Археология и наука

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

В различных разделах книги мы уже упоминали научную археологию, научный метод о сверке гипотез с данными, собранными в полевых условиях (Келли и Хэнан — Kelly and Hanan, 1988). И сейчас самое время задать фундаментальный вопрос о том, является ли археология наукой. Ответ: определенно да. В том смысле, что археология изучает человеческие сообщества прошлого посредством научного раскрытия и анализа данных, состоящих из материальных остатков этих сообществ, она — наука. Но в том смысле, что археология, как часть антропологии, изучает нематериальные философские теории и религиозные верования какого-либо общества, она не является наукой.

Что мы имеем в виду, когда говорим «научный»? Наука есть способ приобретения знаний и осмысления тех частей естественного мира, которые можно измерить. Это установленный и тщательно упорядоченный поиск знаний, проводимый систематическим образом. Такой поиск очень далек от того, каким мы приобретаем свой личный опыт религиозных философий, общественной жизни или политических течений. В науке используются методы приобретения знания, которые являются не только кумулятивными, но которые являются объектом постоянных проверок и перепроверок.

Научный метод

За много лет ученые выработали общий порядок действий для получения сведений — он известен в качестве научного метода и сейчас широко распространен. Хотя научный метод может быть по-разному применен в ботанике, зоологии и антропологии, основные принципы остаются одними и теми же, и в частности принцип, что знание о реальном мире является кумулятивным и оно служит объектом постоянной перепроверки. У научного метода есть много приложений к археологическим данным, и его использование классифицирует большую часть археологии как науку. Наука устанавливает факты о естественном мире посредством изучения предметов, событий и явлений. Совершая наблюдения, ученый обращается к индукции и дедукции.

При индуктивных размышлениях на основании определенных наблюдений делаются общие для них выводы. Я, Брайан Фаган, однажды обнаружил около 10 000 диких органических остатков в лагере охотников-собирателей в Замбии, которому было 4000 лет. 42 % процента из них относилось к растениям рода bauhinia, кустарнику, который с октября по февраль ценят за плоды, корни и цветы. И сейчас плоды bauhinia употребляет в пищу племя сэн в Калахари. Из этих наблюдений я методом индукции выдвинул гипотезу, что bauhinia в течение многих тысяч лет является предпочтительной пищей для охотников-собирателей (Фаган и Нотен — Fagan and Noten, 1971).

Дедуктивные доводы следуют из гипотез, сформулированных посредством индукции, т. е. исследователь постулирует специфические значения из обобщенных гипотез. В случае с Калахари я бы сформулировал гипотезу (или ряд гипотез) об употреблении в пищу bauhinia народом сэн и доисторическими охотниками-собирателями и затем проверил бы ее во время этнографических полевых работ и археологических исследований, основанных на специфических значениях гипотез. И затем мои гипотезы были бы подтверждены, отвергнуты или доработаны.

Классическим примером приложения научного метода являются полевые исследования в районе Большого бассейна на западе США, проведенные антропологом Джулианом Стюардом (Julian Steward) и археологами, в дальнейшим расширившими его работы. Большую часть 1920-х и 1930-х годов Стюард посвятил этнографии шошонов, одному из индейских племен. Собранные им данные позволили ему сфорулировать гипотезы о том, как шошоны перемещали свои поселения в течение года (Стюард — Steward, 1938).

В конце 1960-х годов эта новаторская работа была значительно обновлена Дэвидом Херстом Томасом, который проследил плотности и распределения артефактов в различных экологических зонах Большого бассейна исходя из гипотез Стюарда о моделях поселений шошонов. «Если бы последние доисторические шошоны вели бы себя так, как предполагал Стюард, то как артефакты упали (попали) бы на землю?» — задал вопрос Томас (Thomas, 1983a, 1983b:14). Он создал более 100 моделей-предположений на основании первоначальных гипотез Стюарда, а затем разработал тесты для подтверждения или отвержения своих предположений. Он ожидал найти специфические виды артефактов, связанных с определенными типами деятельности, например с охотой, на сезонных археологических памятниках, где охота, как утверждали, играла важную роль. Зная о местных условиях сохранения, он особенное значение уделял распределению и частоте форм артефактов. Затем он в поле собрал археологические данные, требовавшиеся для его тестов. В итоге Томас проверил каждое из своих предположений по полевым данным и отверг около 25 %. Оставшиеся подтверждались данными и обеспечили обновление первоначальных гипотез Стюарда. Последующие полевые работы дали Томасу много возможностей для обновления этих гипотез и для сбора данных для последующего их тестирования. Исследование Большого бассейна Томасом является хорошим примером демонстрации преимуществ научного метода в археологическом исследовании.

Однако значение научного метода не следует переоценивать. Уравновешенная точка зрения такова: «Наука двигается вперед посредством опровержений, предлагая самое адекватное на данный момент объяснение, зная при этом, что новое и лучшее пояснение будет найдено позже. Такая непрерывная самокорректировка является ключевым элементом научного метода» (Дорэн — Doran, 1987:65).

Примечательно, но почти ничего не написано по поводу того, как археологи приходят к своим заключениям (Ходдер — Hodder, 1999), но совершенно ясно, что археология, имея в центре внимания социальные и политические структуры и другие проявления активности человека, не всегда столь выражено эмпирична, как, скажем, физика. Управляемое движение от гипотез к проверке и к заключению, ассоциирующееся с научным методом, просто не срабатывает в большей части археологии, когда исследователи проводят много времени в полях, складывая вместе разрозненные элементы свидетельств, таких как, скажем, стратифицированные слои и разрушенные жилища. Большая часть археологии заключается в физических взаимоотношениях между чертами и находками, слоями и данными окружающей среды и т. д., а также в использовании аналогий из других памятников и современными данными (аналогия). И кроме всего прочего, в создании изложений, в которые может входить все, что угодно, начиная от фиксации слоев в стене рва до интерпретации целого памятника (Ходдер и Эванс — Hodder and Evans, 1999).

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 20.12.2014 — 21:33
Яндекс.Метрика