Окунева И.В. Лачиновская культура

Окунева И.В. Лачиновская культура // Памятники раннего Средневековья Кузнецкой котловины. Кемерово, 1997. С. 36-64.

В бассейне, среднего течения реки Томи находится значительное количество археологических памятников различных эпох. На тринадцати из них присутствуют материалы эпохи средневековья. Все эти поселения расположены на берегах р. Томи или ее притоках. По топографическому расположению они подразделяются на два типа: пойменные и расположенные на первой надпойменной террасе; все поселения, в основном, неукрепленные (исключение — городище Маяк). Характерно наличие относительно мощного культурного слоя, плотная насыщенность его находками. В основном, эти поселения многослойные, с перемешанным культурным слоем, наряду с находками эпохи средневековья на них известны материалы раннего железного века, ранней бронзы или неолита. На большинстве поселений отсутствуют кости животных, зато довольно много находок каменных рыболовных грузил, зернотерок, пестов. Металлические изделия встречаются редко, основной материал, обнаруженный на поселениях — фрагменты керамических сосудов, редко целые формы. На четырех поселениях исследованы жилища.

Средневековые материалы Среднего Притомья опубликованы только частично: городище Маяк (Эрдниев, 1960), Лачиново-1 (Коротаев, 1980), Курья-4 (Окунева, 1987а). Материалы этого периода с других поселений Среднего Притомья только упоминаются в тезисах (Окунева, 1987б) и в кратких сообщениях о полевых исследованиях (Бобров, Кулемзин, Новгородченкова, 1988). Между тем, эти материалы позволяют ставить вопрос о соотношении их с материалами культур, известных в настоящее время на соседних территориях, таких как релкинская, верхнеобская, потчевашская.

В Среднем Притомье нет материалов, которые можно с достоверностью отнести к первой половине 1 тыс. н.э. Хотя на двух поселениях (Лачиново-1, Сосновка-4) и найдена Саровская керамика, она могла попасть сюда в результате миграции какой-то группы кулайского населения не в I-IV вв. н.э., а раньше, в конце 1 тыс.до н.э.

Среднетомские материалы эпохи средневековья датируются начиная с середины 1 тыс.н.э., т.е. с начала периода, условно названного «потчевашско-релкинское» время и датированного с V начала VI по IX вв.н.э. (Коников, 1987, с. 175).

Средневековую керамику Средней Томи можно разделить на два хронологических комплекса. Первый комплекс датируется второй половиной I — началом II тыс. н.э., второй — первой половиной II тыс. (Окунева, 1990, с. 13). Керамический комплекс эпохи раннего средневековья отличается значительным своеобразием, что позволяет поставить вопрос о существовании в Притомье самостоятельной культуры (Бобров, Новгородченкова, 1987, с. 158).

Для определения культуры в настоящее время мало материала, нет данных о погребальном обряде, украшений, но, по крайней мере, можно выделить ряд черт, характеризующих культуру населения в Среднем Притомье в эпоху раннего средневековья, а именно во второй половине I тыс.н.э. — нач. II тыс. н.э. Это керамический комплекс, жилища, определенные идеологические представления.

На десяти поселениях, которые датируются этим временем, найдены фрагменты от 148 орнаментированных сосудов. Мы учитываем количество сосудов, существовавших в древности, а не количество черепков, дошедших до нас, так как для исследования не важно, на сколько фрагментов был разбит сосуд. Количество сосудов подсчитывалось по целым формам или по фрагментам венчиков. В основу типологии керамики положены орнаментальные композиции, а не формы сосудов, т.к. они известны не всегда.

Вся керамика лепная. Крупные сосуды изготовлены из глины значительной примесью крупно- и мелкозернистого песка, слюдистого песка и дресвы. Более мелкие формы изготавливались из более пластичной глины, крупнозернистый песок не использовался. Ангобированные сосуды не выявлены. Обжиг костровой, поверхность сосудов серая, светло- и темнокоричневого цвета.

Наибольшее количество сосудов раннего средневековья известно на городище Маяк (53) и на поселении Курья-7 (21), наименьшее — на поселении Курья-4а (2). На остальных поселениях — от 7 до 15 экземпляров.

На поселениях Среднего Притомья выделяется 4 типа керамики эпохи раннего средневековья.

Тип 1. 94 сосуда, керамика с прямым или вогнутым внутрь венчиком (последний встречен в единичных экземплярах), орнаментированная ямками самостоятельно или в сочетании с другими элементами, кроме валиковой орнаментации; керамика с валиками выделена в отдельный тип, т.к. сам по себе валик — достаточно значимый элемент орнамента.

По орнаментальным композициям внутри этого типа можно выделить 4 подтипа.

1. Керамика, орнаментированная одним рядом ямок по венчику. Основная часть сосудов с орнаментацией этого типа известна на городище Маяк — 50 экз. Значительное количество найдено и на Есаульских селищах. На остальных поселениях находки сосудов с такой орнаментацией единичны. Ямки круглые, диаметром 0,5 — 0,8 см, распределены в ряду довольно равномерно, чаще на равном расстоянии друг от друга. По внешнему борту иногда нанесены мелкие косые насечки (на поселении Курья-7 найдены фрагменты двух таких сосудов, на поселении Курья-2 — одного сосуда) (рис. 1-5). На городище Маяк практически все сосуды с такой орнаментацией украшены по верхней поверхности косыми насечками, оттисками гребенчатого штампа, пальцевыми вдавлениями. На Есаульских селищах большинство сосудов орнаментировано по верхней поверхности гладкими косыми насечками или пальцевыми вдавлениями овальной формы. Полная форма сосудов с этим типом орнаментации известна только на поселении Курья-7 (большой митровидный сосуд с округлым дном) и на Есаульских селищах (две низкие чаши с округлым дном).

2. Два, редко три ряда ямок по венчику сосуда. По 4 таких сосуда найдено на памятниках Сосновка-3 и Курья-7, два — на поселении Лачиново-1. По внешнему борту идут косые насечки. На поселениях Лачиново-1 и Сосновка-3 такими ямками украшены низкие чаши с округлым дном (рис.1-7,8).

3. Один ряд ямок сочетается с прочерченными, накольчатыми элементами. На четырех сосудах ямки сочетаются с поперечными линиями, нанесенными в разных направлениях и образующими различные геометрические узоры. Так, на поселении Курья-7 на одном сосуде поперечные линии образуют ломаную линию (рис. 1-3). На сосуде с поселения Сосновка-3 одна линия идет над рядом ямок, а шесть линий — ниже этого ряда; к нижней горизонтальной линии примыкают четыре ряда поперечных линий, образующие треугольники вершинами вниз; от углов вниз идут по две поперечные линии (рис. 1-2). По внешнему краю венчика этого сосуда нанесены косые насечки. Сосуд с поселения Курья-4 орнаментирован по верхней поверхности венчика оттисками, образующими «елочку», по венчику крупными ямками и такими же оттисками по плечику сосуда (рис.1-1).

Ямки, в сочетании с наколами, известны на поселении Лачиново-1. Здесь один сосуд орнаментирован ямками, выше и ниже которых идут по одному горизонтальному ряду мелких подквадратных наколов; другой украшен ямками в сочетании с горизонтальным рядом наколов по плечику и насечками по внешнему краю сосуда.

Фрагменты сосуда с ямками и двумя рядами наклонных насечек под ними известны на поселении Сосновка-4, по внешнему краю горизонтально срезанного венчика идут насечки. Здесь же найден большой митровидный сосуд с округлым дном, прямым горизонтально срезанным венчиком, орнаментированный одним рядом ямок по венчику, ниже нанесены два горизонтальных ряда крупных наклонных насечек, а по плечику сосуда — три ряда таких же насечек, от которых вниз до зоны дна идут вертикальные ряды насечек (рис.1-6).

4. Два ряда ямок в сочетании с наколами. На поселении Курья-2 — это маленький сосуд с округлым дном и прямым венчиком округлой верхней поверхностью. Под рядами ямок нанесены дна ряда мелких наколов округлой формы (рис. 1-4). На поселении Лачиново-1 это низкая чаша с округлым дном. В верхней ноги венчика нанесен ряд наклонной гребенки, по венчику — два ряда ямок в шахматном порядке, по тулову — вертикальные ряды из восьми мелких наколов.

Керамика первого типа из Среднего Притомья находит аналогии в материалах средневековых памятников на довольно широкой территории в лесной и лесостепной полосе. Она известна на других средневековых поселениях Кузбасса. Так, в Горной Шории, на р. Кондоме, найдены средневековые сосуды, орнаментированные ямками. На поселении Подстрелка есть чашевидный сосуд, украшенный ямками, ниже которых нанесены ряды ногтевидных вдавлений. Сосуды с ямками встречены и на поселении Мундыбаш-1 (Маркина, Маркин, 1985, рис.2-9, рис.З). Сосуды, аналогичные керамике первого типа, есть также в памятниках Новосибирского Приобья, например, в могильнике Красный Яр-1 в курганах 1 тыс. н.э. (Троицкая, Соболев, 1978, рис.2-6; Троицкая, 1978, с.114); в материалах верхнеобской культуры V-VII вв. (Троицкая, Адамов, 1987, с. 177).

В Барабинской лесостепи керамика, орнаментированная ямками самостоятельно или в сочетании с другими элементами, известна на городищах Преображенка-1, Туруновка-1, которые датируются VIII-IX вв., возможно, X в.н.э. (Молодин, Соболев, Елагин, 1983, с.74, рис. 1-4; рис.4 — 3,4,7). Аналогичная керамика есть и на других городищах потчевашской культуры в Барабе (Бараба… 1988, рис.55, рис.56).

В Бобровском могильнике VIII-X вв. в Казахстане горшки с плоским дном орнаментированы по шейке рядом круглых вдавлений, на венчике часто нанесены насечки и ногтевые вдавления (Арсланова, 1963, табл.III,4; Арсланова, 1983, рис.1 — 2,3,6,8-10; рис.5 — 6,7). В других памятниках Павлодарского Прииртышья VIII- IX вв. также известны горшковидные сосуды, украшенные горизонтальным рядом ямок самостоятельно или в сочетании с гребенчатым штампом (Арсланова, 1968, с. 106-107).

В Среднем Притомье ямки наносились на сосуды разных форм, в том числе и на низкие чаши (соотношение высоты и диаметра венчика сосуда 0,3-0,38, т.е. меньше 0,5), известные на поселениях Лачиново-1, Сосновка-3, Есаульских селищах Точные аналогии таким чашам по форме и орнаментации на со предельных территориях практически неизвестны, хотя похожи* встречаются в материалах отдельных памятников.

В Томском Приобье, на поселении Кисловка-VII, которое датируется VI-VIII вв., найдена низкая чаша, орнаментированная гребенкой по венчику (Беликова, Плетнева, 1983, рис. 100-5). Соотношение высоты и диаметра венчика этого сосуда равно 0,45. В Новосибирском Приобье, на городище второй половины 1 тыс.н.э. у с. Завьялово, найдена низкая чаша с прямым венчиком, который имеет горизонтально срезанную верхнюю поверхность. Сосуд орнаментирован одним рядом ямок и косыми насечками по внутренней поверхности венчика (Троицкая, 1987, рис. на с.11).

В Барабе, на городище Туруновка-1, известен сосуд в виде низкой круглодонной чаши с прямым венчиком, который украшен ямками и горизонтальными рядами насечек под ямками и над ними (Молодин, Соболев, Елагин. 1983, рис.4-7). Соотношение высоты сосуда и диаметра венчика равно 0,48.

В Усть-Ишимских курганах второй половины X-XII вв. известна чаша с оттисками гребенки (Коников, 1983).

Такие низкие чаши изготавливали в эпоху средневековья не только из глины, но и из других материалов. В двух курганах Бобровского могильника VIII-Х вв. были найдены деревянные круглодонные чаши с диаметром венчика 13-17 см (Арсланова, 1983, с.99), а в могильнике Релка — низкая чаша из бронзы с прямым венчиком (Чиндина, 1977, рис.3-31). Соотношение диаметра венчика и высоты — 0,24.

Таким образом, все известные на близлежащих территориях низкие круглодонные чаши датируются в пределах второй половины I тыс. н.э.- начала II тыс. Но ни одна из них не является точной копией чаш, найденных в Среднем Притомье. В основном, чаши более высокие, чем среднетомские; притомские чаши орнаментированы ямками, а орнаментация чаш с сопредельных территорий более разнообразна: оттиски гребенки, пальцевые защипы и пр. Однако их можно считать просто вариантом этого типа сосудов, тем более, что низкие чаши из различных регионов «отличаются друг от друга как по форме, то есть по соотношению высоты сосуда и диаметра венчика, по профилю венчика, так и но орнаментации. Но все они относятся к одному морфологичекому виду — низкие чаши.

Следовательно, среднетомские чаши можно датировать в широких пределах — второй половиной I — началом II тыс. н.э., более узкая дата, предположительно, конец I — начало II тыс. н.э., поскольку чаши середины I тыс. н.э. с сопредельных территорий имеют в орнаментации оттиски гребенки.

Таким образом, керамика первого типа, по аналогии с материалами соседних территорий, датируется второй половиной I — началом II тыс. н.э.

Тип 2. 23 сосуда. Керамика с прямым или вогнутым внутрь венчиком, орнаментированная «жемчужником» самостоятельно или в сочетании с другими элементами. Такая керамика известна на шести средневековых поселениях. Количество сосудов этого типа на каждом поселении незначительно: от одного, как на поселениях Сосновка-4, Курья-4А, до восьми (поселение Курья-2).

Внутри этого типа выделяются 4 подтипа.

5. Сосуды, украшенные одним рядом «жемчужника» по венчику на расстоянии 0,5 — 2 см от внешнего борта сосуда (рис.2 — 1-3). Один сосуд с такой орнаментацией восстановлен полностью — это высокая чаша с округлым дном (рис.2-3).

6. Орнаментация двумя рядами «жемчужника», расположенными в шахматном порядке или друг над другом (рис.2-4). По внешнему борту в четырех случаях нанесены косые крупные насечки.

7. Керамика, орнаментированная одним рядом «жемчужника» по венчику, ниже идут три-четыре горизонтальные поперечные линии. В некоторых случаях по внешнему борту нанесены косые насечки. На двух сосудах этого подтипа под горизонтальными линиями нанесены три-четыре поперечные линии, образующие треугольники углами вниз (рис.З — 5-7). На двух сосудах под горизонтальными линиями поперечные линии идут наклонно, образуя ромбы. На одном сосуде с поселения Курья-4А от нижних углов ромбов вниз идут по три-четыре короткие поперечные линии (рис.3-1). В двух случаях известны формы сосудов — большой митровидный сосуд с округлым дном и горшковидный сосуд с плоским дном (рис.3-2).

8. Сосуды, орнаментированные двумя рядами «жемчужника» по венчику в шахматном порядке или друг под другом. Ниже идут от трех до пяти горизонтальных рядов поперечных линий. В трех случаях от нижней линии идут такие же поперечные линии, образующие треугольники, углами вниз (рис.2 — 6,8). На трех сосудах по внешнему борту нанесены косые насечки. Форма сосуда известна в одном случае — это горшковидный сосуд с плоским дном (рис. 3-3).

Керамика, орнаментированная «жемчужником» самостоятельно или в сочетании с другими элементами, встречается на средневековых памятниках реже, чем орнаментированная ямками. Тем не менее, этот орнаментальный мотив известен на керамике сопредельных территорий как на поселениях, так и в погребениях.

В Томском Приобье он известен на поселении Кисловка-2, которое датировано второй половиной 1 тыс.н.э. Там сосуд с округлым дном орнаментирован рядом «жемчужника» и гребенчатым штампом по венчику, а по плечику — тремя параллельными рядами ломаных линий; по верхней поверхности нанесен гребенчатый штамп (Боброва, Гребнева, Кирюшин, 1978, рис.2-2).

В могильнике Релка VI-VIII вв. на Средней Оби Л.А. Чиндиной были выделены три типа керамики. В первый тип среди других входят сосуды, орнаментированные «жемчужником», часто в сочетании с оттисками гребенки (Чиндина, 1977, рис. 36 — 1,2,3,7,9,13).

Керамика, орнаментированная «жемчужником», встречается и в средневековых памятниках Новосибирского Приобья. С V по X вв. в лесостепном Приобье известна верхнеобская культура, для которой в Новосибирском Приобье был характерен единый керамический комплекс: круглодонные сосуды с раздутым туловом, прямой или слегка отогнутой шейкой, прямым или срезанным внутрь венчиком. Отмечено, что орнаментация «жемчужником» появляется здесь с VII в. (Троицкая, Адамов, 1987, с.177).

В могильнике Каменный мыс, в погребениях с сожжениями IX-Х вв. известна керамика, орнаментированная «жемчужником» и оттисками гребенки (Троицкая, Новиков, Сальникова, 1984, рис.4- 31). В погребениях с сожжениями IX-X вв. из Красного Яра 1 на р. Уени также есть керамика, орнаментированная «жемчужником» в сочетании с оттисками мелкого штампа, образующими мелкую «елочку» (Троицкая, 1978, с. 114, рис.1 — 11,12,13). В этих же погребениях есть керамика, орнаментированная рядом «жемчужника» в сочетании с нарезными горизонтальными и ломаными линиями, полностью аналогичная керамике с поселения Сосновка-3 (Троицкая, 1978, рис.5 — 5,12). В том же могильнике найден сосуд — высокая чаша с округлым дном (соотношение высоты сосуда и диаметра венчика 0,89), украшенная рядом «жемчужника», по внутренней поверхности венчика нанесены оттиски гребенки. Этот сосуд полностью сходен с таким же сосудом с поселения Курья-2. Дата этого сосуда — конец I — начало II тыс.н.э. (Троицкая, 1978, рис.3-12).

В могильнике Умна-3 также найдены круглодонные сосуды, орнаментированные одним рядом «жемчужника» в сочетании с оттисками гребенчатого штампа. Дата Умны-3 — IX-X вв. (Троицкая, 1977, рис. 1-8).

Керамика, орнаментированная только одним рядом «жемчужника» или в сочетании с оттисками гребенчатого штампа, есть на городищах Преображенка-I и Туруновка-I в Барабе, которые датируются VII-IX вв. (Молодин, Соболев, Елагин, 1983, с.79, рис.4-1,5), а также на других городищах потчевашской культуры в Барабинской лесостепи (Бараба …,1988, рис.56-2,12,16).

В Прииртышье, в Усть-Ишимских курганах, есть чашевидный сосуд с округлым дном, орнаментированный «жемчужником» в два ряда по венчику; «жемчужины» расположены в шахматном порядке (Коников, 1983, рис.3-1), а также чашевидный сосуд, орнаментированный рядом «жемчужника» в сочетании с прочерченными линиями и насечками по краю венчика (Коников, 1983, рис. 1-9).

Таким образом, практически вся керамика, аналогичная сосудам второго типа, укладывается в хронологический период с VII в.н.э. до первых веков II тыс. н.э. В этих пределах можно датировать и среднетомскую керамику, орнаментированную «жемчужником». Не противоречит этой датировке и форма сосудов, на которых нанесена орнаментация «жемчужником». В частности, в средневековых памятниках сопредельных территорий встречаются высокие круглодонные чаши, как орнаментированные, так и без орнамента.

Орнаментированные высокие чаши известны в могильнике Релка VI-VIII вв. (Чиндина, 1977, табл.4) и в целом в керамическом комплексе релкинской культуры в Нарымском и Томском Приобье (Могильников, 1987, табл. XCIV, XCV), а также в памятниках IX-X вв. в Томском Приобье (Плетнева, 1984, рис.7-6; 8-1). В Новосибирском Приобье такая форма керамики известна на городище IX-X вв. Юрт-Акбалык-I (Троицкая, Соболев, 1978, рис.4), в погребениях IX-X вв. Красного Яра-I. В этом же могильнике известен сосуд в виде высокой округлодонной чаши, который датирован концом I — началом II тыс. н.э. (Троицкая, 1978, рис.1-10,11; рис.3-12). Такие же чаши есть в Среднем Прииртышье в памятниках потчевашской культуры, в Усть-Ишимских курганах и в целом в усть-ишимской культуре (Коников, 1983, рис.1, рис.2; Коников, 1984, рис.З; Могильников, 1987, табл. LXXXIV).
Известны также круглодонные высокие чаши без орнамента, аналогичные найденным в Среднем Притомье на поселениях Сосновка-4. Курья-2, городище Маяк. Очи встречены в Томском Приобье в Тимирязевском курганном могильнике II, в Архирейской Заимке (Беликова, Плетнева, 1983, рис.25-2; 67-1; 78-11), То есть в памятниках, которые датируются VI-VIII вв.

Орнаментация «жемчужником» в Среднем Притомье наносилась также на плоскодонные сосуды. Такая форма сосудов встречается на сопредельных территориях реже, чем круглодонная посуда. Установлено, что плоскодонные сосуды изготавливали тюрки в VI-VIII вв. (Арсланова. 1983, с.99; Бараба … , 1988, с.59; Кызласов, 1969, с.38). Известна такая керамика и в более позднее время — в Барабе в могильнике Чулым-2 VIII-X вв. (Бараба … , 1988, рис.6-9; 15-5; 26-2), а также в Бобровском могильнике на Иртыше (Арсланова, 1963, табл. III; Арсланова, 1983, рис. 1-9,11,12,13), который датируется VIII-X вв.

Тип 3. 23 сосуда. Керамика с прямым венчиком, орнаментированная валиками. Полная форма сосуда восстановлена в шести случаях — большие митровидные сосуды с округлым дном. Валик налепной, по форме сечения острореберный, шириной 0,2-0,3 см, гладкий или рассеченный гребенкой. По характеру расположения валика по поверхности сосуда выделяются три подтипа.

9. Горизонтальными валиками в один, редко в два ряда, украшены 12 сосудов, во всех случаях в сочетании с рядом круглых чмок над валиками или под ними. По краю венчика часто нанесены гладкие насечки. Иногда также насечки или наколы нанесены ниже валика по поверхности сосуда горизонтальными рядами (только на сосудах поселения Курья-4) (рис.4-5).

10. Горизонтальными валиками в сочетании с вертикальными орнаментированы 10 сосудов. Обычно такие сосуды имеют следующую орнаментальную композицию. В верхней части венчика идет налепной валик, под ним ряд круглых ямок. По плечику сосуда от одного до трех рядов горизонтального валика, от них ко дну сосуда лучами идут налепные валики, расположенные на равном расстоянии друг от друга, реже попарно. По краю венчика иногда нанесены гладкие наклонные насечки (рис.4-1,3,4: рис.5).

11. На поселении Сосновка-3 найден сосуд с горизонтальным валиком, в сочетании с валиком, образующим треугольники. Здесь орнаментированная композиция построена как в предыдущем подтипе, только вместо вертикальных валиков под тремя рядами горизонтальных идут три ряда валиков, образующих треугольники углами вниз (рис.4-2). Сосуды этого типа обнаруживают полное сходство с такой же керамикой, известной в Томском Приобье на поселениях Тимирязевское-1, Кисловка II (Беликова, Плетнева, 1983, рис.82 — 1; 90 — 6,7; 91 2; 93-3), а также с керамикой поселения Круглое Озеро II и других на Средней Оби (Чиндина, 1991, рис.18). Валиковая керамика в Томском Приобье и Среднем Приобье найдена не только на поселениях, но и в могильниках.

Особенность этой керамики в том, что трудно найти ей точные аналогии и по форме, и по орнаментации, не только на территории Западной Сибири, вне Притомья, но и в других регионах страны.

Вопрос о датировке валиковой керамики, времени ее появления в Притомье и на Средней Оби уже ставился в литературе. Так, валиковая керамика могильника Релка, выделенная Л.А. Чиндиной в III тип орнаментации, датируется VIII в. (Чиндина, 1977, рис.38; Могильников, 1987, с.228). О.Б. Беликова и Л.М. Плетнева отмечали, что валиковая керамика появляется в Томском Приобье с IV-V вв. н.э. и существует до IX-X вв., причем основная ее часть приходится на середину этого периода — Кисловка-II, Тимирязевский курганный могильник-1, Басандайка-IV (Беликова, Плетнева, 1983, с. 100). Для керамики с вертикальны¬ми валиками была предложена дата в пределах второй половины I тыс. н.э. — нач. II тыс. н.э. (Бобров, Новгородченкова, 1987, с.158).

Относительно датировки валиковой керамики Среднего Притомья можно сказать следующее. Очевидно, что вся валиковая керамика, независимо от способа нанесения валиков на поверхность сосудов, датируется одним временем. На это указывает одинаковое оформление венчика сосудов — прямые, с горизонтальной верхней поверхностью. Для выяснения датировки этой посуды важно отметить, что сосуды с вертикальными валиками были найдены на поселениях Лачиново-1 и Сосновка-4 вместе с низкими округлодонными чашами. Их можно объединить в одну апологическую и хронологическую группу с валиковыми сосудами по следующим морфологическим и орнаментальным признакам: округлое дно, одинаковая форма венчиков (прямые, с горизонтальной верхней поверхностью), косые насечки по краю венчика, круглые ямки по венчику. Об одновременности этих сосудов говорит тот факт, что на поселении Сосновка-4 сосуд с валиками и обломки низкой чаши были найдены в одном жилище, т.е. в закрытом комплексе.

В широких хронологических пределах мы датируем валиковую керамику Среднего Притомья второй половиной I тыс.н.э. — нач.II тыс.

Сложнее вопрос о происхождении валиковой керамики в Притомье. Точных аналогий керамике с горизонтальными валиками вне Притомья неизвестно. Наиболее близкие аналогии керамике с вертикальными валиками известны в восточных районах. Это трипод из юго-восточного Забайкалья, который сходен со среднетомскими сосудами и по орнаментальной композиции, и по оформлению верхней части (Гришин, 1975, с.42-43; Гришин, 1981, с. 114). Датировка триподов — с конца II тыс. до н.э. до V-IV вв. до н.э. (Окладников, 1959, с. 125-126), хотя вопрос о происхождении триподов до сих пор открыт. В настоящее время конечной датой существования триподов считается III-II вв. до н.э., т.е. начало гуннской эпохи. Сосуд, полностью аналогичный валиконым сосудам с таких поселений Среднего Притомья, как Лачиново-1 и Сосновка-4, известен в погребении, раскопанном в Приангарье в устье р. Цэпань. Это относительно тонкостенный сосуд, который имеет слегка утолщенный венчик с горизонтальной верхней поверхностью, свисающий над стенками карнизиком. Карнизик рассечен косыми насечками. По венчику нанесен ряд круглых ямок, ниже идут вертикальные, слегка скошенные, тонкие налепные валики, параллельные друг другу. На некоторых фрагментах налепные валики сходятся под острым углом в виде треугольников, вписанных друг в друга (Окладников, 1940, с. 109,1 рис.39). Подобные сосуды, как отмечает А.П. Окладников, известны на Верхней Ангаре и по всему Байкальскому побережью, около Иркутска, на Верхней Лене, вниз по Ангаре, а также на Подкаменной Тунгуске (Окладников, 1940, с. 110). Цэпаньское погребение датировано А. П. Окладниковым бронзовым веком.

Таким образом, мы можем констатировать относительную древность этого орнамента и согласиться с теми исследователями, которые полагают, что валиковая керамика появляется в Притомье из восточных районов Сибири.

Тип 4. 8 сосудов. Керамика с отогнутым наружу венчиком, орнаментированная наколами и вдавлениями различной формы по венчику или тулову. Два сосуда с поселения Курья-7 украшены несколькими горизонтальными рядами точечных наколов по венчику; ниже такие же наколы образуют треугольники, вертикальные линии. Один сосуд с этого же поселения орнаментирован короткими наклонными насечками по краю венчика и двумя горизонтальными рядами наклонных наколов овальной формы. Один сосуд из городища Маяк также орнаментирован точечными наколами; в верхней части сосуда они расположены в беспорядке, а ниже образуют полукружья. Другой сосуд орнаментирован гребенкой по верхней поверхности и пальцевыми вдавлениями по венчику и третий — косыми насечками по верхней поверхности и пальцевыми вдавлениями по венчику. Сосуд с поселения Курья-4 заглажен зубчатым инструментом в горизонтальном направлении, а затем орнаментирован оттисками зубчатой палочки. Венчик изнутри и снаружи имеет карнизики, на которых нанесены гладкие наклонные насечки. Другой сосуд с этого же поселения орнаментирован рядами чуть заметных штрихов, идущих в горизонтаяьном направлении. Такая керамика находит аналогии в памятниках лесной и лесостепной полосы. Так, в Томском Приобье в Тимирязевском курганном могильнике-1, который датируется VI-VIII вв., известен венчик сосуда, орнаментированный мелким наколами, образующими полукружья, как на сосудах с посе¬ления Курья-7 и городища Маяк (Беликова, Плетнева. 1983, рис.42-12).

Таким образом, керамический комплекс второй половины I тыс. н.э.- нач. II тыс. н.э., полученный с поселений Среднего Притомья, можно охарактеризовать следующим образом. Почти все средневековые сосуды орнаментированы, известно всего несколько сосудов без орнамента. Преобладает керамика с включением в композицию круглых ямок. «Жемчужник» встречается реже. На сосудах не встречаются одновременно ямки и «жемчужник». Нередки насечки или пальцевые вдавления по краю сосуда, реже — наколы по верхней поверхности венчика. Орнамент расположен преимущественно по венчику сосуда горизонтальной зоной или горизонтальная зона сочетается с так называемыми «свисающими» элементами (валики, прочерченные линии), расположенными вертикально, иногда до зоны дна, или наклонно. Аналогичный орнаментальный прием известен на средневековой керамике Западной Сибири. В Томском Приобье это поселение Кисловка-II, где «свисающие» элементы образованы прочерченными линиями или валиками, поселение Кисловка- VII, Тимирязевское городище-IV, Тимирязевское-1 поселение (Беликова, Плетнева, 1983, рис.91-4; 100- 1,6; 85-11; 82-1 и др.) Такое же расположение элементов орнамента известно в Новосибирском Приобье, на керамике городища XI-XIII вв. Седова Заимка (Романцова, 1978, рис.3-1), в Усть-Ишимских курганах второй половины Х-ХII вв. (Коников, 1983, рис.1-9; Коников, 1984, рис.3-12). В Нижнем Приобье свисающие элементы есть на керамике выделенных В.Н.Чернецовым оронтурского (VI-IX вв.) и кинтусовского (X-XIII вв.) этапов (Чернецов, 1957, табл.XIX,4,12; тa6n.XXXV,2). Сейчас дата оронтурского этапа нижнеобской культуры — IX-XI вв. (Ожередов, 1986, с.5).

Что касается формы сосудов, то практически все они имеют прямой венчик с горизонтально срезанной верхней поверхностью, реже с округлой верхней поверхностью; преобладают округлодонные формы (22 сосуда). Преобладание керамики с округлым дном характерно также для средневековых памятников второй половины I — начала II тыс. н.э. в Томском и Новосибирском Приобье, на Средней Оби, в Барабинской лесостепи, в Приишимье и Притоболье. В более западных районах в это время преобладают плоскодонные сосуды, в частности, в Поволжье практически вся керамика мордвы, марийцев плоскодонная.

В целом, керамический комплекс этого периода включает: 1) высокие митровидные сосуды с округлым дном, относительно тонкими стенками, часто довольно больших размеров, средний диаметр венчика 25 см, высота сосудов от 18 до 34,5 см (средняя — 28 см); 2) низкие чаши с округлым дном, соотношение высоты и диаметра венчика — 0.3-0,38, то есть меньше 0,5, высота сосудов 9-12 см , диаметр венчика от 26 до 31 см ; 3) высокие чаши с округлым дном, соотношение высоты сосуда и диаметра венчика 0,8-0,6, то есть больше 0,5; диаметр венчика от 6 до 13,5 см , высота сосудов от 4 до 9,5 см ; 4) горшковидные сосуды (3 экз.) с плоским дном, с хорошо выраженным плечиком, диаметр венчика чуть больше или равен высоте сосуда; диаметр венчика от 9,5 до 26 см, высота сосудов от 9,5 до 28 см , диаметр дна от 4 до 12 см.

Надо отметить, что при наличии сходных черт он не имеет точных аналогий в известных сейчас культурах этого времени. Основное отличие керамики релкинской, одинцовской, потчевашской культур в том, что там была распространена керамика со штампованным и гребенчатым орнаментом в сочетании с ямками и «жемчужником». В наших материалах, а это керамика выделенных нами первого и второго типов, ямки и «жемчужник» не встречаются в сочетании с гребенчатыми узорами. Исключением является один сосуд с поселения Лачиново-1, но и здесь гребенка нанесена только по верхней поверхности венчика. Следовательно, можно констатировать отсутствие сильного влияния кулайцев на формирование культуры племен Среднего Притомья, как это отмечено для соседних территорий. Можно предположить, что в целом керамический комплекс Среднего Притомья эпохи средневековья датируется более поздним временем, то есть концом I — началом II тыс. н.э., но и в этом случае на сопредельных территориях нет точных аналогий всему комплексу.

Любая археологическая культура эпохи металла имеет характерный керамический комплекс или хотя бы какой-то тип керамики, который выделяет эту культуру из других; иногда по этой керамике даже дается название культуры, например, культура многоваликовой керамики, культура шаровидных амфор, культура воронкообразных кубков. Для культуры Среднего Притомья такой керамикой является керамика с валиковой орнаментацией, которая на территории Западной Сибири локализуется только в Притомье (Нижнем и Среднем) и в Среднем Приобье, а в сочетании с низкими чашами не встречается нигде, кроме Среднего Притомья.

На четырех поселениях Среднего Притомья исследовано 10 жилищ: Сосновка-3 — четыре жилища, Сосновка-4 — одно жилище, Курья-2 — два жилища, Курья-7 — три жилища. Жилища округлой в плане формы углублены в материк на 20-50 см, в центре обычно расположено кострище: угли, прокаленная земля. В плане и в профиле прослежены выбросы из жилищ, а также остатки бревен от перекрытия (рис.6). Площадь таких жилищ от 12 до 40 кв.м. По керамике, найденной в заполнении, эти жилища датируются эпохой раннего средневековья.

На соседних территориях известны несколько другие жилища эпохи средневековья.

На поселениях и городищах потчевашской культуры это прямоугольные наземные жилища с несколько врезанным в грунт котлованом, коридорообразными входами и очагами, расположенными преимущественно в центре. В усть-ишимской культуре известны два типа жилищ: полуземлянки, вероятно шатровой конструкции, котлован которых врезан в материк на 0,5 — 0,8 м, и наземные, одно- и двухкамерные. У жилищ прослежены коридоры-входы; очаги открытого типа расположены, преимущественно, в центре или немного смещены.

В релкинской культуре известны подквадратные и прямоугольные в плане полуземлянки площадью от 5-6 до 45-60 кв.м в Нарымском Приобье и до 64 кв.м в Томском Приобье, они вреза¬ны в материк на 0,3 — 0,5 м (Могильников, 1987, с.219). В центре или в западной половине жилища располагались очаги открытого типа размерами от 0,6 х 0,8 м до 1 х 1,4 м. Мощность очагов от 0,1 до 0,22 м, заполнены они песком темно-красного цвета, мелкими углями и прокаленным песком оранжевого цвета (Беликова, Плетнева, 1983, с. 103).

Таким образом, среднетомские жилища эпохи средневековья по форме не имеют аналогий в известных сейчас культурах лесной полосы. Они сходны только тем, что углублены в материк, а очаг расположен в центре жилища.

С определенными идеологическими представлениями племен Среднего Притомья в эпоху средневековья можно связать орнаментацию сосудов выделенного нами третьего типа керамики, т.е. с валиковой орнаментацией. Горизонтальный налепной валик, нанесенный самостоятельно или в сочетании с вертикальным, наносился, вероятно, для укрепления стенки сосуда в месте соединения горла и тулова. В большей степени он имел не только технологическое, но и семантическое значение, был своеобразным оберегом, т.е. охранял наиболее уязвимые части сосуда. Что касается вертикального налепного валика, такого, какой нанесен на сосудах Среднего Притомья, то он не имел технологической функции, т.к. наносился после формовки сосуда и имел неплотное соединение с поверхностью. Видимо, он имел декоративное и семантическое значение. Развертка сосуда с вертикальными валиками образует на рисунке солнце с расходящимися лучами, устье сосуда в этом случае образует диск солнца, обрамленный кругами валика, нанесенного на сосуде горизонтально, и кругом из ямок (рис.7). Вертикальные валики образуют лучи солнца (Окунева, Окунев, 1990, с.85-86). Можно предположить, что валиковые сосуды могли быть принадлежностью солярного культа, тогда возможно ввести такое понятие, как «солнечный» сосуд, по аналогии с понятием «солнечные» кони в петроглифике.

Таким образом, археологическую культуру, которая существовала в Притомье в эпоху раннего средневековья, можно охарактеризовать следующим образом. Территория ее охватывала практически все течение р.Томи (верховья менее изучены, возможно, в дальнейшем будут известны аналогичные археологические памятники). Возможно, в ареал культуры входила какая-то часть Кузнецкой котловины, по крайней мере, керамика, найденная там в погребениях, аналогична найденной на Средней Томи (рис.8). Время существования культуры можно определить в широких пределах второй половиной I тыс. н.э — началом II тыс. н.э. Более узкая хронология, вероятно, рубеж I и II тыс. н.э. В литературе уже предлагалось назвать средневековую культуру Притомья лачиновской (Бобров, Новгородченкова, 1987, с. 158).

Керамический комплекс этой культуры в Среднем Притомье, при общем сходстве с керамикой племен лесной и лесостепной зон, имеет ряд отличительных черт. Это, прежде всего, отсутствие орнаментации сосудов ямками или «жемчужником» в сочетании с гребенчатыми и штампованными узорами, а также наличие высоких митровидных сосудов, орнаментированных валиками в сочетании с ямками, в комплексе с низкими чашами, украшенными ямками. Жилища, исследованные на поселениях Среднего Притомья, также отличаются от жилищ, известных на соседних территориях.

Тип хозяйства в это время, видимо, был характерным для племен лесной полосы Западной Сибири — преобладание присваивающих видов хозяйственной деятельности над скотоводством и земледелием. Отмечено существование металлургии бронзы, что подтверждается находками керамических тиглей в одном из жилищ поселения Сосновка-3, а также костерезного дела (костяные предметы с городища Маяк).

Культуру населения Среднего Притомья в настоящее время невозможно отнести к какому-либо конкретному этносу. Это не позволяет имеющийся в наличии материал и общность историко- культурных традиций народов Западной Сибири, отмеченная этнографами.

Литература

1. Арсланова Ф.Х. Бобровский могильник // Известия АН КазССР. Серия общественных наук. — Алма-Ата, 1963. — был.4. — С.68-84.
2. Арсланова Ф.Х. К вопросу о связях племен Павлодарского Прииртышья с населением Западной Сибири (VII-XI вв.) // Этнокультурные процессы в Западной Сибири. — Томск; Йзд-во ТГУ, 1983. -С. 105-117.
3. Арсланова Ф.Х. Памятники Павлодарского Прииртышья (VII- XII вв.) II Новое в археологии Казахстана. — Алма-Ата, 1968. — С.98-111.
4. Бараба в тюркское время. — Новосибирск: Наука, 1988. — 175 с.
5. Беликова О.Б., Плетнева Л.М. Памятники Томского Приобья в V-VIII . — Томск; Изд-во ТГУ, 1983. — 244 с.
6. Бобров В.В., Кулемзин А.М., Новгородченкова И.В. Работы Южносибирской экспедиции Кемеровского университета // АО, 1,986. — М.: Наука. 1988. — С.217-219.
7. Бобров В.В., Новгородченкова И В. К проблеме валиковой керамики Притомья // Исторические чтения памяти Михаила Петровича Грязнова. Тезисы докладов областной научной конференции по разделам «Скифо-сибирская культурно-историческая общность»; «Раннее и позднее средневековье». — Омск; Изд-во Ом ГУ, 1987.-С.156-159.
8. Боброва А.И., Гребнева Г.И., Кирюшин Ю.Ф. Новые материалы к археологической карте Притомья // Вопросы археологии и этнографии Сибири. — Томск; Изд-во ТГУ, 1978. — С.86-90.
9. Гришин Ю.С. Бронзовый и ранний железный века Восточного Забайкалья. — М., Наука, 1975.- 135 с.
10. Гришин Ю.С. Памятники неолита, бронзового и раннего железного веков лесостепного Забайкалья. М.’, Наука, 1981. — 203 с.
11. Коников Б.А. Курганная группа Х-ХИ вв. н.э. у с. Усть-Ишим Омской области (К вопросу об усть-ишимской культуре) // Архео-логические памятники лесостепной полосы Западной Сибири. — Новосибирск, 1983.-С.96-111.
12. Коников Б.А. О некоторых вопросах раннесредневековой археологии Западной Сибири // Исторические чтения памяти Ми¬хаила Петровича Грязнова: Тезисы докладов областной научной конференции по разделам: «Скифо-сибирская культурно¬историческая общность», «Раннее и позднее средневековье: — Омск; Изд-во ОмГУ, 1987. С. 174-176.
13. Коников Б.А. Усть-ишимские курганы и некоторые вопросы раннесредневековой истории таежного Прииртышья // Западная Сибирь в эпоху средневековья. — Томск; Мзд-во ТГУ, 1984. — С.88- 98.
14. Коратаев А.М. Поселение у д. Лачиново на р. Томи (предварительное сообщение) // Археология Южной Сибири. — Кемерово: Изд-во КемГУ, 1980. -Вып.11. — С.45-53.
15. Кызласов Л.Р. История Тувы в средние века. М.; Йзд-во МГУ, 1969.~C.16.
16. Маркина Н.Т., Маркин С.В. Новые археологические памят¬ники Горной Шории (по результатам полевого сезона 1979 г.) // Археология Южной Сибири. — Кемерово; йзд-во КемГУ, 1985. — вып. 13. — С.59-64.
17. Могильников В.А. Угры и самодийцы Урала и Западной Сибири // Финно-угры и балты в эпоху средневековья. Археология СССР. — М.; Наука, 1987. — С. 163-235.
18. Молодин В.И., Соболев В.И., Елагин B.C. Городища тюрк¬ского времени Барабинской лесостепи // Археологические памят¬ники лесостепной полосы Западной Сибири. — Новосибирск, 1983. — С.68-81.
19. Ожередов Ю.И. Полевые исследования в Нарымском При¬обье // Памятники древних культур Сибири и Дальнего Востока. — Новосибирск: йзд-во ИИФФ, 1986. — С.4-8.
20. Окладников А.П. Погребение бронзового века в Ангарской тайге// КСИИМК, 1940. -Вып.8. — С.106-112.
21. Окладников А.П. Триподы за Байкалом // СА. -1959. -N3. — С.114-132.
22. Окунева И.В. Керамика поселения Курья-4 // Проблемы археологических культур степей Евразии. — Кемерово; Йзд-во Кем¬ГУ 1987а. -С.78-85
23. Окунева И.В. Поселения Среднего Притомья (ранний железный век и средневековье) // Автореферат дисс. … канд. ист. наук. Кемерово, 1990. -26 с. /
24. Окунева (Новгородченкова) И. В. Средневековые поселения Среднего Притомья’-// Проблемы археологии степной Евразии. Тезисы докладов. — Ч.П. — Кемерово: Йзд-во КемГУ, 19876. — С. 174-176.
25. Окунева И.В., Окунев В.А. О назначении валиковой керамики Среднего Притомья // Традиционное мировоззрение и культура народов Сибири и сопредельных территорий // Тезисы и материалы докладов и сообщений Всесоюзной научной конференции. -Улан-Удэ, 1990. — С. 85-86.
26. Плетнева Л.М. Погребения IX-X вв. в Томском Приобье // Западная Сибирь в эпоху средневековья. — Томск; йзд-во ТГУ, 1984. — С.64-87.
27. Романцова В.Д. Городище Седова Заимка // Этнокультурные явления в Западной Сибири. — Томск: йзд-во ТГУ, 1978. — С.81-90.
28. Троицкая Т.Н. Красный Яр-1 — памятник позднего железного века // Древние культуры Алтая и Западной Сибири. — Новосибирск; Наука, 1978. — С.99-117.
29. Троицкая Т.Н. Погребения с трупосожжениями конца 1 тыс. н.э. на р. Уени Новосибирской области // Археология Южной Сибири. — Кемерово; Мзд-во КемГУ, 1977. -Йып.9. — С. 121-130.
30. Троицкая Т.Н., Адамов А.А. Смена археологических куль¬тур в Новосибирском Приобье на рубеже I и II тыс.н.э. // Проблемы археологии степной Евразии; Тезисы докладов. — Кемерово; йзд-во КемГУ, 1987. — с. 177-178.
31. Троицкая Т.Н., Новиков А.В., Сальникова И.В. Погребения с сожжениями могильника Каменный Мыс // Вопросы древней истории Южной Сибири. — Абакан: Йзд-во ХакНИИЯЛИ, 1984. — С.80-97.
32. Троицкая Т.Н., Соболев В.И. Памятники железного века и позднего средневековья // Памятники истории и культуры Сибири. — Новосибирск; Наука, 1978. — С.31-42.
33. Чернецов В.Н. Нижнее Приобье в I тыс.н.э. // Культура древних племен Приуралья и Западной Сибири. — М.’, Йзд-во АН СССР, 1957. МИА. -N58. -С. 136-245.
34. Чиндина Л.А. История Среднего Приобья в эпоху раннего средневековья. — Томск; Йзд-во ТГУ, 1991. — 181 с.
35. Чиндина Л.А. Могильник Релка на Средней Оби. — Томск; йзд-во ТГУ, 1977. — 193 с.
36. Эрдниев У.Э. Городище Маяк. Кемерово, 1960. — 68 с.

Рис. 1. Керамика I-го типа: Курья-4 - 1; Сосновка-3 - 2, 7; Курья-7 - 3; Курья-2 - 4, 5; Сосновка-4 - б; Лачиново-1 - 8.

Рис. 1. Керамика I-го типа: Курья-4 — 1; Сосновка-3 — 2, 7; Курья-7 — 3; Курья-2 — 4, 5; Сосновка-4 — б; Лачиново-1 — 8.

Рис. 2. Керамика 2-го типа: Сосновка-3 - 1,2,5,8; Курья-2 - 3, 4, 6.

Рис. 2. Керамика 2-го типа: Сосновка-3 — 1,2,5,8; Курья-2 — 3, 4, 6.

Рис. 3. Керамика 2-го типа. Курья 4а - 1; Сосновка 3 - 2; Курья 7 - 3.

Рис. 3. Керамика 2-го типа. Курья 4а — 1; Сосновка 3 — 2; Курья 7 — 3.

Рис. 4. Керамика З-го типа: Сосновка-4 - 1: Сосновка-3 - 2; Лачиново-1 - 3; Курья-2 - 4; Курья-4 - 5.

Рис. 4. Керамика З-го типа: Сосновка-4 — 1: Сосновка-3 — 2; Лачиново-1 — 3; Курья-2 — 4; Курья-4 — 5.

Рис. 5. Керамика 3-го типа: Лачиново-1 - 1-4.

Рис. 5. Керамика 3-го типа: Лачиново-1 — 1-4.

Рис. 6. Поселение Сосновка-3. План раскопа 3, жилища 3 и 4.

Рис. 6. Поселение Сосновка-3. План раскопа 3, жилища 3 и 4.

Рис. 7. Развертка сосуда с валиковой орнаментацией.

Рис. 7. Развертка сосуда с валиковой орнаментацией.

Рис. 8. Карта ареала лачиновской культуры.

Рис. 8. Карта ареала лачиновской культуры.

Окунева И.В. Лачиновская культура // Памятники раннего Средневековья Кузнецкой котловины. Кемерово, 1997. С. 36-64.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
http://arheologija.ru/okuneva-lachinovskaya-kultura/