Памяти Ивана Ивановича Мещанинова

К содержанию журнала «Советская археология» (1967, №3)

Советская наука понесла тяжелую утрату — 16 января 1967 года в Ленинграде скончался академик Иван Иванович Мещанинов, Герой Социалистического Труда, выдающийся специалист в области общего языкознания и кавказских языков. Исследования Ивана Ивановича — ученого с очень широким научным кругозором, получили известность не только в отечественной, но и в мировой науке. Свыше 250 печатных трудов отражают многогранность научных интересов И. И. Мещанинова-языковеда, археолога, этнографа.

Иван Иванович Мещанинов

И. И. Мещанинов родился в 1883 году в г. Уфе. После окончания классической гимназии с 1902 по 1906 г. он студент юридического факультета Петербургского университета. В университете он специализируется по русскому праву у профессоров Петражицкого и В. И. Сергеевича.

В 1905—1906 гг. два семестра И. И. Мещанинов проводит в Гейдельбергском университете, работая у профессоров Иеллинбека и Виндельбанда. Еще студентом Иван Иванович начал посещать Петербургский археологический институт, слушая лекции на археографическом и археологическом отделениях (1906—1910 гг.) у Н. И. Веселовского, Б. В. Фармаковского, С. А. Жебелева и других. С 1909 года он заведует историческим архивом Петербургского археологического института, позднее избирается почетным членом (1912 г.) и членом правления (1913 г.) этого института.

К этим годам относится начало научной и общественной деятельности Ивана Ивановича, появление его первых историко-археографических печатных работ 1.

К тому же периоду относится и первое знакомство Ивана Ивановича с коллекцией, состоявшей из 55 глиняных сосудов и 10 черепиц с клинописными надписями и хранившейся в Петербургском археологическом институте. Она была получена институтом в подарок от французских археологов Де-Моргана и Тосканна из их раскопок 1912 г. в долине реки Кара-Су, в области древнего Элама 2. Изучив и научно описав эту ценнейшую коллекцию, И. И. Мещанинов публикует ее с общим очерком по истории древнего Элама 3.

В 1917 г. Б. В. Фармаковский приглашает Ивана Ивановича ученым секретарем в Археологическую КОМИССИЮ. Здесь он встречается с крупнейшим кавказоведом академиком Н. Я. Марром и слушает его курс лекций по грузинскому языку, одновременно изучая у него халдскую (урартскую) клинопись. С 1921 года Иван Иванович начинает регулярно печатать исследования о халдских надписях, и халдоведенпе до последних дней жизни становится его основной специальностью 4. После прочтения на восточном факультете Азербайджанского гос. университета в Баку курса лекций по халдскому языку, И. И. Мещанинов издает обобщающую работу 5, включающую историю древнего Вана, древнейшие сведения о Закавказье, а также систему письма и чтение клинописных текстов халдов-урарту, работу которую защищает затем в качестве докторской диссертации. В дальнейшем Иван Иванович продолжает углублять свои изыскания в области халдского языка и наряду с большим числом статей о клинописных надписях халдов-урарту, публикует свой двухтомный труд о языке Ванской клинописи, где анализирует язык Ванских клинообразных надписей и характеризует структуру его речи 6.

С первых лет Великой Октябрьской революции И. И. Мещанинов работает ученым секретарем президиума Петроградского археологического института, а с 1923 года, с момента присоединения института к Петроградскому университету — заместителем председателя археологического отделения факультета общественных наук этого университета. С момента организации (1918 г.) ГАИМК Иван Иванович — ученый секретарь и ассистент Академии, а также научный сотрудник Яфетического института, позднее Института языка и мышления Академии наук СССР. С 20-х годов начинается и его педагогическая работа в Археологическом институте, а затем и в Петроградском университете, на факультете общественных наук и факультете языкознания и материальной культуры, где он читает курс лекций об эламских древностях и по халдскому языку. С 1925 г. он начал свою полевую археологическую работу вместе с Б. В. Фармаковскпм в Ольвии, вначале в качестве его заместителя, а позднее ряд лет руководил Ольвийской экспедицией 7. Помимо научных отчетов о раскопках в Ольвии он опубликовал интересный очерк о кромлехах из Северного Причерноморья и Закавказья, широко освещая проблему земледельческого культа солнца у народов, хронологически близких классическому миру 8. Наряду с полевой и педагогической деятельностью Иван Иванович осуществлял руководящую работу, как почетный член Общества обследования и изучения Азербайджана, где он и в дальнейшем долгие годы продолжал оказывать большую помощь в подготовке молодых кадров и принимал активное участие в научной жизни республики.

Параллельно с углубленными изысканиями в области клинописного языка халдов, урарту, И. И. Мещанинов в широких масштабах вел полевые работы по исследованию древнего Азербайджана. В связи с этим он начал подготовку к изучению урартских и современных урартам памятников местных культур Азербайджана 9. В процессе этой работы И. И. Мещанинов совместно с В. В. Струве и В. К. Шилейко прочел трехстрочную ассирийскую надпись на бусине с именем Ададнирари, найденную Э. Рёслером в кургане № 11 ус. Ходжалы, отметив при этом, что находка «открывает широкие перспективы в сторону выяснения характера самой культуры Закавказья и выяснения взаимоотношений ее с древнейшими центрами Двуречья в Месопотамии» 10.

Под руководством И. И. Мещанинова в 1926 г. начинает работать первая археологическая экспедиция, организованная обществом обследования и изучения Азербайджана, которая в первую очередь начинает раскопки на Ходжалинском курганном поле, близ г. Степанакерта. Здесь был вскрыт большой каменный курган, по типу аналогичный кургану № 11. В результате раскопок была дана характеристика последовательного развития культур эпохи бронзы древнего Азербайджана.

В этом же году производились раскопки могильника у монастыря Кызыл-Ванк в Нахичеванской АССР. На сильно разрушенном могильном поле был вскрыт ряд древних погребений с интересным инвентарем, заметно обогатившим представления о культуре крашеной керамики древнего Азербайджана 11.

В 1927 году И. И. Мещанинов руководил работами двух археологических экспедиций, организованных Обществом обследования и изучения Азербайджана — одной, в Мильской степи, другой — в Дастафюрском районе, в нагорье Малого Кавказа.

В Мильской степи в этот первый сезон работ, была открыта малоизвестнан тогда для Азербайджана культура «кувшинных погребений». В Дастафюрском районе впервые была поставлена задача изучения в Азербайджане «циклопических крепостей». К археологическим исследованиям в Мильской степи И. И. Мещанинов возвратился вновь в 1933 году, после организации в Баку Азербайджанского отделения закавказского филиала Академии наук СССР. В этот раз он руководил комплексной экспедицией с участием многих местных научных работников — археологов, этнографов, фольклористов. Стационарные раскопки велись на холме Орен-Кала. Задача экспедиции — выяснить историческое значение этого городища и его отношение к существовавшей древней ирригационной системе, известной под названием Гяур-Арха. Изучение письменных источников и обследования холма Орен-Кала установили длительность существования городища (с V в. по XIV в.) и позволили высказать гипотезу, что здесь находился крупнейший центр средневековья — г. Байлакан.

Экспедиция посетила также городище Уч-тепе, связанное с древней ирригационной системой. Общие выводы и перспективы будущих работ были изложены Иваном Ивановичем в научном отчете 12.

Все последующие полевые сезоны И. И. Мещанинов возглавляет археологические экспедиции в Азербайджане, причем особое внимание уделялось обследованию и определению функционального назначения циклопических сооружений — в 1928 году на Эйнал-Тахтинском перевале Айрумских гор Азербайджана, в 1929 году у Кедабека и Калакента.

Затем изучение циклопических сооружений началось в Армении. В 1930 г. при участии А. Аджана, Л. Гюзельяна и Б. Б. Пиотровского были проведены разведки западных и южных склонов Алагёза, а в 1931 г. Иван Иванович совершил вновь поездку в Армению в Нор-Баязет, где была открыта нор-баязетская клинописная надпись. В этот же полевой сезон несколькими маршрутами обследуются районы Зийва-Сар-Дарабад, Эйлара — Арзни — Оганаванка — Аштарака, Хаджи-Байрама. В результате этих поездок и всестороннего изучения циклопических сооружений Иван Иванович, широко используя письменные источники и свои новые археологические наблюдения, суммирует данные по истории Урарту 13.

Полевая археологическая работа И. И. Мещанинова продолжалась на Кавказе и в дальнейшие годы. В 1934 году он руководил работами Абхазской археологической экспедиции. Результаты этой интересной экспедиции были позднее изданы 14. В 1939 г. Иван Иванович продолжал полевые изыскания в Азербайджане по обследованию древних памятников в предгориях Малого Кавказа, в районе Ходжалы — Кировабад.

К периоду от 30-х годов и до начала Великой Отечественной войны относится серия статей И. И. Мещанинова по археологии и истории Закавказья, истории Урарту, археологии и древней истории Передней Азии. В них он обобщил новые данные, полученные в результате его изысканий по халдоведению и разнообразный материал из археологических экспедиций.

Много работ этого периода широко отражают разнообразие научных интересов И. И. Мещанинова, намечают новые методические пути в изучении материальной культуры, указывают на разносторонность в подходе к памятникам древности, как к историческому источнику. В 1930—1931 гг. избранный в действительные члены Гос. Эрмитажа И. И. Мещанинов начал заведовать сектором доклассового общества, организуя в Эрмитаже первые экспозиции памятников первобытного общества.

По основной своей востоковедческой специальности Иван Иванович публикует в эти годы большую серию халдских надписей 15, основные сводки по истории изучения халдских материалов и результаты общих изысканий по халдоведению 16.

В работах этого периода много внимания уделено проблемам истории Закавказья 17, а также специальным исследованиям по общеметодологическим вопросам — теории миграции, увязке языкознания и истории материальной культуры 18. Появляются статьи и по вопросам методического характера 19.

Проблема общего языкознания также в это время находит отражение в исследованиях ученого, где он ставит общие вопросы о развитии языка и письма, происхождении речи, увязки языка с историей материальной культуры 20 И. И. Мещанинов вскоре занял вполне самостоятельные позиции в решении проблемы общего языкознания, получившие свое последовательное выражение в его книгах «Новое учение о языке» и «Общее языкознание» 21.

И. И. Мещанинов длительное время разделял так называемое «новое учение о языке» Н. Я. Марра и развивал это учение. Но при этом И. И. Мещанинов центр тяжести перенес с «палеонтологического метода» (четырехэлементный анализ) на проблему стадиального развития и отказался от того, что у Марра противоречило достижениям языкознания.

В 1932 г. И. И. Мещанинов был избран действительным членом Академии наук СССР, в 1933 г.— директором Института антропологии и этнографии АН СССР; руководителем Общественного отделения Азербайджанского филиала АН СССР; с 1935 г. он директор Института языка и мышления АН СССР, с 1936 по 1950 гг. являлся академиком-секретарем Отделения литературы и языка и членом президиума АН СССР.

Параллельно с большой научной и научно-административной деятельностью в эти годы не прекращалась и большая педагогическая работа Ивана Ивановича в Ленинграде в ЛИФЛИ в качестве декана лингвистического факультета и профессора, читающего курс лекций по проблемам общего языкознания. В области подготовки языковедческих кадров в Ленинградском восточном институте, в ГАИМК, в Академии паук СССР, и в особенности национальных научных работников, Иван Иванович отдал много сил и труда. Как академик-секретарь Отделения литературы и языка АН СССР и директор Института языка и мышления АН СССР, И. И. Мещанинов возглавил большую практическую работу, оказывая помощь языковедческому строительству в национальных республиках, готовя кадры молодых научных работников по различным языкам. Он всегда уделял большое внимание воспитанию молодого поколения и принимал участие в направлении научной работы не только в Азербайджане, но и в Казахской ССР и в Дагестане. По его инициативе был создан сектор языков народов Севера в Институте языка и мышления АН СССР и кафедра палеоазиатских языков в Ленинградском унпверситете.
Свою научную и педагогическую работу Иван Иванович сочетал с общественной деятельностью. Несколько лет он избирался депутатом и членом Президиума Верховного Совета РСФСР.

Выдающиеся научные заслуги и многолетняя научная деятельность И. И. Мещанинова были отмечены орденами Ленина и Трудового Красного Знамени. Дважды его исследования были удостоены Государственной премии первой степени.
В 1945 году ему было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда.

В годы после Великой Отечественной войны И. И. Мещанинов продолжает свои изыскания в области древних языков Передней Азии. Особое место среди них занимает халдский (урартский) язык 22.

Много лет отдал И. И. Мещанинов изучению общего языкознания. В связи с этим он постоянно использовал в своих трудах материалы языков Кавказа, бесписьменных языков Севера, угро-финских, тюркских и многих других, создал оригинальную схему стадиальной классификации синтаксических структур в языках и разработал теорию членов предложений и частей речи 23.

В некрологе об И. И. Мещанинове говорится, что с его именем «связано возникновение и развитие нового направления в общем языкознании — типологического исследования синтаксиса разносистемных языков. В серии работ, построенных на материалах языков народов СССР, академик И. И. Мещанинов выявил принципиальное значение типологических сопоставлений для развития общей теории языка и выдвинул критерии типологической классификации языков» 24.

До последних дней своей жизни, несмотря на преклонный возраст Иван Иванович не оставлял своих научных исследований и с исключительным трудолюбием продолжал осуществлять свои творческие замыслы 25.

Последние работы И. И. Мещанинова, как писала о нем группа его товарищей, «были задуманы, как опыт сопоставительно типологической грамматики, учитывающей не только общие моменты в развитии разных языков, но и в равной мере их расхождения» 26.

Иван Иванович Мещанинов прожил большую, полную творческого горения и интересных научных замыслов, жизнь. Каждый день ее был отдан науке. Его огромное трудолюбие, яркий талант исследователя всегда сочетались с плодотворной педагогической и общественной деятельностью. В памяти всех знавших И. И. Мещанинова и работавших вместе с ним никогда не будет забыт глубокий и многогранный ум этого крупного ученого, искавшего новые пути в науке, со всей щедростью отдавшего свое большое дарование родине, советской науке и ее молодым кадрам. Иван Иванович Мещанинов — яркий и разносторонний ученый, человек большой сердечной доброты, долго будет служить примером преданности своему любимому делу, а то, что создано им, не будет забыто и найдет свое почетное место среди лучших достижений советской науки.

Т. С. Пассек

Notes:

  1. И. И. Мещанинов (совместно с Н. В. Граве). Опись документам, хранящимся в зале первого общего собрания правительствующего Сената в ковчегах. СПб., 1909; его же. Древние царские грамоты из собрания С.-Петербургского археологического института. «Юбилейный сборник», СПб., 1913; его же. Родословная келейная книга Филарета Никитича. «Юбилейный сборник».
  2. Ныне эта коллекция хранится в Гос. Эрмитаже.
  3. И. И. Мещанинов. Эламские древности. Вестник Археологии и Истории, издаваемый Петроградским археологическим институтом, XXII, Птрг., 1917.
  4. И. И. Мещанинов. По поводу Макинской надписи Русы, сына Аргиштия. ЗВО XXV, 1921; его же. Шураа и Урурдан в клинописных памятниках Ванского бассейна. ДАН,— В, 1924, январь — март; его же. Географические названия верховьев Аракса по халдским надписям. ИГАИМК, IV, 1925 и др.
  5. И. И. Мещанинов. Халдоведение. Изв. ООИА, 10, Баку, 1927.
  6. И. И. Мещанинов. ІЛьїк Ванских клинообразных надписей на основе яфетического языкознания. Тр. ИЯМ, I, 1932; его же. Язык Ванской клинописи (Die Van Sprache), II, Л., 1935.
  7. И. И. Мещанинов. Отчет о работах Ольвийской экспедиции. СГАИМК, 2, 1931.
  8. И. И. Мещанинов. Кромлехи. Яфетидологический экскурс в область классического мира. ИГАИМК, VI, З, Л., 1930.
  9. И. И. Мещанинов. Доисторический Азербайджан и урартская культура. Изв. ООИА, I, 1926, Баку.
  10. И. И. Мещанинов. Ассирийская вотивная бусина из Азербайджана. Изв. ООИА, II, Баку, 1926; его же. Votdvperle mit assyrischer Konigs-Inschrift аиз Transkaukasien. Archiv fur orientforschung. VII, 5/6, Berlin, 1932.
  11. И. И. Мещанинов. Краткие сведения о работах археологической экспедиции в Нагорный Карабах и Нахичеванский край, снаряженной в 1926 г. Обществом изучения Азербайджана. СГАИМК, 1, 1926.
  12. И. И. Мещанинов. Краткий осведомительный отчет о работе Мильской экспедиции 1933 г. Тр. Азерб. АН СССР, XXV, сер. истор., Баку, 1936.
  13. И. И. Мещанинов. Циклопические сооружения Закавказья. ИГАИМК, XIII, 4-7, Л„ 1932.
  14. Б. А. Куфтин. Материалы к археологии Колхиды, I, Тбилиси, 1949.
  15. И. И. Мещанинов. Халдская надпись из Нор-Баязета. ДАН. Вып. 8, 1928; его же. Надпись на конском погребении халдского царя Менуи. ДАН. Вып. 2, 1929; его же. Новая халдская надпись из Вана. Сурб-погос. ДАН. Вып. 8, 1930; его же. Надпись Менуи из Зивина. ДАН. Вып. 5, 1931; его же. Новая халдская надпись из сел. Талиш. ИАН, 4, 1932; его же. Новая халдская надпись из сел. Джанфида. ИАН, 9, 1932.
  16. И. И. Мещанинов. Язык Ванских клинообразных надписей (I); его же. Язык Ванской клинописи (II). Структура речи. Л., 1935.
  17. И. И. Мещанинов. Доисторический Азербайджан и урартская культура. Изв. ООИА. I, 1926; его же. Орнамент сузских чаш первого стиля. ИГАИМК, V, 1927; его же. Ирригация в халдском периоде Закавказья. СГАИМК, 6, 1931; его ж е. Змея и собака на вещевых памятниках архаического Кавказа. ЗКВ, I, 1925; его же. Каменные статуи рыб-вишапы на Кавказе и в Северной Монголии. ЗКВ, I, 1925.
  18. И. И. Мещанинов. О доисторическом переселении народов (в связи с работой G. Wilke). ВКА, 29 (5), 1928; его же. Палеоэтнология и homo sapiens. ИГАИМК, 1930, VI, VII.
  19. И. И. Мещанинов. О пользовании этнографическим материалом при археологических работах. Изв. ООИА, V, 1928, Баку; его же. Пиры Азербайджана. ИГАИМК, IX, 4, 1931; его же. Недостатки современных методов раскопок. СГАИМК, 4/5, 1931; его же. К вопросу о датировке археологических памятников. СГАИМК, 5/6, 1932.
  20. И. И. Мещанинов. К вопросу о терминах «история» и «доистория». Н. В., 26—27, 1929; его же. К вопросу о происхождении членораздельной речи ДАН. Выл. 6, 1930; его же. Верхний палеолит ИГАИМК, XI, 1, 1931; его же. Язык и памятники материальной культуры как исторический источник. Сб: «Памяти К. Маркса», Л., 1933.
  21. И. И. Мещанинов. Повое учение о языке. Стадиальная типология. Курс лекций, Л., 1936; его же. Общее языкознание. К проблеме стадиальности в развитии слова и предложения. Л., 1940.
  22. И. И. Мещанинов. Грамматический строй урартского языка. I, М.— Л., 1958; II, М,—Л., 1962.
  23. И. И. Мещанинов. Члены предложения и части речи. М.— Л., 1945; его же. Глагол. М.— Л., 1949; его же. Структура предложения. М.— Л., 1963; его же. Эргативный строй предложения. Проблемы сравнительной филологии. Сб. «К 70-летию В. М. Жирмунского». М.— Л., 1964.
  24. «Правда», № 18 от 18 января 1967 г.
  25. И. И. Мещанинов. Эргативная конструкция в языках различных типов. Л., 1967.
  26. «Ленинградская правда», № 15 от 18 января 1967.

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1965 Умер Алексей Сергеевич Амальрик — специалист по исторической картографии, один из авторов книг «Что такое археология», «В поисках исчезнувших цивилизаций».
  • 1968 Умер Иван Иванович Ляпушкин — советский археолог и историк, специалист по восточнославянскому средневековью, доктор исторических наук.
  • 1996 Умер Стюарт Пигготт — британский археолог, получивший известность как исследователь доисторического Уэссекса.
  • 2004 Умерла Мария Владимировна Седова — доктор исторических наук, археолог, исследовательница Древней Руси.

Рубрики

Updated: 21.12.2017 — 21:34

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
Археология © 2014