Предисловие

Энеолит и бронзовый век — особые хозяйственно-технические периоды в истории человечества, часто объединяемые в эпоху раннего металла (далее ЭРМ). Ее начало знаменует финал каменного века, на протяжении которого люди пользовались для изготовления орудий только камнем, костью и деревом. Время, когда они освоили медь, а затем и бронзу, связано с наступлением эпохи металлов.

Вопрос о критериях выделения энеолита и бронзового века до сих пор дискуссионен. Некоторые ученые считают, что первые, даже единичные металлические предметы могут считаться показателем наступления эпохи палеометаллов. Другие полагают, что только с момента массового производства медных орудий и украшений, с момента появления их устойчивых серий, можно начинать отсчет ее истории. Оправданной кажется последняя точка зрения: помимо чисто классификационного, археологического критерия выделения эпох по материалу главенствующих орудий она несет в себе важное историческое содержание. Этот вопрос мы специально рассмотрим в дальнейшем. Но уже сейчас важно подчеркнуть, что за сменой материала для изготовления орудий следуют значительные изменения в хозяйстве, социальной организации, мировоззрении древних обществ.

До сих пор вызывает дискуссию и использование самого термина «энеолит». Название «энеолит» — смешанное латино-греческое слово, в русском переводе означающее «меднокаменный» (лат. «аэнеус» — медный, греч. «литос» — камень). Этот термин удачно подчеркивает, что на заре использования металла появляются медные орудия, но еще долго сохраняются каменные. Из камня даже в последующем, бронзовом веке продолжают делать ножи, стрелы, скребки, вкладыши серпов и даже топоры. Но общая тенденция развития производства сводится к их постепенному исчезновению и замене изделиями из металла. Термин «энеолит» поэтому наиболее оправдан и распространен в научной литературе. Между тем наряду с ним часто фигурируют для определения того же периода в археологии термины «халколит» и «медный век». Первый является прямым синонимом энеолита, хотя и отличается от него своей одноязычностью (греч. «халкус» -медный, «литос» — камень). Что касается термина «медный век», то он менее удачен, чем «энеолит», так как не учитывает основную характеристику периода: существование двух индустрий — каменной и медной.

В настоящее время существует множество общих руководств и монографических исследований по энеолиту и бронзовому веку отдельных культур и регионов. Они приносили и будут приносить специалистам-археологам немалую пользу. Но наше издание имеет специфическую окраску, т. к. оно предназначено для студентов-историков первого года обучения и потому является только введением в археологию ранних металлоносных культур. Мы хотим подвести в краткой и наиболее доступной форме итоги тем сведениям, которыми должен располагать каждый начинающий изучать историю студент вне зависимости от того, станет он в дальнейшем археологом или будет заниматься далекими от археологии историческими дисциплинами. Итак, настоящая книга — всего лишь учебное пособие и, как всякий учебник, она схематична. Мы не стремимся поэтому охватить в ней весь научный материал, который получен в археологии. Технически это невыполнимо да и вряд ли целесообразно, поскольку учебник служит лишь общим ориентиром, набором начальных знаний, которые можно расширять, самостоятельно работая над приводимой в нем литературой.

Любознательный студент несомненно спросит, в какой мере новое учебное пособие дополняет учебник Д. А. Авдусина «Основы археологии» [Авдусин Д. А., 1989] в его разделе бронзового века (раздел II)? Ответить на этот вопрос просто, поскольку археология — это динамически развивающаяся дисциплина. За пятнадцатилетний период, прошедший со времени последнего издания книги Д. А. Авдусина, были произведены новые раскопки и новые исследования, давшие важные результаты и открывшие многие новые замечательные находки в памятниках энеолита и бронзового века. Кроме того, прогресс археологической науки — это также введение в научный оборот новых методов исследования находок, как и усовершенствованных методов их датировки. Они позволяют получить новые впечатляющие результаты по сравнению с доступными прежде. Таким образом, на протяжении последних пятнадцати лет наше понимание природы исторических процессов, протекавших на фоне эпохи палеометалла, продолжало меняться; в рамках существовавших прежде концепций возникали новые вопросы, и прежде всего вопросы историко-металлургического характера, раскрытие которых принципиально меняло прежние представления. Иными словами, за прошедшие пятнадцать лет и теория, и практика археологии эпохи палеометалла достигли большей зрелости, расширили горизонты наших знаний о прошлом человечества. Подготавливая эту книгу, мы пытались равномерно уделить внимание достижениям во всех этих областях.

Полагая, что раздел бронзового века в учебнике Д. А. Авдусина требует существенных дополнений и изменений, мы не отвергаем его вовсе: в части, предваряющей конкретные факты археологии палеометаллов, он очень полезен. Особенно важен он в части вводной, в которой дается представление о предмете археологии, ее источниках и задачах. Пристальное внимание при работе с ним следует обратить на сумму важнейших археологических понятий, которыми мы будем пользоваться в расчете на то, что студенты уже с ними знакомы (культурный слой, археологическая культура, культурно-историческая общность, локальный вариант культуры или общности и т. д. ). Будут рассмотрены специально лишь вновь вводимые методы исследования материала и новые понятия в его интерпретации, отсутствующие в тексте Д. А. Авдусина.

Среди новых понятий, используемых в дальнейшем для группировки конкретного материала, находятся «металлургические провинции» и составляющие их «очаги» металлургии и металлообработки. Введенные в научный оборот Е. Н. Черных [Черных Е. Н., 1978б; Chernykh E. N., 1992], металлургические провинции получили широкое признание в отечественной и зарубежной археологии. Металлургическая провинция — это крупная производственная система, объединенная сходными традициями развития металлургии, своего рода «федерация» родственных производственных центров, именуемых очагами, территория которых часто совпадает с ареалом конкретных археологических культур. В культурологическом смысле очаги представляют собой зону тесного общения мастеров-металлургов, район единого коллективного технологического опыта, который порождает изготовление сходных по типу металлических изделий, использование общих технологий металлопроизводства, а также разработку одних и тех же источников металла. Выделение множества очагов на территории Евразии позволило установить, что среди них находятся очаги весьма близкие между собой по ряду основных признаков. Е. Н. Черных удалось подметить географические границы между такими родственными производственными образованиями или же их объединениями, эти границы и породили контуры металлургических провинций. Для нас чрезвычайно важно, что металлургические провинции, иногда гигантские по территориальному охвату, характеризовались не только общностью металлургических знаний. Общность эта касалась и многих других явлений, обусловленных не только развитием металлопроизводства, но и развитием сходных социально-культурных и хозяйственных форм. Это и технические достижения населения во всех сферах деятельности, это и культурные и торговые его контакты, а порою и особенности его этноязыковой истории. Итак, группировка материала ЭРМ в рамках металлургических провинций позволяет объединить археологические культуры и сопряженные с ними очаги металлургии в крупные синхронные блоки, отличающиеся общими закономерностями исторического развития. Для правильной оценки исторического процесса в рамках ЭРМ чрезвычайно важны еще два обстоятельства: 1) каждая из рассматриваемых далее провинций охватывает, как правило, не только археологические культуры России, но и культуры сопредельных стран, где памятники энеолита и бронзового века часто выступают в наиболее яркой и исторически важной форме; 2) смена одной металлургической провинции другой почти всегда обозначает смену генерального хронологического периода ЭРМ.

Предлагая в качестве центрального понятия дальнейшего изложения «металлургическую провинцию», мы будем уделять самое пристальное внимание рассмотрению конкретных археологических культур, в рамках которых действовали ее очаги металлургии и металлообработки. Так, специальные разделы будут посвящены культурам Балкано-Карпатской металлургической провинции энеолита, Циркумпонтийской провинции раннего и среднего бронзового веков, Евразийской провинции позднего бронзового века.

Процессы, связывавшие в единые производственные системы различные культуры и культурно-исторические общности, имеют специфические особенности в разных регионах и в разные отрезки времени. Чтобы объяснить особенности сложения взаимосвязей в пределах провинции, будут привлечены археологические данные, которые покажут действие различных механизмов — таких как торговля и обмен, продвижение странствующих купцов, военные столкновения, миграции и вторжения целых народов.

Авторы не предполагают уделять особое внимание историографии культур энеолита и бронзового века. Этим проблемам посвящен ряд специальных изданий. Тем не менее мы считаем целесообразным показать, как и трудами каких исследователей оформлялось само понятие «энеолита» и «бронзового века», какие исходные методические принципы предлагались для выяснения их границ. Учитывая неравномерность развития человеческого общества на протяжении ЭРМ, особый раздел будет посвящен принципам хронологической атрибуции культур энеолита и бронзового века. В нем будет подробно аргументирован подход авторов к хронологической оценке радиоуглеродных дат в их традиционном и калиброванном вариантах. Сразу заметим, что при определении абсолютных дат для памятников и культур энеолита и бронзового века (раннего, среднего и позднего) будет использована система традиционных радиоуглеродных определений (без калибровочной поправки). Совершенно необходимым в общей структуре учебного материала представляется также раздел, раскрывающий роль металла в развитии человеческой культуры и общества.

Фундамент наших сегодняшних знаний об истории горно-металлургического дела в ЭРМ складывался благодаря трудам самых различных исследователей, работающих как в российских лабораториях и научных центрах, так и в лабораториях других стран. Методические принципы их подходов к решению историко-металлургических проблем мы также предполагаем раскрыть на страницах этого пособия.
Его создание потребовало консультаций со множеством ученых. Хотим выразить признательность всем, кто откликнулся на нашу просьбу обсудить поднимаемые в нем дискуссионные проблемы. Хотелось бы с благодарностью вспомнить советы В. Г. Збеновича, Н. Я. Мерперта, Г. А. Федорова-Давыдова, Е. Е. Кузьминой, Е. Н. Черных, С. В. Кузьминых, И. Г. Равич, А. Н. Гея, М. В. Андреевой, С. Н. Кореневского, Ю. Я. Рассамакина, П. М. Кожина, Н. Б. Леоновой, А. В. Энговатовой, А. Р. Конторовича, Е. И. Гака и многих других коллег.

В основе пособия лежат лекции, читаемые по разделу «Энеолит и бронзовый век» в системе курса «Основы археологии» на историческом факультете Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. Задача авторов будет решена, если пособие получит столь же благоприятный отклик у студентов, сколь одобрительны и благоприятны их отзывы о лекционных занятиях.

Учебное пособие подготовлено двумя авторами: Н. В. Рындиной, профессором кафедры археологии исторического факультета МГУ, и А. Д. Дегтяревой, старшим научным сотрудником Института проблем освоения Севера СО РАН (г. Тюмень). Н. В. Рындиной написаны предисловие и первые семь глав издания, А. Д. Дегтяревой — восьмая глава.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 08.05.2015 — 11:59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика