К 75-летию В.Л. Янина

К 75-летию В.Л. Янина // Российская археология. 2004. № 1. С. 15—18.

Валентин Лаврентьевич Янин

6 февраля 2004 г. исполняется 75 лет выдающемуся историку и археологу академику Валентину Лаврентьевичу Янину — ученому, с именем которого связаны наиболее значительные достижения в изучении Древней Руси во второй половине XX в. Для десятков тысяч наших современников, интересующихся историей России, B.Л. Янин — автор блестящих археологических открытий в Новгороде, человек, который впервые провел нас по средневековым мостовым Неревского и Людина конца, раскрыл перед нами удивительный мир берестяных грамот и заставил заговорить новгородских бояр и простолюдинов, посадника Мирошку Нездинича и художника Олисея Гречина — исторических персонажей, казалось бы, обреченных на вечную немоту. Для сотен профессиональных историков В.Л. Янин — ученый, усилиями которого принципиально обновлена источниковая база для изучения русского средневековья и разработаны новые научные методы, приближающие нас к решению тех проблем истории древнерусского общества, культуры и государственности, которые еще недавно считались недоступными для исследования.

В коротком очерке невозможно в полной мере осветить все результаты научного творчества В.Л. Янина, все многообразные грани его дарования, все направления его кипучей деятельности исследователя, педагога и организатора науки, перечислить все награды, которыми отмечены его труды. Характер юбиляра делает неуместными многословность и пафосность, вынуждая ограничиться констатацией основных фактов, определяющих его место в науке. В.Л. Янин — профессор Московского государственного университета, заведующий кафедрой археологии исторического факультета МГУ, руководитель Новгородской археологической экспедиции, Председатель Совета РГНФ. В.Л. Янин — автор более 700 научных исследований, в том числе более 20 книг. Его труды изданы на 10 языках. В 1966 г. он был избран членом-корреспондентом РАН, в 1990 г. — действительным членом РАН, в 1991 г. — членом Президиума РАН. В.Л. Янин — лауреат Государственных премий (1970, 1996), Ленинской премии (1984), Демидовской премии (1993), премии “Триумф” (2002). Он удостоен Большой Золотой медали РАН им. М.В. Ломоносова (1999).

Научный путь В.Л. Янина начался на историческом факультете Московского государственного университета. Поступив в университет в 1946 г., летом следующего года он впервые приехал на раскопки в Новгород вместе с группой своих однокурсников. Здесь на его глазах и при его участии происходило становление Новгородской экспедиции как крупного творческого коллектива, руководимого А.В. Арциховским. В июле 1951 г. двадцатидвухлетний В.Л. Янин стал свидетелем находки первой берестяной грамоты, а осенью того же года был зачислен в аспирантуру на кафедру археологии МГУ. Работа в Новгородской экспедиции во многом определила общее направление исследовательских интересов молодого ученого. Однако его кандидатская диссертация “Денежно-весовые системы домонгольской Руси”, защищенная в 1954 г., непосредственно не была связана с новгородской тематикой, а касалась историко-нумизматических проблем, интерес к которым проявился у молодого исследователя еще в школьные годы.

Уже первая книга В.Л. Янина, основанная на материалах диссертации — “Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период” (М., 1956), стала событием в изучении Древней Руси. Проанализировав состав кладов дирхемов и денариев, найденных в Восточной Европе, В.Л. Янин сделал убедительное заключение, что привозные монеты использовались в древнерусском денежном обращении, и установил тождественность известных по письменным источникам денежных единиц определенным весовым нормам серебряных монет. В этой работе впервые реконструирована древнейшая денежно-весовая система Древней Руси, прослежено ее развитие и распад на две региональные системы. Книга дала мощный импульс для изучения средневековой торговли, топографии и состава монетных кладов. И сегодня, спустя почти 50 лет после своего появления, она остается единственным исследованием, представляющим целостную картину монетного обращения в Восточной Европе в IX-XI вв., имеющим основополагающее значение для оценки уровня социально-экономического развития Древней Руси.

Успехи Новгородской археологии 1950-х годов поставили перед В.Л. Яниным, принимавшим деятельное участие в работе Новгородской экспедиции, задачу найти свою большую тему в изучении средневекового Новгорода. Этой темой стала социально-политическая история Новгорода, история государственных институтов Новгородской республики. Выбирая подходы к ее разработке, В.Л. Янин пришел к убеждению, что исследование может быть продуктивным лишь при параллельном изучении летописных текстов, берестяных грамот, сфрагистических коллекций из Новгорода и историко-топографических и археологических материалов, характеризующих усадебную и кончанскую структуру средневекового города. Анализ и сопоставление этих разнородных категорий источников стали основой для реконструкции истории посадничества — центрального института государственной власти средневекового Новгорода, предпринятой в монографии “Новгородские посадники” (М., 1962). В этом фундаментальном исследовании, защищенном в качестве докторской диссертации (1963), В.Л. Янин впервые раскрыл социальную природу новгородской кончанской организации и принципы формирования посадничества на основе представительства от боярских патронимий из различных концов города.

Исследование посадничества продемонстрировало исключительное значение актовых печатей как источника по истории властных институтов и организации государственного управления. По замечанию В.Л. Янина, “.. .сама классификация вислых печатей оказывается как бы зеркалом, отразившим состав и эволюцию тех органов власти, которым в разные столетия средневековой истории принадлежало на Руси исключительное право удостоверения официальных документов”. Это обстоятельство побудило ученого продолжить начатую еще в 1950-х годах работу по фиксации и систематизации печатей. В.Л. Янин поставил перед собой грандиозную цель: создать общий корпус древнерусских булл X-XV вв., фактически возродив в нашей стране сфрагистические исследования, прерванные в 1930-е годы после смерти Н.П. Лихачева. Этот труд завершился изданием в 1970 г. двухтомного свода древнерусских печатей, содержащего не только каталог из 1543 средневековых булл, но и общую классификацию сфрагистической коллекции, атрибуцию основных сфрагистических типов. Спустя почти 30 лет, в 1998 г., эта работа была дополнена третьим томом, подготовленным в соавторстве с П.Г. Гайдуковым. В том вошли данные о 1130 новых находках. С тех пор авторы публикуют ежегодные своды вислых свинцовых печатей, обнаруженных в 1998-2001 гг., оперативно вводя в науку новейшую информацию, одновременно создавая основу для издания четвертого тома свода свинцовых булл.

Научный путь В.Л. Янина неотделим от его многолетней напряженной работы в Новгородской экспедиции. Все успехи и открытия новгородской полевой археологии стали фактами его личной биографии. Как руководитель экспедиции в течение многих десятилетий он определяет общую программу полевых изысканий, им же осмыслены и их главные результаты. Выдающиеся события в истории новгородских раскопок 1970-2000-х годов: открытие усадьбы священника и иконописца Олисея Гречина, обнаружение комплекса берестяных грамот, сязанных с посадником Мирошкой Нездиничем, находка печати Ярослава Владимировича Мудрого, выявление усадебного комплекса, связанного с совершением судебных разбирательств на Троицком раскопе, открытие комплекса деревянных цилиндров с двумя сквозными отверстиями и остроумная разгадка их назначения как замков от мешков для сбора дани, наконец, на-ходка “Новгородской псалтыри” начала XI в. — определили тематику многих исследований Валентина Лаврентьевича. В их числе изданная в 1981 г. монография “Усадьба новгородского художника ХII в.” (соавторы Б.А. Колчин, А.С. Хорошев) и опубликованная в 2001 г. книга “У истоков Новгородской государственности”.

С другой стороны, основная линия научного творчества В.Л. Янина с 1970-х годов тесно связана с развитием методов комплексного источниковедения и с постепенным освоением новых категорий источников, весьма далеких от археологических материалов, происходящих из новгородских раскопов. Углубленное исследование проблем социально-политической и экономической истории Новгорода потребовало уточнения датировок новгородских актов (на пергаменте и бумаге) XII-XV вв. (монография “Новгородские акты ХII-XV вв.: Хронологический комментарий”. М., 1991), реконструкции истории формирования и топографии софийского пантеона (монография “Некрополь Новгородского Софийского собора”. М., 1988), детального изучения чертежей Новгорода, раскрывающих историю формирования его планировочной структуры (монография “Планы Новгорода Великого ХVII-ХVIII вв.”. М., 1999), выяснения статуса порубежных территорий на границе Новгорода и Литвы, составлявших домен потомков Мстислава Владимировича (монография “Новгород и Литва. Пограничные ситуации ХIII-XV вв.”. М., 1998), наконец, исследования экономического базиса новгородского боярства (монография “Новгородская феодальная вотчина”. М., 1981). Эти, на первый взгляд, далеко отстоящие друг от друга по своей конкретной проблематике и хронологии исследования объединены единством метода, основы которого сформулированы в книге “Очерки комплексного источниковедения. Средневековый Новгород” (М., 1977) и общей установкой на создание прочного источниковедческого фундамента новгородской истории.

Дарование В.Л. Янина особенно полно раскрылось при изучении новгородских берестяных грамот. Его заслуга не ограничивается введением в научный оборот более половины всего массива документов на бересте (они составили четыре объемистых тома), точным прочтением и комментарием сотен документов, тексты которых были плохо читаемы, а содержание малопонятным, персональной идентификацией авторов и адресатов многих писем. В.Л. Янин предложил наиболее продуктивный подход к изучению берестяных грамот, предполагающий их рассмотрение как части всего комплекса находок из новгородских усадеб, внимательный анализ топографического и стратиграфического контекста находок. По словам ученого, берестяные грамоты “стали прочными мостиками, ведущими из глубины раскопа в летописный рассказ. Они сомкнули специфические цели археологии с задачами общеисторического и конкретноисторического характера, считавшимися до сих пор уделом исследователей, работающих исключительно над изучением письменных источников.” Впечатления о прогулке по этим “мостикам” талантливо и порой с легким чувством юмора изложены В.Л. Яниным в книге “Я послал тебе бересту”, впервые опубликован¬ной в 1965 г. и выдержавшей несколько изданий. Она, несомненно, стала одной из наиболее живых и увлекательно написанных книг о средневековой Руси, предназначенных как для специалистов, так и для широкого круга читателей. При этом В.Л. Янин не опускается до примитивизации истории, а наоборот в доступной для многих форме излагает сложнейшие проблемы нашего прошлого.

С именем В.Л. Янина связаны глубокие изменения статуса и потенциала средневековой археологии, произошедшие в последние десятилетия и, как нам представляется, еще не вполне осознанные в исторической науке. Средневековая археология в России с момента своего зарождения была призвана компенсировать недостаток надежных свидетельств о событиях первых веков русской истории, выполняя при этом до некоторой степени вспомогательные функции. Она должна была оживить картины прошлого, представить материалы для характеристики быта и повседневности, отсутствующие в средневековых документах, подтвердить или опровергнуть ту или иную информацию письменных источников, достоверность которой казалось сомнительной. Развиваясь и накапливая материалы, средневековая археология постепенно расширяла свое участие в обсуждении начальной русской истории, но долго не решалась перейти к самостоятельной постановке крупных исторических проблем. Даже впечатляющие успехи 1930—1960-х годов: археологическое открытие древнерусского города, исследование средневековых ремесел и производств, сельского хозяйства, интенсивная разработка проблем этнокультурной истории и, самое главное, постепенное изменение общего баланса между объемом письменных и вещественных источников по истории Древней Руси — не изменили сложившихся стереотипов. Раскопки в Новгороде способствовали становлению нового, более предметного взгляда на многие явления и события русского средневековья, основанного на ясном видении археологических реалий. Оказалось, что городская усадьба или топографическая структура средневекового города, раскрытые археологическими раскопками, — не менее важные отправные точки для общеисторических исследований чем, скажем, этногеографическая картина Повести Временных лет или юридические нормы, зафиксированные Русской Правдой.

С другой стороны, исследования В.Л. Янина коренным образом изменили сложившиеся представления о значении Новгорода в средневековой истории Восточной Европы, и во многом — о политической и социально-экономической истории Древней Руси в целом. Накопление новых археологических материалов и более внимательное изучение разнообразных письменных источников заставили пересмотреть представление о Новгороде как о периферийном образовании, как о небольшой “крепостце”, основанной на северных рубежах древнерусского государства и оказывавшей сравнительно скромное влияние на ситуацию за пределами Приильменья и Поволховья. Сейчас очевидно, что Новгород — один из крупнейших экономических и политических центров Восточной Европы. Анализ летописных текстов, берестяных грамот и сфрагистических материалов, исторической топографии Новгорода и генеалогии новгородских бояр позволил В.Л. Янину сделать вывод, что развитие вечевых республиканских институтов, продолжавшееся вплоть до падения новгородской независимости, уходит своими корнями в политические традиции первоначального государственного образования, формирование которого в Приильменье началось в IX в. Княжеская власть в Новгороде изначально была ограничена системой местного самоуправления, сила и жизнестойкость которой во многом обусловлены сосредоточением в Новгороде с X в. всего аристократческого слоя, осуществлявшего административный и фискальный контроль над огромными территориями Северной Руси. Но и сама этническая история новгородцев в древнейшую пору заметно отличается от истории остальной части восточного славянства. Сопоставляя факты лингвистики, археологии и антропологии, В.Л. Янин указывает на западное, балтийское происхождение новгородских славян. Если это так, то черты своеобразия в политической, культурной и этнической истории раннего Новгорода оказываются более глубокими, чем это предполагалось ранее. В свете сказанного выше история становления Древней Руси, как полагает В.Л. Янин, как единой политической системы и культурной провинции должна быть представлена как объединение двух территориальных блоков: южного — с центром в Киеве и северного — с центром в Новгороде.

Более 25 лет В.Л. Янин возглавляет кафедру археологии Исторического факультета МГУ, выпускники которой, известные своей высокой профессиональной квалификацией, составляют костяк археологических коллективов многих научных учреждениях России. Лекции и семинары Валентина Лаврентьевича, со свойственным им живым разговором о сложнейших профессиональных проблемах археологии, определили выбор специальности десятков молодых людей. Среди учеников В.Л. Янина 6 докторов и 22 кандидата исторических наук. Однако реальное значение его педагогической деятельности неизмеримо шире выполнения обязанностей главы университетской археологии. В.Л. Янин — создатель оригинальной школы комплексного источниковедения, методические установки которой, предполагающие совместное изучение многообразных категорий источников, интеграцию различных специальных исторических дисциплин в изучении тех или иных явлений прошлого, во многом определяют современные подходы к исследованию русского средневековья. Идеи и методы комплексного источниковедения уже несколько десятилетий обсуждаются в МГУ в рамках Новгородского семинара, участниками которого являются специалисты разных дисциплин — от студентов до действительных членов РАН. Организовав Новгородский семинар, В.Л. Янин открыл для десятков медиевистов свою творческую лабораторию, посвятив их в тонкости параллельного анализа текстов летописей и берестяных грамот, археологических материалов и историко-топографических свидетельств.

Как общественный деятель и ученый, обладающий разносторонними знаниями по истории мировой культуры, В.Л. Янин отдает много сил и энергии делу сохранения историко-культурного наследия нашего Отечества. В течение многих лет он являлся членом Президиума Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Он одним из первых в нашей стране поставил вопрос об охране культурного слоя в исторических городах. Принятое по его инициативе в 1969 г. постановление Новгородского горисполкома “Об охране культурного слоя” стало первым юридическим документом, предписывающим проведение охранных раскопок на строительных площадках в исторических городах, основой для последующих нормативных актов, принимавшихся на федеральном уровне. Авторитетное вмешательство B.Л. Янина, его стойкая гражданская позиция позволили сохранить многие ценнейшие памятники археологии и архитектуры, предотвратить реализацию целой серии строительных проектов, разрушительных для объектов историко-культурного наследия.

Осознавая необходимость поиска новых форм организации и финансирования научных исследований в кризисные 1990-е годы, B.Л. Янин много сделал для развития новой для России системы государственных научных фондов, предполагающей поддержку научных проектов в форме грантов. В 1994 г. он стал одним из инициаторов учреждения Российского гуманитарного научного фонда, а в 1996 г. был назначен Председателем Совета РГНФ, взяв на себя ответственность за качество научной экспертизы и общую научную политику этого учреждения. Определяя приоритетные направления в работе фонда, В Л. Янин придал большое значение широкой поддержке научного книгоиздания и экспедиционных исследований, расширяющих источниковую базу гуманитарной науки. Сейчас, по прошествии девяти лет после создания РГНФ, очевидно, что издательская программа фонда стала основным каналом публикации наиболее значимых фундаментальных исследований, выполняемых в России в общенациональном масштабе. Археология, как и другие гуманитарные дисциплины, многим обязана РГНФ, существование которого сделало возможным реализацию десятков архео-логических проектов, выполняемых исследователями из различных научных организаций.

Завершая короткий очерк о научно-организационной деятельности Валентина Лаврентьевича Янина, и поздравляя его с замечательным юбилеем, нельзя не сказать, что перед нами не только многогранный, крупный исследователь, ценитель конкретного факта, всегда обрамленного в блестящую научную оправу, но и замечательный человек. Его скромность, простота, обаятельность и неистощимый юмор знакомы всем — от солидных академиков до студентов первого курса. Одинаково увлекательно следовать как его научной мысли в многочисленных трудах, так и смеяться над составленными им стихотворными переложениями текстов берестяных грамот. Желаем Валентину Лаврентьевичу новых творческих удач.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 06.02.2017 — 17:58

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика