Восточная Сибирь в эпоху Средневековья

Восточносибирский регион (Прибайкалье и бассейн Лены) находился под сильнейшим воздействием политических событий в Центральной Азии, связанных с историей древних тюрков и монголов. В частности, эти процессы выявлены по историческим материалам курыканов, бурят и древних якутов. На территории Восточной Сибири события II тыс. н.э. развивались с существенными отличиями.

Так, курыкане оказались в тайге уже на этапе классообразования, их вторжение в тайгу не изменило по сути дела ситуацию в Прибайкалье и на Лене. Но уже во II тыс. н.э. потомки курыкан играют ведущую роль в процессе становления якутского этноса. Буряты, как часть монгольской общности, с момента активизации монголов испытали мощное воздействие их государственности.

Курыкане

552 или 553 гг. — первое в письменных документах упоминание курыкан: они явились на погребальное торжество в честь родоначальника орхонских ханов Бумын-кагана, чтобы выразить соболезнование своего народа по поводу его смерти. Это событие упомянуто в одной из надгробных надписей в Орхоне (История Сибири, 1968, с. 297).
Курыкане (в китайских документах они названы гулигани) состояли из трех родов, во главе каждого из них был вождь сыгин, а всех курыкан возглавлял главный, или великий, сыгин.

В конце VII в. каган Ильтерес (или Кутлуг) в борьбе по восстановлению каганата на Орхоне имел ряд врагов, в числе которых упоминаются и курыкане: на севере — тогуз-огузы во главе с Баз-каганом, а также — кыргызы, курыкане, огуз-татары, кытайи и татаби. Эти сведения содержатся на стеле в честь Бильге-кагана. Значит, курыкане воспринимались как очень значительный народ.

Курыкане были расселены в пределах Прибайкалья и Забайкалья: низовья Селенги у Кабанска, долина Баргузина, Тункинский край, долина Ангары до Балаганска, верховья Лены до Жиганово. Эта территория, по мнению А.П. Окладникова, соответствует курумчинской культуре, а время можно определить VI — VIII вв. н.э.

Основными хозяйственными занятиями было СКОТОВОДСТВО, в частности коневодство. Гулигане разводили «превосходных лошадей, которые с головы похожи на верблюда, сильны, рослы: в день могут пробегать по нескольку сот ли» (по Окладникову А.П., 1955, с. 311), а также крупный рогатый скот, овец, верблюдов. Пастбищами служили долины рек; иногда прибегали к искусственному орошению пастбищ (остатки сооружений для их полива известны в некоторых местах); иногда на зиму оставляли пастбища с травой, чтобы там пасти скот зимой.
Охота также широко использовалась в курыканском обществе. Добывали лосей, косуль, оленей, кабанов. Собирали сарану, которая издавна была пищей таежных жителей.

Хорошо было известно земледелие. На поселениях обнаруживаются многочисленные орудия земледельцев: чугунные сошники, серпы, жернова из песчаника, железные тёсла. Землю обрабатывали небольшими деревянными плугами, запрягая 2 — 4 лошадей. Рядом с поселениями хорошо известны остатки древних пашен в виде длинных параллельных грядок. Выращивали обыкновенное просо, крупнозернистую пшеницу, рожь, ячмень, коноплю. Но главной культурой было просо. Зерна его находятся в глиняных обмазках стен, в сосудах (берестяных, глиняных, металлических) и в других местах.

Интересна мысль А.П. Окладникова о связи курыканского земледелия с согдийцами Средней Азии. На Унгинском поселении на Ангаре обнаружена печать с изображением мифического животного с бычьим телом и головой человека; по мнению ученого это образ популярного в Средней Азии божества Гопат-шаха, пастуха-царя. Отсюда делается вывод о том, что Унгинское поселение основано согдийцами, поселившимися здесь колонией. В этом * ряду интересны и такие факты, как распространение у бурятов «сартских родов», сартолов, или сартулов. Это название земледельцев Средней Азии. С этим, видимо, надо связывать образ богатыря Сартактая в эпических сказаниях у скотоводов Сибири и Центральной Азии. Богатырь со свои,/! KCTMCiiCivi совершает иодтлг !: ворочает горы, ироруоасг i игаш^сис каь&*ь’ л ;.л. Известно также и то, что согдийцы обслуживали Великий шелковый путь, чго многие оигдиктд_д вынуждены были покинуть родину во время арабских завоеваний и бежать в степи, в том числе в Центральную Азию. В свете этих фактов вполне оправданной кажется мысль А.П. Окладникова о согдийском происхождении курыканского земледелия. Правда, в связи с этим встает вопрос: почему могло возникнуть на Ангаре и Верхней Лене земледелие под воздействием кыргызов, а не согдийцев? Думается, этот вопрос требует обстоятельного исследования.

В культуре курыкан (курумчинцев) важную роль играло железоделательное производство. Обнаружены горны, плавильни, трубки-сопла, а также шлаки, крицы, тигли, льячки, каменные молоты. Все эти археологические находки в изобилии на поселениях курыкан.

Многочисленны долговременные поселения с мощным культурным слоем, с наземными жилищами и полуземлянками. Широко расселены также и укрепленные поселки — городища. Известны городища-убежища. Одно из них находилось на горе Манхай (на левом берегу р. Куды против улуса Бозой).

Известны многочисленные курумчинские (курыканские) наскальные рисунки: на скалах у с. Штукино, на Унге на горе Нукут, на горах Хашхат, Манхай, на о. Ольхон, на скалах Орсо. Основные сюжеты этих рисунков — связаны со скотоводством, и в первую очередь табунным коневодством. Лошади курыкан поджарые, с длинными, сухими ногами, длинной, тонкой шеей и с легкой, удлиненной головой. Но есть изображения другой породы мелкорослых лошадей: коротконогих, с крупной головой и короткой шеей. Они напоминают современную забайкальскую породу лошадей, хорошо приспособленную к суровым условиям региона.

Курыканам (курумчинцам) была известна руническая письменность, являющаяся вариантом орхоно-енисейской древнетюркской.

Буряты

С падением уйгурского каганата в Прибайкалье тюркоязычные курыкане исчезают, но появляются монголоязычные группы. К востоку от Байкала обитавшие здесь байегу (байырку) сменяются монголоязычными баргутами. Монголоязычные группы достигают верховий Лены.

Северо-западнее чжурчженей проживали монгольские племена, с историей которых связаны судьбы забайкальского населения. Здесь — колыбель монгольской империи. На Ононе, в местности Демон-Болдок, в северном регионе будущей империи, родился Темучин, Чингисхан. С этими событиями связаны и городские, и дворцовые комплексы Кондуйского и Хирхиринского городков.

Кондуйский городок на берегу р. Барун-Кондуй (Читинская обл.) был построен в середине — второй половине XIII в. Городок сгорел. Дворец был возведен на платформе, сооруженной из битого камня и глины, высота ее — 2 м, с двумя террасами, облицованными камнем и серым кирпичом. Основное здание дворца имело размеры 100×60 м, несколько залов, перекрытия которых поддерживали несколько рядов деревянных колонн на каменных блоках (базах). Колонны покрыты были ярко-красным лаком. Вокруг дворца — балюстрада с каменными и деревянными деталями.

Крыша парусного типа была покрыта поливной черепицей зеленого и желтого цветов. Края крыши украшены на черепицах рельефными изображениями драконов на дисках, что придавало ей особенно нарядный вид. Стены дворца (и снаружи, и внутри) украшены росписью и лепниной с изображениями драконов, грифонов, львов и орлов. ’’…Дворец с его переливающейся золотисто-желтым и яркозеленым цветами крышей, алыми колоннами и балюстрадой, фантастическими изваяниями драконов на фоне безоблачного забайкальского неба должен был представлять собой яркое и впечатляющее зрелище” (История Сибири, 1968).

Хирхиринское городище — остатки большого города. В нем жилища тянулись на протяжении 1,5 км. В центре города — цитадель за стеной, толщиною около 3 м, и рвом; в пределах цитадели — несколько строений, в ^которых размещались резиденция правителя и жилища воинов и чиновников. На остальной площади города размещались жилища ремесленников, крупных феодалов, купцов и мелкого городского люда. Жилища и усадьбы этих горожан заметно отличались друг от друга.

Вероятно, здесь, на Хирхиринском городище стояла известная стела с надписью: «Когда Чингисхан после нашествия на народ сартагул (хивинцев) возвратился и люди всех монгольских поколений собрались в Буга-Чучигае, то Исунке получил в удел триста тридцать пять воинов хонгодорских» (там же).

Южное Забайкалье входило в состав монгольской империи. Но этот район, как и другие забайкальские регионы, не интересовали монгольские власти; но именно здесь, на севере империи и за ее пределами, в том числе в Прибайкалье, обитали многие этносы, среди которых особое место занимали предки будущих бурят.

Есть много свидетельств пребывания монгольских групп на Лене и Селенге: могильники у с. Зарубино, у с. Манзурки, Сэгэнутский могильник на нижней Селенге, а также рисунки на Шишкинских скалах, где живо переданы сцены перекочевок скотоводов: впереди на лошадях воины, которые гонят стада, а сзади повозки-кибитки.
Накануне создания своей империи монголы у Байкала составляли две группы: лесные (звероводческие) и степные (скотоводческие). У лесных существовали имена, которые очень перекликались с именами современных бурят. Известны их этнонимы: хори-туматы, икиресы, бархуны (баргуны) и буряты (булия), булагучины, кэремучины. Но существенных различий между северными (лесными) и южными (степными) группами не было.

Северные группы монголов оказались в числе первых жертв завоеваний Чингисхана в начале XIII в. В записях о походе монголов на север в 1207 г. в «Сокровенном сказании» (летописи монголов) впервые упомянуты буряты (наряду с ойротами, бархунами, урсутами, хабханасами, ханхасами и тубасами. Известно также, что буряты, как и многие другие этносы Прибайкалья, Забайкалья, вели постоянную борьбу за независимость от монголов. Можно полагать, что эти этносы только формально считались в составе монгольской империи, а фактически они были самостоятельными.

Якуты

Неясно время IX — XI вв. в истории формирования якутов. Вероятнее всего в Прибайкалье и на Верхней Лене обитали потомки курыканов, а также проникшие сюда после падения уйгурского каганата монголоязычные группы. Нельзя исключить присутствие здесь и тунгусо- манчжуров, которые обитали и далее вниз по Лене.

Известны две последовательно существовавшие культуры, связанные с происхождением якутов: а) культура «малых домов» и б) культура кулун-атахская.

Культура «малых домов» (XII — XIII вв.).Выявляется заметный хронологический разрыв с эпохой раннего железного века, завершающегося в V/VI вв. н.э.

Распространяются жилшца-дома квадратной или округлой формы размерами 4×4 м и 5×5 м. В центре — очаг из каменных плит. В поселке обычно 3 — 4 дома. Поселки оседлые. Хозяйство представлено охотой и рыболовством. По ряду археологических материалов культура «малых домов» обнаруживает, с одной стороны, генетическую близость курыканам Прибайкалья, а, с другой — якутской культуре XVIII — XIX вв.

Кулун-атахская культура (XIII — XVI вв.). Иногда выделяют два этапа в истории культуры: 1) кулун-атахский (XIII — XV вв.) и 2) сырдыкский (XV — XVI вв.). Население обитало небольшими поселками из 3 — 6 домов, прямоугольных и округлых, площадью 25 — 45 кв.м. На втором этапе культуры жилища увеличиваются: они приобретают облик балаганов с пристройкой-загоном для скота. Население разводит крупный рогатый скот и лошадей.

Кулун-атахская культура трансформируется в культуру кыргысэтехов XVI — XVII вв., на базе которой сложилась культура якутов XVII — XVIII вв.

Якуты до времени вхождения в состав России сохранили в исторической памяти события, связанные с их миграцией с юга, в частности из Прибайкалья. По легендам, последние переселенцы с юга появились на Средней Лене в конце XVI в. во главе с Баджеем, дедом известного в преданиях тойона Тыгына. ^
Якуты утратили в связи с миграцией на север разведение мелкого рогатого скота (овец), верблюдов; свою письменность, земледельческие навыки. Но письменность, руническая, орхоно-енисейского типа, вероятно, якутами долго использовалась в современной Якутии. Ее памятники обнаружены на Шишкинских скалах, у Верхоленска против д. Давыдово; против д. Писаной на Лене; ниже с. Синска в 200 км ниже г. Якутска, у д. Петровской.

Якуты на новом месте обитания разводили крупный рогатый скот и лошадей. В т.’словиях якутской зимы крупный рогатый скот можно было содержать только при заготовке кормов на зиму, что якуты и делали. Такая практика заготовки кормов приводила к необходимости полуоседлого образа жизни. Лошади якутов, даже в таких условиях зимы, жили на подножном корме.

У них было хорошо развито железоделательное производство. Кузнечное дело выделилось в самостоятельное, а кузнецы почитались даже выше шаманов.

Якуты расселялись таким образом, что юрты отдельных семей были далеко одна от другой. Юрты-балаганы, очень похожие на древние жилища кыргыс-ётеки, сооружались из бревенчатого каркаса в виде пирамиды. Утепляли коровьим навозом, дерном, засыпали сверху землей. Внутри размещался очаг (или камелек). В юрте располагался скот на зиму; жилая часть юрты отгораживалась жердями.

Это — единственный народ Восточной Сибири, который изготавливал в это время собственную глиняную посуду.
Общественное устройство якутов накануне прихода русских можно определить как родоплеменную организацию на стадии разложения. Известно было, что род состоял из родовой верхушки, свободных общинников и рабов. Во главе рода — тойон, он занимал особенное положение и в среде родовой верхушки. Нередко тойон мог быть и военным вождем. Ему принадлежало несколько сот голов скота; он содержал челядь (чахардар), среди которой были рабы и слуги.

Рабство у якутов возникло, видимо, еще давно, до их переселения на север. Источниками рабства были захват пленных во время межродовых войн, выдача родственника в качестве выкупа за кровь (когда кровная месть заменялась передачей родственника в рабство), долговая зависимость обедневшего родственника.
Роды были экзогамными, патриархальными; брак был парным, патриархальным; существовал калым; хозяйственной ячейкой была малая семья.

Судя по историческим преданиям, и у якутов некогда существовали органы управления помимо родовых, в лице тойона.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 02.04.2016 — 14:32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика