Гуревич Ф.Д. Изображения музыкантов Древней Руси

К содержанию журнала «Советская археология» (1965, №2)

При исследовании двух древнерусских городов — Волковыска и Новогрудка — найдены изделия с изображением музыкантов. В Волковыске на детинце «Шведская гора» в культурном слое, относящемся к концу XI и началу XII в., обнаружена шахматная фигурка, вырезанная из кости. Она изображает стоящего человека, в левой руке которого находится инструмент, напоминающий своим видом барабан — цилиндрический корпус с двумя мембранами, перевязанными тесьмой. В правой руке музыкант держит стержень, предназначающийся для удара по инструменту (рис. 1, 1) 1.

Рис. 1. Фигурки с изображением музыкантов 1 — Волковыск; 2 — Новогрудок

Рис. 1. Фигурки с изображением музыкантов 1 — Волковыск; 2 — Новогрудок

В 1961 г. в окольном городе Новогрудка на полу богатого дома первой половины XII в. была найдена вырезанная из оленьего рога уховертка длиной 10 см. Верхняя часть ее представляет собой фигуру музыканта, который сидит на скамье кубической формы. Перед ним на подставке стоит трехструнный инструмент трапециевидной формы; струны его натянуты на доску, а сам инструмент напоминает вертикально поставленные гусли (рис. 1, 2) 2. Изделия из оленьего рога и заготовки из него принадлежат к обычным находкам окольного города древнерусского Новогрудка. Поэтому есть все основания считать уховертку из рога изделием местного мастера.

При сопоставлении фигур обоих музыкантов бросается в глаза их внешнее сходство. Оба они безусы и безбороды. Прямые волосы их, спускающиеся до плеч, подстрижены. Головы музыкантов покрывают плоские шапочки, надвинутые на лоб. Одеждой служат рубахи, перехваченные поясом; широкими сборками они спускаются до колен.

Инструмент в виде барабана, который находится в руках у музыканта из Волковыска, воспроизведен на миниатюре Кенигсбергской летописи, изображающей игрища славян (рис. 2) 3.

В древнерусских письменных источниках ударные инструменты, напоминающие своим видом барабан, именовались бубнами: «И удариша в сопели, в гусли и в бубны, начаша им играти» 4. Бубны были распространенным инструментом в древнерусском войске. Они наряду состягами и трубами давали представление о мощи княжеского ополчения: «Беаше бо оу Юрья стягов 17, а троуб 40, только же и бубнов, а оу
Ярослава стягов 13, а труб н бубнов 60» 5. Как полагает М. Г. Рабинович, у славян и в древней Руси современных бубнов вовсе не существовало 6.

Древнерусский бубен представлял собой деревянный барабан с кожаной мембраной, по которой били вощагой-шариком на ременной плети с деревянной рукояткой 7. Таким образом, древнерусский бубен, о котором существовали до сих пор лишь письменные и иконографические данные, реально предстает в фигуре музыканта из Волковыска.

Обратимся к инструменту, на котором играет музыкант из Новогрудка. Чрезвычайно близкую аналогию ему можно видеть в миниатюре славянской рукописи 1397 г., где изображен царь Давид, пасущий овец и играющий на трехструнном инструменте (рис. 3, 1) 8. Инструменты этого рода можно найти в древнерусском монументальном искусстве. На фреске лестницы Киево-Софийского собора (1037 г.) сохранился рисунок музыканта в восточной одежде, играющего на семиструнном трапециевидном инструменте (рис. 3, 2) 9. Среди резных украшений церкви Покрова на Нерли (1165 г.) трижды встречается изображение царя Давида с трапециевидным четырехструнным инструментом в руке (рис. 3, 3) 10.

Рис. 2. Древнерусский бубен на миниатюре Кенигсбергской летописи

Рис. 2. Древнерусский бубен на миниатюре Кенигсбергской летописи

В западноевропейском монументальном и особенно в прикладном искусстве изображения музыкантов, играющих на вертикально поставленных, чаще всего прямоугольных или трапециевидных струнных инструментах, чрезвычайно распространены. Укажем, в частности, на фигуры, вырезанные на капители колонны аббатства в Бошервиле (XI в., Франция). Большая часть музыкантов этой капители являются коронованными особами. Двое из них играют на инструментах интересующего нас вида (рис. 3, 4) 11. На миниатюрах рукописи X в. из Штутгартской библиотеки можно увидеть музыкантов с одиннадцатиструнными вертикально поставленными инструментами (рис. 3, 5, 6) 12.

В западноевропейских письменных памятниках описанные выше струнные инструменты именовались псалтирью (psalterium). Так, на рукописи IX в. из Анжера (Франция) имеется рисунок прямоугольного вертикально стоящего десятиструнного инструмента и кистей рук. Под этим рисунком латинская надпись: Hie est David, filius Jesse tenens psalterium in manib (us) suis. Нес est forma psalterii. (Это Давид, сын Иессея, дер¬жащий псалтпрь в руках своих. Таков вид псалтири. Рис. 3, 7) 13.

В древнерусских письменных источниках слово «псалтирь» для обозначения струнного музыкального инструмента встречается уже в XII в. Псалтирь обычно упоминается вместе с гуслями, когда речь идет о торжественных песнопениях. «Въстани слава моя, въетани в псалтири и в гуслех»,— восклицает Даниил Заточник 14. «Хвалите его в псалтири и в гуслех»,— написано киноварью на миниатюре славянского сборника псалмов XIII—XIV вв., изображающей играющего на инструменте царя Давида 15. «Псалтирь красен с гусльми»,— упоминается в подписях к другим миниатюрам этого же сборника 16.

Однако, хотя псалтирь упоминается вместе с гуслями, последние были в древней Руси распространены несравненно шире. Гусли — древнейший славянский народный инструмент. Они преимущественно фигурируют в былинах Владимирова цикла, и лишь позднее появляются упоминания о других музыкальных инструментах 17. «Гуселки — яровчаты» являются популярным инструментом и в славянском фольклоре.

Отдельные части гусель находят при раскопках городов. В 1948 г. в Польше при исследовании Гданьска в слое XII в. была найдена доска от пятиструнных гусель 18. За последние годы части гусель обнаружены среди новгородских древностей 19.

Рис. 3. Древнерусские и западноевропейские параллели инструменту из Новогрудка 1 — миниатюра славянской рукописи 1397 г.; 2 — фреска Киево-Софийского собора; 3 — резной камень церкви Покрова на Нерли; 4 — резной камень аббатства в Бошервиле; 5,6 — миниатюры рукописи Штутгартской библиотеки; 7 — миниатюра рукописи из Анжера

Рис. 3. Древнерусские и западноевропейские параллели инструменту из Новогрудка 1 — миниатюра славянской рукописи 1397 г.; 2 — фреска Киево-Софийского собора; 3 — резной камень церкви Покрова на Нерли; 4 — резной камень аббатства в Бошервиле; 5,6 — миниатюры рукописи Штутгартской библиотеки; 7 — миниатюра рукописи
из Анжера

Что же касается псалтири, то, как показывает само его наименование, связанное с пением псалмов, этот инструмент был, по-видимому, на Руси заимствованным. В азбуковнике XVI в. сообщается: «Псалтирь во Евреях бо сотворен сосуд древян, в нем же бяху десять струн и нарицаша той сосуд по гречески псалтирь, по славянски песневец» 20.

Сопоставляя все данные, относящиеся к инструменту, называемому псалтирью, с инструментом, на котором играет музыкант из Новогрудка, нельзя не прийти к заключению, что этот музыкант играет на псалтири. Если же принять во внимание, что поделка с изображением этого музыканта была найдена на полу весьма богатого дома, стены которого были расписаны фресками 21, то изображение псалтири-инструмента, предназначенного для сопровождения торжественных песнопений, становится вполне объяснимым.

Находки фигурок музыкантов на изделиях прикладного искусства из древнерусских городов Понеманья доносят до нас, таким образом, представления о конкретных музыкальных инструментах, распространенных в древней Руси.

Сходство внешнего облика музыкантов и их костюмов дает основание предположить, что мастера, изготовившие эти поделки, изобразили музыкантов-професспоналов.

Письменные памятники и былины часто упоминают музыкантов и песенников-скоморохов, которые веселят как простой народ, так и князей. Скоморохи были бродячими музыкантами и играли главным образом на гуслях. Бродячим гусляром был, в частности, и Садко Новгородский: «…а прежде у Садка имущества не было, одни были гусли яровчаты: по пирам ходил, играл Садко» 22. На гуслях, вероятно, играл Боян — поэт, упоминаемый в «Слове о полку Игореве»: «Боян же, братие, не 10 соколов на стадо лебедей пущаше, нъ своя пръсты на живая струны вскладаше; они же сами князем славу рокотаху» 23.

В «Задонщнне» (XIV в.) вещий Боян, воспевающий русских князей «песньми и гуслеными буйными словеси», именуется «гораздым гудцом в Киеве» 24, тем же именем, которым называли скоморохов.

Сохранились известия, согласно которым скоморохи рядились в особую одежду. Летописец Переяславля-Суздальского высмеивает платье латинян, которое выглядело «аки скомраси» 25. Алеша Попович, передавая слова Добрыни Никитича, говорит: «Наказывал братец мне названный, если случится быть тебе на пиру во Киеве, ты возьми мое платье скоморошское и гуселки возьми мои яровчаты… Принесли они платье скоморошское и гуселки ему яровчаты. Накрутился молодец скоморошиной пошел как на хорош почетный пир» 26.

Наиболее ранние изображения гусляров-скоморохов в коротких рубахах и колпаках имеются на фреске Киево-Софийского собора (рис. 3, 2) и серебряном наруче из Киева, который Г. Ф. Корзухина считает происходящим из клада Михайловского монастыря XII в. 27.

У музыкантов из Новогрудка и Волковыска, облаченных в короткие рубахи, шапки были иного покроя. Возможно, это местная особенность убора древнерусских музыкантов Понеманья. Не исключено, что эти шапки отличали привилегированных княжеских музыкантов, в одном случае играющего на бубне — инструменте, применявшемся в княжеском войске, в другом на псалтире, предназначавшемся для игры в торжественных случаях.

Изделия косторезов Понеманья воссоздают реальный облик древнерусских музыкантов, пополняя, таким образом, наши представления о музыкальной культуре древней Руси.

Notes:

  1. В. Р. Тарасенко. Раскопки городища «Шведская гора» в Волковыске в • 954 г. Материалы по археологии БССР, I, Минск, 1957, стр. 278, рис. 147; В. П. Даркевич. Древнерусские шахматы. «Наука и жизнь», 9, 1962, стр. 107.
  2. Ф. Д. Гуревич. Раскопки в Новогрудке (1960—1961 гг.). КСИА АН СССР, 96. 1963.
  3. Радзивилловская или Кенигсбергская летопись. СПб., 1902, л. б/об.
  4. ПСРЛ. I. СПб.. 1846, стр. 83.
  5. ПСРЛ. IV. Пгр.. 1915, стр. 193.
  6. М. Г. Рабинович. Музыкальные инструменты в войске Древней Руси и народные музыкальные инструменты. СЭ, 4, 1946, стр. 159.
  7. В. П. Левашева. Изделия из дерева, луба и бересты. Очерки по истории русской деревни. Тр. ГИМ, 33, М., 1959. стр. 83; И. И. Срезневский. Материалы для словаря древнерусского языка, 1, СПб., 1893, стр. 309; М. Г. Рабинович. Ук. соч., стр. 149; В. П. Даркевич. Ук. соч., стр. 107.
  8. А. С. Фаминцын. Гусли — русский народный инструмент. СПб., 1890, стр. 80.
  9. Н. П. Кондаков. О фресках лестниц Киево-Софийского собора. ЗРАО. СПб… 3, 1888, стр. 292—293, табл. XIII.
  10. А. А. Бобринский. Резной камень в России. М., 1916, табл. IV, 3; табл. V, 1, 2; Н. Н. Воронин. Зодчество северо-восточной Руси, I, М., 1962, стр. 269. На фасаде Дмитриевского собора во Владимире (конец XII в.) вырезана фигура царя Давида, играющего на таком же инструменте, струны которого, однако, натянуты горизонтально. А. А. Бобринский. Ук. соч., табл. IX.
  11. N. X. Willеmin. Monuments franfais inedits pour servir a l’histoire des arts.. Paris, 1839, табл. 51—52.
  12. J. H. Hefner-Alteneck. Costume du moyen — age chretien, 1. Frankfort a_ М., 1840, табл. 53, 74, стр. 80, 102.
  13. А. С. Фаминцын. Ук. соч., стр. 79.
  14. Слово Даниила Заточника по редакциям XII и XIII вв. и их переделкам. Подготовил к печати Н. Н. Зарубин. Л., 1932, стр. 4.
  15. Описание миниатюр из славянской псалтири XIII—XIV вв. библиотеки А. И. Хлудова. Древности. Тр. МАО, III, 1, М., 1873, стр. 25.
  16. Там же, стр. 5, 16.
  17. А. С. Фаминцын. Скоморохи на Руси. СПб., 1889, стр. 2.
  18. К. Jazdzewski. Najstarsze zachowane g?sle slowianskie. ZOW, 1950, XIX, 1—2. стр. 13—18; его же. Kilka uzupelnajachich uwag о geslach gdanskich. ZOW, 1950, 5—6, стр. 102—l04.
  19. В. П. Лeвашeва. Ук. соч., стр. 85. Сведения об остатках гусель, найденных в Новгороде, автору любезно указал также А. Ф. Медведев.
  20. А. С. Фаминцын. Гусли — русский народный инструмент, стр. 94—95.
  21. Ф. Д. Гуревич. Ук. соч.
  22. Песни, собранные П. Н. Рыбниковым, 1, М.. 1861, стр. 143.
  23. А. С. Орлов. Слово о полку Игореве. М.— JL, 1946, стр. 66.
  24. Слово о Куликовской битве Софония Рязанца (Задонщина). Воинские повести Древней Руси под редакцией В. П. Андриановой-Перетц. М.— JI., 1949, стр. 31.
  25. А. С. Фаминцын. Скоморохи на Руси, стр. 6.
  26. П. Н. Рыбников. Ук. соч., стр. 135.
  27. Н. П. Кондаков. Ук. соч., табл. XIII; И. Петров. Альбом достопримечацерковно-археологического музея, IV—V, Киев, 1915, табл. X, 1; Г. Ф. Корзухина.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика