Наливкина М.А. Раскопки в Евпатории

К содержанию 51-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Археологическое изучение античных городов северо-западного Крыма, выяснение их роли в истории древнего Крыма и северного Причерноморья — одна из важных задач, стоящих перед советскими археологами. Открытые еще в дореволюционный период, а затем уже в наше время, особенно в результате систематических раскопок за 1948—1951 гг., археологические памятники в Евпатории и в Черноморске, в сочетании с имеющимися письменными источниками, позволяют выяснить ряд существенных сторон экономики и культуры двух городов северо-западного Крыма — Керкинитиды и Калос Лимен в античную эпоху.

Настоящая статья является кратким предварительным изложением основных результатов раскопок, производившихся в 1951 г. в Евпатории. В 1880 г. П. О. Бурачков, в поисках местоположения Керкинитиды, произвел пробные раскопки по всему северо-западному побережью Крыма. На пространстве от б. Карантина (Евпаторийского городища) до Майнакского озера, ближе к последнему, на «Плане городища близь Евпатории» 1, дважды переизданном Н. Ф. Романченко 2, примерно на месте исследованного в 1950—1951 гг. памятника, показаны следы каких-то древних фундаментов, которые исследователь определял как крепостные стены; виденные же остатки круглых построек он принял за башни. Следы крепостной стены и башен, а также фундаменты других построек, отмеченные П. О. Бурачковым в 1880 г., сохранялись на поверхности и во время раскопок Археологической комиссии под руководством Н. Ф. Романченко в 1895—1897 гг.

Исследованный в 1950—1951 гг. памятник находится в дачном районе Евпатории на расстоянии 2,5 км от Евпаторийского городища, где локализуется Керкинитида, упоминаемая в херсонесских надписях и древними авторами. Раскоп расположен на ровном месте, там, где в 1941 г. на углу 5-й Продольной улицы и 7-й линии, были обнаружены и подвергнуты частичной зачистке рустованные камни 3. В 1950 г. здесь начаты небольшие разведочные раскопки 4. Исследованный в 1951 г. раскоп II своей южной частью упирается в одно из зданий, на севере захватывает часть 5-й Продольной улицы, на западе вплотную подходит к жилой и хозяйственной постройке, принадлежащей тому же зданию; с востока раскоп может быть увеличен до выхода на 7-ю линию. Общая площадь раскопа за два года работ достигла 255 м2.

В 1951 г. окончательно выяснена стратиграфия слоев исследуемого участка. Под верхним песчаным слоем, толщиной 0,5—0,6 м, залегал слой чистого песка 0,3 м толщиной и слой погребенной почвы 0,4—0,5 м толщиной. Раскоп доведен до материковой известняковой скалы.

В результате двухлетних раскопок открыто круглое каменное сооружение (рис. 53). Диаметр его, включая толщину стен, равен 6,2 м, внутренний — 5,5 м. Открыто 12 рустованных снаружи камней нижнего ряда кладки сооружения (размеры камней нижнего ряда: длина 0,9—1,1 м, высота 0,7—0,73 м и толщина 0,6 м) и два камня второго ряда (в с.-в. части) общей высотой 1,3 м. В с.-з. части круга вскрыт небольшой отрезок кладки внутренней стены сооружения с четкими следами или отпечатками от выбранных больших камней внешнего фасада. Подобные отпечатки от выбранных камней прослежены и в других частях круга. Открытый в 1951 г. с.-з. участок стены окончательно убедил в том, что сооружение имело круглую форму. Камни наружной поверхности постройки положены насухо, отесаны по кругу весьма тщательно, а кроме того, отделаны рустом. Изнутри во многих частях, особенно там, где сохранились два камня второго ряда кладки, стена выложена мелким рваным камнем на глине.

Рис. 53. Круглое каменное сооружение IV—III вв. до и. э. (вид с северо-востока).

Рис. 53. Круглое каменное сооружение IV—III вв. до и. э. (вид с северо-востока).

Исследование ниже подошвы камней нижнего ряда показало, что кладка лежит непосредственно на плотном суглинисто-супесчаном грунте без всякого фундамента. Вход, надо предполагать, с западной стороны; явных следов от камня в этой части круга не прослежено.

В северной части, внутри круга открыто прямоугольное ограждение (размером 0,9 м X 1 м). сложенное из необработанных камней, поставленных на ребро. При зачистке внутри ограждения прослежен слой золы и угля толщиной 0,1 м. Из находок здесь следует отметить мелкие обломки стенок амфор и кости лошади (челюсть с клыком и бедренная кость) 5. Камни ограждения поставлены на подсыпке из песка в 0,15—0,20 м.

За предполагаемым входом в круглое сооружение, на мостовой, выложенной мелко раздробленным известняком, в западной и юго-западной частях раскопа обнаружены две стенки, повидимому, ограды, идущие под прямым углом одна к другой. Два отрезка одной из стенок, идущих с востока на запад, разделены промежутком в 1,2 м, по всей вероятности, входом. Семиметровый отрезок второй стенки, примерно посередине открытой части, разорван при прокладке здесь позднейшего водопровода. Не исключена возможность, что отходящая к юго-западу от круглого сооружения часть стенки, открытая ранее, также имела отношение к выявленным частям ограды. Стенки ограды — тонкие, толщиной всего 0,4—0,5 м и сложены из рваного камня на глине. И прямоугольное ограждение и ограды производят впечатление не связанных с основным круглым сооружением.

Остается сказать несколько слов о яме, открытой в 1951 г. в с.-з. углу раскопа 6. Она вырыта в материке, имеет цилиндрическую форму; диаметр ее 1,5 м, глубина 2,2 м от уровня подошвы небольшой стенки, к западу от которой она обнаружена. Вокруг горловины ямы оказался слой угля толщиной в 0,7—1 м. На глубине 3 м в яме выступила вода, и дальнейшая расчистка была невозможна. При исследовании слоя снаружи и внутри круглого сооружения и в засыпи ямы обнаружена керамика, которая может быть датирована IV—III вв. до н. э.

Найденный внутри круглого сооружения в 1941 г. краснофигурный гуттус с 16-ю бронзовыми херсонесскими монетами 7, а также отдельные обломки чернолаковых сосудов разных форм (киликов, чашек, канфаров и др.), встреченные в процессе двухлетних раскопок, относятся к IV—III вв. до н. э. Амфоры, найденные в культурном слое и в яме, датируются не позднее III в. до н. э., самые ранние из них — началом IV и даже V в. до н. э. Кроме обломков чернолаковых сосудов IV в. до н. э., обнаружены обломки херсонесских, фасосских и гераклейских амфор. На одном из обломков фасосской амфоры имеется буква (в (бета), нанесенная красной краской. Из клейм на горлах амфор встречены исключительно гераклейские энглифические клейма, притом в небольшом числе (пять); некоторые из них читаются с трудом. Поддающиеся прочтению гераклейские клейма относятся к I и II группам классификации Б. Н. Гракова, т. е. к IV и к III вв. до н. э. Одно имя на гераклейском клейме (найдено в круглом сооружении), а именно NosacC, встречено и в гераклейской группе клейм из находок в Мирмекие, исследованных А. А. Нейхардт. Б. Н. Граков считает это имя малоазийским 8. Из находок 1951 г. интересен обнаруженный в яме обломок сероглиняной чашки с граффито, состоящим из двух букв: Г (гамма) и Е (эпсилон) на дне снаружи. Чашка выполнена на круге, внутренняя ее поверхность подвергнута ручному, «решетчатому» лощению. На основании предварительной обработки находок, постройку круглого сооружения следует отнести к IV—III вв. до н. э.

Остается недостаточно ясным назначение открытой постройки. Выдвинутое нами в 1950 г. предположение, что сооружение могло быть крепидой кургана, отпадает. Против такого определения говорит наличие внутренней облицовки из мелкого камня, обнаруженной в некоторых частях сооружения, что было бы совершенно излишне для крепиды кургана. Кроме того, ни одной человеческой кости ни внутри, ни вне сооружения найдено не было.

Не исключено, что, по аналогии с изданными в атласе Дюбуа круглыми сооружениями, скорее всего башнями (по Дюбуа, толосами) Гераклейского полуострова 9, и Евпаторийское сооружение следует считать также круглой башней (сторожевой?).

Возможно, что П. О. Бурачков был прав, определяя виденные им в 1880 г. очертания круглых в плане фундаментов как остатки башен.

Особенности устройства открытого памятника (отсутствие стилобата, следов колонн и перекрытия 10 подчеркивают своеобразие постройки. Такого рода памятников в северном Причерноморье пока не обнаружено.

Из числа античных памятников, открытых в Малой Азии, в северной Фригии, на границе с Вифинией можно указать на некоторые похожие на евпаторийское круглое сооружение 11. Это тоже каменные круглые в плане сооружения, очень близкие по размерам евпаторийскому (диаметр одного из малоазийских сооружений равен 5,5 м). К сожалению в публикациях малоазийских круглых сооружений даны лишь очень краткие описания. Исследователи, занимавшиеся изучением этих построек, предположительно определяли их как погребальные или как места культа. Один из исследователей (Андерсон) склонялся к выводу, что круглые сооружения являются ботросами и что они, повидимому, были связаны с культом хтонических божеств.

Дальнейшее изучение открытого в Евпатории памятника, возможное в северо-западном и в восточном направлениях, должно дать материалы и для определения его назначения.

К содержанию 51-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. ЗООИД, т. XII, стр. 242, табл. III.
  2. Археологические известия и заметки, т. II, 1894, стр. 9; ИАК, вып. 25, стр. 172.
  3. В Евпаторийском музее хранятся схематический план и фотографии обнаруженных в 1941 г. рустованных камней.
  4. КСИИМК, XLV, стр. 114 сл., рис. 52.
  5. Определение В. И. Бибиковой.
  6. На прилагаемую фотографию яма не попала.
  7. Судя по предварительному определению, до их очистки.
  8. Б. Н. Граков. Энглифические клейма на горлах некоторых эллинистических остродонных амфор. Труды ГИМ, вып. 1, 1926, стр. 165.— А. А. Нейхардт. Памятники керамической эпиграфики Мирмекия и Тиритаки, как источник для изучения торговых связей Боспорского царства в эллинистическую эпоху. Автореферат кандидатской диссертации. М., 1951.
  9. F. Dubois de Montpereux. Voyage autour du Caucase et… en Crimee. Па-риж, 1843, т. VI, стр. 187 и атлас, табл. XXI. Диаметр круглых построек, описанных Дюбуа, равен 18—25 футам, т. е. около 5—7 м. Толщина стен 2 фута, т. е. 0.6—0,7 м.
  10. Ни одного обломка черепиц за все годы раскопок здесь не обнаружено.
  11. J. G. С. Anderson. Exploration in Asia Minor during: 1898, BSA, 1897—’1898, № 14, стр. 58,—Th. Wiegand. MHTHP^TEYNHNH, AM, XXXVI, стр. 306—307, прил. к стр. 302 сл.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика