Джунгарский массив

Хребет Джунгарский Алатау, вытянутый в широтном направлении, является как бы «мостом», связывающим северо-восточные отроги горной области Тянь-Шань с юго-западными отрогами Саяно-Алтайского нагорья.

По склонам Джунгарского Алатау на «Археологической карте Казахстана» отмечено около 50 местонахождений наскальных рисунков [АКК, л. 32—33]. Большинство из них нанесено на карту по устным сообщениям или по данным предварительных разведок и практически еще не изучено.

Усек. Левый берег одноименной реки, между поселками Талды и Лесновка, в 8 км от последнего. В 1956 г. Л. К. Нифонтовой обследовано 82 рисунка горных козлов, маралов, охотников с луками [АКК № 3132]. Такие же петроглифы встречаются выше по течению, в ущельях Малого и Большого Усека. Всего — около 400 [АКК № 3102—3105].

Коксу. Южные склоны Джунгарского Алатау, долина р. Коксу. В 1899 г. Н. И. Пантусовым здесь обследовано несколько пунктов с наскальными рисунками. Имеются также надписи [Пантусов, 1900, с. 26—28; 1901, с. 347—348].

Байкулак, Чандрай, Сартмамбет. Урочища в северных отрогах Джунгарского хребта, в долине р. Кызылагаш. Обследование Н. Н. Пантусова (1890 г.) [Пантусов, 1893, с. 124, 146—147; АКК № 3021—3024]. Рисунки животных, всадники с луками и т. п.

Терекузен, Капал-Арасан. Северо-западные склоны Джунгарского Алатау, район г. Капала. Около минеральных источников Капал-Арасан — петроглифы, буддийское изображение и надписи [Абрамов, 1867, с. 279—320; АКК № 3034, 3036].

Баскан. Левый берег р. Баскан, стекающей с северных склонов Джунгарского Алатау в его северо-восточной части, в 7 км к востоку от пос. Сарканд. Изображения животных и надписи. Обследование Н. Н. Пантусова (1899 г.) *Пантусов, 1900, с. 67—69; АКК № 2909).

Карыпча. Северо-восточная часть Джунгарского Алатау, верховья р. Тентек, примерно в 25 км выше ее слияния с р. Орта-Тентек. Рисунки животных. Обследование Н. Н. Пантусова [Пантусов, 1894, с. 94—97, 168—169; АКК № 3266].

***

В заключение данного обзора следует отметить, что в настоящее время в пределах Средней Азии известны рисунки всех основных культурно-исторических эпох, кроме палеолита. Древнейшими из них, по-видимому, являются росписи в гроте Шахты (Горный Бадахшан) и в ущелье Зараут-сай (Западный Памиро-Алай). Оба памятника достаточно подробно рассмотрены в специальной и популярной литературе. Их наиболее вероятный возраст: мезолит — ранний неолит. Менее известны наскальные рисунки Сармыша (близ г. Навои), среди которых тоже, вероятно, есть изображения, восходящие к неолитической эпохе. Основные персонажи этих сюжетов — бык, медведь, кабан, «ряженые» люди или антропоморфные существа. Такие композиции могут рассматриваться как древнейшие для этой территории следы мифологических представлений, хотя о конкретной их семантике судить трудно.

Следующий по времени пласт наскальных рисунков Средней Азии — эпоха бронзы (III — начало I тысячелетия до н. э.) — представлен в довольно большом числе комплексов: Язгулем, Акджилга, Сармыш, Саймалы-Таш, Тамгалы и др. Репертуар образов наскального искусства этой эпохи значительно шире, чем предыдущей, хотя не исключено, что этот факт отражает не столько динамику изменчивости сюжетов, сколько степень сохранности и изученности изображений эпохи бронзы в сравнении с подобными памятниками предшествующего времени. Вместе с тем можно видеть вполне специфические сюжеты, свойственные данному периоду. Это прежде всего — изображения повозок и колесниц, как на сплошных колесах малого диаметра (Саймалы-Таш), так и на колесах большого диаметра со спицами (Акджилга, Каратау, Тамгалы и др.). Видимо, к этому же времени относятся изображения «солнцеликих» и «лунных» божеств, эротические сцены, отражающие культ плодородия, изображения свастики и т. п. Если о мифологическом содержании наскальных рисунков предшествующего периода можно говорить только предположительно, то относительно петроглифов эпохи бронзы в этом можно не сомневаться, в частности на основании ряда сюжетных параллелей, обнаруживаемых в древнейших мифологических текстах (Ригведа, Авеста и др.). Подробно эти вопросы рассмотрены ниже, в главе VIII «Очерки семантики».

Петроглифы эпохи ранних кочевников (середина I тысячелетия до н. э.— середина I тысячелетия н. э.) встречаются практически в каждом более или менее крупном комплексе. От изображений других периодов они отличаются особым стилистическим своеобразием, повторяющим во всех деталях основные элементы звериного стиля, хорошо известного по всему ареалу скифо-сакских культур. Наиболее выразительные образцы скифо-сакского звериного стиля в петроглифах Средней Азии известны в Таласской долине (Ур-Марал), на Иссык-Куле (Чолпон-Ата), в Каратау (Арпаузен V) и в других местах.

Рисунки более поздних этапов — гунно-сарматского и древнетюрк-ского — распространены столь же широко, но они постепенно утрачивают свою стилистическую выразительность и явную сюжетность, характерную для предшествующих эпох.
Кроме того, остается, еще значительная часть наскальных рисунков, этно-культурная и хронологическая атрибуция которых пока неясна и потребует дополнительных исследований.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 24.10.2015 — 16:30

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика