще высокая степень близости к срубной культуре и незначительная примесь «сетчатой» керамики (от 1 до 3%) (Попова, 1985). Датирующие типы изделий: бронзовая булавка и кельт с Алекановского и Ибердусского поселений, втульчатые копья сейминского типа.

Ко второму этапу (XIV—XIII вв. до н. э.) относятся могильники Борисоглебовский, Засеченский и центральная часть могильника Фефелов Бор, Коре- нец II, Дикариха, поселения Подборновское и Борисоглебовский могильник. Наблюдаются отклонения от строгой ориентации погребений, некоторое увеличение «сетчатой» керамики, главным образом в северных районах. К этому этапу относится наиболее далекое распространение поздняковской культуры на север, в глубь лесной зоны, а также складываются устойчивые связи с племенами андроновской культуры и срубно-абашевской общности лесостепного Поволжья. Датирующими предметами являются: литейная форма втульчатого копья с уступом (Подборновское поселение), кинжал с навершием, браслеты и бляхи (Борисоглебовский могильник) и т. п.

К третьему этапу (конец II — рубеж II—I тыс. до н. э.) могут быть отнесены грунтовые могильники типа Черногорского, Младшего Волосовского и периферийной части могильника Фефелов Бор. Для этого этапа типичны разнообразие ориентировки положения погребенных и отсутствие красной краски в могилах. Из поселений к этому времени относятся Ефа- новская, Харинская стоянки, Тырнова слобода и ряд других. Преобладают сосуды баночных форм и крупные сосуды удлиненных пропорций; орнамент на посуде становится небрежным, а неорнаментирован- ные участки поверхности сосудов обработаны весьма грубо.

Для определения связей поздняковской культуры с культурами более ранними и синхронными ей наиболее показательны изделия из металла. На древнюю связь (на раннем этапе) с племенами срубной культуры указывают ножи и кинжалы с намечающимся перекрестьем, крюкастые серпы и неширокие желобчатые браслеты, а также втульчатые копья. Это же подтверждается сходством в двух керамических формах: баночной и острореберной и ряде орнаментальных мотивов, а также появлением курганных могильников в Окском бассейне.

Синхронные связи нашли отражение в поздняков- ском металле. Выше отмечалась его связь с территориями Южного Приуралья и лесостепного Поволжья. Бронзовые украшения (бляхи и браслеты) находят аналогии по форме и технике изготовления в материалах памятников андроновской этнокультурной общности. Это дает возможность датировать поздня- ковские памятники с этими украшениями XV—XIII вв. до н. э. (Федорова-Давыдова, 1962). Золотые височные кольца на бронзовой основе и кинжал из Бо- рисоглебовского могильника находят аналогии в срубных, сейминско-турбинских и срубно-абашевских древностях лесостепного Поволжья (Ефименко, Третьяков П. Н., 1961; Тихонов, 1960; Стоколос, 1972; Бадер, 1970, 1977; Кузьмина, 1984; Халиков, 1961).

Кроме того, надо указать на некоторые связи поздняковских и абашевских могильников по особенностям погребального обряда: наличие остатков ритуальных кострищ, а иногда и оградок у погребальных ям (Мерперт, 1966). О значительной устойчивости поздняковско-абашевских связей свидетельствуют также находки абашевских захоронений в бассейне Оки, указывающие на прямое проникновение абашевцев на территорию Окского бассейна (Ефименко, Третьяков П. Н., 1961; Алихова, 1956). Важно отметить, что в восточных районах распространения поздняковской культуры встречена керамика, сделанная из глины с примесью толченой раковины (Акозинское поселение), что более характерно именно для абашевских памятников.

Таким образом, основным направлением культурных связей племен поздняковской культуры были восточное и юго-восточное.

Подводя итоги рассмотрению поздняковских древностей и связанных с ними проблем, остановимся очень кратко на вопросах происхождения, исторической роли и судеб племен поздняковской культуры. Для их понимания необходимо учитывать, что эта культура сформировалась и существовала в южной зоне лесов, протянувшихся тысячекилометровой полосой вдоль границы с лесостепью, где издревле бытовали племена скотоводов.

Выше нами уже подчеркивалась связь поздняковской и срубной культур. Продвижение населения срубной культуры на север (вниз по течению Цны и, вероятно, Прони, а также вверх по Дону) началось в ранний период ее истории, о чем свидетельствуют памятники бассейна Цны и Оки (Збруева, 1947; Попова, 1960, 1970). В результате продвижения носителей срубной культуры из бассейна Дона на Оку здесь уже в XV, а возможно и в XVI в. до н. э. начала складываться поздняковская культура как результат культурного синтеза пришлого и местного населения эпохи ранней бронзы.

Поздняковская культура сыграла большую положительную роль в истории первобытного населения обширной территории Волго-Окского края. На протяжении второй половины II тыс. и рубежа II—I тыс. до н. э. в ее среде завершился переход к производящим формам хозяйства и, вероятно, даже к формам подсечного земледелия, получившим полное развитие здесь уже в железном веке.

Дальнейшая судьба поздняковской культуры связана с культурой «сетчатой» керамики. В большинстве поздняковских памятников доля этой керамики составляет не более 4—5% и только в Коренецком II могильнике доходит до 11,1%. Последнее, вероятно, связано уже с проникновением в северные районы бассейна Средней Оки носителей сетчатой керамики с территории Верхнего Поволжья. Резкое увеличение сетчатой керамики в памятниках Средней Оки начинается, по-видимому, в конце II и на рубеже II—I тыс. до н. э. (городище Тюков Городок, поселение Фефелов Бор I и др.). Вместе с этим процессом практически здесь прекращают существование племена поздняковской культуры.

Вполне вероятно, что какая-то часть поздняковского населения могла быть ассимилирована пришлыми племенами носителей сетчатой керамики. По-видимому, этот процесс был сложен и не везде проходил одинаково. Смена населения и частичная ассимиляция поздняковских племен носителями сетчатой керамики начались раньше всего в северных районах распространения поздняковской культуры ,(в Верхне-Волжском и Волго-Клязьминском междуречье), а в восточных районах этот процесс проходил несколько позднее.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1884 Родился Павел Сергеевич Рыков — советский археолог, историк, музейный работник и краевед, исследователь Армеевского могильника.
  • 1915 Родился Игорь Кириллович Свешников — украинский археолог, доктор исторических наук, известен археологическими раскопками на месте Берестецкой битвы.
  • 1934 Родился Владимир Александрович Сафронов — российский историк и археолог, доктор исторических наук, специалист в области индоевропейской истории.
  • Дни смерти
  • 1957 Трагически погиб Вир Гордон Чайлд — британско-австралийский историк-марксист, один из ведущих археологов XX века. Член Британской академии с 1940. Автор понятий «неолитическая революция» и «урбанистическая революция».
  • 1969 Умер Юзеф Костшевский — польский археолог и музейный работник, специалист по поморской и лужицкой культурам, доказывал автохтонность славянского населения в Польше по крайней мере с сер. II тыс. до н.э.

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
Археология © 2014