Кобылина М.М. Раскопки Фанагории

К содержанию 51-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Раскопки Фанагории в 1951 г. были организованы Институтом истории материальной культуры АН СССР и Государственным музеем изобразительных искусств им. А. С. Пушкина 1.

Экспедиция продолжила исследование восточного некрополя Фанагории и начала раскопки юго-восточной части городища.

В 1950 г. Фанагорийская экспедиция производила раскопки на холме «И», к востоку от холма «Е», исследованного в 1948 г. 2 и отделенного от него небольшой ложбиной. Здесь был обнаружен античный некрополь. На площади 120 м2, снятой сплошь до материка, открыто 57 могил. Материк представлял собою желтый, ниже — белый песок, а в северной части раскопа имел каменистую корку, выходившую на поверхность бесформенными глыбами. В 1951 г. вскрыто 100 м2 площади и раскопано еще 53 могилы.

Сохранность могил — различна. Многие более поздние были врезаны в ранние могилы. Поэтому очень многие из ранних погребений оказались разрушенными. Большинство отдельных находок в грунте относится к IV—I вв. до н. э., и связано с поврежденными еще в древности захоронениями.

Некрополь на холме «И» принадлежал массовому населению города, в его обильном инвентаре очень мало драгоценных вещей (только в нескольких могилах были найдены листки погребальных венков, сделанные из золотой фольги). Украшения (кольца, браслеты), а также фибулы, пряжки — в громадном большинстве бронзовые и лишь очень редко попадаются серебряные. Правда, есть отдельные вещи, отличающиеся высоким качеством исполнения, например, бронзовая серьга с женской головкой и бронзовое кольцо-печать (могила № 39) 3, подвеска в виде головы барана из стеклянной массы (№ 75).

Материалы некрополя являются важным источником для суждения о составе населения города III в. до н. э. — III в. н. э., о его культуре и значительно дополняют собранные ранее данные.

За исключением одной подбойной (№ 128), все могилы простые грунтовые. Только в тех случаях, когда могила была впущена в материк, удавалось проследить ее дно. Оно имело обычно форму вытянутого прямоугольника, иногда с немного скругленными углами; могила воина с мечом (№ 57) расширялась в одном конце. Могилы, крытые соленами, как на холме «Е», не встретились, но найдены фрагменты вертикально стоящих соленов (у головы или ног). В большинстве случаев дно выстилалось камкой, которую находили и сверху на костяке; очевидно, погребение закрывалось камкой.

В некоторых могилах обнаружены подстилка из серой материковой глины (например № 102, 113 и др.) и засыпка погребения тонким слоем в 2—3 см такой глины (№ 83, 124 и др.).

В некоторых погребениях сохранились следы или незначительные остатки деревянных гробов. Как и на холме «Е», были открыты захоронения младенцев в разбитых глиняных сосудах, амфорах или плоскодонных кувшинах, накрытых большими обломками других сосудов (№ 3, 9, 41 и др.).

[adsense]

Обычным является трупоположение на спине; конечности вытянуты. Обнаружено лишь два скорченных погребения: одно сопровождалось небольшим одноручным сосудом эллинистического типа (№ 92), другое без инвентаря (№ 24). Кроме того, в могиле II в. н. э. (№ 48) костяк лежал со скрещенными в нижней части голеней ногами (левая голень сверху).

Ориентация могил различна. Сохранность костей очень плохая. Подбор сопровождающих вещей разнообразен и характерен. В могиле II в. до н. э. (№ 14) в погребении юноши, кроме медной монеты, одноручного сосуда и ножа с костяной ручкой, обнаружен железный стригиль, свидетельствующий о занятиях молодого фанагорийца физической культурой. При мужском захоронении I в. до н. э. (№ 37), кроме медной монеты, светильника и одноручного сосуда, лежал железный меч с рукояткой без перекрестия. В погребении мальчика (№ 61) найден большой сосуд, в котором находились остатки шкатулки, игрушки (астрагалы), а также железный ножичек, клык собаки, глиняная чашечка, кусочек пемзы.

Особенно хорошо представлены разнообразнейшие по формам сосуды: леканы, пелики, одноручные сосуды, флаконы, светильники, чаши. Большинство их сделано из фанагорийской глины, многие расписаны акварельными красками. Эта керамика довольно тонкой выделки и, в большинстве случаев, античных форм.

В погребальном обряде особую роль играли тризны, обнаруженные над погребениями и в стороне от них в виде остатков костра с обломками посуды и обожженных костей животных (барана, лошади) и птиц.

Помимо значительного количества нарушенных мест тризны, очевидно, поврежденных более поздними могилами, встречены и хорошо сохранившиеся; например у детской могилы (№ 23), которая датируется мегарской чашкой II в. до н. э.

В погребении (№ 130) без инвентаря у ног костяка обнаружены череп и четыре копыта лошади.

Кроме таких элементов негреческого обряда погребения, заслуживают внимания надгробные памятники смешанного греко-синдского характера, также свидетельствующие о смешанном греко-синдском населении Фанагории. Раскопки некрополя «И» в 1950—1951 гг. дали целый комплекс каменных изваяний — надгробных памятников, концентрированных в могилах, расположенных вдоль восточного края холма. Найдено 10 изваяний различного качества и стиля — от грубых схематических антропоморфных изображений до пластических, в форме бюстов или целых фигур. Два антропоморфных камня обнаружены в могилах II в. до н. э. (№ 81, 98), статуя женщины в гиматии найдена в закладе могилы (№ 128) I в. н. э. (рис. 51); камень с фронтоиообразным завершением и отверстием для возлиянии был обнаружен у могилы II в. до н. э. (№ 23). Другие изваяния принадлежат разрушенным могилам, вероятно того же времени.

Рис. 51. Известняковая статуя женщины из заклада могилы I в. н. э.

Рис. 51. Известняковая статуя женщины из заклада могилы I в. н. э.

Могилы II—III вв. н. э. некрополя «И» дают яркую картину сарматизации Фанагории. Основным инвентарем в них является сарматская посуда — сероглиняные лощеные одноручные сосуды с полосами сетчатого орнамента, исполненного лощением, несколько различные по форме, но в общем однотипные. Встречаются сарматские зеркала. В то же время сохраняется и старый эллинизированный тип инвентаря. Об этом свидетельствует женское погребение III в. н. э. (№ 18). Оно ориентировано на восток; в изголовье найден изящный вытянутый флакон с воронкообразным горлом; около кисти руки — стеклянная пронизь с изображением Афродиты-Анадиомены; у черепа — стеклянные с позолотой бусы, а у пояса — часть бронзовой фибулы.

В 1951 г. начато исследование юго-восточной части городища (рис. 52 а, б), где ранее были сделаны важные находки, относящиеся к мест¬ному фанагорийскому производству. В 1929—1931 гг. на поверхности в этой части городища была обнаружена и раскопана гончарная печь IV в. н. э. хорошей сохранности 4. Недалеко от печи, уже за пределами городища, к востоку, на ближайшем холме, в 1939—1940 гг. экспедицией под руководством В. Д. Блаватского была выявлена свалка керамики, давшая очень ценный материал для суждения о местном керамическом производстве IV в. до н. э. Здесь были найдены сосуды типа энохои из местной глины с клеймами (рельефным изображением канфара и буквами «ФА» в круге) 5 и обломок сосуда с великолепным рельефным штампом (изображением в круге головы силена и букв «ФА») 6. Эти находки служат доказательством высокого развития фанагорийского гончарного ремесла в IV в. до н. э.

В 1947 г. в 50 м к юго-востоку от печи, в тощем загородном слое, открыт комплекс терракотовых статуэток — явный выброс фанагорийской мастерской 7, давший обильные материалы для суждения о местном производстве терракот.

Все эти находки вызвали необходимость изучения юго-восточной части городища. Раскопки, произведенные здесь в 1951 г., невелики. Целью их было изучение стратиграфии культурных слоев. Площадь раскопа в 16 кв. м примыкала с севера к раскопу 1930—1931 гг. и немного врезывалась в него в юго-западной части.

Обнаружен городской культурный слой мощностью 3,8 м. Общий характер находок свидетельствует об освоении этого участка с IV в. до н. э. К этому времени относится основная масса находок, хотя в самом нижнем слое есть и отдельные обломки посуды V и даже VI в. до н. э. С IV В. до н. э. город существовал здесь в течение восьми веков и с V в. н. э., повидимому, эта часть города была заброшена.

В слое III в. н. э., втором сверху, на глубине 1,8—1,9 м обнаружен развал печи и примыкающая к ней вымостка. Сохранились остатки сырцовой кладки в один слой. Она проходила с востока на запад, слегка закругляясь к северу. Сырцовые кирпичи (0,1 X 0,2 м) кладки лежат на подстиле из камней среднего и мелкого размера (известняк, плитняк, песчаник, булыжник). На выкладке открыт завал (0,94 X 0,52), поднимающийся на 0,15 м. Среди обломков плотно лежащих сырцовых кирпичей есть куски сырцовой обмазки, покрывавшей, очевидно, стенки печи и шлакированной вследствие высокой температуры. Завал уходит в северный и западный борт раскопа, в толщу нераскопанной соседней площади.

Находки в рыхлом золистом грунте, сопровождающем остатки печи, свидетельствуют и о времени ее функционирования, и о характере производства. Профилированные ручки сосудов определяют дату печи III в. н. э. Судя по находкам, печь служила для обжига разнообразных глиняных изделий. Здесь найдено много обломков черепицы, среди них один с неровной нижней поверхностью, повидимому, брак; несколько поздних грузил — вытянутых, плоских, с врезанным орнаментом и одно круглое; обломок колеса терракотовой повозочки с неправильным направлением отверстия (брак); фрагменты сероглиняных лощеных сосудов с линейным орнаментом и плоскодонных простых кувшинов, среди которых есть расслоившиеся, вздувшиеся от сильного обжига; фрагменты амфор, две подставки и пр.

Ввиду того, что завал был вскрыт лишь частично, полная расчистка не производилась, остатки печи и примыкающая к ней вымостка сохранены на месте. Дальнейшие раскопки велись к югу от вымостки на небольшой площади, книзу еще более уменьшенной уступами — контрофорсами, оставленными у очень непрочных, рыхлых вследствие большого количества золы, стенок раскопа; самая нижняя площадь раскопа равнялась 1,3 X 1,5 м. По мере углубления, ниже вымостки характер находок постепенно менялся. На глубине 2,28—2,80 м выявился третий слой мощностью 0,52 м. Он датируется краснолаковой керамикой I—II вв. и все более увеличивающимся количеством эллинистических находок (фрагментами амфор и чернолаковых сосудов). В слое встречались большие куски шлакированного сырца и масса обломков посуды. Ниже обнаружен слой III—I вв. до н. э. Мощность этого четвертого слоя — 0,6 м.

Рис. 52а. План раскопа „Керамик" в юго-восточной части городища Фанагории. Остатки сооружения: 1 — вымостка 2 — вола; 3 — камня; 4 — глина; 5 — черепки; — сырец.

Рис. 52а. План раскопа „Керамик» в юго-восточной части городища Фанагории. Остатки сооружения: 1 — вымостка 2 — вола; 3 — камня; 4 — глина; 5 — черепки; — сырец.

Нижний слой (пятый) толщиной в 0,55 м залегает на материке — зеленовато-желтой глине. Он представляет собою влажный суглинок с массой обломков керамики; среди них фрагменты амфор V—IV вв. и чернолаковой посуды VI—IV вв. до н. э., куски сырца, мелкие камни. В этом слое открыты остатки сырцового сооружения, очевидно, печи; расчисткой выявлена кладка на протяжении с В на 3 — 1,05, с С на Ю — 0,55 м из мелких сырцовых кирпичей (длиной 0,10—0,15 м), лежавших слоем толщиною 0,55—0,10 м; с с.-з. стороны видны пять сырцовых кирпичей; с ю.-в.— четыре. Один из кирпичей был полукруглой формы. Отдельные сырцы лежали к югу и востоку от кладки; к ним примыкал завал золы и расслоившихся сырцов. Остатки печи уходят под вымостку.

Рис. 52б. Разрез раскопа «Керамик». Точка Д лежит на южном борту на расстоянии 1,7 м от юго-восточного угла на глубине 2,5 метра от поверхности; точка Ж лежит на 1,17 м от южного борта и на 2,07 м от восточного борта; точка Е лежит на северном борту на расстоянии 1,2 м от северо-западного угла на глубине 1,8 м от поверхности.

Рис. 52б. Разрез раскопа «Керамик». Точка Д лежит на южном борту на расстоянии 1,7 м от юго-восточного угла на глубине 2,5 метра от поверхности; точка Ж лежит на 1,17 м от южного борта и на 2,07 м от восточного борта; точка Е лежит на северном борту на расстоянии 1,2 м от северо-западного угла на глубине 1,8 м от поверхности.

Таким образом, на исследованном участке обнаружен район города античного периода. Остатки печи и общий характер сопровождающего сооружение культурного слоя, обильно насыщенного золой, кусками сырца, множеством обломков посуды (среди которых много брака) и других глиняных изделий, говорят о том, что на участке с IV в. до н. э. находились мастерские ремесленников-гончаров. По всей вероятности, выбор места для «Керамика» определялся наличием здесь залежей глины.

Дальнейшее исследование должно дать новые важные материалы для выяснения производства глиняных изделий в Фанагории.

К содержанию 51-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. Работы производились под руководством М. М. Кобылиной. В состав экспедиции входили: заведующая экспедиционным отделом ГМИИ И. Д. Марченко и научные сотрудники музея: Н. М. Лосева, Н. А. Сидорова, Ю. Е. Чистяков, А. Ф. Виноградова. В работе принимал участие научный сотрудник Краснодарского музея Н. В. Анфимов. Доцент Е. А. Столяревский сделал топографическую съемку городища и ближайших к нему холмов некрополя.
  2. М. М. Кобылина. Раскопки Фанагории. КСИИМК, XXXIII, стр. 89—95.
  3. В дальнейшем в скобках даются номера могил.
  4. В. Ф. Гайдукевич. Античные керамические обжигательные печи. ИГАИМК, вып. 80, 1934. стр. 52.
  5. В. Д. Блаватский. Раскопки некрополя Фанагории в 1938—1940 гг. МИА, № 19, стр. 218, рис. 16.
  6. В. Д. Блаватский. Указ. соч., стр. 111, рис. 15—3.
  7. ВДИ, 1939, № 2, стр. 109.

В этот день:

Дни рождения
1936 Родился Борис Николаевич Мозолевский — украинский археолог и литератор, кандидат исторических наук, широко известный как исследователь скифских погребальных памятников и автор находки золотой пекторали из кургана Толстая могила.
Дни смерти
1925 Умер Роберт Кольдевей — немецкий архитектор, историк архитектуры, преподаватель и археолог, один из крупнейших немецких археологов, занимавшихся ближневосточной археологией. Определил место и с помощью длившихся с 1898—1899 по 1917 год раскопок подтвердил существование легендарного Вавилона.
2000 Умер Михаил Григорьевич Рабинович — известный советский историк, археолог и этнограф, москвовед. Первый руководитель Московской археологической экспедиции (1946—1951). Доктор исторических наук. Лауреат Государственной премии Российской Федерации (1992).

Рубрики

Свежие записи

Счетчики

Яндекс.Метрика

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Археология © 2014