Из истории исследования

К содержанию книги «Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси» | К следующей главе

Северо-Запад России, ее прибалтийский «Петербургский край», с основания Санкт-Петербурга стал, помимо прочего, своего рода «полигоном» в организации полевых научных, в том числе гуманитарных (этнографических, лингвистических, археологических), исследований. Первые в истории России научные археологические раскопки (с информативно значимыми результатами) провел петербургский пастор Вильгельм Толле (1674-1710); поселившись в новооснованном морском городе в качестве флотского священника и пастыря местной лютеранской общины (вместе с набором североевропейских моряков 1704 года), он первым занялся многосторонним научным изучением края и в летние сезоны 1708 или 1709 гг. раскопал несколько норманнских курганов (в том числе с арабским серебром в сожжениях с урнами) в Старой Ладоге, вероятнее всего на возвышенности «Победище» (Гора), господствующей над южной окраиной Ладоги (Лебедев 1999:33-37; Беспятых 1991: 53-65, 83-86, 271; Бранденбург 1895: 137— 139; 1896: 17).

Сам факт того, что эти эпизодические работы после преждевременной смерти Толле не остались забытыми бесследно и сто семьдесят лет спустя были вновь введены в обращение как один из источников российской археологии, объясняется прежде всего научным значением Петербургского края. Именно отсюда, снова — с Ладоги на берегах Волхова, начинал свое «Ученое путешествие для изъяснения древней славянской истории» в 1820-х гг. Зориан Доленго-Ходаковский (Лебедев 1992:62-66). Систематичное изучение древнерусских курганов и жальников, сопок и приладожских курганов начинается с работ 1870-80-х гг. в Санкт-Петербургской губернии, которые проводили первопроходцы славяно-русской археологии Лев Константинович Ивановский (1845—1892) и Николай Ефимович Бранденбург (1839-1903). С работ Н. Е. Бранденбурга начинается также, по сути дела, практически непрерывный на протяжении последних ста с лишним лет цикл исследований Старой Ладоги, центрального памятника для всей раннеисторической проблематики региона Северо-Западной России (Лебедев 1982: 15-42).

Работы в Ладоге продолжал в предреволюционные годы Н. И. Речников (1883—1940), впервые осуществивший масштабное исследование многослойного древнерусского деревянного города в 1910-1914 гг. В «предсоветские» и «раннесоветские» десятилетия эти материалы и памятники Северо-Запада изучал, создавая первые обобщения по славяно-русской археологии, организатор университетского археологического преподавания в Петербурге-Петрограде-Ленинграде А. А. Спицын (1858-1931), с ним, как и с другими российскими археологами, тесно сотрудничал в эти годы замечательный шведский ученый Т. Й. Арне (1875— 1969). Наиболее значимой фигурой в советской археологии из спицынских учеников был В. И. Равдоникас (1894-1978), возобновивший многолетние раскопки Земляного городища и других памятников Старой Ладоги и продолжавший изучение курганов Южного Приладожья. С обследований сопок, курганов и жальников Ленинградской и Новгородской областей начинал свою научную деятельность еще один из выдающихся спицынских учеников, М. И. Артамонов (1898-1972), фактический лидер «ленинградской археологической школы» середины XX столетия.

С 1934 г. началась работа Новгородской экспедиции, организованной московскими археологами под руководством Л. В. Aрциховского (1902-1978); прерывавшаяся, как, естественно, и все остальные археологические
исследования, на годы Великой Отечественной войны (1941-1945), она продолжает и ныне действовать под руководством лауреатов Ленинской премии акад. В. Л. Янина, A. С. Хорошева, Е. И. Рыбиной. По мере концентрации усилий археологов на раскопках древнерусского города — в Ладоге, Новгороде, а затем и во Пскове (работы Г. П. Гроздилова, В. Д. Белецкого, И. К. Лабутиной, с 1980-х гг. — В. В. Седова) полевые обследования региона в послевоенные десятилетия сокращались. Своды археологических источников, подготовленные В. В. Седовым в начале 1970-х гг., основывались на дореволюционных или довоенных данных (Седов 1970: 1974). Работы в Ладоге, свернутые в конце 1950-х гг., с 1968 г. возобновили сотрудницы B. И. Равдоникаса Г. Ф. Корзухина и О. И. Давидан: обеспечив доследование варяжских курганов могильника Плакун, они, силами созданного в России Общества охраны памятников, академических институтов, Эрмитажа, Университета, сумели инициировать организацию первой в области археологической охранной зоны и установление режима археологического заповедника, с детальным обследованием всех сохранившихся и исчезнувших с лица земли памятников Старой Ладоги.

С 1969 г. по инициативе М. И. Артамонова была организована Северо-Западная археологическая экспедиция ЛГУ (под руководством автора этих строк), в качестве постоянной университетской экспедиции (СЗАЭ университета) продолжающая свои работы до сего дня (в 2000-х гг. — на базе университетского центра «Петроскандика»). Одновременно с той же аббревиатурой СЗАЭ, экспедиция Гос. Эрмитажа под руководством А. М. Микляева вела изучение первобытных памятников южной Псковщины. Обследования курганов Приладожья продолжали А. М. Линевский и С. И. Кочкуркина (Петрозаводск), с 1970-х гг. петрозаводские археологи сотрудничали с отрядами СЗАЭ ЛГУ (Приладожский отряд В. А. Назаренко, организованный академическим институтом). СЗАЭ развернула работы в Верхнем Полужье и других западных районах Ленинградской области, в 1977 г. результаты этих археологических исследований были обобщены в первой научно-популярной книжке по «областной археологии» (Лебедев 1977).

С 1970 г. Староладожский музей (созданный первоначально как филиал Выборгского историко-краеведческого музея, единственного на то время в Ленинградской области) начал охранные, а затем исследовательские работы с археологическими памятниками Старой Ладоги. В. П. Петренко (1943-1991), выпускник университетской кафедры археологии, вел эти работы совместно с отрядами СЗАЭ и своими коллегами, становившимися сотрудниками академического института, Эрмитажа, пополнившими Староладожский музей (3. Д. Бессарабова). В начале 1970-х гг. в Ладоге работали сотрудники Музея (В. П. Петренко) и экспедиции ленинградского отделения Института археологии (ЛОИА, ныне ИИМК РАН) под руководством профессора М. К. Каргера (раскопки Никольского монастыря), П. А. Раппопорта, с аспирантами Л. В. Большаковым и О. М. Иоаннесяном (Климентовская и Успенская церковь), A. Н. Кирпичникова (Староладожская каменная крепость), а также В. А. Назаренко (курганный могильник Плакун), Е. Н. Носов и B. Я. Конецкий (сопка в урочище Плакун), Е. А. Рябинин (Земляное городище Старой Ладоги).

С конца 1970-х гг., во многом силами выпускников ленинградской кафедры археологии (в той или иной мере проходивших практику в качестве начальников отрядов СЗАЭ), были развернуты региональные исследования на базе областных и местных центров: В. Я. Конецким — в Новгороде, К. М. Плоткиным, А. А. Александровым, С. В. Белецким — во Пскове, А. Н. Башенькиным — в Вологде; А. А. Сакса — на Карельском перешейке, В. А. Тюленевым — в Выборге и на островах Выборгского залива. Последние двое вскоре стали штатными сотрудниками академического института археологии (ЛОИА/ИИМК РАН) и вошли во состав Сектора (ныне — Отдел) славяно-финской археологии ИИМК, организованного в 1974 г. под руководством А. Н. Кирпичникова (с 1968 г. — ведущего исследователя древнерусских крепостей Северо-Запада, в том числе и прежде всего — Старой Ладоги), соответственно, отряды академических сотрудников были объединены в Староладожскую экспедицию ЛОИА/ИИМК.

Одновременно с работами ленинградских археологов в Старой Ладоге и районах области московская экспедиция В. В. Седова (Институт археологии РАН) развернула многолетний цикл исследований Старого Изборска, районов Псковской области, а затем и общегородскую Псковскую археологическую экспедицию, в 1980-х гг. — крупнейшую по масштабам работ экспедицию «городской археологии» в Европе. С 1975 г. под Новгородом Е. Н. Носов начал многолетний цикл работ на Рюриковом городище, перешедший затем в планомерное изучение Ильменского Поозерья, ближней и дальней новгородской округи. В западных районах Ленинградской области и в Косгромском Поволжье, по окраинам древнего финно-угорского ареала, многолетние исследования древнерусских погребальных памятников провел Е. А. Рябинин. На востоке Северо-Западного региона, в Приладожье, Вологодчине, Белозерье, Бежецком крае, Тверском Поволжье, развернулись работы местных и московских археологов Л. А. Голубевой, Н. М. Макарова, А. В. Никитина, И. А. Ислановой. В Ярославском Поволжье установилось научное сотрудничество археологов московского коллектива ГИМ (под руководством М. В. Фехнер) и ленинградской экспедиции И. В. Дубова (в 2000-х гг. — В. Н. Седых), москвича А. Е. Леонтьева и ленинградца В. А. Лапшина (он же подготовил Археологическую карту Ленинградской области на 1500 памятников — Лапшин 1990, 1995); в течение ряда лет шли работы в древнем «стольном городе» Ростово-Суздальской земли, заповедном Суздале (М. В. Седова), Ростове Великом и на его «предшественнике», Сарском городище (А. Е. Леонтьев).

Регулярные семинары археологов в Ленинграде, Пскове, Новгороде, Старой Ладоге, работа археологических секций Всесоюзных «скандинавских конференций», тематических, общесоюзных и международных конференций и конгрессов археологов позволяли сравнительно быстро упорядочить и систематизировать нарастающий массив конкретных данных. Серии кандидатских, а затем и докторских диссертаций, монографий, сводных работ к середине 1980-х гг. формировали целостное и во многом — принципиально новое представление о ранних этапах отечественной истории в Северо-Западном регионе России, Северной Руси (Кирпичников, Дубов, Лебедев 1981:3-10).

Главное историко-познавательное значение этих исследований заключалось в том, что именно археологические материалы Северо-Запада содержат объективный ответ на «варяжский вопрос», начальный, а потому ключевой вопрос ранней русской истории (Кирпичников, Лебедев, Булкин, Дубов. Назаренко 1978: 63-90; 1980: 24-38; Лебедев 1999: 102-111; Носов 1999: 112-118; Дубов 2001: 4-27, 158-160). Обобщенные в середине 1980-х гг. результаты (Славяне и скандинавы 1986: 189-297) стали основой для вовлечения в новый цикл исследований нового поколения археологов (Археология и не только… 2002: 4-5,235-336.496-508).

«Макрорегиональный» масштаб работ 1970-80-х гг. в «десятилетие девяностых» (а иногда и ранее) сменяется более рафинированным, и порою результативным, «микрорегиональным». На основе стратиграфических исследований Е. А. Рябинина и полученной дендрохронологии разрабатывается детальная планиграфия и стратиграфия Старой Ладоги (С. Л. Кузьмин, А. Д. Мачинская, А. И. Волковицкий), стабильный и многосторонний по составу участников коллектив исследователей изучает древности ладожской округи (первый полный свод этих памятников был подготовлен СЗАЭ одновременно с начатыми в середине 1980-х гг. новыми раскопками Староладожской экспедиции А. Н. Кирпичникова на Земляном городище). «Младший партнер» Ладоги, Сясьское городище, изучается как локальный центр Приладожья IX-X вв. (работы А. Д. Мачинской. продолженные О. И. Богуславским, О. А. Щегловой и др.).

Памятники Поволховья и Полужья позволяют проследить становление, на базе «сгустков» ранних (порою — разноэтничных) поселений VIII—IX вв., древнерусских территориально-административных центров, «погостов», учрежденных на Луге и Мете в 947 г. княгиней Ольгой (работы Н. И. Платоновой, Т. А. Жегловой, С. С. и М. С. Алексашиных, С. Л. Кузьмина, Е. Р. Михайловой, И. И. Тарасова, В. Ю. Соболева, А. А. Селина). Древности неславянских «федератов» Новгорода Великого, корелы, ижоры, води, в последние десятилетия в западных районах Ленинградской области, вокруг и вдоль побережий Финского залива, Невы, западного берега Ладожского озера были открыты и изучаются раскопками Е. А. Рябинина, А. И. Саксы, О. И. Коньковой. Сенсационной стала ранняя датировка и точный «этнокультурный адрес» известного со времен Ходаковского славянского городища Любша под Ладогой в результате новых работ 1990-2000 гг. (Рябинин, Дубашинский 2002:196- 203).

Археологические исследования образовали ядро и стержень «междисциплинарных программ» комплексных гуманитарных работ, по грантам РФФИ и РГНФ выполненных «временными творческими коллективами» ученых, специализировавшихся на северо-западной «регионалистике» (на базе семинара Санкт-Петербургского государственного университета, двадцать лет действующего под рук. проф. А. С. Герда и Г. С. Лебедева). Публикации первых результатов этих комплексных исследований создали новые основания для представлений о начальных этапах истории Верхней Руси (Основания регионалистики 1999; Очерки исторической географии 2001).

К содержанию книги «Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси» | К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика