Динамика средневековой урбанизации Казахстана в VI — первой половине IX вв.

На территории Казахстана издревле существовали крупные историко-культурные районы с оседлой и городской жизнью. Одним из них был Южный Казахстан и Семиречье. Южный Казахстан, или, как его называют географы, Присырдарьинская географическая провинция, ограничивается на севере степями Центрального Казахстана, на юге — Таласским Алатау, на востоке — Джувалинским плоскогорьем, на западе — песками Кзылкумов. Особое место в Южном Казахстане занимает долина Сырдарьи. Древнее название Сырдарьи, переданное греками в форме Яксарт, сохранилось до VII в. Затем она стала именоваться Сейхун, Кангар, Гюль-Зарриун, Илчу-Огуз и лишь в XVI в. получает свое первоначальное название Сыр.

В Жетысу-Семиречье выделяются два историко-культурных района: юго-западное Семиречье, включавшее в себя долины рек Чу и Талас; северовосточное, где основной водной артерией была река Или. Северной границей первого района является пустыня Муюнкум, южной — горы Таласского и Киргизского Алатау, на востоке граница проходила по Чу-Илийским горам, на западе — по Джувалинскому плато. Долина Таласа окружена с трех сторон горными хребтами — Таласским, Киргизским и Каратау. Выделяются горная и равнинная части Таласской долины. В Чуйской долине наиболее удобна для земледелия левобережная часть, которую прорезают многочисленные реки, стекающие с Киргизского хребта.

Северо-восточное Семиречье окаймлено с юга и юго-востока Заилийским и Джунгарским Алатау, с севера — берегом Балхаша, на востоке — Алакулем, на западе — Чу-Илийскими горами. Здесь наиболее плодородные и удобные для земледелия земли расположены в предгорной зоне, орошаемой многочисленными горны¬ми реками и ручьями, а также в долинах Или, Каратала, Лепсы.

Районы, благоприятные для развития земледелия и оседлой жизни, имелись и в других регионах Казахстана: в долине Иртыша, в предгорьях Тарбагатая, Улутау, в Центральном и Западном Казахстане.

В период раннего средневековья, в VII — первой половине IX вв., выделяются два района развития городской культуры — Южный Казахстан и юго-западное Семиречье. В Южном Казахстане, согласно письменным источникам, насчитывалось шесть городов — это «город на Белой реке» Испиджаб, Шараб, Будухкет, Усбаникет, Отрар и Шавгар. Однако по археологическим данным их было около 30.

Источники называют 21 город в юго-западном Семиречье, среди которых наиболее крупными были Тараз, Джамукат, Атлах, Кулан, Мерке, Аспара, Суяб, Навакет.

К городам археологи относят памятники, которые имели культурные слои VII — IX вв. и признаки городов: особенности топографии, размеры, археологические находки, географическое положение. Четкий геометрический план указывает на возможность централизующего начала в строительстве, что присуще городам. Наличие в раскопках монет, импортных изделий, ремесленной продукции также присуще городам. Как правило, города располагались в удобных и в торговом и в стратегическом отношениях местах или в центрах микрорайонов, областей. Более того, по перечисленным признакам удается провести классификацию городищ и выделить столичные крупные города, средние и небольшие. Так, в Южном Казахстане столичными были Испиджаб (городище Сайрам), Отрар (городище Отрартобе), в юго-западном Семиречье — Тараз (городище на территории г. Джамбула), Навакет (городище Красная Речка), Суяб (городище Акбешим).

На юге Казахстана, где формировался один из центров городской культуры, традиции оседлости и земледелия восходят к эпохе саков и кангюев, оставивших чирик-рабатскую, каунчинскую, отрарско-каратаускую и джетыасарскую археологические культуры. Для них характерны земледельческо-скотоводческое хозяйство, монументальная архитектура, укрепленные поселения, ограниченность денежного обращения. Ранние поселения этих культур лежат в основе городищ Отрартобе, Оксуса, Бузука, Мардан-Куика, Куйруктобе, Туркестана, Каратобе, Сыгнака, Джанкента, Джезда и других средневековых памятников Южного Казахстана. Традиции этих культур в домостроительстве, керамическом производстве, духовной жизни сохраняются и в период раннего средневековья.

Естественно, наряду с традициями в городской культуре наблюдаются инновации — новые элементы. В итоге формируются города и городская культура Южного Казахстана.

Несколько иной путь в своем формировании прошли города в юго-западном Семиречье. Здесь не было столь развитых, как на юге Казахстана оседлых и земледельческих традиций. Это была периферия сырдарьинских культур.

В развитии городов и городской культуры здесь важную роль играла транзитная торговля по Шелковому пути. Само размещение городов показывает их привязку к трассам торговых путей. Однако, будучи одним из важных факторов развития городов, торговля отнюдь не исчерпывала другие функции городов, которые являлись также центрами административной власти, ремесла и духовной культуры.

Первое описание городов Семиречья принадлежит буддийскому паломнику Сюань Цзяню, проехавшему здесь в 680 г.: «Пройдя более 500 ли на северо-запад от Прозрачного озера, прибыли в город на реке Суй-е (Суйяап, Суяб). Этот город в окружности 6-7 ли. В нем смешанно живут торговцы из разных стран и хускы…

Прямо на западе Суй-е находится несколько десятков одиночных городов, и в каждом из них свой старейшина. Xотя они не зависят один от другого, но все они подчиняются тудзюю.

Страна от города Суй-е до Гэшуанна (Кушания) называется Сули, ее население также носит это имя … Тех, кто возделывает поля, и тех, кто преследует выгоду, — поровну».

Опираясь на сведения письменных источников, В.В. Бартольд пришел к выводу, что земледельческая культура на территории Семиречья появилась в результате согдийской колонизации. А.Н. Бернштам памятники оседлой культуры Семиречья относил к согдийцам, а памятники кочевой культуры — к тюркам. С.Г Кляшторный пишет о федерации согдийских городов в Семиречье, подчеркивая их политическую и экономическую самостоятельность.

Наряду с миграционной существует противоположная, автохтонная, модель происхождения городской культуры Семиречья. Согласно Г.И. Агеевой, регион Семиречья «был не объектом колонизации Согда, а самостоятельным, с особой экономикой и культурой регионом, сыгравшим значительную роль в исторических и экономических судьбах народов Средней Азии». По мнению Т.Н. Сениговой, население Тараза и городов его округи формировалось из тюркско-карлукских племен.

Видимо, проблему формирования городской культуры в юго-западном Семиречье невозможно решить только с позиций этногенетических, для этого необходим и культурологический анализ материалов.

Как известно, согдийский культурный комплекс связан с раннесредневековым городом, городской культурой и урбанизацией. В нем находят воплощение и функции города как центра ремесла, торговли и сельского хозяйства. Показательно сложение городского быта, который в археологических материалах представлен устойчивыми канонами жилой архитектуры, терракотой, керамическими наборами, надписями на керамике, монетами, погребальными сооружениями и обрядом захоронения.

Распространение согдийского культурного комплекса в юго-западном Семиречье происходило отчасти путем непосредственного переселения сюда согдийцев, ими были основаны города Xамукат, Навакет, Бунджикат. С другой стороны, его можно объяснить как отражение процесса культурной интеграции.

Одновременно с согдийским культурным комплексом в Семиречье, на юге Казахстана и в Мавераннахре распространяется тюркский культурный комплекс, представленный в археологических материалах такими массовыми находками, как металлическая посуда и вооружение, предметы с руническими надписями. В результате в VI — первой половине IX вв. в Семиречье и Средней Азии складывается своеобразный культурный комплекс, который можно назвать тюркско-согдийским. Одно из проявлений его сложения — единообразие городской культуры Согда, Мавераннахра и юго-западного Семиречья.

По справедливому замечанию В.М. Массона, слова Сюань Цзяня о том, что страна Сули (Согд) протягивается от Чу до Байсунских гор, служат не отражением политико-географических или этнических границ, а указанием на культурно-историческую общность, где согдийские и тюркские эталоны сыграли определяющую роль.

Интенсивный культурный синтез проходил на фоне этногенетических процессов.

Таким образом, в период раннего средневековья в юго-западном Семиречье сложилась своеобразная синкретическая культура, которая интегрировала в себе культурные достижения Согда и тюркский культурный комплекс. Наиболее яркое проявление эта интеграция нашла в культуре города.

Топография и типология городов. На юге Казахстана городища состоят из трех частей — цитадели, шахристана и рабада, окруженного стеной либо нет. В большинстве своем они округлые в плане. В предгорной полосе и в низовьях Сырдарьи преобладают прямоугольные.

В юго-западном Семиречье для городищ характерно наличие центральных развалин (собственно городище). Выделяются холмы цитаделей, расположенные в углу, реже — в центре развалин, и остатки шахристанов в виде прямоугольного, пятиугольного, трапециевидного, многогранного в плане бугра. Въездов от одного до четырех. Рабады сливаются с сельской округой, и границу между двумя частями застройки провести практически невозможно.

К центральным развалинам примыкает территория сельской округи, окруженная «длинной стеной» протяженностью от трех до нескольких десятков километров.

Структура городов. Цитадели являются обязательным элементом города. Это наиболее укрепленная часть города. Например, цитадель Куйруктобе представляла собой постройку замкового типа, подтянутую на пахсовую платформу высотой 10 м. В центре находился зал площадью 157,5 кв. м. Вокруг парадного зала и группировавшихся вокруг него помещений с трех сторон — северо-восточной, северо-западной и юго-западной — проходил обводной коридор, из которого имелся выход в шахристан. Из него же можно было попасть в парадный зал. Западный участок галереи при помощи длинного коридора тоже соединялся с залом. В этом коридоре, перекрытом коробовым сводом, находилась лестница, ведущая на крышу дворца.

Наличие парадного зала, находки резного дерева подчеркивают репрезентативный характер постройки, бывшей местом пребывания правителя города.

На городище Баба-Ата в цитадели в VI — VIII вв. зафиксирована двухэтажная постройка площадью 240 кв. м. В первом, цокольном, этаже ее располагался парадный зал, перекрытый куполом. Второй этаж был занят помещениями с коробовыми перекрытиями. Фасад выходил на западную сторону, откуда внутрь вел коридорообразный вход. Он же соединял парадный зал с лестницей, ведущей на второй этаж.

В цитадели городища Актобе 1 в VI — первой половине VIII в. находился двухэтажный замок, возведенный на трехметровой платформе из слоев битой глины.

Аналогичным образом были организованы цитадели городов юго-западного Семиречья. Раскопки Краснореченского городища выявили наличие в ней укрепленной постройки замкового типа с обводными коридорами вокруг. Она была поставлена на стилобат, который вместе с естественным возвышением мыса достигал в высоту не менее 16 метров.

Рис. 6.21. Аксонометрический разрез здания нижнего горизонта. Баба-Ата

Рис. 6.21. Аксонометрический разрез здания нижнего горизонта. Баба-Ата

Укрепленный дворцовый комплекс с парадными и культовыми залами, хозяйственными помещениями изучен на городище Костобе.

Городской квартал и его формирование. Раскопки казахстанских городов позволили выделить отдельные кварталы, определить их границы и дать определение квартала как массива городской застройки, состоящие из нескольких домовладений, объединенных внутриквартальной улочкой или же отрезком магистральной улицы. Фасад квартала глухой, границы его с соседними кварталами проходят по задним стенам всех домов и боковым стенам крайних домов.

Кварталы VI — первой половины VII вв. выявлены при раскопках городища Кок-Мардан, Дома в каждом из таких кварталов объединены тупиком, отходящим от магистральной улицы и упирающимся в крепостную стену. Длина тупиков 15,12 и 10 м, площади кварталов 370, 350 и 300 кв. м. Например, в квартале «А» пять домовладений и одно культовое здание; кварталах «Б» и «В» — по четыре домовладения.

Пока мало данных для того, чтобы судить об общественном положении жителей отдельных кварталов, можно лишь констатировать, что для всех раскопанных кварталов характерна социальная уравновешенность.

Рис. 6.22. Типы домов VI - VIII вв. Кок-Мардан

Рис. 6.22. Типы домов VI — VIII вв. Кок-Мардан

Рис. 6.23. Реконструкция сакральной части буддийского храма. Городище Красная речка (Территория Республики Кыргызстан)

Рис. 6.23. Реконструкция сакральной части буддийского храма. Городище Красная речка (Территория Республики Кыргызстан)

Святилища, храмы. В городах Южного Казахстана и юго-западного Семиречья находились храмы и святилища, принадлежавшие различным религиозным общинам. На Кок-Мардане было раскопано святилище, представляющее собой квадратную в плане однокомнатную постройку размером 4×4 м. Напротив входа в центре стены на высоте 0,5м от пола находилась прямоугольная ниша, обрамленная налепом в виде рогов барана. Под ней располагался подиум с толстым слоем золы. Прямых аналогий святилищу нет, но некоторое сходство с ним обнаруживает зал в постройке на Гяур-кале в Хорезме, датированный кушанским временем и посвященный культу огня.

Храмом огня была монументальная постройка в цитадели Баба-Аты.

Все более вырисовывается роль христианства и буддизма в городах юго-западного Семиречья. Два буддийских храма были раскопаны на городище Ак-Бешим, два на городище — Красная Речка (территория Республики Кыргызстан). Первый состоял из целлы (святилища), обходного коридора и зала, открытого на юго-восток. На стенах отмечены следы росписей. Второй буддийский храм на городище Ак-Бешим по топографии близок первому. Второй Краснореченский храм, как показали раскопки, был сооружен на платформе, в качестве которой использовалась более ранняя постройка. Храм существовал в VII—VIII вв., причем с перестройками. Целла представляет квадратную в плане постройку размером 6×6 м. Стены святилища, толщиной 2,6 м, сложены из длинномерного сырцового кирпича. Перекрытие купольное. Вход находился с востока. Перед входом была устроена площадка-айван. Целлу с юга, запада и севера окружали галереи. Позднее были пристроены пилоны-контрфорсы, перед входом сооружена лестница. Стены дважды покрывали штукатуркой, обмазывали ганчем и расписывали. Роспись выполнена красным, синим, черным, зеленым цветом. Фрагменты скульптуры, найденные в тамбуре и перед входом в святилище, относятся ко времени после перестройки. Они представлены кистью руки, частью бедра, стопой, фрагментами лица и головы, множеством остатков лепных украшений одежды, головного убора.

Рис. 6.24. Реконструкция христианского храма. Аксонометрия и план. Городище Ак-Бешим

Рис. 6.24. Реконструкция христианского храма. Аксонометрия и план. Городище Ак-Бешим

Еще при начальных раскопах храма в западной обходной галереи была обнаружена гигантская фигура Будды в нирване, лежащая головой на север. Скульптура сохранилась частично — голова и верхняя часть туловища были разрушены в древности. Сохранившаяся длина скульптуры 8 м. Скульптура и постамент, на котором она лежала, были окрашены в красный цвет. Датируется храм находками тюргешских монет VIII — IX вв.

На городище Ак-Бешим была обнаружена христианская церковь VII—VIII вв. Большую часть постройки составлял двор, сама церковь находилась в восточной части и представляла собой постройку размером 5,3×4,2 м.

Оборонительные сооружения раннесредневековых городов региона изучены пока недостаточно, однако уже сейчас можно заключить, что это были действенные сооружения. В состав городских укреплений включались цитадель и оборонительные стены с башнями.

В раннее средневековье стены городов представляли монолитные глинобитные сооружения без внутренней стрелковой галереи и бойниц, которую заменила площадка наверху стены, закрытая зубчатым парапетом. Разрез в крепостной стене цитадели Куйруктобе свидетельствует о том, что поставленная на платформу стена была сложена из пахсовых блоков и имела ширину в основании 2,7 м. По углам ее были устроены сегментовидные башни с небольшими помещениями внутри.

В Таласской долине стенами — до 15-20 м — был окружен Тараз. Они возводились из пахсовых блоков, чередующихся со слоями гальки.

Разрезы длинных стен вокруг городищ свидетельствуют, что они сооружены ленточной техникой с использованием сырцового кирпича, слоев гальки и гравия. Параметры стен различны — ширина от 2 до 5 м и сохранившаяся высота — до 5 м.

Городское жилье и вопросы демографии. Впервые благодаря широким раскопкам получено представление о раннесредневековом городском жилье Южного Казахстана.

Для VI — первой половины VIII вв. характерны два типа домов. Первый — однокомнатный наземный дом, прямоугольный в плане. Как вариант встречается дом с закругленными углами. Например, один из домов этого типа площадью 43 кв. м имеет коленообразный коридор длиной до поворота в дом 4 м и тамбуровидный вход. Вдоль западной и северной стен устроены суфы с выступами по центру. Напротив входа, в центре помещения, устроен напольный прямоугольный очаг с глиняными бортиками размером 1×1,5 м.

Слева от входа, в тамбуре, в стене толщиной 0,3 м рядом находились два камина (стенных очага). Юго-восточный угол отделен глиняным бортиком, образуя хозяйственный отсек, своего рода кухонную площадку. В полу помещения расчищены три прямоугольные ямки — базы подпорных столбов. В потолке, видимо, было устроено световое, оно же дымовое отверстие. Дым, кроме того, выходил через дверь, именно поэтому очаг и камины приближены к выходу.

В домах имелись тумбовидные поставы для зернотерок. Хумы, горшки для хранения запасов продуктов располагались в углах на суфах. В качестве хранилищ использовались также бочкообразные сосуды из необожженной глины и корытообразные емкости, слепленные из полос сырой глины.

Варьируют площади отдельных домовладений. Наиболее крупные дома имеют площадь от 35 до 45 кв. м, небольшие — от 15 до 20 кв. м. В больших домах кровля опиралась на четыре столба, в средних в качестве опоры мог использоваться один столб, на который опиралась одна прогонная балка или две перекрещенные. В маленьких крыша удерживалась только на стенах.

Рис. 6.25. Городское жилище VII—VIII вв.

Рис. 6.25. Городское жилище VII—VIII вв.

Ко второму типу относятся двухкомнатные дома. Второе помещение в них выделено путем возведения капитальной стены в первоначально общей хозяйственно-жилой ячейке дома.

Раннесредневековое городское жилище юго-западного Семиречья изучено слабо. Представление о нем может дать загородное жилище VII—VIII вв., известное по раскопкам Красной Речки, Лугового и других памятников. В основе планировки такого типа жилища лежит принцип расположения длинных узких помещений в ряд и объединения их узким коридором, через который сообщаются отдельные комнаты, — «гребенчатая планировка». Квадратные помещения перекрывались куполом.

Жилые помещения замков отапливались очагами открытого типа. Встречены также стеновые очаги на краю суфы.

Трудности исследования динамики численности древнего и средневекового населения Средней Азии и Казахстана вызваны отсутствием количественных данных. Письменные источники содержат скупые сведения о количестве населения, а если таковые есть, они крайне противоречивы. Более конкретная информация основана на археологических данных.

Методика выяснения демографической ситуации еще далека от совершенства, но демографические выкладки приближаются к реальности по мере увеличения площади раскопок памятника, выявления его квартальной застройки и характера жилища.

Как удалось установить, общее количество жителей на Кок-Мардане насчитывало 1625-1950 человек без учета населения, проживающего за пределами центрального бугра. Плотность населения составляла 560-650 человек на гектар. Для сравнения можно отметить, что в раннесредневековом Пенджикенте она была 230 человек. Объяснить такое положение можно лишь особым укладом жизни в городе — переселением горожан в летнее время за город, в сады, на летовки. Эта специфика была характерна для городов Южного Казахстана до недавнего прошлого. Археологические наблюдения за характером жилища и демографические выкладки для раннесредневекового города Южного Казахстана, в частности высокая плотность на гектар застройки, свидетельствуют о распространении отмеченного уклада жизни у населения Южного Казахстана, по крайней мере с VI—VII в.

Функции городов. Развитие городов как торгово-ремесленных центров было связано с процессом отделения ремесла от сельского хозяйства и значительным расширением ремесленного производства, главным образом обслуживающего господствующий класс.

В распоряжении исследователей пока мало данных о развитии ремесла в раннесредневековом городе. Оно известно, главным образом, по готовой продукции, дошедшей до нас, — керамике, изделиям из металла, кости и камня. Хуже обстоит дело с представлением о таких ремеслах, как ткачество, производство изделий из кожи, шерсти, войлока. О продуктах этих ремесел в городах Южного Казахстана и Семиречья есть упоминание в письменных источниках, но они относятся к несколько более позднему времени.

Производство керамики было одним из ведущих направлений ремесел. При раскопках Кок-Мардана, в слоях Куйруктобе, Мардан-Куика и Отрара VII — VIII вв. собраны чоты, ножи, серпы, обнаружены железные крицы, свидетельствующие о выплавке железа на месте. Меднолитейное производство известно по находкам бронзовых блях и пряжек от наборных поясов в верхних слоях городища Джеты-Асар. Об искусстве ювелиров можно судить по ажурным бронзовым бляхам с позолотой из Ак-Бешима, на которых изображены мужчина и женщина в коронах и парадных одеждах, с фигурками верблюдов на поднятых ладонях, по серьгам, браслетам. Найдены поделки из кости — накладки на лук, просверленные амулеты из косточек животных, рога маралов со спилами. Ремесленники по камню делали жернова, терочники.

Торговля служила одним из важнейших факторов развития города. Город не только производил, но и торговал, причем вторая его функция в глазах его современников была едва ли не важнейшей. В городе сходились три основных направления товарообмена: между странами, между ремеслом и сельским хозяйством (город и его округа), между городом и кочевой степью.

Лучше для этого времени известна международная караванная торговля. Великий Шелковый путь проходил по югу Казахстана через Семиречье. Известно описание его участка, пролегавшего через город Суяб, Тараз и Испиджаб. В Испиджабе от него отходила ветвь на северо-запад — в Фараб, Шавгар и дальше в низовья Сырдарьи.

Торговля приносила тюркской аристократии значительную выгоду, позволяя, в частности, реализовать захваченную добычу. Не случайно уже в 568 году Истеми-каган направил два посольства в Иран для налаживания торговли. Посольства успеха не имели. Тогда каган направил посольства в Византию, и между двумя государствами был заключен торгово¬политический союз.

Из Китая вывозили шелк, лаковые изделия, бумагу, зеркала. В Китай из стран Запада поступала краска для бровей, вавилонские ковры, драгоценные камни, кораллы и жемчуга, стекло, ткани.

Большую роль в торговле и культурном воздействии Запада на Китай играли согдийцы. Они производили и продавали такие товары, как серебряные изделия, цветное стекло, лекарственные и красящие вещества, ковры. В числе центров производства серебряных сосудов были и города Семиречья.

Часть предметов роскоши из Византии, Согда, Китая и других стран оседала в ставках тюркской знати, в домах богатых горожан. Среди археологических находок следует выделить серебряные кувшины с византийскими клеймами из Семиречья, золотые византийские монеты и подражание им, китайские зеркала.

Обменная торговля с кочевниками осуществлялась на ярмарках, которые происходили в больших и пограничных городах—Испиджабе, Отраре, Дех-Нуджикесе. О наличии денежной торговли говорят многочисленные находки монет VII—VIII вв. на Отраре, Куйруктобе, Таразе, Красной Речке, Ак-Бешиме. Если местные монеты свидетельствуют о внутриобластной торговле, то монеты ишхидов Согда VII в., древнетюркские монеты Чача конца VII—начала VIII вв., тюркских правителей Ферганы, китайской династии Тан и бухарские типа «гитрифи» подтверждают роль городов в системе международной торговли. Крупным торговым центром юго-западного Семиречья был Тараз, о котором источники говорят как о «городе купцов», Чуйской долины Суяб, где «смешанно живут торговцы из разных стран», а половину жителей города составляют купцы. О развитии денежной торговли в городах Чуйской долины свидетельствуют монеты тюргешей и тухусов.

Перебиравшаяся на лето за город часть населения занималась сельским хозяйством. Поэтому не трудно понять сообщение автора начала VII в. о жителях Чуйской долины. «Тех, кто возделывает поля, и тех, кто преследует выгоду (торгует), — поровну». В источнике середины VIII в. Таласская долина характеризуется так: « С третьего до девятого месяца не бывает дождей, а для полива полей пользуются снеговой водой. Здесь произрастают ячмень, пшеница, рис, горох и бобы. Жители пьют виноградные и конопляные вина, айран». При раскопках Кок-Мардана, раннесредневековых слоев Отрара, Куйрука, Тараза обнаружены косточки урюка, винограда, арбузные и дынные семечки.

Особое широкое распространение получило виноградарство. Остатки винодельни VII — VIII вв., совмещенной с производством уваренного до густоты виноградного сока, были раскопаны в Луговом Б. Винодельни обнаружены и на городище Тортколь в Таласской долине на Актобе Степнинском в Чуйской. Эти данные дают представление о занятиях подсобным хозяйством, главным образом садоводством, виноградарством огородничеством, бахчеводством.

Городская культура: составные компоненты и проблема культурного синтеза. При объяснении синкретического характера раннесредневековой культуры Южного Казахстана и Семиречья необходимо учитывать традиции культур каунчийской, отрарско-каратауской, джетыасарской, усуньской. Топография большинства южноказахстанских городищ характеризуется округлыми в плане очертаниями, что свидетельствует об их связи с топографией более ранних поселений сырдарьинских культур. Об этом же свидетельствует и датировка многих городищ, уходящая в первую половину первого тысячелетия новой эры.

Зороастрийские боги изображены на резных досках, украшавших стены парадного зала — святилища на городище Куйруктобе.

Синкретический характер раннесредневековой культуры исследуемого региона нашел яркое отражение в религиозных верованиях городского населения. В среде его получили распространение языческие культы, наряду с которыми существовали буддизм, манихейство, христианство. В Южном Казахстане следы распространения культа огня зафиксированы на Баба-Ате, где в центральном зале дворца обнаружен толстый слой стерильной золы. К элементам зороастризма можно отнести изображения барана и бараньих рогов на керамике сырдарьинского региона, продолжающей традиции керамики с зооморфными ручками более раннего времени. Последняя у кангюйских племен была связана с распространением зороастризма, в котором образ барана мог быть инкарнацией божества фарна.

Более широкое, чем считалось раньше, распространение получил буддизм. Буддийские миссионеры проникли в Семиречье с притоком сюда согдийских переселенцев. В первой половине VIII в. некоторые правители западных тюрок становятся буддистами или покровительствуют этой религии.

Манихейство также оказало сильное влияние на согдийцев и тюрок. Хакан западных тюрок в VIII в. считался покровителем всех манихеев Востока. Манихейская «Священная книга двух основ», первой половины VIII в., для того, чтобы «пробудить (веру) в стране десяти стрел», писалась в Аргу-Таласе (Тараз). В книге перечисляются города Семиречья, где имелись манихейские общины, — Йаканкент, Ордукент, Чигильбалык.

Христианство было принесено в семиреченские города сирийцами-несторианами. Они массами двинулись на восток — в Среднюю Азию, Монголию и Китай после того, как в 431г. на третьем вселенском соборе несторианство было осуждено как ересь. Через сирийцев христианство получило распространение в среде тюрок и согдийцев.

Согласно источникам, на рубеже VII — IX вв. была образована особая карлукская митрополия. В Таразе и Мерке действовали христианские храмы. В Семиречье изготавливали серебряные блюда с сюжетами из раннехристианской иконографии. В Шаврабе найден каменный сосуд с христианскими символами.

Таким образом, на юге Казахстана и в юго-западном Семиречье в раннем средневековье сложилась городская синкретическая культура, которая интегрировала в себе культурные достижения Согда, тюркский культурный комплекс и традиции земледельческо-скотоводческих культур каунчиноидного облика.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика