Борисов В.А. Особенности ритуально-погребальной керамики (по материалам памятников эпохи бронзы Верхнего Приобья)

Борисов В.А. Особенности ритуально-погребальной керамики (по материалам памятников эпохи бронзы Верхнего Приобья) // Роль естественно-научных методов в археологических исследованиях. Барнаул: АлтГУ, 2009. С. 256-259.

В современной археологии существуют два направления в области изучения древнего гончарного производства. Первое характеризуется историко-культурным подходом, разработанным благодаря исследованиям А.А. Бобринского в 70-е гг. прошлого столетия. Сторонники этого подхода рассматривают керамику как результат действия определенных навыков труда древних гончаров, закрепленных в культурных традициях. Главной целью историко-культурного подхода является изучение по результатам анализа гончарного производства конкретных событий или процессов в истории отдельных групп древнего населения (Бобринский А.А., 1999, с. 5-60).

В основе второго направления лежит формально-классификационный подход, зародившийся 40-50 лет назад в связи с привлечением для исследования технологии древнего керамического производства методов естественных наук и математического анализа. Сторонники этого подхода рассматривают керамику как набор формальных признаков, выделение и классификация которых составляет главную задачу исследования (Цетлин Ю.Б., 2005, с. 71-72).

Принципиально важным моментом в споре данных подходов является отношение к информативным возможностям древней керамики. В первом случае она служит источником историко-культурной информации, во втором — археологической. Во многом это зависит от того, что исследователи считают основой для формирования технологии керамического производства — культурные традиции или природный фактор (Глушков И.Г., 1996, с, 25).

В определенной степени понять причины сосуществования различных гончарных традиций внутри одной археологической культуры помогает изучение технологии производства ритуально-погребальной посуды. Ниже приводятся усредненные показатели физико-механических свойств ритуально-погребальной и поселенческой керамики различных памятников эпохи бронзы Верхнего Приобья.

Керамика из захоронений могильника елунинской культуры Телеутский Взвоз-1 характеризуется низкой плотностью (1,62 г/см3), высокими пористостью и степенью водопоглощения (соответственно, 31,9 и 20,0%), низкой твердостью (67,4 НВ), температурой обжига в пределах 400-450°С. Для сравнения, бытовая керамика однокультурного поселения Березовая Лука обладает более высокими физико-механическими показателями: плотность 1,73 г/смэ, пористость 25,5%, степень водопоглощения 14,9%, твердость 74,9 НВ, температура обжига 480-520°С.

Самусьская керамика из захоронений могильника Крохалевка-7А имеет плотность 1,85 г/см3, пористость 28,5%, степень водопоглощения 15,2%, твердость 69,4 НВ, температура обжига 450-490°С. Керамика самусьских поселений Крохалевка-36 и Усть-Канда-2 обладает более высокими технологическими свойствами: плотность 1,88 г/см3, пористость 25,5%, степень водопоглощения 13,5%, твердость 76,7 НВ, температура обжига 520-56СГС.

Ритуально-погребальная посуда андроновских могильников Дегтяревка-1 (Ур), Чудиновка-1 и андроновская керамика могильника Еловский И обладает следующими физико-механическими показателями: плотность 1,69 г/см3, пористость 27,0%, степень водопоглощения 15,8%, твердость 70,0 НВ, температура обжига 450—490°С. Андроновские керамические серии поселений Тамбарское Водохранилище, Чекановский Лог-3, Красная Горка-1 демонстрируют значительно более высокое качество: плотность 1,91 г/см3, пористость 29,8%, степень водопоглощения 16,2%, твердость 90,2 НВ, температура обжига 610-650°С.

Физико-механические свойства еловских сосудов из захоронений Еловского I и Еловского II могильников, а также могильника Крохалевка-13: плотность 1,74 г/см3, пористость 20,2%, степень водопоглощения 11,6%, твердость 78,4 НВ, температура обжига 510-550°С. Керамика еловских поселений Десятовское, Черное Озеро-1, Ордынское-12 и Алдыгаи отличается более высоким качеством — плотность 1,78 г/см3, пористость 23,2%, степень водопоглощения 13,1%, твердость 89,0 НВ, температура обжига 620-660°С.

Ритуально-погребальная керамика ирменского могильника Сапогово-1 характеризуется следующими физико-механическими показателями: плотность 1,73 г/см3, пористость 25,9%, степень водопоглощения 15,2%, твердость 67,6 НВ, температура обжига 410-450°С. Ирменские керамические серии поселений Красная Горка-1, Тамбарское Водохранилище, Еловское, Чекист (Большая Киргизка), Казенная Заимка. Фирсово-XVIII, Заковряшино-1 демонстрируют более высокое качество изготовления: плотность 1,81 г/см3, пористость 24,4%, степень водопоглощения 13,8%, твердость 87,6 НВ, температура обжига 615-645°С.

Наши экспериментальные исследования показывают, что физико-механические свойства керамики формируются в процессе изготовления и обжига гончарных изделий. Так, например, плотность стенок глиняного сосуда прямо зависит от уровня тонкодисперсности глинистой основы черепка. В ходе лабораторных испытаний нами было установлено, что самая высокая плотность (свыше 1,90 г/см3), самые низкие показатели пористости и степени водопоглощения (соответственно, менее 20,0 и 10,0%) достигаются такими технологическими приемами как измельчение, просеивание, длительное вымачивание и вымораживание глинистого сырья, а также его отмучивание. Внесение в формовочную массу различных искусственных примесей снижало плотность и повышало пористость и степень водопоглощения керамики. Самый низкий уровень физико-механических показателей — плотность менее 1,70 г/см3, пористость и степень водопоглощения выше, соответственно, 30,0 и 20,0% — демонстрировала керамика, изготовленная из необработанного сырья с добавлением большого количества органических, минеральных примесей или крупнозернистого шамота.

Твердость керамики формируется в процессе обжига. Чем выше температура прокаливания и длительнее время обжига, тем выше твердость и наоборот. Лабораторные глиняные образцы, прокаленные при температуре от 400 до 600—700°С показали твердость 60-100 НВ. Прокаливание образцов от 700 до 950°С приводило к формированию твердости керамики 100-170 НВ. Составив диаграмму зависимости твердости керамики от температуры прокаливания мы, в определенной степени, реконструировали режим обжига археологической глиняной посуды, измеряя ее твердость по методу Бринелля (Борисов В.А., 1996, с. 12-15).

Елунинские и андроновские гончары Верхнего Приобья (по материалам могильников Телеутский Взвоз-1, Дегтяревка-1 (Ур) и Чудиновка-1) изготавливали ритуально-погребальную посуду из особой формовочной массы на основе неподготовленного или плохо подготовленного глинистого сырья, не подвергая его просеиванию, длительному вымачиванию и вымораживанию. Обжигалась погребальная посуда, преимущественно, в восстановительной атмосфере при низкой температуре в течение короткого времени.

Самусьские, еловские и ирменские гончары данного региона (по материалам могильников Крохалевка-7А, Еловский-1, Еловский-II, Крохалевка-13 и Сапогово-1) изготавливали посуду, предназначенную для помещения в могилы умершим сородичам, из формовочной массы, сходной с той, которая применялась для изготовления бытовой посуды. Об этом говорят близкие показатели плотности, пористости и степени водопоглощения ритуально-погребальной и поселенческой керамики. Только обжиг самусьской, еловской и ирменской погребальной посуды, как и елунинской и андроновской, был восстановительным, низкотемпературным и коротким.

Подчеркивает тот факт, что для изготовления елунинской и андроновской ритуально-погребальной посуды составлялась особая формовочная масса и характер искусственных примесей в керамике. Елунинские и андроновские гончары в данную посуду добавляли только шамот, хотя в поселенческих сосудах данных археологических культур встречается и шамот, и песчано-дресвяные примеси, и органика. В погребальной керамике самусьской, еловской и ирменской культур содержится тот же набор искусственных примесей, что и в поселенческой.

Проведенное исследование показывает, что технологии изготовления ритуально-погребальной посуды елунинской, самусьской, андроновской, еловской и ирменской археологических культур Верхнего Приобья существенно отличались от технологий изготовления поселенческой керамики. Погребальная посуда предназначалась только для захоронений и в быту не использовалась. В пользу этого утверждения свидетельствует низкое качество ее керамики. Она непрочная, плохо прокаленная, легко разрушается. В то же время, сосуды из могил отличаются совершенством форм, тщательностью обработки поверхностей и орнаментации (за исключением елунинской посуды могильника Телеутский Взвоз-1). На поселениях «нарядная» посуда, внешне аналогичная ритуально-погребальной, встречается относительно редко. Только ее качество значительно выше. Так, андроновская «нарядная» поселенческая посуда обладает плотностью Т ,93 г/см3, пористостью 23,9%, степенью водопоглощения 12,8%, твердостью 119,8 НВ. Следовательно, андроновские ритуально-погребальные сосуды являлись керамическими репликами поселенческих «нарядных».

Выводы. В основе гончарных традиций, в русле которых изготавливалась ритуально-погребальная посуда различных культур бронзового века Верхнего Приобья, лежали какие-то, пока еще не известные нам, духовные традиции, вероятно, связанные с религиозными верованиями, мифологией и другими этнокультурными особенностями древних обществ. По одной из версий, главной функцией данной посуды являлось удостоверение принадлежности погребенного к определенному коллективу, родовые признаки которого фиксировались в особенностях орнаментации сосудов (Хлобыстина М.Д., 1973, с. 61). В этом контексте изготовление погребального сосуда являлось составной частью погребального обряда.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика