Появление и расселение предков человека в Сибири

Вопрос о первом появлении человека в Сибири чрезвычайно сложен и интересен. Но необходимо договориться о терминах. Так, если говорить о появлении человека в Сибири в строгом соответствии с понятием «человек», то есть подразумевая человека современного, homo sapiens, то вопрос о времени его появления в Северной Азии, Сибири, решается достаточно определенно: современный человек в Сибири появился не ранее 30 — 35 тысяч лет назад, в то же время, когда сформировавшийся homo sapiens осваивал все территории и пространства Земли. До 1960-х годов такое положение не вызывало сомнений.

Если же говорить о времени появления в Сибири предков современного человека, то этот вопрос сложнее. Так, в 1960-е годы в сибирской археологии впервые была поставлена проблема нижнего палеолита, а значит, и проблема заселения этого края обезьянолюдьми, питекантропами.

Позднее, в 1970-е годы, А.П. Окладников впервые вышел на проблему существования в Сибири наших предков, возраст которых превышает 1 млн. лет, что позволило предположить обитание в Сибири, по крайней мере в пределах Саяно-Алтайского нагорья, каких-то австралопитековых форм человекообразных обезьян!

Еще позднее, на рубеже 1970 — 1980 гг. находки разрозненных местонахождений очень древних форм каменной индустрии на Верхней Ангаре (Г.И. Медведев) позволили предполагать расселение австралопитековых форм наших предков северо-восточнее Саяно-Алтайского нагорья.

Наконец, с открытием в 1982 г. Ю.А. Мочановым комплекса Диринг-Юряха, возраст которого определялся исследователями в 1,7 млн. лет, затем — более 2 млн. лет и, наконец, — 2,7 млн. лет, проблема обитания в Сибири австралопитековых или синхронных им форм человекообразных обезьян приобрела очертания одной из актуальнейших проблем отечественной и мировой науки.

С учетом этих предварительных замечаний условимся, что проблема первоначального появления человека в Сибири ставится нами как проблема появления в этом регионе древнейших комплексов культуры, в том числе и таких, которые можно связывать с древнейшими предками современного человека.

Древнейшие следы человекообразных предков человека в Сибири

Самым древним памятником появления предков человека следует считать комплекс Диринг-Юрях (далее — Диринг. — В.М.). Стоянка расположена на правом берегу реки Лены в 140 км выше Якутска. Здесь правобережная терраса реки достигает высоты 125 — 130 м над уровнем Лены, а на уровне 100 м начинается обрыв к реке. Лена здесь течет в северо-северо-западном направлении и затем поворачивает на юго-восток-восток, образуя высокий мыс, обильно покрытый таежной растительностью. На платформе кембрийского известняка (на уровне 105 м от уреза реки) залегают последовательно галечник, песок (иногда достигающий мощности 12-15 м), галечник, перекрывающий песок; далее на уровне 120 м от уреза реки и выше — песок и супесь в разных сочетаниях вплоть до поверхности (на уровне 135 м от уреза реки). Культурные останки обнаружены на втором горизонте галечника на высоте 115 — 118 м от уреза реки.

К настоящему времени вскрыто много десятков тысяч кв.м площади (работы на памятнике продолжаются, и количественные показатели меняются). В настоящее время собрано около 10 тыс. экземпляров — каменных изделий, которые обнаружены в основном отдельными скоплениями. Так, на раскопке 1982 — 1989 гг. на площади около 20 тыс.кв.м зафиксировано 25 таких скоплений.

Среди найденных каменных изделий: концевые, дисковидные чопперы с «носиком», боковые, двулезвийные, трехлезвийные чопперы, многочисленные отщепы, скребла (боковые, концевые), скребловидные диски. Много валунов со сколами, которые хорошо собираются с основной частью валуна методом аппликации, что особенно важно, так как свидетельствует об обработке валунов на этом же месте, на соответствующем скоплении. Большая часть каменных изделий покрыта карразией, свидетельствующей о древнейшем возрасте обработанной поверхности.

Геологические условия залегания культурных остатков свидетельствуют о том, что в Центральной Якутии при минусовых среднегодовых температурах предок человека уже жил предположительно 3,2 — 1,8 млн. лет назад, что подтверждает и каменный инвентарь, хорошо сопоставимый с известными находками Олдувая в Африке.

Итак, можно с определенной долей уверенности утверждать, что предки человека в Сибири появились в пределах 3-го миллиона лет до нас, судя по находкам в Диринге. Этот памятник, древнейший во всей Евразии, выглядит одиноким, изолированным в условиях Сибири и ближайших регионов. Вместе с тем несомненно, что это древнейший пункт, скорее всего кратковременного (в масштабах измерения времени той эпохи), пребывания наших предков в Сибири. Можно допустить, что в Диринге обитала группа австралопитеков с высоко развитым интеллектом, что проявилось в замечательной, совершенной по тем временам технике обработки каменных изделий. Значит, они владели многими трудовыми навыками и важнейшим из них — изготовлением каменных орудий. Человек Диринга (точнее — австралопитековый предок человека) был одиноким на огромных пространствах Северной Евразии. Ближайшие современники его обитали в Центральной и Восточной Африке, где в последние почти четыре десятилетия изучены находки в Олдувае, Омо; это так называемый homo habilis; возраст его огромен, чуть более 4 млн. лет. Физический тип его — австралопитековая человекообразная обезьяна. Помимо орудий труда здесь собраны и костные останки homo habilis.

Возможно, подобные человекообразные существа обитали и в других районах Афроевразии. Но наука пока не знает таких находок. На сегодня мы можем достоверно утверждать, что в двух регионах Афроевразии (и один из них — Средняя Лена) обитали наши древнейшие предки. Может быть, стоит предположить гипотетически, что в этих двух регионах сложились центры очеловечения обезьян? Может быть, не правы те ученые, которые отстаивают моноцентрическую концепцию происхождения человека?

Мы не можем судить ни о характере добычи средств к существованию, ни об использовании огня, ни о характере сообщества, оставившего стоянку Диринг. Все это требует дополнительных исследований. Однако несомненно (с учетом наших знаний об олдувайском человеке, т.е. homo habilis), обитатели берегов Лены добывали пищу охотой на мелких животных, наверное, поедали и крупных животных, случайно добытых, а также выкапывали съедобные коренья, клубни, рвали и ели некоторые травы и ветки, собирали плоды и прочие дикие дары природы, не очень щедрой в Сибири. Мы не можем сейчас сказать что-либо о судьбе австралопитеков Диринга. Какого-либо продолжения каменная индустрия Диринга не знает в памятниках последующего времени.

Следующим этапом в истории заселения Сибири предком человека является обитание здесь обезьянолюдей. Вероятно, это были какие-то типы питекантропов, возможно, самых ранних форм. Документом этого этапа является стоянка Улалинка в Горно-Алтайске, в устье одноименной речки. Открыта А.П. Окладниковым и Е.М. Тощаковой в 1961 году. Находки стоянки составили в основном архаичные топоровидные изделия (археологи называют их чопперами и чоппингами). Возможный возраст стоянки — более 1 млн. лет. Улалинка может быть датирована самым древним периодом в истории Северной Азии: более 1 млн. лет (Окладников А.П., 1968). Основными находками являются изготовленные из галек рубящие и скребущие инструменты. Это — чопперы и чоппинги, грубые галечные скребла, «проторубила» — гальки, слегка приостренные с одной стороны одним или несколькими ударами вдоль длинной оси; расколотые валуны, иногда оббитые, галечные сколы. Все изделия Улалинки не имеют устойчивых форм и типов.

Вероятно, древнейшее оледенение (периода эоплейстоцена) могло иметь отношение к истории обитателей Улалинки и близких к ней памятников, т.е. австралопитековых Сибири. Из комплекса природных факторов того времени обратим внимание на то, что фауна была богата крупными животными: мамонт, бизон, бык.

Ряд других местонахождений: переотложенные находки по берегам Братского водохранилища, стоянка Усть-Олекма, Болшево, Усть-Чара, Хара-Балык, Монастырская гора 1- 3, мыс Дунайский 1,2, Мохово 2, Торгалык, Бережковский участок на берегу Красноярского водохранилища и Куртакский район на Енисее, где известны Верхний Камень, Разлог 2 и Разлив, датируются временем, позднее Улалинки или тобольским временем по хронологии геологов.

Ранние находки в Сибири: Диринг-Юрях, Улалинка, Кумары. По Ю.А.Мочанову и З.А.Абрамовой

Ранние находки в Сибири: Диринг-Юрях, Улалинка, Кумары. По Ю.А.Мочанову и З.А.Абрамовой

На Ангаре к этому же времени относятся группы стоянок Олонского и Тапахайского пластов, а также Макаровского комплекса. Памятники открыты в 1970 — 1990 гг. Они свидетельствуют о достаточно плотном заселении Южной Сибири группой питекантропов. Несомненно, каменная индустрия этого времени шагнула далеко вперед в сравнении с Дирингом и Улалинкой. Во всяком случае проступают уже две формы обработки камня: галечниковая (чопперы и чоппинги) и пластинчатая (изделия с леваллуазскими чертами).

Следующий этап истории появления предков человека в Сибири связан с более многочисленной группой памятников нижнего палеолита, которые можно датировать по европейской хронологической шкале мустьерским временем, т.е. 25060/50 тыс. лет назад. Районами обитания человека этого времени являются Саяно-Алтайское нагорье: стоянки в пещерах Усть-Канская, Страшная, Денисова, им. академика Окладникова, Двуглазка и некоторые другие — Тюмечин 1,2, Кара-Бом, Усть-Карагол (на Алтае), ряд стоянок в Туве; на Ангаре — группа памятников Игедейского пласта, на р. Зея — стоянка Филимошки и на р. Куде — стоянка Малый Кот.

Основным признаком культуры этого времени является каменная индустрия мустьерского облика с умеренным присутствием пластинчатой техники (типа леваллуа). Единичные находки костей в пещерах Усть-Канская и Страшная (невыразительные, сильно поврежденные трубчатые кости) не позволяют нам судить, к какому типу обезьянолюдей принадлежали обитатели Сибири.

По европейской периодизации древнекаменного века на эпоху мустье приходится время обитания неандертальцев, последней, самой поздней формы обезьянолюдей. Ближайшей к Сибири является находка подростка неандертальца в пещере Тешик-Таш (Узбекистан), сделанная А.П. Окладниковым в 1938 г. Вспомним также и то, что сравнительно недалеко известна пещера Чжоу-Коу-дянь у Пекина, где на протяжении десятилетий исследуется стоянка нижнего палеолита, подарившая науке огромную серию черепов синантропа (питекантропа), который обитал в Юго-Восточной Азии. Не исключено, что синантроп был современником ранних неандертальцев. Следовательно, в Сибири в это время могла быть расселена какая-нибудь группа тех или других древнейших обитателей Азии.

Мустье на Алтае представлено стоянкой в пещере Усть-Канской (открытой С.И. Руденко), местонахождениями в Туэкте, стоянкой у с. Бобково, Тюмечин 1 и 2, в пещерах Страшная, Сибирячиха, Денисова, им. Окладникова, а также сборами отдельных находок на Чарыше, у с. Гилево на Алее и на речке Чумыше.

Можно говорить о нескольких культурных традициях, выразившихся в технике обработки камня; не будем подробно излагать каждую из них.

1. Смешение техники чопперов и чоппингов (т.е. традиции галечниковой) с леваллуазской индустрией.

2. Зубчатое мустье, описанное М.В. Шуньковым по материалам стоянки Тюмечин 2. Здесь помимо зубчатой техники обработки присутствует галечниковая и бифаскальная. Известны скребла разных форм, инструменты двусторонней обработки.

3. «Типичное мустье» (слои 1-3, 6 и 7 в пещере Сибирячихе (им. А.П. Окладникова) и стоянка Тюмечин 1. Характерны изделия мустьерского облика: нуклеусы, скребла, пластины и остроконечники леваллуа. Леваллуазская техника обработки камня — наиболее яркая черта алтайского мустье, а среди изделий наиболее интересны леваллуазские пластины.

Пещера им. Окладникова и археологический комплекс в ней обнаружены А.П. Деревянко и В.И. Молодиным в 1984 г. Стоянка относится ко времени каргинского потепления. Здесь исследованы слои, содержащие нижнепалеолитические материалы. Их составили 357 целых и 313 фрагментарных каменных находок: разнообразные остроконечники, скребла, скребла-ножи, двойные орудия, ножи, скребки, резцы, проколки, зубчатые и выемчатые орудия, отбойники, ретушеры. Дата стоянки в пещере им. Окладникова 44800 + 400 — 33300 + 520 тыс. лет до нас.

Нижнепалеолитические местонахождения Тувы очень редки. К ним относят:

1) Е-13 (правый берег р. Улуг-Хем в 1,8 км выше р. Чимге).
2) Пеступовка 1 на левом берегу р. Шагонар.
3) Чимге-Даг-Чжу на правом берегу р. Чаданы.

К раннепалеолитическому времени на Средней Ангаре относятся пункты Монастырская гора I, И, III, мыс Дунайский I, Игемейский лог III.

На Верхней Лене в районе Киренска-Балышево и Средней Лене — Устъ-Чара, Хара-Балык, Усть-Олекма, Юнкор, Тимир-Хая.

Ко времени описываемых стоянок надо отнести и местонахождения Приамурья (История Дальнего Востока СССР). Древнейшие каменные орудия Филимошек, Кумар I и Усть-Ty несут традицию архаичной галечниковой техники, грубы и примитивны: чопперы, чоппинги, скребла, изделия с «носиком”.

История становления наших предков и современного человека протекала на фоне гигантских по масштабам изменений в природе нашей планеты. Эти процессы становления человечества приходятся на последний, четвертичный, период кайнозойской эры в истории Земли. Его называют также антропогеном или плейстоценом. Начало его можно отнести ко времени в 2 млн. лет.

Для Северной Азии (Сибири) выявлены этапы оледенения, как и для Европы.

Древнее оледенение (до 200 тыс. лет), эоплейстоцен.

Существует ряд стратиграфических схем четвертичного периода Северной Азии (Западносибирская равнина, Средняя Сибирь, Саяно-Алтайская область, Прибайкалье и Забайкалье, Приморье и Сахалин. Назовем наиболее определенные для Западной и Средней Сибири:

Горнофиленский, Мансийский, Талагайскинский горизонты — до 650 тыс.лет; Азовский (Нижнешайтанский), Тильтимский, Низямский (Верхнешайтанский) горизонты — до 420 — 380 тыс.лет;

Тобольский горизонт — до 250 тыслет;

Самаровский, или нижнечетвертичный (до 200 тыс.лет), нижний плейстоцен. Ледник охватил пространства со стороны Ледовитого океана: до Среднего Урала (59° с.ш.), Нижнего Иртыша (59° с.ш.), Нижний Енисей (62° с.ш.).

Тазовский, или среднечетвертичный (200 — 130 тыс. лет), нижний плейстоцен. Ледник достигал на Среднем Урале 61-62° с.ш., на Нижнем Иртыше 63-64° с.ш., далее его южная граница уходила на Таймыр.

Казанцевский (130 — 100 тыс.лет), среднечетвертичный; распространены тундро-степи.

Зырянский (100 — 50) тыс. лет, верхнечетвертичный, верхний плейстоцен. В зырянское время приледниковые тундро-степи существенно подвинулись на север в сопоставлении с современными северными границами их. Во время каргинского межледниковья потепление сменялось похолоданием и вновь потеплением. Устанавливается климат, близкий современному.

Каргинский (50 — 25 тыс.лет).

Сартанский (25 — 10 тыс.лет), верхний плейстоцен и голоценовый период. В поздние этапы верхнего палеолита постепенно сокращаются стада мамонтов, бизонов, что заставляет обитателей Сибири приспосабливаться к охоте на более мелких животных. Соответственно этому изменяются типы орудий, а особенно жилища: они становятся настолько легкими и временными, что археологически фиксируются только кострища и некоторые детали их (ямы, иногда обложенные каменными плитами). Период сартанского оледенения характеризуются широким распространением приледниковых тундростепей. В голоцене в Сибири формируется современного облика тайга.

Расселение человека современного типа в Сибири

Как известно, на рубеже нижнего и верхнего палеолита, в пределах 40 — 30 тыс. лет назад наступила эпоха современного, разумного человека, homo sapiens. Обезьянолюди уступили свое место человеку современного типа. В этой работе мы не будем рассматривать в целом проблему происхождения современного человека. Она исследуется, как правило, на материалах других регионов планеты, где находки костных остатков обезьянолюдей (питекантропов и неандертальцев) сопровождаются многочисленными археологическими комплексами. Это районы Южной, Юго-Восточной Европы, Среднего и Ближнего Востока, Северной Африки. Вся Северная Евразия, и в том числе Северная Азия, не может сегодня рассматриваться как один из районов формирования современного человека. Наука пока не имеет для этого достаточных материалов.

Графическая реконструкция по черепу неандертальца. Работа М.М. Герасимоза. Такого облика были обитатели Сибири раннего палеолита.

Графическая реконструкция по черепу неандертальца. Работа М.М. Герасимоза. Такого облика были обитатели Сибири раннего палеолита.

Огромные территории Сибири в эпоху верхнего палеолита (40 тыс. — 12 тыс. лет до нашего времени) оказались освоенными человеком почти полностью. Современная наука располагает сведениями о многих сотнях стоянок этой поры. К сожалению, точного учета количества этих стоянок нет.

В настоящее время на территории Сибири можно выделить несколько регионов расселения древнего человека. Среди них назовем Прибайкалье (Верхняя Ангара, Верхняя Лена), Саяно-Алтайское нагорье и юг Западной Сибири, Забайкалье, река Лена и Северо-Восток Азии, Приамурье и Приморье. Эти регионы изучены в разной степени и потому не исключено, что со временем будут выявлены и другие подобные области средоточения верхнепалеолитических памятников.

Все многообразие верхнепалеолитических памятников Сибири образуют несколько историко-культурных областей.

Ангаро-Чулымская историко-культурная область представлена мальтинско-буретской культурой и подобными памятниками других районов (Ачинск, Томск).

Мальтинско-буретская культура исследована М.М. Герасимовым, А.П. Окладниковым, Г.И. Медведевым. Особо важны описания памятников, давших название культуре. Стоянка Мальта расположена на 16 — 20-метровой террасе р. Белой, левого притока Ангары. Исследована М.М. Герасимовым в конце 1920-х — начале 1930-х гг. и в 1950-е годы. В последнее время стоянка обследуется Г.И. Медведевым. В итоге вскрыто свыше 1000 кв.м площади, собрана богатейшая коллекция каменного и костяного инвентаря, произведений искусства и украшений, исследованы остатки жилищ и бытовых комплексов. Возраст стоянки по радиоуглероду определяется 19-21 тыс. лет от наших дней, хотя есть и дата в 14,5 тыс. лет.

Фауна Мальты представлена преимущественно костями северного оленя, а также песца, шерстистого носорога, мамонта, бизона, быка, лошади, росомахи, льва и волка.

В инвентаре широко представлены нуклеусы (призматические, конические, кубовидные). Основой каменной индустрии служили кремневые пластины призматической формы. Изготавливались острия, проколки, резчики, небольшие ножи, резцы (срединные, боковые, угловые), концевые скребки, а также высокие скребки, долотовидные орудия. Из кости сделаны длинные острия (из бивня мамонта), шилья, иглы. Многочисленны произведения искусства.

По материалам стоянки Мальта встает в один ряд с выдающимися поселениями верхнего палеолита мирового значения.

Буреть расположена на правом берегу Ангары, в 20 км ниже Мальты. Исследована А.П. Окладниковым в 1930-е годы. Материалы очень близки мальтинским. Оба памятника принадлежат одной группе населения единой культуры. К этой же культуре следует отнести и Ачинскую стоянку, расположенную на окраине Ачинска в северном берегу долины при переходе на высокую правобережную долину Чулыма. Открыта Г.А. Авраменко, который исследовал ее совместно с В.И. Матющенко, а позднее — с В.Е. Ларичевым. Фауна стоянки представлена мамонтом, лошадью, песцом, козой, волком и куропаткой (?). Инвентарь содержит одноплощадочные нуклеусы, с которых снимались пластины, а также многочисленные пластины, из которых изготавливались орудия. На стоянке много также орудий из отщепов. Много в коллекции скребков, в том числе нуклевидных резцов, долотовидных орудий; есть проколки, скребла, один чоппер. Из бивня мамонта изготавливались наконечники.

Томская стоянка в районе Лагерного сада Томска на правом берегу Томи. Исследована в 1890-е гг. Н.Ф. Кащенко. Находки очень малочисленны; техника пластинчатая. Фауна представлена только костями одной особи мамонта. Памятник можно трактовать как кратковременный пункт пребывания охотников на мамонта. Возможно, к кругу памятников этой культуры надо отнести стоянки Тарачиху на Енисее, выше Красноярска, Красный Яр на Ангаре (ниже устья р. Осы), в настоящее время под водами Братского водохранилища.

Стоянки в разных горизонтах отложений (дата их приходится на конец каргинского межледниковья — начало сартанского оледенения) содержала комплексы кострищ со шлаками горючих сланцев. Фауна — дикая лошадь, северный олень, зубр, заяц-беляк, медведь, куропатка, рыбы, носорог. Орудия немногочисленны; их составляют острия, проколки, скребки, долотовидные изделия, скребла, нож, резцы (боковые и срединные), чоппер и рубиловидное орудие. Украшения в виде просверленных резцов молодого северного оленя.

Стоянка Малая Сыя находится в Хакасии на восточных отрогах Кузнецкого Алатау в долине речки Малый Июс (бассейн Чулыма). Открыта и исследована В.Е. Ларичевым. Раскопано несколько жилшц-землянок, собрана богатейшая коллекция инвентаря, представленная пластинчатой техникой обработки камня, призматическими нуклеусами. Время стоянки по радиокарбону 35 — 33 тыс. лет до наших дней. Это один из древнейших памятников верхнего палеолита.

Фауна стоянки представлена такими животными, как: заяц, мамонт, лошадь, носорог, олень (благородный и северный), сайга, бизон, баран, медведь бурый, гиена, грызуны.

Южносибирская историко-культурная область в составе афонтовской, кокоревской, сросткинской и забайкальской культур (Алтай, Енисей, Забайкалье).

Афонтовская культура (20/21 — 12 тыс. лет до н.э.) представлена большим числом памятников Среднего и Верхнего Енисея: Афонтова гора (II, III), насчитывающая много горизонтов, Таштык I, И, Кокорево II, III, Усть-Кова, Каштанка. Характерны микролитическая и пластинчатая техника, появление ряда новых форм изделий: резцов, долотовидных орудий, острий, скребел, скребков.

В пределах Западного Саяна сейчас известно около 30 местонахождений. Из них ко времени афонтовской культуры можно отнести более или менее уверенно такие: Голубая I-III на правом берегу Енисея на одноименной речке, группа стоянок Сизая (I, II, V, VII, VIII, X, XI), стоянка Кантегир на левом берегу р. Кантегир, Джой у устья р. Джой, Майнинская у устья р. Уй.

Восточный Саян и красноярская лесостепь имеют несколько памятников афонтовской культуры: Бирюса, левый берег Енисея, Переселенческий пункт, Ладейка, Кача I, Дружиниха, такие крупнейшие местонахождения, как Афонтова гора I и II, на левом берегу Енисея в г. Красноярске, у железнодорожного моста. Афонтова гора I открыта в 1884 г. И.Т. Савенковым и им же много лет исследовалась. Афонтова гора II, рядом с первой (у дачи Юдина). Открыта и исследована вначале В.И. Громовым, а затем Г.П. Сосновским, Г. Мергартом и другими. Афонтова гора III, между Афонтовой горой I и И. Открыта И.Т. Савенковым.

В Минусинской котловине помимо уже упомянутых стоянок к афонтовской культуре относят Аэродром у г. Саяногорска, Сосновое озеро на р. Абакан, Изых, Таштык I-III, Первомайское II.

Кокоревская культура (15—11 тыс. лет до н.э.) представлена памятниками Кокорево I, Новоселово VI, VII. Характерны пластины и пластинки, скребла, скребки, резцы, проколки. Техника пластины становится характерной.

Ко времени кокоревской культуры можно отнести в Западном Саяне Уй I, на берегу речки такого же названия; в Минусинской котловине — Сартыков, Хызыл-Хая, Татарский остров, Новотроицкое, Подсуханиха, Бузуково I, II, Лебяжье, Малые Копены, Большая Ирджа, Первомайское I, Аешка I-III, Новоселово VI, VII, X, XI, XIII.

Сросткинская культура изучена в основном по стоянке Сростки (в 36 км от Бийска по тракту на Горно-Алтайск). Стоянка располагается на террасе, высотой в 50 — 80 м на р. Катуни. Основным сырьем для орудий служили каменные желваки; заготовками орудий были отщепы, массивные пластины, крупные удлиненные пластинки. Орудия: скребла из крупных отщепов, среди которых скребла-ножи; остроконечники, скребки; редки проколки, долотовидные орудия.

В последние годы в пределах Алтая некоторые исследователи выделяют несколько культурных общностей, известных под названием культур:

Куюмская (Усть-Куюм, нижний слой стоянки Усть-Семы, нижний слой (седьмой) стоянки Тыткескеня 3, Юстыд I, Богуты I). Техника расщепления камня состоит из трех основных компонентов: 1) получение заготовок для скребел, для чего использовались одно- и двухсторонние радиальные нуклеусы и крупные галечные ядрища, что можно назвать наследием мустье; 2) использование плоскостных нуклеусов для получения крупного пластинчатого отщепа, из которого изготавливались скребки, резцы, острия, долотовидные орудия; 3) изготовление призматических ядрищ для получения мелких пластин.

Чуйская общность, которую не называют культурой из-за нечеткости существующих форм изделий (памятники Торгон, Багдон, Чагай-булгазы, Варбургазы). Здесь мало галечниковых изделий, но много бифасов; немногочисленны нуклеусы призматического типа: снятие пластин производилось с грубых тюдпризматических нуклеусов; хорошо выражены пережитки леваллуа; нет скребел и скребков куюмских памятников; большая доля зубчатых и зубчато-выемчатых орудий. Скорее всего эти памятники связаны с монгольскими палеолитическими комплексами.

karta-paleoloita

Нижнекатунская общность (стоянки Сростки, Урожайная, Усть~Иша 3, Красная гора, Камешок I). Многочисленны отдельные находки. Отсутствует галечниковая техника; существуют устойчивые формы бифасов: топоровидных орудий, полулунных ножей, рубилец, крупных режущих и рубящих орудий.

Ушлепская общность расположена в темнохвойной тайге западных отрогов Горной Шории. Наиболее изучены стоянки Ушлеп 3 и Ушлеп 5. Использовались плоскостные ядрища для получения заготовок скребел, пластин, пластинчатых отщепов. Призматическая пластина скалывалась с клиновидных и грубо-призматических нуклеусов. Но техника призматических нуклеусов немногочисленна. Орудия: разнообразные скребки, в том числе и концевые, мелкие бифасы, скребла. Появляются пластины с притупленным торсом: эти пластины были вкладышами орудий типа гарпуна. Но могли изготавливать и копья с режущими краями.

Памятники бассейна Чумыша своеобразны, им характерна техника расщепления, свойственная нижнекатунской. Но известны изделия: дисковидные и концевые скребки на пластинах, дисковидные резцы, а также многочисленны костяные изделия: кинжал из ребра бизона, наконечник копья с пазом для вкладышей, гарпуны.

Памятники предалтайской долины очень малочисленны: Усть-Калманка на Чарыше, Староалейский мыс, Мохнатушка I. Вероятно, здесь из-за отсутствия необходимого сырья долговременных поселений не было; сохранились следы кратковременных охотничьих экспедиций. Поэтому отсюда происходят сильно изработанные мелкие изделия.

Забайкальский палеолит (культура) представлен стоянками Варварина Гора, Няньги, Куналей, Усть-Кяхта, Икарал, Студеное, Ошурково, Санный мыс, Сохатино и др.

Характерны одно- и двухплощадные призматические нуклеусы разных форм и видов; скребки, скребла разных форм из расколотых галек, много пластин со вторичной обработкой. Фауна: байкальский як, винторогая антилопа, благородный олень, бык, бизон, лось, северный олень, заяц и первобытный зубр. Культура сравнительно позднего времени: 11-10 тыс. лет назад.

Интересна стоянка Варварина Гора у г. Улан-Удэ. Это очень ранний памятник (34 — 30 тыс. лет назад), содержал много архаичных форм изделий, напоминающих мустьерские формы. В слое открыты ямы-кладовые, выложенные каменными плитками.

Памятники юга Западной Сибири в настоящее время до конца не изучены на предмет их культурной принадлежности. Тем не менее Ф.В. Генинг и В.Т. Петрин склонны считать их самостоятельной культурой, близкой кругу енисейских памятников.

Расселение человека в Западной Сибири прослеживается по местонахождениям, которые датируются только моложе 40 — 35 тыс. лет, т.е. временем верхнего палеолита: Томское, Ачинское, Могочинское, Волчья Грива, Венгерово, Черноозерье II, Шикаевка II, Гари и некоторые другие. Эти памятники возможно включать в состав южносибирской историко- культурной области.

Обращает внимание то обстоятельство, что все стоянки располагаются в основном на южной окраине Западно-сибирской равнины. Не исключено, что это свидетельствует о существовании на равнине пресноводного «подпрудного озера», возникшего вледствие сложения в северной половине равнины мощного ледяного щита, закрывающего сток Оби и Иртыша.

Черноозерье II, стоянка в 140 км к северу от Омска на левобережье Иртыша. Каменный инвентарь немногочислен: призматические пластины, скребки, резцы, проколки.

Примечательна находка кинжала из ребра крупного животного, у которого проделаны продольные пазы, а в них вставлены мелкие кварцитовые пластины-вкладыши.

Имеется такой интересный памятник, как Волчья Грива в Барабинской степи. Под толщей в 1 — 2 м открылось большое скопление костей мамонта: около 1000 экз. от не менее чем 10 особей животного. Встречены кости бизона, волка, лошади. Многие трубчатые кости разбиты, многие из них имеют следы деятельности человека.

Западно-сибирские стоянки свидетельствуют о том, что этот регион был заселен человеком на втором, афонтовско-кокоревском, этапе истории юга Сибири. Основное население было связано с районами Южной Сибири, в частности с Алтаем. Возможно, и со стороны Казахстана и Средней Азии в Западную Сибирь проникали какие-то группы людей. Однако неблагоприятные природные условия Западно-сибирской равнины сдерживали расселение людей в этом направлении.

Верхний палеолит. По З.А. Абрамовой

Верхний палеолит. По З.А. Абрамовой

В пору позднего палеолита человеком был освоен Урал: известны некоторые стоянки этого времени в Приуралье. Наверное, правы те исследователи, которые полагают, что палеолитические обитатели Урала и Приуралья были генетически связаны не с обитателями Восточноевропейской равнины, а Сибири и Средней Азии (О.Н. Бадер). Если такая точка зрения справедлива, то обитатели юга Западно-сибирской равнины, Урала, Приуралья и значительной части Казахстана составляли единый обширный массив древнего человечества периода 20-12 тыс. лет тому назад.

Северо-Восточная Сибирская историко-культурная область включает две культуры: макаровскую и дюктайскую.

Макаровская культура представлена памятниками Макарово III, IV, VI, расположенные ниже г. Качуга на правом берегу Лены. Известны и другие памятники, сходные с этой группой.

Орудия: остроконечники, в том числе с двусторонне-утолщенным основанием, ножи из пластин, концевые, боковые, скребки, скребла, чопперы, отбойники, проколки, резцы.

Время макаровских памятников очень обширно: Макарово IV определяется в диапазоне 50 — 40 тыс. лет назад, что соответствует каргинскому межледниковью; Макарово III — 19 — 13 тыс. лет и Макарово VI 16 — 15 тыс. лет назад. Найдены кости мамонта, шерстистого носорога, северного оленя, дикой лошади, горного барана, снежного барса, медведя, волка.

Дюктайская культура (35 — 10,5 тыс. лет назад) изучена Ю.А. Мочановым в 1960 — 1970-е гг. (Мочанов Ю.А., 1977). До начала работ этого ученого самой северной палеолитической стоянкой считалась Частинская, на левом берегу Лены (58° с.ш.). Теперь эти стоянки известны в низовьях Колымы и Индигирки (у 75° с.ш.): Дюктайская пещера, стоянки Усть-Дюктай I, Усть-Миль II, Ихине I, II, Эжанцы, Верхне-Троицкая, Тумупур и многие другие. Каменный инвентарь культуры характеризуется прежде всего двусторонне обработанными наконечниками копий, дротиков и ножей, а также пластинчатыми изделиями и изделиями из отщепов: скребки, скребла, резцы.

Фауна памятников культуры представлена мамонтом, северным оленем, лосем, бизоном, шерстистым носорогом, лошадью, снежным барсом, пещерным львом, волком, лисицей, песцом, зайцем, грызунами, птицами и рыбой.

Интересна самая северная стоянка палеолита (71° с.ш.) в среднем течении р. Берелех (левого притока р. Индигирки). Здесь обнаружены две части памятника: а) обычная стоянка с набором каменных и костяных изделий; б) «кладбище» мамонтов: огромное количество костей мамонта (свыше 8 тыс. экз. от 140 особей). Кроме того, здесь собраны и единичные кости шерстистого носорога, пещерного льва, лошади Черского, северного бизона и росомахи.

В состав дюктайской культуры можно включать и палеолитические памятники Чукотки и Камчатки.

В последние десятилетия на Северо-Востоке Азии Н.Н.Диковым открыт ряд местонахождений, которые образуют по крайней мере трехступенчатую хронологическую систему.

1. Кымъынанонвываам XII, XIII — самые древние стоянки, периода «до наконечников».

2. Стоянки Ульхум, Курупка I, Чаатамье, Игельхвеем X, Марич I, Челькун II, Косьювеем IV — чуть позже; сопоставимы с Ушками на Камчатке. Сама стоянка Ушки открыта в центре Камчатки. Время верхнепалеолитического комплекса определяется 13 — 14 тыс. лет назад. Здесь открыты погребение и сдвоенное жилище. Могила округлая, содержала следы умершего, положенного скорченно и снабженного большим количеством (881 шт.) агамальтолитовых и янтарных плоских бусинок и биконически просверленных подвесок и халцедоновых острии для их изготовления.

Жилища больших размеров (более 100 кв. м), они сдвоены, в каждой камере по три очага. Сооружения долговременны. Особенностью стоянки являются наконечники стрел: треугольные черешковые.

И наконец, еще более поздние стоянки: Иони X, Ионивеем VIII, Чувайгытхын II.

Районы Приморья, Приамурья и Сахалина в настоящее время исследователи не включают в какую-либо из охарактеризованных историко-культурных областей. Поэтому рассмотрим каждый из этих районов отдельно.

Верхний палеолит Сахалина имеет по крайней мере следующие этапы в истории: 1. Адотымовская культура — 30 — 20 тыс.лет назад. На материке (Приморье) это время представляют стоянки пещера Географического общества, Осиновка IV (слой. 2). Ранняя южносахалинская культура — 16 — 12,5 тыс.лет назад. На материке ей синхронна Устиновка III. 3. Средняя южносахалинская культура — 12 — 10 тыс.лет назад. На материке ей синхронна Устиновка II. 4. Поздняя южносахалинская культура — 9 тыс.лет назад — до появления керамики. На материке ей соответствует Устиновка I.

Верхнепалеолитические местонахождения Приморья единичны: Осиновка, на р. Раздольная, Астрахановка, Устиновка II и некоторые другие. В Приморье успешно утверждается пластинчатая техника обработки камня. Очевидно, Приамурье и Приморье в это время развиваются несколько по иным путям.

В пещере Географического общества найдены вместе с каменным инвентарем кости мамонта, лошади, носорога, бизона, косули, оленя, изюбра, лося, пещерного тигра, барса, бурого медведя.

Сочетание галечниковой, грубой техники с пластинчатой леваллуазской известно в это же верхнепалеолитическое время и в Приамурье, на стоянках Кумары II, Громатуха, и на озере Бородинском. Появляется и техника двусторонней обработки ретушью. Даже известна стоянка Кумары III, на которой открыта камнеобрабатывающая мастерская, где изготавливались наконечники копий, ножи, скребки, резцы из пластин.

Не исключено, что все три района входят в одну культурно-историческую область, сопоставимую с описанными в Сибири. Эта область вряд ли ограничена Приморьем, Приамурьем и Сахалином. Она скорее всего включает и область Северного Китая, Корею, Японию. Но эти утверждения автора — не более, чем предположение.

Итак, можно считать установленным, что предки человека в Сибири появились на австралопитековой ступени их истории, хотя самих носителей этой культуры мы не знаем. Однако нет никаких оснований видеть какую-либо преемственность между культурой австралопитеков (или иных форм) Диринга и культурой последующих эпох, в частности питекантроповых обитателей Улалинки, а тем более неандертальца времени мустье на Алтае, в Хакасско-Минусинской котловине, на Северной Ангаре.

Безусловно, обезьяночеловек (неандерталец) этого типа заселил уже обширные пространства: Саяно-Алтай, Ангара, Верхняя Лена, Забайкалье и Приамурье. Обитатели этого времени были наверняка органично связаны со своими современниками в Монголии, Северном Китае, Казахстане, Средней Азии.

Не исключено, что самые поздние из них принимали участие в освоении Северной Америки (Проблемы тихоокеанской археологии, 1985).

Еще более обширны территории, освоенные в эпоху палеолита человеком современного типа (homo sapiens): районы его обитания включали все области Сибири. Надо думать, что homo sapiens в Сибири в своей истории как биологического типа прошел в это время и процесс расообразования. К этому времени наука относит процесс оформления человеческих рас большого порядка. Однако интересно, что верхнепалеолитическая культура Сибири обнаруживает бурно протекающий процесс культурной дифференциации. Об этом свидетельствуют описанные культурно-исторические общности и входящие в их состав культуры. С известной долей вероятности мы можем допустить, что это отражало также и явления расовой и лингвистической (этнической) дифференции. Разумеется, мы далеки от мысли допустить, что описанные культуры можно связывать с какими-то древними языковыми образованиями. Наверное, культуры верхнего палеолита не всегда совпадали с отдельными этносами, но эти последние скорее всего уже формируются. При той значительной разнице в культуре районов расселения homo sapiens в Сибири должны были быть соответствующие и расовые, и языковые, и этнические особенности этих групп.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика