Матющенко В.И. Томская культура эпохи бронзы

Матющенко В.И. Томская культура эпохи бронзы // Вопросы истории Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1961, с. 285—292.

Памятники эпохи бронзы в низовьях р. Томи в настоящее время широко известны благодаря работам Томского государственного университета им. В. В. Куйбышева, Томского государственного педагогического института и Томского областного краеведческого музея. Мы имеем в виду поселение Самусь IV, верхний слой стоянки Самусь III, поселения на месте городища Каштак, у Лагерного сада, Басандайка, Шеломок, поселения на месте курганных могильников эпохи позднего железа (Басандайского, Стрелковый бор у с. Ярского, Алаевского), одно погребение могильника на старом мусульманском кладбище у г. Томска и 12 погребений Томского могильника. Из этих памятников наиболее изучены поселение Самусь IV, стоянка Самусь III и Томский могильник. Остальные поселения в силу отсутствия планомерного исследования представлены преимущественно подъемным материалом, собранным в разное время. В коллекциях, собранных рядом исследователей (А. П. Дульзон, М. П. Грязнов, А. К. Иванов, Д. П. Славнин), имеется только керамика, позволяющая определить дату этих памятников. Памятники Самусь IV, Самусь III были исследованы в 1953—1958 гг. 1; материалы Томского могильника, раскопанного еще в конце XIX в. А. В. Адриановым и С. К. Кузнецовым, были по-настоящему исследованы только в наши дни М. Н. Комаровой 2. Все три памятника по характеру добытого материала очень близки между собой и настолько отличаются от других названных памятников эпохи бронзы, что могут быть объединены в одну группу, принадлежащую к особой, ранее неизвестной археологической культуре. Назовем эту культуру томской.

Одной из основных черт этой культуры следует считать высокий уровень развития местного литья из бронзы. На поселении Самусь IV собрана многочисленная серия каменных и глиняных форм для литья основных орудий эпохи бронзы: копий, кельтов, лопат, ножей и пр. (рис. 1) 3. В Томском могильнике найдены и бронзовые предметы, бытовавшие у томского населения в эпоху бронзы: ножи, копья, зеркала, бляшки и пр. 4 Все они изготовлялись местными мастерами-литейщиками.

Кельты местного производства имели, как правило, округлую втулку и шестигранное сечение в средней части. Весь кельт чуть заметно расширяется к прямому лезвию. Основным орнаментальным мотивом является поясок по втулке, состоящий из 2—4 валиков, от которых вниз к лезвию спускаются 1-—2 вертикальных валика по каждому углу кельта. Есть случай, когда вместо горизонтального пояса по втулке нанесена горизонтальная сдвоенная лесенка, или пояс из 4 валиков, между двумя внутренними валиками — штрихованные ромбы, на широких гранях — ушки с ребристой поверхностью.

Рис. 1.

Рис. 1.

Копья длиной в 35—40 см имеют листовидное сравнительно узкое лезвие и длинную втулку с ушком. Вдоль лезвия — три продольных ребра, а на втулке — 4—12 поперечных валиков. Кельты и копья отливались и в каменных (песчаниковых), и в глиняных формах. Для изготовления формы томские литейщики предварительно подвергали материал обжигу. Затем в этом куске глины или камня вырезалась полость формы со всеми деталями украшений будущего предмета. Многие формы имеют на обеих створках широкие желобки для перевязывания их во время литья, а иногда и риски для более точного совмещения обеих створок.

При производстве копий и кельтов широко применялись литейные шишки, изготовленные тоже из глины или камня. Во время литья шишки держались на бортиках формы своими плечиками, а металл заливался в форму сверху через специально устроенный сбоку скос.

Вызывает интерес глиняная форма для литья лопаты. Лопата прямоугольная, имеет круглую втулку, доходящую до половины лезвия. В верхней части лезвия и втулки нанесен один валик в виде зигзага. Встречаются обломки литейных форм из камня и глины для ножей, игл и других предметов. Однако определить отливаемый предмет удается не всегда.

Другой чертой томской культуры необходимо признать своеобразие керамики (рис. 2) 5. Среди материалов андроновских памятников, синхронных томской культуре, нет аналогий керамике томского могильника или поселения Самусь III и IV. Различия заключаются в орнаментации сосудов. Керамика томской культуры украшения гребенкой и палочкой. Этими двумя орудиями нанесены все виды орнамента. Большинство сосудов покрыты орнаментом сплошь — от венчика до дна. Такая сплошная орнаментация исполнена обычно несколькими приемами: отпечатками простой и отступающей гребенки, желобками отступающей палочки, ямочками и резными короткими линиями. Все эти элементы орнамента располагаются обычно в определенном порядке: сверху у самого обреза венчика — косые резные линии, ниже которых горизонтальные резные желобки, нанесенные широкой дощечкой или палочкой, или желобки отступающей дощечки. Такие желобки покрывают самую верхнюю часть сосуда. Иногда по желобкам нанесены ямочки, образующие горизонтальную линию вокруг всего сосуда. Средняя и нижняя части сосуда украшены или отпечатками отступающей гребенки в средней части и отпечатками отступающей палочки в нижней, или вся эта часть покрыта сплошь отпечатками отступающей палочки или гребенки.

Есть сосуды, покрытые отпечатками гребенки, образующими то вертикальные, то горизонтальные елочки, чаще всего разъединенные линиями из ямочек.. Иногда отпечатки гребенки образуют горизонтальные линии, опоясывающие весь сосуд вокруг. Некоторые сосуды украшены только резными узорами. В этом случае орнаментальный пояс располагается только в верхней части сосуда. Он состоит из горизонтальных линий, опоясывающих венчик сосуда, в сочетании с короткими вертикальными линиями и линиями, образующими различные геометрические фигуры. В верхней части сосуда расположен также орнаментальный пояс, состоящий из резных горизонтальных желобков в сочетании с треугольными фестонами, спускающимися вниз.

Довольно многочисленную группу составляют фрагменты керамики, украшенные антропоморфными и зооморфными изображениями (рис. З) 6.

Интересна орнаментация дна сосуда. Орнамент на дне наносился так же, как и на стенках. На дне встречаются узоры, выполненные желобка¬ми отступающей палочки или резными линиями. Чаще всего это спиральные или концентрические круги. Иногда это не круг, а другая фигура, соответствующая форме дна: шестиугольник, восьмиугольник и т. п. В некоторых случаях резными линиями исполнены довольно сложные узоры на четырехугольном дне.

Рис. 2.

Рис. 2.

Необходимо отметить, что орнамент на сосудах имеет немало сходных черт с орнаментами на кельтах: горизонтальные желобки на сосудах и горизонтальные валики на кельтах; на многих сосудах томской культуры встречаются вертикальные линии, такие же вертикальные линии имеются на большей части кельтов; узоры, исполненные отпечатками ромбической гребенки, иногда образующей фестоны, спускающиеся вниз, сходны со штрихованными ромбами, украшающими некоторые кельты с поселения Самусь IV. Эти мотивы следует признать общими для орнаментального стиля жителей томской культуры.

Население нижней Томи занималось охотой и рыбной ловлей. Об этом свидетельствуют многочисленные каменные наконечники стрел, копий, формочки для литья наконечников копий, каменные и бронзовые ножи, скребла, скребки. Наконечники стрел изготавливались из кварцита, кремнистого сланца и некоторых других пород камня. По форме они иволистные, треугольные, с выемкой или без нее в основании; иногда с черешком; обработаны отжимной ретушью. Большинство наконечников имеют хорошую обработку, ко вместе с тем значительно количество плохо обработанных, грубых, невзрачных на вид.

Рис. 2.

Рис. 2.

Охотничьим оружием служили также наконечники копий, отлитые из бронзы или сделанные из камня. Бронзовые наконечники копий (о них можно судить только по литейным формам) имели 35—40 см длины, широкое лезвие и длинную втулку с 3—12 валиками и ушком. Каменные наконечники копий обычно небольших размеров, ланцетовидные, имеют короткий черешок, очень хорошо обработаны отжимной ретушью. Бесспорно охотничье назначение имели концевые скребки, скребла и ножи из камня. Большинство этих орудий сделаны из кремнистого сланца, из кварца. Как правило, все они хорошо обработаны отжимной ретушью.

Основными объектами охоты населения Томи в эту эпоху были медведь и лось. Об этом свидетельствуют многочисленные находки костей этих животных на поселении Самусь IV.

Важную роль в жизни томского населения играло и рыболовство. Многочисленные грузила и якоря, найденные и на поселении Самусь IV и в Томском могильнике, сделаны из обычных валунов различного размера, в зависимости от назначения. Надо полагать, что рыбная ловля велась не только сетями, но также и с лодки при помощи удочек и остроги. Во всяком случае, наличие якорей бесспорно свидетельствует о существовании рыбной ловли с лодки.

Материалы поселения Самусь IV показывают, что томское население эпохи бронзы вело полуоседлый образ жизни: полуземлянки, земляные и каменные очаги, значительная насыщенность культурного слоя находками — все это говорит о длительном пребывании населения на одном месте. Более того, мощная толщина культурного слоя могла возникнуть только благодаря постоянной, длительной заселенности этого , поселения.

Интересной чертой керамики томской культуры следует признать наличие антропоморфных и зооморфных изображений на стенках сосудов (см. рис. 3). Выделяются три типа антропоморфных изображений: 1) схематическое изображение человека с круглой головой, очерченной двумя концентрическими окружностями; 2) схематическое изображение фигуры человека без головы, вместо нее — 2—3 вертикальных линии. Изображения располагаются по стенкам сосуда (по 6—8 по всей окружности). В этом случае у сосуда орнаментированы резными желобчатыми линиями только венчик и придонная полоса. Между антропоморфными фигурами сверху вниз прочерчено по 3 вертикальных резных линии; 3) схематическое изображение фигуры человека с головой круглой или с усеченным горизонтальной чертой лбом с 3 вертикальными линиями, стилизованно воспроизводящими корону. С обеих сторон лица такие изображения имеют 3—5 коротких горизонтальных черточек. Кроме такого типа изображений, есть случай воспроизведения лица на дне сосуда с хорошо выраженными деталями. Как все ранее описанные, так и эти изображения выполнены резными линиями, нанесенными тонкой палочкой.

Зооморфными изображениями являются схематически нанесенные личины, по 3 у самого края венчика. Эти изображения представляют собой только три ямочки, воспроизводящие глаза, рот и небольшую выпуклость вместо носа, никаких контуров лица нет. Это, собственно, могло диктоваться и размерами. Иногда на стенках сосудов встречаются фантастические фигуры. Таково, например, изображение в виде двух расходящихся в верхней части линий; пространство между ними заштриховано; вверху 5—6 коротких вертикальных линий.

Все изображения выполнены тонкой круглой палочкой. Рисунки эти являются пока что единственными для эпохи бронзы. Но в более поздних памятниках они имеют многочисленные аналогии. Такие аналогии можно найти в материалах памятников Усть-Полуйского и Кулайского типов в Западной Сибири 7, в шаманских изображениях из Восточной Сибири 8. Скорее всего эти изображения на сосудах с поселения Самусь IV служат свидетельством появления шаманизма.

Кроме шаманистских верований, жителям томской культуры был известен и культ медведя, зафиксированный для этих мест еще в эпоху неолита. На поселении Самусь IV найдены изображения головы медведя из камня и из глины. Каменная голова медведя сделана, по-видимому, из обычной гальки. Основные черты животного переданы очень тщательно и умело. Менее искусно сделана фигура головы из глины на крышечке сосуда. Довольно точно воспроизводя черты медведя, художник небрежно обращался с глиной, не придавая особого значения отделке.
Культ предков по сравнению с неолитическим временем претерпел некоторые изменения. По материалам Томского могильника М. Н. Комарова сделала заключение о наличии внутренних оградок на территории могильника, которые, вероятно, огораживали могилы по семейному принципу. На неолитических могильниках таких деталей не было обнаружено. Кроме того, изменилась ориентация погребенных относительно реки. Если в неолитическое время умершего укладывали перпендикулярно реке, то во времена томской культуры — параллельно.

Черты, отличные от неолита, обнаруживают почти все стороны жизни томских племен. Наряду с производством каменных орудий появились бронзовые, усовершенствовались охота и рыбная ловля. Результатом изменений в области производства явились серьезные перемены в общественной жизни. Известно, что томское население эпохи неолита находилось в пору расцвета матриархальных отношений. Носители томской культуры переживали период оформления патриархальнородовых отношений. Об этом красноречиво говорят материалы и Томского могильника и поселения Самусь IV. Сооружение на Томском могильнике оградок, отделяющих могилы по семейному признаку; наличие землянок на Самусь IV, рассчитанных на небольшую семью; появление шаманистских верований — все это яркое свидетельство появления патриархально-родовых отношений. Произошли изменения в погребальном обряде и в идеологии населения.

Памятники томской культуры еще немногочисленны. В 1958 г. профессор А. П. Дульзон на берегу рч. М. Сор обнаружил поселение, где наряду с керамикой различных эпох встречаются фрагменты керамики» имеющие аналогии на Самусь IV. То же следует сказать и о поселении у д. Еловка Кожевниковского района, открытого в 1959 г. Эти факты говорят о том, что район распространения памятников томской культуры не ограничивается только низовьями р. Томи, а охватывает области, примыкающие к устью реки и с севера и с запада. Более точные границы этой культуры в настоящее время определить нельзя. Для этого нужны тщательные и широкие работы по изучению памятников эпохи бронзы Среднего Приобья.

Томская культура синхронна андроновской культуре Южной Сибири. Но она не имеет ничего общего с нею. Можно заметить сходства только в зональности расположения орнамента на стенках сосудов. Однако такая черта орнаментации является общей для всех культур этой эпохи Западной Сибири и других соседних областей. Резкое отличие томской культуры от памятников Южной Сибири объясняется естественно-географическими причинами. Таежные племена находились в совершенно иных условиях развития, чем степные. Томские племена находились в условиях, более близких прикамским и приуральским племенам, чем минусинским и казахстанским.

Томская культура наиболее близка к памятникам сейминско-турбинского време.ни Близость проявляется в сходстве литейных форм для копий и кельтов 9. Определенные черты сходства имеются в керамике культуры Сузгун II, исследованной В. И. Мошинской 10, и в керамике томской культуры: зональность орнаментов на стенках сосудов и техника их нанесения.

Сложилась томская культура на основе развития неолитической культуры томских племен. Это четко прослеживается и в форме, и в орнаментации керамики. Форма сосудов рассматриваемой культуры повторяет многие неолитические сосуды из томских памятников. Отступающая палочка, столь характерная для неолитических орнаментов, не потеряла своего значения и в эпоху бронзы. Сохранились также и многие композиционные элементы неолитического орнамента: сплошная орнаментация, шахматное расположение прямоугольников из отпечатков отступающей палочки, линии из ямочек и многие другие элементы. Следует сказать, что в неолитическое время культура томских племен имела очень много общих черт с культурой неолитических племен, населяющих Верхнюю Обь, Восточный Казахстан, Западную Сибирь. В эпоху же бронзы появились резкие различия между культурами юга и севера.

О дальнейшей судьбе томской культуры в настоящее время трудно говорить. Однако известно, что в конце II тыс. до н. э. на территории ее распространения произошли изменения, приведшие к полной смене облика культуры томских племен. Об этом свидетельствуют многочисленные поселения по берегам рек Томи, Оби и Чулыма, которые дают обильный керамический материал, не имеющий ничего общего с томской культурой, но очень близкий карасукской культуре юга Сибири 11. Сейчас еще невозможно решить вопрос о причинах и последствиях этих событий.

Многие особенности томской культуры пока не ясны. Это вполне объяснимо недостаточностью археологических работ в таежной полосе Западной Сибири. Только широкие планомерные работы способны осветить еще не известные для нас черты томской культуры.

Матющенко В.И. Томская культура эпохи бронзы // Вопросы истории Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1961, с. 285—292.

Notes:

  1. В. И. Матющенко. К вопросу о бронзовом веке в низовьях р. Томи. СА, № 4, 1959.
  2. М. Н. Комарова. Томский могильник, памятник истории древних племен лесной полосы Западной Сибири. МИА, № 24, 1952, стр. 16—30.
  3. В. И. Матющенко. Указ. соч., рис. 3, 4.
  4. М. Н. Комарова. Указ. соч., рис. 8—4—7, 9—12, 15, 16, 20—22.
  5. В. И. Матющенко. Указ. соч., рис. 5—6; М. Н. Комарова. Указ. соч., рис 16.
  6. В. И. Матющенко. Указ. соч., рис. 7.
  7. И. М. Мягков. Древности Нарымского края (в собраниях Томского краеведческого музея). Тр. ТОКМ. Т. И, 1929, табл. III—2, 5; В. И. Мошинская. Материальная культура Усть-Полуя. МИА, № 35, 1953, табл. XV; В. Н. Чернецов. Бронза Усть-Полуйского времени. МИА, № 35, 1953, табл. VI—1, 3; IX — 3. Его же. Усть-Полуйское время в Приобье. МИА, № 35, 1953, стр. 234, рис. 3; Его же. Нижнее Приобье в I тысячелетии н. э. МИА, № 58, 1957, табл. XXX—3.
  8. А. Ермолаев. Ишимская коллекция. Описание коллекций Красноярского музея. Отдел археологический. Вып I. Красноярск, 1914, стр. 11, табл. VI—7; А. П. Окладников. Древние шаманские изображения из Восточной Сибири. СА. № X, 1948.
  9. В. И. Матющенко. Указ. соч., стр. 165.
  10. В. И. Moшинская. Сузгун II — памятник эпохи бронзы таежных племен бронзы. МИА, № 58, 1957.
  11. А. П. Дульзон. О некоторых древних поселениях человека в пределах Томской области. Уч. зап. ТГПИ. T. XII, 1954.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика