Восточная Европа в Раннем Средневековье

К оглавлению книги / К следующей главе

НАСЕЛЕНИЕ ЛЕСОСТЕПИ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ I тыс. н.э.

Становление и ранняя история славян не могут быть изучены и поняты в отрыве от процессов формирования и развития других этнических групп Европы. Начальная история праславян, не совсем еще ясная, тесно переплетается с историей кельтов и германцев, скифо-сарматов, финно-угров и балтов. Поэтому проблема происхождения восточных славян обычно рассматривается на материалах нескольких археологических культур начала I тыс. до н.э. — первой половины I тыс. н.э., памятники которых оставлены населением, обитавшим на территории современных России, Польши, Украины, Белоруссии и Молдовы.

Одной из наиболее ярких археологических общностей Средней Европы, испытавших сильное влияние со стороны провинциальной римской и латенской культур, была пшеворская (II в. до н.э. — начало V в. н.э). Сложившаяся на основе развития местных культур Центральной и Южной Польши при сильном влиянии кельтов Подунавья, эта культура представляла собой сложное образование, включавшее кельтский, германский, раннеславянский и другие компоненты. Сложный разнохарактерный состав материалов, найденных на одних и тех же памятниках, объясняется смешением разных групп населения и частым его передвижением. Территория обитания пшеворских племен за время длительного существования культуры претерпела некоторые изменения. Сначала она включала земли от правобережья Одера на западе до Буга на востоке. В I в. до н.э. отмечается первая волна переселения пшеворского населения, теснимого с запада и юго-запада германцами и кельтами, на Западную Волынь и территорию Верхнего Поднестровья. Здесь позднее они сталкиваются с зарубинецкими племенами и постепенно начинают с ними
смешиваться. В результате этого смешения постепенно складывается новое образование — зубрицкая культура. С конца II в. н.э. отмечается вторая волна расселения пшеворских племен, в результате которой группы этого населения проникали в Закарпатье и Среднее Поднестровье, а некоторые, вероятно, еще дальше на восток — в отдельные районы юга лесной полосы Восточной Европы. Это передвижение пшеворцев было частично вызвано давлением на них с севера со стороны племен вельбарской культуры (I -начало V в.).

Вельбарская археологическая культура имеет важное значение для истории Средней и Восточной Европы, поскольку связана с так называемой готской проблемой. Некоторые сведения о территории обитания готских племен содержатся в произведении VI в. готского историка Иордана «Гетика» (или «О происхождении и деянии гетов»). Судя по его словам, готы появились из-за Балтийского моря, с территории Скандинавии и с острова Готланд. После появления в районе Нижней Вислы в I в. н.э. готы довольно быстро продвинулись на юг и в III в. включились в варварские войны с Римом на территории Причерноморья и Подунавья.

Археологические культуры первой половины I тыс. н.э.

Археологические культуры первой половины I тыс. н.э.

Характерные материалы вельбарских памятников (биритуальный обряд погребения — сначала кремации, позднее появляются и ингумации), жертвенные ямы с золой и камнями, преимущественно лепная посуда — яйцевидные горшки, миски часто с х-видными ручками, кувшины и др., нередко украшенные комбинацией лощеной и специально ошершавленной поверхностей, прочерченными геометрическими фигурами и т.д.) первоначально были распространены в низовьях Вислы и других прилегающих частях территории Польши. Прослеженные на археологическом материале и частично подтвержденные данными письменных источников неоднократные перемещения групп вельбарского населения хронологически в целом соответствуют передвижению готов и гепидов. Отмечаются две основные волны передвижения готов в составе носителей вельбарской культуры. В конце II в. запустевают западные области культуры, но вельбарские памятники появляются в бассейне Западного Буга и на Западной Волыни — это сопровождалось вытеснением части населения пшеворской и зубрицкой культур. С середины III в. н.э. вельбарские памятники становятся известными от Нижнего Дуная до Поднепровья. В это движение могли быть вовлечены различные группы населения, в том числе и некоторые группы ранних славян в составе пшеворской культуры, западные балты и др.

В первой половине I тыс. н.э. на территории степной и лесостепной зон Восточной Европы наблюдаются (по археологическим данным) неоднократные передвижения различных групп населения, оставивших памятники многих археологических культур, в том числе и практически синхронных киевской и черняховской, более поздней — колочинской, а также целого ряда других культур. Эти археологические культуры традиционно рассматриваются в рамках вопроса о происхождении славян. Все их охарактеризовать здесь невозможно, поэтому более подробно рассматриваются только наиболее яркие среди них.

Черняховская культура

Памятники Черняховской культуры расположены в лесостепных районах Украины и России (часть Курской и Белгородской областей), черноморских степях к западу от Днепра, в Молдове и Юго-Восточной Румынии: от Северского Донца до Нижнего Дуная и от верховьев Бута по Нижнего Поднепровья. В степи памятники Черняховской культуры встречаются гораздо реже. Период существования культуры середина III — начало V в. н.э. В настоящее время этническая неоднородность населения Черняховской культуры является общепризнанной.

Хозяйство племен Черняховской культуры было земледельческо-скотоводческим. Основу его составляло пашенное земледелие с использованием легкого или тяжелого плуга. Известны находки железных наральников разных типов. Кроме того, есть находки железных мотыжек, вероятно, для огородничества. Выращивали просо, ячмень, пшеницу, овес, горох, распространены были лен и конопля. Для уборки урожая использовались серпы и косы разных форм, что может быть связано со специализированным назначением орудий. Хранились припасы в ямах-погребах и больших глиняных сосудах-хранилищах. На поселении Флорешты (Молдавия) обнаружена хозяйственная яма, способная вместить до 12 центнеров зерна, что составляет годовой запас для семьи из 6 человек. Для размола зерна применяли ротационные каменные ручные жернова. Обнаружены мельничные сооружения, которые могли использоваться несколькими семьями. Например, на поселении Иванковцы (Украина) раскопаны остатки такой мельницы с двумя комплектами жерновов, расположенными в одной постройке с ямой-погребом.

Среди костей животных, найденных в культурных слоях поселений, более 90% составляют кости домашних животных Ведущая роль принадлежала крупному рогатому скоту, но разводили и мелкий рогатый скот, свиней, лошадей и домашнюю птицу. Кость широко использовалась для изготовления орудий, предназначенных для очистки шкур и обработки кожи, из нее изготавливались также гребни, некоторые украшения, бытовые предметы. Предполагают, что существовали даже специализированные косторезные мастерские.

Для черняховской культуры характерны развитая металлообработка, гончарное производство и другие ремесла. Изготовленные в специализированных мастерских изделия, в том числе орудия труда, оружие, бытовые предметы, глиняная посуда и некоторые виды украшений, были распространены по всему ареалу культуры независимо от этнической принадлежности населения, оставившего памятник.

С обработкой цветных металлов связаны находки шлаков, льячек, тиглей и их обломков, а также заготовок и полуфабрикатов изделий. Исследование состава цветного металла украшений показало две основные группы сплавов: первая близка по рецептуре изделиям прибалтийского происхождения, вторая сходна составу бронз, распространенному в мастерских Причерноморья. Это может быть связано с разными источниками сырья для местного бронзолитейного ремесла или может отражать какие-то традиции составления рецептуры сплавов. Большинство украшений Черняховской культуры сделаны из бронзы или биллона — медного сплава на серебряной основе. Находки вещей из драгоценных металлов очень редки.

Большое значение имело развитие железоделательного и железообрабатывающего ремесел. Можно предполагать, что эти ремесла уже были специализированными. Использовались болотные и другие руды, в частности, могли использовать залежи железной руды в районе Кривого Рога (Украина). Отходы производства железа и его обработки в виде шлаков найдены на многих Черняховских поселениях. Найдено несколько десятков металлургических горнов разной конструкции. Черняховские мастера знали различные приемы обработки железа и получения стали. Специалисты отмечают некоторые позднескифские и центрально-европейские и провинциально-римские черты в кузнечном ремесле — широкое использование и устойчивые сочетания технологических приемов в изготовлении одного предмета — пакетирования, цементации и закалки.

Особенно хорошо было развито гончарное ремесло. Более чем на 50 селищах обнаружены остатки небольших гончарных мастерских. Так, на поселении Журавка (Украина) найдены две печи для обжига керамики, расположенные рядом с полуземлянкой-мастерской. Внутри нее оказались запасы подготовленной для использования глины и некоторые специальные орудия: лощило, каменный пест для размельчения примесей и другие вещи. Здесь же были найдены черепки от сформованных, но необожженных горшков. Есть данные об использовании ножного гончарного круга.

Население Черняховской культуры пользовалось лепной и круговой посудой, которая отличалась разнообразием форм, размеров и назначением.

Преобладание гончарной посуды высокого качества и широкий ее ассортимент — одна из характерных черт черняховской культуры. Предполагают, что идея гончарного круга проникла к черняховцам из Причерноморья, из римских провинций или была ими воспринята от населения Прикарпатья, знакомого с гончарным кругом благодаря кельтскому или дакийскому влиянию.

Черняховская культура. Сосуды: 1, 2 — кухонные лепные; 3-6, 11— столовые круговые; 7,8— кубки стеклянные (импорт); 9 — кубок глиняный (подражание); 10, 15— сосуды бронзовые {импорт); 12, 13— амфоры (импорт); 14 — сосуд для хранения припасов

Черняховская культура. Сосуды:
1, 2 — кухонные лепные; 3-6, 11— столовые круговые; 7,8— кубки стеклянные (импорт); 9 — кубок глиняный (подражание); 10, 15— сосуды бронзовые {импорт); 12, 13— амфоры (импорт);
14 — сосуд для хранения припасов

На поселении Комарове в Среднем Поднестровье открыта стеклодельная мастерская. Предполагают, что это была фактория римских мастеров. Некоторые поселения можно рассматривать как промысловые, т.е. связанные с разработкой месторождений туфа (камень, который использовался для изготовления жерновов), добычей соли и др.

Одно из наиболее распространенных ремесел — ткачество, изготовление шерстяных и льняных тканей. На некоторых металлических предметах в погребениях обнаружены отпечатки разных тканей. Широкий ассортимент найденного деревообрабатывающего инструмента указывает на достаточное развитие этого ремесла.

Памятники. Подавляющее большинство поселений — это селища значительного размера, расположенные на склонах берегов небольших рек и ручьев. На плодородных черноземных почвах поселения достигают 20-30 га. На менее пригодных для земледелия территориях площадь поселков до 5 га. Часто селища группируются, образуя «гнезда». Постройки на селищах расположены кучно или двумя-тремя рядами вдоль берега реки. Обычно хозяйственные или производственные сооружения находились рядом с жилым помещением.

Жилища представлены полуземлянками и наземными домами. Большинство полуземлянок имеют прямоугольную форму, их площадь — до 20 кв. м. Наземные постройки, одно — или многокамерные, также имеют прямоугольную форму, их площадь колеблется от 10 до 40 кв. м. Каркасно-столбовые плетневые стены домов обычно обмазывались глиной, в центре дома на полу устраивался очаг. По размерам и планировке среди наземных построек выделяются сооружения столбовой конструкции площадью от 60 до 160 кв. м — так называемые большие или «длинные» дома, внутри которых выделялись жилая и хозяйственная части: жилое помещение и помещение для содержания домашних животных, иногда разделенные тамбуром. Стены таких сооружений, вероятно, делались из дерна. Крупные постройки в основном открыты на территории Западной и Северной Украины и Молдовы, а их прототипы хорошо известны на территории Скандинавии и Северной Германии.

На большинстве поселений культуры существовали разные типы одновременных построек. В южных районах ареала Черняховской культуры распространены наземные жилые и хозяйственные постройки, возведенные из камня. Стены таких домов сооружены в технике панцирной кладки, сложенной «насухо» (т.е. без связующего раствора), с забутовкой внутренней части мелкими камнями.

Известны всего три мысовых городища, расположенные в юго-восточной, степной части Черняховского ареала (Городок, Башмачки и Александровка — самое значительное по площади), возникшие в IV в. н.э. — в самом конце существования культуры. Оборонительные сооружения этих городищ представляют собой земляные валы, на которых возведены двойные каменные или деревянные стены с глиняной внутренней забутовкой, и рвы. Предполагают, что кроме валов и стен были еще и каменные башни. Конструкция оборонительных сооружений близка позднескифской или античной.

Черняховская культура. Постройки и погребения: 1 — реконструкция и план углубленной жилой постройки столбовой конструкции; 2 — реконструкция наземной жилой постройки турлучной конструкции; 3 — план наземной постройки на каменном основании; 4 — план и схема-разрез ямы с погребением по обряду трупосожжения; 5 — план погребения в грунтовой яме по обряду трупоположения

Черняховская культура. Постройки и погребения:
1 — реконструкция и план углубленной жилой постройки столбовой конструкции; 2 — реконструкция наземной жилой постройки турлучной конструкции; 3 — план наземной постройки на каменном основании; 4 — план и схема-разрез ямы с погребением по обряду трупосожжения; 5 — план погребения в грунтовой яме по обряду трупоположения

Грунтовые могильники Черняховской культуры располагаются на более высоких, чем поселения, местах, но неподалеку от них и занимают сравнительно с поселением небольшую площадь. Большинство известных могильников относится к IV в. Погребальный обряд характеризуется биритуальностью, т.е. использованием и трупосожжения и трупоположения.

Обычно оба обряда встречаются на одном и том же могильнике. Погребения располагались в грунтовых ямах. На некоторых могильниках обнаружены культовые ямы и другие следы тризн.

Трупосожжения совершались на стороне, вне места захоронения. Остатки сожжения помещались на дне неглубоких округлых ям, которые сверху перекрывались сосудом, черепками или плоским камнем. Встречаются как урновые, так и безурновые захоронения. В качестве урн использовались глиняные сосуды — горшки, миски, в единичных случаях — деревянные шкатулки или другие вместилища (из кожи, ткани и др.). Более 60% составляют безынвентарные погребения. Остальные сопровождаются в основном металлическими деталями костюма, иногда обожженными или преднамеренно сломанными и положенными внутрь урны или рядом. С единичными урновыми трупосожжениями связаны находки предметов вооружения: втульчатых наконечников копий и стрел, ножей-кинжалов, щитов (от них сохраняются железные умбоны — центральные конусовидные бляхи), топоров, шпор, изредка находят мечи. Мечи длинные, их рукояти не имеют, как правило, наверший и перекрестий. Иногда оружие оказывается воткнутым в дно могильной ямы или согнутым, т.е. преднамеренно испорченным. Эта деталь обряда является элементом пшеворской культуры.

Трупоположения совершены в обычных продолговатых ямах, ямах с подбоем или внутренними боковыми уступами, а также в катакомбах. Умершие располагались, как правило, вытянутыми, на спине, головой на север или запад. Большинство погребений индивидуальные, но встречаются и парные. Известен обряд ритуального разрушения погребений, который совершался, видимо, соплеменниками умершего. Причем именно погребения с северной ориентировкой оказываются разрушенными чаще. Для них характерен разнообразный и многочисленный инвентарь, включающий и несколько сосудов. Погребения с западной ориентировкой в большинстве оказываются безынвентарными или содержат 1-2 предмета. Погребальный инвентарь представлен украшениями: стеклянными бусами, фибулами, различными подвесками, поясными пряжками, а так же предметами личного пользования или быта (гребнями, ножами, пряслицами) и приношениями, чаще всего — это сосуды с напутственной пищей. Вероятно, ритуальное значение имели такие изредка встреченные в погребениях предметы, как ключи, кучки мелких камешков, панцири черепах.

Орудия труда обычно в могилах отсутствуют, оружие встречается редко, хотя воинственность готов и их союзников неоднократно отмечалась древними авторами. Среди погребений выделяются могилы «знати» — глубокие большие ямы, обложенные деревом, останки умерших в которых сопровождают многочисленные предметы. Выделяются целые пиршественные наборы, часто включающие импортные изделия — например, стеклянные кубки. Такие погребения иногда занимают особое место на плане могильника.

Предметы материальной культуры. Основная масса находок — это фрагменты различных глиняных сосудов: горшков, мисок, кувшинов, ваз, кубков. Формы сравнительно немногочисленных лепных сосудов показательны для
разных культурных традиций или подражают формам круговых. Столовая посуда отличается тщательной выделкой, часто ее украшали налепными валиками, желобками, врезными горизонтальными линиями, реже использовали каннелюры, волнистый или штампованный орнамент. Отдельные образцы лощеных сосудов, очевидно, являются подражаниями привозным металлическим сосудам. Среди посуды на Черняховских памятниках довольно часто встречаются причерноморские амфоры, в которых привозилось масло или вина. Кроме того, имеются отдельные находки красноглиняной и краснолаковой посуды, вышедшей из провинциальных римских мастерских. Интересную группу сосудов составляют тонкие глиняные кубки полуяйцевидной формы со штампованным орнаментом — местные подражания римским стеклянным сосудам. Только на поселениях находят корчаги и пифосообразные сосуды, сделанные из грубой глины и предназначенные для хранения припасов. Найдены несколько сосудов, поверхность которых украшена сложной системой изображений, возможно, связанных с календарными циклами и имевших ритуальное назначение.

Черняховская культура. Круговой лощеный сосуд с изображением «календаря» (1) и реконструкция полного календарного цикла по изображениям на нескольких сосудах (2)

Черняховская культура. Круговой лощеный сосуд с изображением «календаря» (1) и реконструкция полного календарного цикла по изображениям на нескольких сосудах (2)

Для поселений Черняховской культуры характерно значительное количество находок орудий труда. Найдены многочисленные железные ножи, рыболовные крючки, глиняные пряслица, глиняные грузила для вертикального ткацкого станка, железные и костяные иглы, проколки, шилья. Предметы вооружения на поселениях находят редко, тогда как находки бытовых предметов достаточно разнообразны — это как заимствованные, так и местные костяные или железные гребни, туалетные пинцеты, замки и ключи и т.д.
Характерной особенностью Черняховской культуры являются многочисленные римские монеты, единичными находками представлены монеты боспорского чекана. На памятниках, исследованных к западу от Днестра многочисленны находки римских бронзовых монет III—IV вв., которые обслуживали активную торговлю населения этих районов с дунайскими провинциями Римской империи. Восточнее Днестра преобладают серебряные римские денарии, выпущенные еще во II в. — монеты из высокопробного серебра. С территории черняховской культуры происходит около 140 кладов серебряных римских монет. Некоторые исследователи полагают, что серебряные монеты скорее воплощали собой сокровища или использовались в качестве средства платежа только при внешнеторговых сделках, в то время как во внутренних областях шла меновая торговля, обходившаяся без монет.

Черняховская культура. Украшения, предметы быта орудия труда оружие: 1, 2 - фибулы; 3 - бусы; 4 - пряжки; 5 - гребни; 6 - нож,	7 - топор; 9 - серп; 10 - пряслице глиняное; 11 - кресало, 12 - наральники; 13 - коса; 14 - наконечник копья; 15 — кинжалы; 16 — меч

Черняховская культура. Украшения, предметы быта орудия труда оружие:
1, 2 — фибулы; 3 — бусы; 4 — пряжки; 5 — гребни; 6 — нож, 7 — топор;
9 — серп; 10 — пряслице глиняное; 11 — кресало, 12 — наральники; 13 — коса; 14 — наконечник копья;
15 — кинжалы; 16 — меч

Кроме монет с римским миром черняховскую культуру связывают многочисленные находки стеклянных и единичные — металлических сосудов. Стеклянная посуда широко распространилась в Римской империи в первые века н.э. и проникла на территорию варварских племен. Многие типы кубков, найденных на Черняховских памятниках, не характерны для самих римских провинций, вероятно, их изготавливали специально для варваров. Популярны были кубки удлиненно-конической или цилиндрической формы. Сосуды делались из одноцветного, чаще всего зеленоватого или желтоватого стекла и украшались врезным орнаментом или иногда — напаянными стеклянными цветными нитями. Импортными были и бусы из стекла, поделочных камней и янтаря.

Этнический состав. В настоящее время исследователи выделяют несколько культурных традиций в рамках этнически неоднородного черняховского населения. Черняховскую культуру невозможно рассматривать как результат простой эволюции ни одной из предшествующих культур, хотя в ней отмечают германские, скифо-сарматские, славянские, фракийские и другие элементы.

Первая группа традиций принадлежит германскому кругу. Ее определяют биритуальный погребальный обряд и некоторые его особенности, «большие» дома, керамика вельбарских типов (см. выше), формы украшений и предметов быта. Эти признаки известны практически по всей территории черняховской культуры.

Вторая группа включает в себя сарматские и позднескифские черты: погребения по обряду трупоположения в ямах с подбоями или катакомбах, отдельные формы лепной керамики (горшки с расширяющимся горлом), постройки из камня — многокамерные дома и усадьбы с внутренним двором, металлические зеркала. Наследием культуры сарматских племен является помещение в погребения напутственной мясной пищи с воткнутым ножом, кусочков краски и мела, а также обычай прижизненной деформации черепа. Черняховские памятники с этими элементами сосредоточены в основном на территории Северного Причерноморья.

В третью группу входят черты, соотносимые со славянами: памятники, на которых господствуют квадратные полуземлянки незначительной площади, с большим числом хозяйственных ям; высокий процент в керамическом наборе лепных горшков: отсутствие крупных могильников. Такие памятники сконцентрированы на территории Верхнего и Среднего Поднестровья, где продолжаются традиции пшеворской культуры. Также со славянами соотносят целый ряд элементов киевской культуры, памятники которой распространены в Среднем Поднепровье и более восточных районах.

Финал Черняховской культуры связан и хронологически совпадает со временем появления и господства в восточноевропейских степях новой волны кочевников — гуннов (см. далее). Нашествие гуннов в конце IV в. вызвало отток части населения на запад — письменные источники сообщают о передвижении готских и сармато-аланских племен. В то же самое время в лесостепных районах территории, занятой населением черняховской культуры, продолжают оставаться какие-то группы населения, что также соответствует данным письменных источников о подчинении части остготов, гепидов и других народов гуннам.

На территории, расположенной северо-восточнее, в период, предшествующий образованию черняховской культуры, и затем одновременно с ней существовала киевская культура, которая также многими исследователями рассматривается в рамках вопроса о происхождении восточных славян.

Киевская культура

На рубеже II-III вв. н.э. в пределах леса и лесостепи в северной части Среднего и южной части Верхнего Поднепровья, на территории Подесенья и смежных районов левобережья Днепра складывается киевская культура, памятники которой существуют до середины V в. Процесс ее формирования связан со сложным взаимодействием пост- или позднезарубинецких племен, различных местных и проникавших сюда с запада — пшеворских группировок (см. выше).

Хозяйство населения киевской культуры характеризуется земледелием и приселищным скотоводством. Распространены небольшие по площади неукрепленные поселения и соответствующие им грунтовые могильники с погребениями по обряду трупосожжения на стороне. С традициями постзарубинецкой культуры некоторые исследователи связывают обычай сооружения жилых полуземлянок с центральным опорным столбом и очагом в средней части постройки. Обряд сожжения, сопровождаемый помещением в могилу вторично обожженной керамики, находит аналогии в пшеворской культуре. Для киевской культуры характерна лепная посуда. Некоторые формы керамики, такие как острореберные миски и горшки с лощеной поверхностью, имеют прототипы среди керамики зарубинецкой и пшеворской культур. Кроме местной лепной посуды на некоторых памятниках присутствует привозная круговая, изготовленная в черняховских мастерских. Особенно заметно влияние на киевскую культуру со стороны черняховской в IV — начале V в., к этому времени относятся находки некоторых типов бронзовых и железных фибул, роговых гребней, стеклянных бус, пинцетов. В начале IV в. население киевской культуры под натиском черняховских племен уступает им часть своей территории в Среднем Поднепровье. Это дало новый импульс для начавшегося несколько ранее продвижения сюда отдельных групп населения киевской культуры в Верхнее Поднепровье.

На основе киевской складывается колочинская культура, которая в последнее время некоторыми исследователями рассматривается как культура славянская. Датируется эта археологическая культура периодом от середины V до второй половины VII в., и ареал ее памятников почти полностью совпадает с территорией предшествующей культуры. Практически одинаковыми оказываются приемы домостроительства (полуземлянки срубной или каркасно-столбовой конструкции с очагом в центре) и обряд погребения (грунтовые могильники с остатками трупосожжения на стороне). Кроме того, исследования особенностей киевской культуры позволяют ряду авторов предполагать, что, кроме колочинской, эта культура является частичной подосновой для пеньковской культуры (см. далее), которая рассматривается как «антская», т.е. славянская. Некоторые исследователи усматривают сходство между элементами колочинской, пенъковской и пражской культур, последняя из которых практически всеми признана в качестве достоверной археологически культуры ранних славян.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ ПЛЕМЕН

Вопрос о происхождении восточнославянских племен, обитавших в лесостепной и лесной зонах Восточной Европы, названия и территория расселения которых хорошо известны по сообщениям Повести временных лет (начало XII в.), тесно связан с проблемой формирования достоверных раннеславянских культур. Как мы знаем, ни одна из земледельческих археологических культур раннего железного века и первой половины I тыс. н.э., чьи памятники исследованы на обширных лесостепных пространствах, не являлась чисто славянской — население каждой из них было неоднородным и состояло из различных этнических компонентов, автохтонных и пришлых.

Некоторые авторы связывают со славянами сообщения I—II вв. н.э. о венедах, живших к востоку от Вислы. Начиная с VI в. сведения о славянах уже достоверны и становятся более разнообразными. По данным готского историка Иордана и ряда византийских авторов VI в., собственно славяне («склавины» в греческой и латинской огласовке) известны от Нижнего Дуная до Вислы, а родственные им и близкие по культуре анты — от Днестра до Днепра или Дона. Многие византийские источники VI-VIII вв. сообщают о набегах славян на Византию, их расселение на Балканах. Германские раннесредневековые хроники фиксируют славян на территориях к востоку от Эльбы. Древнерусская Повесть временных лет, ссылаясь на устную традицию, в качестве прародины славян называет области Нижнего и Среднего Дуная. Таким образом, оказывается, что занимаемые во второй половине I тыс. н.э. славянами земли простирались от Балтийского моря до Балкан и от Днепра до верхнего Дуная и Одера.

Пражская культура

На территории от Эльбы до Днепра и от Поморья до Дуная в V в. складывается относительно единообразная археологическая культура, получившая название пражской. Пражская культура является практически единственной культурой, чья принадлежность ранним славянам является общепризнанной.

Археологические культуры и племена Восточной Европы во второй половине I тыс. н.э.: а — пражско-корчакская культура; б — пеньковская культура; в — колочинская культура; г — тушемлинская культура; д — мощинская культура; е — ареал культуры ранних длинных курганов; ж — ареал культуры сопок; з — балтские племена; и — финские племена

Археологические культуры и племена Восточной Европы во второй половине I тыс. н.э.:
а — пражско-корчакская культура; б — пеньковская культура; в — колочинская культура; г — тушемлинская культура; д — мощинская культура; е — ареал культуры ранних длинных курганов; ж — ареал культуры сопок; з — балтские племена; и — финские племена

На всей территории распространения ее характеризуют следующие элементы:
— небольшие селища (до 10 построек), расположенные группами по берегам малых рек;
— жилые дома (квадратные полуземлянки или наземные с небольшим углублением — северо-западный ареал) с печкой-каменкой (реже глиняной) в одном из углов постройки (восточные и южные ареалы) или очагом (северо-западные ареалы);
— господство обряда сожжения на стороне (грунтовые погребения и немногочисленные курганы);
— лепная неорнаментированная керамика со строго выдержанными пропорциями (высокие горшки, расширенные в верхней трети);
— хозяйственный уклад — в основе земледельческий, при наличии скотоводства и домашних ремесел.

Пражская культура явилась, по мнению специалистов, новым культурным образованием, которое сформировалось в период великого переселения народов. Существуют три основные теории ее происхождения. Первая видит ее прототипы в славянском компоненте пшеворской культуры, вторая — в продолжении традиций зубрицкой культуры, третья зону ее формирования связывает с территорией Белорусского Полесья.

В V-VI вв. происходит постепенное расселение носителей пражской культуры в сторону Среднего Поднепровья, Подунавья и на Эльбу, где они ассимилируют остатки местного населения, не ушедшего в ходе событий гуннской эпохи. В конце VI — начале VII в. группы славянского населения начинают оседать на Балканах.

Период V-VII вв. н.э. — важный период в истории формирования славянских народов, с которым связаны:
— последний этап существования общеславянского языка;
— широкое расселение и освоение новых земель;
— самые ранние достоверные славянские археологические памятники.

В пределах пражской культуры в результате взаимодействия расселяющихся групп славянского населения и их соприкосновения с местными племенами формируются ее локально-хронологические варианты. На территории Европы выделяются несколько основных культур, так или иначе связанных с пражской. На территории Украины выделяют две: пражско-корчакскую и лука-райковецкую.

Пражско-корчакская культура

Памятники этой культуры распространены на территории Прикарпатья, междуречья Днепра и Буга. Период бытования культуры — V-VII вв.

Хозяйство. Поселения всегда расположены на удобных для обработки землях. Основу хозяйства составляло земледелие. Использовались рала с небольшими железными наральниками и деревянные рала без железных наконечников, которые были наиболее пригодны для вспашки черноземных земель. Иногда для обработки пахотного участка использовались небольшие железные и костяные мотыжки. Выращивали пшеницу, просо, ячмень, овес, для уборки которых применяли железные слабоизогнутые серпы. Животноводство стояло на втором месте по значению. Разводили крупный рогатый скот и свиней, мелкий рогатый скот; кости лошадей встречаются редко. Для заготовки кормов использовались косы-горбуши. Судя по незначительному количеству находок рыболовных крючков, а также костей рыб и диких животных, рыболовство и охота играли незначительную роль в жизни населения.

Ремесленное производство было развито слабо, скорее можно говорить о домашних промыслах (прядение, ткачество) или домашнем производстве (обработка дерева, кости). Следы производства и обработки железа отчетливо обнаружены на немногих памятниках. Для получения железа, видимо, использовались местные небогатые болотные руды. Находки из черного металла немногочисленны. Металлографический анализ этих предметов показал, что использовались простые схемы: изготовление изделий целиком из железа, сырцовой стали или пакетированного сырья.

Корчакская культура: 1 — план жилой постройки столбовой конструкции; 2 — пряслица; 3 — льячка; 4-6 — сосуды лепные кухонные; 7 — сковорода лепная

Корчакская культура:
1 — план жилой постройки столбовой конструкции; 2 — пряслица; 3 — льячка; 4-6 — сосуды
лепные кухонные; 7 — сковорода лепная

Следы ювелирного производства представлены находками (на городище Зимно, Хачки и некоторых других поселениях) тиглей для плавки цветного металла, глиняных льячек и обломков литейных форм для изготовления простейших украшений. На селище в Бернашовке (Украина) раскопана мастерская, в которой обнаружен набор литейных форм, соединенных между собой.

Глиняная посуда изготавливалась только ручным способом. В основном это кухонная посуда — горшки, сковороды. Как правило, посуда не имеет орнаментации, лишь изредка она украшена косой насечкой, пальцевыми вдавлениями по краю венчика сосуда (на позднем этапе существования культуры) или налепным валиком.

Памятники. Для корчакской культуры характерны небольшие селища площадью не более 1 га, на территории которых располагалось чаще всего до 10 построек. Селища обычно расположены на невысоких пойменных мысах. Через каждые 5-7 км несколько таких поселений (до 10) образуют своеобразные «гнезда».

Укрепленные поселения встречаются редко. Среди них наиболее известно городище Зимно (V — середина VII в.), устроенное на останце высокого берега одного из притоков р. Западный Буг (Украина). Одна из сторон городища укреплена деревянной стеной, валом и частоколом, другие были достаточно обрывистыми и крутыми. Бревна частокола наклонно вбиты в склон мыса на расстоянии 3-5 м от стены. Вдоль деревянной оборонительной стены на внутренней стороне площадки располагалась длинная деревянная постройка столбовой конструкции, разделенная на несколько жилых клетей. Клети отапливались открытыми очагами.
Жилища, исследованные на многих селищах, — это квадратные полуземлянки (углублены в землю от 0,1 до 1 м) с деревянными стенами столбовой конструкции и печкой-каменкой в одном из северных углов. В некоторых районах печь делалась из глины. На северо-западе ареала культуры сооружались жилища прямоугольной формы, которые отапливались открытым очагом. Между жилыми постройками обычно группами расположены хозяйственные сооружения, характер и состав которых различны в разных регионах.

Небольшие по площади грунтовые могильники обычно располагались поблизости от поселений. Известен случай, когда погребения оказались расположенными между постройками поселка (Тетеревка, Украина), были огорожены и вписаны в его структуру. Для корчакской культуры характерен обряд трупосожжения на стороне. Очищенные от остатков погребального костра пережженные кости высыпались на дно неглубокой округлой ямки или собирались в обычный глиняный горшок, который также затем устанавливался на дно ямы, иногда высыпанные на дно ямы остатки сожжения накрывались перевернутой вверх дном урной. Погребения, как правило, не имеют погребального инвентаря. Лишь в редких случаях в них находят оплавленные стеклянные бусы, железные ножи, поясные пряжки.

Кроме грунтовых могильников в некоторых районах известны курганные захоронения с тем же обрядом малоинвентарного сожжения на стороне. В основании курганов располагались ритуальные кострища. Преобладали безурновые захоронения. Собранные с места сожжения кости высыпались на слой кострища, помещались в ямку в основании кургана или в самой насыпи. С VII в. практика сооружения таких курганов постепенно распространяется на более широкой территории. Погребальные памятники культуры обнаружены и исследованы не по всей территории ее существования.

Корчакская культура. Украшения: 1— фибула; 2, 3 — подвески; 4, 7, 8— накладки на ремень; 5, 6— браслеты; 9-11 — пряжки

Корчакская культура. Украшения:
1— фибула; 2, 3 — подвески; 4, 7, 8— накладки на ремень; 5, 6— браслеты; 9-11 — пряжки

Предметы материальной культуры. Памятники корчакской культуры бедны находками. На поселениях наиболее часто встречаются фрагменты лепных сосудов, глиняные пряслица, небольшие железные ножи. Предметы костюма относятся к числу редких находок — это фибулы, пряжки и браслеты с расширяющимися концами, бляшки, колоколовидные и трапециевидные подвески. Многие из этих предметов найдены на городище Зимно, а также в Прикарпатье. Часть из них принадлежит к типам вещей, широко распространенным в Южной и Средней Европе, они могли попасть сюда в результате торговли или как военные трофеи. Только к концу существования культуры формируются местные формы украшений. Находки предметов вооружения также единичны.
На значительной части ареала раннеславянской пражской культуры (и ее варианта — корчакской) развитие происходило спокойно, без видимых потрясений. Временное запустение некоторых поселений можно объяснить оттоком в ходе переселения. На рубеже VII-VIII вв. на ее основе на территории Правобережной Украины и Молдовы начинает оформляться культура типа Луки-Райковецкой, материалы которой показывают генетическую преемственность между раннеславянской культурой этого региона и более поздней древнерусской. В целом материалы новой культуры очень близки материалам корчакской, но тем не менее в силу естественного развития хозяйственной и общественной жизни, вкусов и потребностей населения наблюдаются некоторые изменения в характере поселений, конструкции жилищ, технологии изготовления керамики, в деталях погребального обряда.

Лука-Райковецкая культура

Памятники культуры распространены от Белорусского Полесья на севере до бассейна р. Прут на юге и от верховий Западного Буга на западе до Среднего Поднепровья на востоке. Период существования культуры VIII-X вв.
Хозяйство лука-райковецкой культуры было земледельческим. Распространение пашенного земледелия подтверждается находками железных деталей пахотных орудий — наральников и чересел. Кроме того, для обработки почвы использовались железные мотыги. Найдены зерна возделываемых культур — пшеницы, проса, ячменя. Продолжали существовать и развивались домашние промыслы — прядение и ткачество, обработка дерева и кости, бортничество. Вероятно, какую-то подсобную роль играли в хозяйстве охота и рыболовство.

Лука-Райковецкая культура. Постройка и инвентарь: 1 — план жилой полуземлянки столбовой конструкции; 2 — кресало; 3-5 — наконечники стрел; 6 — подвеска; 7 — кольцо височное проволочное; 8 — серп; 9 — наральник; 10 — фибула подково¬образная; 11 — пряслице глиняное; 12 — наконечник копья; 13-15 — глиняные сосуды

Лука-Райковецкая культура. Постройка и инвентарь:
1 — план жилой полуземлянки столбовой конструкции; 2 — кресало; 3-5 — наконечники стрел; 6 — подвеска; 7 — кольцо височное проволочное; 8 — серп; 9 — наральник; 10 — фибула подково¬образная; 11 — пряслице глиняное; 12 — наконечник копья; 13-15 — глиняные сосуды

Глиняная посуда делалась в основном вручную, но в IX в. появляются сосуды, изготовленные на ручном гончарном круге, украшенные линейным или волнистым орнаментом. Круговая посуда некоторое время сосуществует вместе с лепной, лишь постепенно вытесняя ее. Ранние гончарные сосуды, еще достаточно грубые, повторяют местную наиболее распространенную форму лепных горшков — с расширением в верхней трети. Предполагают, что технология изготовления на ручном гончарном круге пришла сюда с юго-запада, из районов Подунавья, и была достаточно быстро освоена местным населением — в IX в. круговые сосуды составляют до 20% среди найденных на памятниках лука-райковецкой культуры, и количество их постепенно возрастает.

Памятники. Для лука-райковецкой культуры характерны открытые поселения — селища, которые расположены по берегам рек, в местах, удобных для земледелия, скотоводства и различных сельскохозяйственных промыслов. Площадь их незначительна, а застройка бессистемна. С IX в. отмечается увеличение размеров — площадь селищ достигает 3 га, и постройки располагаются рядами. Появляются небольшие усадьбы, состоящие из нескольких построек жилого и хозяйственного назначения. Иногда жилые дома и усадьбы образуют отдельные группы. К этому же времени относится увеличение количества городищ.

Характерным примером поселения культуры является Хотомельское поселение на р. Горынь. Оно состоит из небольшого городища (площадь всего 0,12 га), расположенного на выдающейся в пойму реки возвышенности, с трех сторон защищенной низиной. Городище сооружено еще носителями пражской культуры, но было сожжено. Овальная площадка городища окружена земляным валом, дополнительные дугообразные валы и рвы защищают площадку с восточной и западной сторон. К городищу примыкает селище. На поселении исследованы наземные постройки, видимо, срубной конструкции, которые отапливались глинобитными печами, и полуземляночные жилища прямоугольной формы с печкой — каменкой или глинобитной печью, расположенными в одном из углов. В отличие от большинства других поселений Хотомельское городище, кроме керамики, оказалось богато различными находками. Здесь найдены не только предметы быта (ножи, пряслица), но и орудия труда (топоры, серпы, мотыги), а также предметы вооружения и снаряжения всадника и верхового коня (наконечники стрел различных типов — железные втульчатые двухшипные, черешковые ромбовидные и листовидные; наконечники копий втульчатые; двусоставные удила, шпора). Кроме того, найдены украшения: подковообразные фибулы, бронзовые поясные пряжки, перстни, браслеты. Интересной находкой является височное кольцо — серебряное семилучевое, украшенное ложной зернью — это одна из самых ранних находок славянского височного кольца такой формы.

Погребальные памятники культуры представлены грунтовыми могильниками и курганами. Погребения совершались по обряду сожжения на стороне. Захоронения редко сопровождаются вещами — известны единичные находки железных ножей, оплавленных стеклянных бус и других мелких предметов. Продолжая традицию пражского населения, население лука-райковецкой культуры хоронило кремированные останки в глиняных урнах или без них в небольших ямах. В течение VIII-IX вв. почти по всей территории культуры широко распространяется обычай сооружения курганов, который к X в. становится преобладающим. Курганы содержат индивидуальные погребения, среди которых преобладают безурновые погребения. Остатки кремаций все чаще располагаются в основании насыпей на ритуальном кострище, на месте совершения сожжения, а иногда помещаются в верхней части насыпи.

Носители пражской и близкой ей культур, расселившиеся на Правобережье Днепра в VII-VIII вв. и частично смешавшиеся с незначительным местным населением, стали предками юго-западной группы восточнославянских племен, названных на этих территориях летописцем в начале XII в., — волынян, древлян, полян, дреговичей (частично).

Пеньковская культура

После гуннского завоевания 70-х гг. IV в. в лесостепной зоне Среднего Поднепровья сохранилась часть неоднородного черняховского населения, принявшего наряду с продвинувшимися с севера носителями киевской культуры участие в процессе формирования пеньковской культуры в течение VI в. Основной район формирования культуры — Среднее Поднепровье и бассейн р. Южный Буг. Памятники этой культуры распространены в лесостепи на территории от Северского Донца на востоке до нижнего Дуная на западе. Период существования культуры V-VTI вв.

Хозяйство. Население занималось земледелием и приселищным скотоводством. В состав стад входил крупный и мелкий рогатый скот, лошади, разводили и свиней. Ремесло носило в основном домашний характер. Исключение составляет добыча железа и, видимо, железообработка. Некоторые исследователи связывают с пеньковской культурой Гайворонский металлургический центр на Южном Буге. Здесь обнаружены и исследованы остатки 21 металлургического горна, 4 печей для обжига (обогащения) руды и несколько ям для ее хранения. Изучение кузнечных изделий показало, что пеньковские кузнецы (как и их предшественники — носители киевской и пражской культур) применяли прежде всего простые технологии: изготовление изделий целиком из железа или сырцовой стали. Им известны также такие способы улучшения рабочих качеств орудий, как цементация и термообработка. Можно утверждать, что практически все орудия труда и предметы быта из черного металла имеют местное происхождение.

Пеньковская культура. Инвентарь: 1 — фибула пальчатая; 2 — ременная накладка; 3 — серьга; 4 — подвеска; 5 — пряжка; 6-8 — наконечники стрел; 9 — нож; 10 — удила; 11 - наральник; 12, 13 — глиняные сосуды

Пеньковская культура. Инвентарь:
1 — фибула пальчатая; 2 — ременная накладка; 3 — серьга; 4 — подвеска; 5 — пряжка; 6-8 — наконечники стрел; 9 — нож; 10 — удила; 11 — наральник; 12, 13 — глиняные сосуды

Для памятников пеньковской культуры характерна лепная керамика: биконические и округлобокие горшки, сковороды. На финальной стадии развития пеньковской культуры в её ареале, в Поднепровье, появляются центры по изготовлению гончарной керамики, формы и орнаментация которой имеют северо-кавказские прототипы (поселение Канцирка и др.) Появление гончарных мастерских можно связывать с переселением сюда северо-кавказских (аланских) мастеров. Погребения знатных кочевников этого времени (одно из них — так называемый Перещепинский клад) также известны в южной части Среднего Поднепровья. Во второй половине или конце VII в. на территории пеньковской культуры возникает Пастырское городище — это полиэтничное поселение, ставшее крупным торгово-ремесленным центром. Ремесленные традиции центра формировались на местной основе под сильным влиянием традиций, принесенных из Подунавья. Пастырское поселение было разгромлено в первой половине VIII в., видимо, хазарами.

Памятники. Наиболее распространены открытые поселения — селища, располагавшиеся на низких участках береговых террас и дюнах с легкими для обработки почвами и пойменными лугами. Площадь селищ не превышает 2-3 га. Известны несколько городищ с материалами пеньковской культуры, но валы и рвы этих поселений оказались сооруженными еще в скифскую эпоху. На поселениях преобладает бессистемное расположение жилищ, рядом с которыми находились хозяйственные ямы и постройки хозяйственного назначения. Основным типом жилищ были четырехугольные полуземлянки каркасно-столбовой или срубной конструкции площадью 12-20 кв. м. На раннем этапе культуры строились жилища, отапливаемые открытыми очагами, затем в зонах контакта с носителями пражской культуры распространение получили печи-каменки, располагавшиеся в одном из углов. На нескольких селищах Среднего Поднепровья были обнаружены следы юртообразных жилищ, характерных для кочевников-тюрок.

Погребальными памятниками культуры являются грунтовые могильники, содержащие погребения по обряду сожжения на стороне. Могильники, занимающие небольшую площадь, располагаются в непосредственной близости от поселений. Кремированные останки помещали в глиняные сосуды-урны, которые устанавливались на дно неглубоких округлых ям или просто рассыпались на их дне. Известны случаи, когда жженые кости были накрыты перевернутой вверх дном урной. В одной погребальной яме может находиться от 1 до 3 урн. Погребения сопровождаются украшениями, иногда встречаются ритуальные сосуды.

Памятники пеньковской культуры характеризуются довольно большим количеством различных находок из черного и цветных металлов. На нескольких селищах найдены железные наральники, мотыжки и серпы. Обычной находкой являются железные ножи, глиняные пряслица биконической и округлой формы. Встречаются отдельные наконечники стрел и копий, украшения из бронзы и серебра: фибулы различных форм, подвески, поясные пряжки и бляхи. Массовым материалом является керамика — фрагменты лепных сосудов: биконических или округлобоких горшков, сковород. Пеньковская керамика, как правило, не орнаментирована. Иногда встречаются сосуды, украшенные насечками по венчику или налепами под венчиком.

С территорией части пеньковской и колочинской культур связаны находки кланов VII в., которые иногда называют «антскими». Для них характерны прежде всего различные детали поясной гарнитуры (пряжки, накладки, наконечники ремней), богато орнаментированные, пальчатые фибулы и другие женские украшения. Прототипы этих вещей восходят к некоторым культурам Юго-Восточной Европы, но их наборы и состав, определяющие убор, во многом оригинальны. Появление группы кладов, сокрытых в течение относительно короткого периода, знаменует финал пеньковской и колочинской культур. Это событие, по-видимому, можно связывать с продвижением населения, близкого поздней пражской культуре.

Памятники пеньковской культуры занимают территорию, совпадающую с той, которую, по сообщению Иордана, занимали анты — он писал, что они живут на землях от Днестра до Днепра на излучине Черного моря. Согласно Прокопию Кесарийскому, анты и склавены (славяне) имели общий язык, одинаковый быт, обычаи и верования, а когда-то «даже имя у славян и антов было одно и то же». Византийцы совершенно определенно отличали антов от славян среди наемников, используя в своих целях распри между этими группировками.

По мнению ряда лингвистов, этноним анты имеет иранское происхождение. Так, видимо, ираноязычное население Северного Причерноморья назвало славян, расселившихся на юго-восточной окраине славянского мира.

Роменско-боршевская культура

Памятники культуры занимают территорию левобережья Днепра от бассейна р. Десна до Верхнего и Среднего Дона. Основное время существования — VIII-X вв. (на некоторых территориях до начала XI в.).

В конце VII в. происходит, как считают некоторые исследователи, перемещение части славянского населения, обитавшего на пространстве от Дуная до Днепра, на северо-восток и восток от этой территории в районы левобережья Днепра. Постепенно смешиваясь с местным населением, переселенцы, носители традиций поздней пражской — ранней лука-райковецкой кулыур, осваивают лесостепные территории вплоть ло Верхнего и Среднего Дона. На этом пространстве складываются роменская и боршевская культуры, которые всеми безоговорочно признаются в качестве славянских. Они существовали одновременно (VIII-X вв.) и были чрезвычайно близки по многим деталям между собой, поэтому иногда культуру называют роменско-боршевекой. Общими для обеих культур являются: па¬шенное земледелие в качестве основы хозяйства, преобладающий тип поселений — селища, полуземляночные жилища прямоугольной формы с печами в одном из углов, развитое косторезное дело, лепные сосуды, украшенные оттисками веревочного штампа или пальцевыми вдавлениями по краю венчика, обряд погребения — под курганные трупосожжения на стороне. Однако имеется целый ряд различий, касающихся домостроительства, набора украшений и предметов костюма, деталей погребального обряда.

Древности антов: 1, 2 - подвески; 3-5 - серьги; 6,10-13 - накладки ременные; 7 - фибула пальчатая; 8 - фибула пластинчатая; 9 - фибула зооантропоморфная; 14 - браслет; 15-17 - пряжки; 18-20 - накладки.

Древности антов: 1, 2 — подвески; 3-5 — серьги; 6,10-13 — накладки ременные; 7 — фибула пальчатая; 8 — фибула пластинчатая; 9 — фибула зооантропоморфная; 14 — браслет; 15-17 — пряжки; 18-20 — накладки.

Хозяйство. Как уже говорилось, основу хозяйства составляло пашенное земледелие, при котором использовались пахотные орудия с широкими железными наральниками, наиболее удобными при освоении нетронутых земель, и небольшими наральниками для возделывания старопахотных почв. Выращивались пшеница, просо, на позднем этапе появилась рожь. Для обработки небольших участков (огородов?) использовались мотыги и мотыжки. Урожай убирался железными серпами устойчивых выраженных форм. Анализ остеологического материала показывает решительное преобладание костей домашних животных — крупного рогатого скота, затем свиней и мелкого рогатого скота. Широкое распространение разнообразных железных изделий говорит о местном характере металлообработки и местном железодобывающем промысле. Следы обработки цветных металлов, льячки, тигли и литейные формы для изготовления отдельных украшений найдены на многих поселениях. Исследователи указывают на заметное количество салтовских украшений, которые чаще всего встречаются в ареале роменских памятников VIII-IX вв. Для памятников раннего периода вплоть до IX в. оказываются характерными находки украшений, связанных своим происхождением с дунайскими территориями (полых золотых серег, подвесок-лунниц, зерненых височных колец). В то же время появляются височные пяти- и семилучевые кольца, украшенные ложной зернью. Форма и стиль этих украшений восходят к образцам византийского ювелирного искусства. В качестве сырья использовался цветной металлолом и
серебряные арабские монеты, которые начинают распространяться на территории Восточной Европы в VIII в. Для культуры IX-X вв. в целом харак¬терен набор украшений, состоявший из лучевых височных колец, металлических браслетов и шейных гривен с расплющенными концами. Позже, с XI в., лучевые височные кольца становятся определяющим признаком для одного из восточнославянских племен — радимичей, территория которых расположена немного севернее и практически не совпадает с ареалом роменских памятников. Многие привески и пряжки, найденные при раскопках поселений, имеют аналогии среди венгерских, раннекочевнических, балтских и восточно-финских древностей.

Роменско-боршевская культура. Украшения: 1, 3, 4 — височные кольца; 2,1 — накладки; 5 — нашивная бляшка; 6 — браслет; 8, 9 — серьги; 10, 11 — перстни; 12 — шейная гривна

Роменско-боршевская культура. Украшения:
1, 3, 4 — височные кольца; 2,1 — накладки; 5 — нашивная бляшка; 6 — браслет; 8, 9 — серьги;
10, 11 — перстни; 12 — шейная гривна

Роменско-боршевсая культура. Орудия труда: 1,2 — топоры; 3, 4 — ножи; 5 — ложкарь (инструмент для работы по дереву); 6 — тигель; 7 — серп; 8 — пряслице глиняное; 9 — мотыжка; 10 — плужный нож; 11 — наральник; 12 — мотыга

Роменско-боршевсая культура. Орудия труда:
1,2 — топоры; 3, 4 — ножи; 5 — ложкарь (инструмент для работы по дереву); 6 — тигель; 7 — серп; 8 — пряслице глиняное; 9 — мотыжка; 10 — плужный нож; 11 — наральник; 12 — мотыга

Роменско-боршевская культура характеризуется лепной керамикой, представленной широким набором сосудов разного размера и форм — это горшки, миски, сковороды. Преобладают грубые горшки, украшенные отпечатками веревочного штампа в виде косых полосок или зигзагов, а также пальцевыми защипами по краю венчика. Обжигалась посуда в печах. В самом конце IX в. появляются сосуды, подправленные на ручном гончарном круге, однако в течение X в. сохраняется преобладание лепных форм.

На некоторых поселениях встречается круговая посуда салтовского происхождения — кувшины и горшки, тщательно сделанные, покрытые полосками лощения.

Поселения культуры неравномерно распределены внутри ее ареала. Большинство из них сосредоточено в районах, в древности покрытых лесными массивами. Среди поселений преобладают неукрепленные, площадь некоторых из них весьма значительна и достигает 10 и более гектаров. Для наиболее ранних селищ характерно расположение на низких участках берегов рек в поймах. В IX-X вв. поселения начинают занимать плато высоких берегов рек, однако поймы продолжают заселяться тоже. Появляются отдельные небольшие селища (на 1-2 двора), свободно располагавшиеся на землях широких пойменных участков. Разная система расположения поселений позволяет предположить, что население сознательно выбирало участки, наиболее пригодные либо для пашенного земледелия, либо для преимущественного выпаса скота. Небольшим скоплениям селищ соответствовали отдельные укрепленные поселки — городища. Иногда селища вплотную примыкают к городищу. Площадь городищ чаще всего не превышает 0,5 га, хотя есть отдельные укрепленные поселения, площадь которых достигает 2-3 га. Чаще всего для устройства укрепленных поселений использовались высокие мысы коренного берега. Используя крутые естественные склоны таких мысов, жители усиливали их крутизну путем эскарпирования, т.е. искусственной подрезкой на высоту около 10 м. Так, например, склоны мыса, на котором расположено Битацкое городище (Украина), оказались подрезанными по всему периметру. Широко применялось строительство валов и рвов. В конструкцию вала входили деревянные стены, сооруженные из поставленных вплотную срубов или двойных рядов частоколов внутреннее пространство которых забутовывалось землей.

Роменско-боршевская культура. Реконструкции: 1 — жилая полуземлянка срубной конструкции; 2 — жилая полуземлянка столбовой конструкции; 3 — ров и оборонительный вал-стена

Роменско-боршевская культура. Реконструкции:
1 — жилая полуземлянка срубной конструкции; 2 — жилая полуземлянка столбовой конструкции;
3 — ров и оборонительный вал-стена

Типичными жилищами являлись прямоугольные полуземлянки, имевшие стены столбовой конструкции и отапливавшиеся печами. Но в Х в. стали распространяться срубные постройки. Печи либо вырезались из глиняного уступа, оставленного около одной из стен выкопанного для по¬стройки котлована, либо целиком лепились из принесенной со стороны глины. Площадь жилищ составляла от 16 до 20 кв. м. В некоторых случаях удалось определить, что жилые срубные постройки были двухэтажными: первый этаж занимал котлован, пол второго настилался на столбы, расположенные по его периметру (Горбово). Кроме жилых на поселениях имелись хозяйственные постройки. Наиболее распространенным типом хозяйственных сооружений являлись зерновые ямы, располагавшиеся как внутри жилищ, так и рядом с ними. Исследователи отмечают постепенное увеличение объема этих ям-хранилищ от нескольких десятков почти до 1000 литров, что отражает постепенный рост сельскохозяйственного производства.

Погребальные памятники роменской культуры — это небольшие округлые курганы с погребениями по обряду трупосожжения на стороне. Ранние погребения известны плохо. Обычно в курганах VIII в. кремированные останки, собранные в 1-2 урны, помещались в основании насыпи. Постепенно расположение урн менялось. Сожженные кости, в урне или без нее, чаще всего располагались в верхней части курганной насыпи. Характерны практически безынвентарные погребения, лишь изредка среди остатков сожжения оказываются оплавленные стеклянные или бронзовые украшения. В северных районах распространения роменской культуры в курганах встречаются ритуальные кострища, которые позже, в XI в., становятся характерной особенностью радимических курганов. Курганные могильники, как правило, насчитывают несколько десятков насыпей и расположены в относительной близости от поселений.

Роменская культура всеми исследователями соотносится с восточнославянским племенем северян, территория обитания которого в XII в., согласно данным летописи, совпадает в значительной степени с ее ареалом. Однако, по наблюдениям некоторых авторов, в конце X — первой половине XI в. на территории Днепровского Левобережья происходит резкая смена материальной культуры, подавляющее большинство роменских поселений подвергается разорению и гибнет в пожарах. В то же время в первой половине XI в. отмечается появление каких-то групп славянского населения к северу и северо-востоку от роменской территории. Фрагменты лепной роменской керамики найдены на поселениях, расположенных в бассейне р. Москвы.

Какая-то часть роменского населения, несомненно, осталась на прежней территории своего обитания и приняла участие в формировании уже древнерусского населения этого региона.
Некоторые исследователи связывают боршевскую культуру (территория бассейна Верхнего и Среднего Дона) с историей вятичей, однако не все соглашаются с этим. Ясно лишь, что памятники боршевской культуры принадлежали какой-то группе славян. Часть поселений боршевской культуры расположена на территории скифских городищ — славянское население использовало сооруженные в раннее время укрепления.

Отличие этой культуры от роменской незначительно. В первую очередь это связано с домостроительством: полуземлянки боршевцев отапливались печами-каменками или печами, сделанными из камней и глины.

Погребальный обряд боршевской культуры — трупосожжения на стороне с захоронением под курганной насыпью. В отличие от роменских курганов, часть боршевских имеет более сложное устройство. Например, таковыми оказались курганы около Большого Боршевского городища (Воронежская область). Внутри кургана на древней поверхности располагались невысокие деревянные погребальные камеры-домовины с остатками нескольких трупосожжений в урнах. Кроме глиняных сосудов-урн в этих же камерах найдены сопроводительные сосуды, видимо, с напутственной пищей. Вокруг домовин устанавливались кольцевые оградки из деревянных столбиков. Однако большинство боршевских курганов имеют обычное устройство, а остатки кремаций расположены в урнах или просто ссыпаны кучкой на поверхности погребенной почвы.

Поселения и курганы с боршевским материалом отмечены и на верхней Оке. Сходство в первую очередь определяется формами лепной керамики и погребальным обрядом сожжения на стороне. Для верхнеокских курганов характерно наличие остатков обугленных деревянных камер-домовин. В той же части ареала известны и поселения VTII-Х вв., видимо, также оставленные славянами. Предполагают, что на территории, занятые балтскими племенами (голядью), в VIII в. проникают группы славянского населения откуда-то с юго-запада. Древнерусские вятические курганы XI — начала XII в. (кроме верхнеокского региона, где отмечены ранние курганы с трупосожжениями) исследованы в бассейне Оки до впадения в нее р. Москвы и далее в ее бассейне. Вероятно, в XI в. вятичи из Верхнеокского региона начали активно расселяться на северо-восток и север. Постепенно славяне продвигаются на земли, занятые восточно-финскими племенами, часть которых является потомками племен позднедьяковской культуры, — так складывается территория, очерченная летописцем как земля вятичей.

ПЛЕМЕНА ЛЕСНОЙ ЗОНЫ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ
(V-XI вв.)

Лесная зона Восточной Европы с глубокой древности была заселена двумя значительными этноязыковыми массивами племен — балтами и финно-уграми. Занимаемая ими территория простиралась от берегов Балтийского моря до Уральских гор и от Среднего Прикамья до Среднего Поволжья. В основе формирования балтских и финских племен эпохи позднего железного века лежат более ранние археологические культуры: днепро-двинская, дьяковская, городецкая, ананьинская, пьяноборская, культура штрихованной керамики и некоторые другие. В позднем железном веке балтские племена заселяли часть юго-восточной Прибалтики, включавшую большую часть бассейнов рек Немана и Западной Двины (Даугавы) и частично Верхнего Днепра. Балтские племена подразделяются на восточные (лето-литовские), западные (пруссы, ятвяги и др.), а также близкие им судя по данным топонимии, — «днепровские». Более северные и северо-восточные территории от побережья Балтийского моря и Ботнического залива до нижнего и среднего течения р. Обь (Сибирь) принадлежали различным финно-угорским племенам. Среди финских племен Восточной Европы выделяют три группы: прибалтийско-финскую (западно-финскую), поволжскую и прикамскую (пермскую). Прибалтийские финны обитали на территории от Балтики до Белозерья и до Западной Двины. Здесь лингвисты отмечают сохранение в течение долгого времени гидронимов прибалтийско-финских типов. Группа поволжских финнов (восточные финны) занимала Волго-Окское междуречье. Прикамские финны (также восточные) обитали на территории Прикамья и в восточной части среднего Поволжья. С историей этих народов неразрывно связана история Древней Руси и сам процесс формирования древнерусской народности и культуры.

Верховья Днепра, междуречье Днепра и Западной Двины и часть территории белорусского Поднепровья в раннем железном веке до III—IV вв. н.э. занимали племена днепровских балтов, оставившие памятники днепро-двинской культуры. Дальнейшие судьбы носителей этой культуры понимаются по-разному. По мнению одних, в III—IV вв. н.э. на этой территории происходят некоторые изменения в облике культуры, широко распространяются открытые поселения-селища. Немного позже, в IV-V вв., появляются и затем в течение нескольких столетий существуют неизвестные ранее типы памятников: городиша-убежища и городища-святилища, но сохраняются грунтовые могильники с трупосожжениями. Считается, что изменения связаны с дальнейшим развитием культуры днепро-двинцев и оформлением генетически связанного с ними населения тушемлинской культуры. При этом указывается на сходство некоторых предметов материальной культуры с принадлежащими восточным балтам и отмечается немногочисленный импорт и некоторое влияние со стороны провинциально-римской культуры через население, обитавшее в бассейне Вислы и Немана. Другие авторы полагают, что в III—IV вв. на указанную территорию стали проникать группы населения — носители разных вариантов киевской (раннеславянской) культуры. Происходила постепенная ассимиляция пришельцами местного населения. В V-VI вв. на этой основе сложился ряд культурных образований, среди которых тушемлинская культура, культура псковских длинных курганов и иные, близкие им группы. Вероятно, в то же время или немного позднее группы нового населения продвигаются на более северные территории — на Псковщину и в районы Верхней Волги. Таким образом, можно предполагать, что оставившее памятники этих культур население сформировалось в результате тесного взаимодействия нескольких этнических групп.

Тушемлинская культура

Период существования тушемлинской культуры — V-VII вв. н.э. Наиболее распространенный тип поселения — селища. Они обычно расположены на пологих склонах надпойменных террас, иногда у подножия холмов, занятых городищами раннего железного века. Площадь селищ больше площади укрепленных поселений предшествующего периода и колеблется от 0,4 до 8 га, однако культурный слой незначителен. На селищах раскопаны остатки прямоугольных наземных жилищ столбовой конструкции с очагами, устроенными в овальных углублениях в центре помещения. Постройки сопровождаются хозяйственными ямами.

Городища-убежища, как правило, практически не имеют культурного слоя (Слобода-Глушица, Колодня в Смоленской области). Обычно они устраивались на отдельно расположенных холмах-останцах или в болотистой низменной местности. Овальная или округлая площадка на вершине холма окружалась невысоким валом и тыном или деревянной стеной из горизонтально закрепленных между столбами бревнами и рвом с наружной его стороны. Типичным является расположение по краю площадки жилой постройки столбовой конструкции с рядом очагов, сложенных их камней на уровне земляного пола. Центр площадки оставался свободным и мог использоваться для загона домашнего скота. Между внутренней стороной вала и глухой задней стеной столбовой постройки оставался проход. Столбовая постройка, расположенная по периметру площадки городища Тушемля, являлась частью деревянной конструкции оборонительного вала, образуя своеобразную «жилую стену». На мысу этого же городища исследованы остатки святилища в виде круглой площадки со столбом в центре (деревянное изображение божества?), окруженной канавкой с остатками столбиков.

Бескурганные могильники тушемлинской культуры расположены на краю селищ или поблизости от них на возвышенных местах. Могильники занимают небольшую площадь. Погребальный обряд — трупосожжение на стороне с размещением остатков на дне округлых грунтовых ям. Иногда захоронение совершалось в глиняном сосуде-урне, погребения безынвентарные. В редких случаях в ямах встречаются фрагменты бронзовых проволочных колец и спиралек.

Тушемлинская культура. Орудия труда и бытовые предметы: 1 — серп; 2 — гарпун; 3 — крючок рыболовный; 4 — долото; 5 — кресало; 6 — льячка; 7 — литейная каменная форма; 8, 9 — глиняные сосуды

Тушемлинская культура. Орудия труда и бытовые предметы:
1 — серп; 2 — гарпун; 3 — крючок рыболовный; 4 — долото; 5 — кресало; 6 — льячка; 7 — литейная каменная форма; 8, 9 — глиняные сосуды

Предметы материальной культуры. Для населения тушемлинской культуры характерна лепная посуда однообразной слабопрофилированной формы, с грубо обработанной поверхностью, как правило, неорнаментированная. В качестве столовой посуды использовались также лепные, но лучше выделанные сосуды с полностью или частично залощенной гладкой поверхностью. Среди них преобладают мелкие сосуды и небольшие миски. Значительную часть находок составляют глиняные пряслица, глиняные бусы, грузила для сетей. Изделия из кости встречаются редко, обычно это проколки. Хорошо известны некоторые сельскохозяйственные орудия: серпы, серповидные ножи, косы-горбуши. Встречены многочисленные железные ножи разной формы, бритвы, плоские пинцеты, шилья, рыболовные крючки, узколезвийные проушные топоры.
Предметы вооружения найдены в основном на памятниках Смоленского Поднепровья. Они представлены втульчатыми наконечниками копий, черешковыми трехлопастными и плоскими наконечниками стрел. Найдены также железные шпоры и двусоставные железные удила. Изделия из серебра или бронзы связаны с костюмом — это проволочные и массивные браслеты, большие проволочные височные кольца, стеклянные и янтарные бусы; к редким находками относятся фрагменты шейных гривен, детали ременной гарнитуры, подвески и фибулы.

Тушемлинская культура. Инвентарь: 1,2 — наконечники копий; 3 — наконечники стрел; 4 — браслет; 5 — подвеска; 6 — спиральная пронизка; 7— шейная гривна (фрагмент); 9 — пряжки, 10— поясной набор; 11— шпора; 12 — удила

Тушемлинская культура. Инвентарь:
1,2 — наконечники копий; 3 — наконечники стрел; 4 — браслет; 5 — подвеска; 6 — спиральная пронизка; 7— шейная гривна (фрагмент); 9 — пряжки, 10— поясной набор; 11— шпора; 12 —
удила

Хозяйство. Основу хозяйства составляло подсечное и пашенное земледелие. Обработка земли велась с помощью деревянного рала. Выращивали пшеницу, ячмень, просо, овес, бобы, коноплю, лен. Стадо домашних животных состояло из крупного и мелкого рогатого скота, свиней и лошадей. К концу существования культуры заметно увеличился процент крупного рогатого скота, что, видимо, связано с активным использованием животных в качестве тягловой силы. По сравнению с материалами днепро-двинской культуры уменьшился удельный вес свиней в составе стада, а в середине I тыс. н.э. заметно уменьшилась роль охоты.

На многих селищах найдены скопления железных шлаков и кусков болотной руды, встречены железные прокованные заготовки и кузнечные инструменты. Анализ изделий из черного металла показал, что тушемлинские кузнецы в основном изготавливали цельножелезные изделия, лишь изредка используя приемы термообработки. Для местных изделий характерно использование высокотвердого железа, тогда как сталь, вероятно, была привозной.

Основная часть находок различных предметов материальной культуры, в том числе предметов вооружения, происходит с территории селищ и городищ-убежищ, что частично объясняется чрезвычайными обстоятельствами их истории. На ряде поселений тушемлинской культуры прослежены следы разгрома и пожарищ. Запустение селищ и гибель городищ-убежищ, по мнению некоторых исследователей, происходит в основном в течение VII в., что, вероятно, можно связывать не только с внутренними конфликтами, но и с проникновением на эту территорию групп какого-то нового населения.

Славяне лесной зоны Восточной Европы

Предполагают, что в VIII в. происходит постепенное продвижение некоторых групп славянского населения из районов Верхнего Днестра на северо-восток, на левый берег Днепра и на территорию бассейна р. Десна, где формируется население, которое летописец называет радимичами. Поселения этой территории изучены слабо. Особенностью радимического ареала является преобладание курганов с трупосожжениями, совершенными на месте возведения насыпи на специально сооруженной подсыпке. Характерны безурновые индивидуальные погребения, практически лишенные каких-либо предметов. Изредка встречаются остатки стеклянных бус, проволочные височные колечки, фрагменты лепных сосудов. Форма сосудов близка роменско-боршевским. Определить точную дату радимических курганов с сожжениями трудно — на основании аналогий обряду и немногочисленным находкам они обычно относятся к IX-X вв.

Часть восточнославянских племен — кривичи и словене новгородские — помещены Повестью временных лет на обширных пространствах лесной зоны, включающих в первую очередь территории Верхнего Поднепровья, Подвинья и Верхнего Поволжья, Приильменья. Процесс формирования этих племен довольно сложен и в ряде случаев остается дискуссионным. В связи с ранней историей кривичей и
словен, как правило, рассматриваются две археологические культуры, относящиеся в основном ко второй половине I тыс. н.э. — это культура длинных курганов и культура сопок.

Культура длинных курганов

В VI-VIII вв. на территории от Псковского озера и до Верхней Волги распространяются удлиненные валообразные погребальные памятники — длинные курганы. Длинные курганы распространились на территории, занятой в предшествующее время финскими и балтскими племенами, которые в основном имели грунтовые могильники. Исключение составляет небольшая территория на востоке Эстонии и севере Латвии, где курганы известны со II в. н.э. Наиболее ранние длинные курганы датируются V-VII вв. и часть из них находится в районе Псковского озера. В VIII-IX вв. обычай сооружать длинные курганы появляется и распространяется дальше на юг и юго-восток до Верхней Волги.

По некоторым особенностям выделяют культуру псковских длинных курганов и смоленско-полоцких длинных курганов. Общий период существования VI — начало X в.

Большинство длинных курганов, расположено небольшими группами на склонах и в поймах рек. На всей очерченной территории эти памятники характеризуются обрядом сожжения на стороне и несколькими захоронениями на разных уровнях внутри одной насыпи, очень незначительным числом находок инвентаря, пострадавшего в огне погребального костра.

Как выяснилось, длинную форму курганы получали во многих случаях потому, что возводились в несколько приемов, т.е. к совершенному ранее захоронению последовательно добавлялись более поздние. Длинные курганы, таким образом, являются коллективными усыпальницами. Число захоронений в длинных курганах колеблется от одного-двух до двух десятков. Не более четверти раскопанных сожжений находилось в глиняных урнах, поставленных прямо или опрокинутых вверх дном. Урновые погребения наиболее характерны для смоленских и полоцких длинных курганов.

На окраинах ареала длинных курганов встречены отдельные насыпи, датированные Х в. Поселения, соответствующие длинным курганам, изучены слабо. Обычно это селища незначительной площади, расположенные по краю возвышенных берегов. Основную часть найденного материала составляют фрагменты лепных сосудов, встречены кузнечные шлаки, железные ножи, пряслица. Находки украшений достаточно редки.

Все глиняные сосуды культуры длинных курганов сделаны вручную. Формы этих сосудов имеют аналогии среди керамики прибалтийско-финского населения (сосуды баночной и слабопрофилированной усеченно-конической формы), среди керамики пражской культуры (слабопрофилированные горшкообразные сосуды), среди лепной керамики роменской культуры (невысокие горшки с орнаментом в виде оттисков веревочки), среди керамики тушемлинской культуры (высокие тюльпановидные сосуды).

Культура длинных курганов (псковских). Инвентарь: 1 — височные кольца (проволока); 2, 3 — подвески; 4 — булавка; 5 — браслет; 6, 8 — пряжки; 7 — металлическая накладка; 9 — кресало блоковидное; 10, 11 — глиняные сосуды

Культура длинных курганов (псковских). Инвентарь:
1 — височные кольца (проволока); 2, 3 — подвески; 4 — булавка; 5 — браслет; 6, 8 — пряжки; 7 — металлическая накладка; 9 — кресало блоковидное; 10, 11 — глиняные сосуды

Вещевой инвентарь из длинных курганов в зависимости от территории распространения делится на три группы:
1) встречаемые повсеместно предметы — разноцветные стеклянные бусы в небольшом количестве, металлические пряжки простой формы, металлические накладки от поясов, немногочисленные бронзовые проволочные или пластинчатые браслеты и перстни, подковообразные небольшие фибулы, ножи, шилья и глиняные пряслица;
2) предметы, встреченные в псковских курганах (на территориях, прежде занятых прибалтийскими финнами), — бронзовые бляшки или подвески колпачковидной или полусферической формы;
3) предметы, встреченные в смоленско-полоцких курганах, — детали женского головного убора балтских племен — бронзовые прямоугольные обоймы и спиральки от вайнаги — головного венчика, серповидные височные кольца (иногда украшенные дополнительно трапециевидными подвесками), колоколовидные и трапециевидные подвески, круглые бляхи, проволочные биспиральные украшения.

Орудия труда или предметы вооружения встречены в единичных случаях (серп, наконечник копья).

Многие длинные курганы расположены в составе могильников вместе с круглыми курганами более позднего времени. Это является одним из аргументов в пользу отнесения их к единой славянской культуре. По всему ареалу длинных курганов с конца IX в. распространяются круглые курганы с индивидуальными сожжениями, которые сооружаются вплоть до рубежа X-XI вв. В круглых курганах в раде случаев найдены вещи, аналогичные находкам из длинных курганов: серповидные височные кольца, трапециевидные подвески, стеклянные бусы тех же цветов, лепная керамика. В нескольких курганах с трупосожжениями X в. обнаружены браслетообразные проволочные височные кольца, которые с XI в. распространяются довольно широко и служат этнографическим признаком кривичского костюма.

Культура длинных курганов (смоленско-полоцких). Инвентарь: 1,2 — височные кольца; 3, 4 — спиральки и обойма от головного венчика; 5 — спиральная пронизка; 6, 7 — подвески; 8, 12— фибулы подковообразные; 9— браслет; 10— стеклянные бусы; 11 — пряжка; 13 — пинцет; 14, 15 — глиняные сосуды

Культура длинных курганов (смоленско-полоцких). Инвентарь:
1,2 — височные кольца; 3, 4 — спиральки и обойма от головного венчика; 5 — спиральная пронизка; 6, 7 — подвески; 8, 12— фибулы подковообразные; 9— браслет; 10— стеклянные бусы;
11 — пряжка; 13 — пинцет; 14, 15 — глиняные сосуды

Поселения культуры длинных курганов изучены недостаточно, данные по ним носят в основном разведочный характер. Одним из наиболее исследованных памятников является Изборское городище вблизи Пскова, однако история его возникновения и развития понимается авторами по-разному.

Это городище возникло в VIII в. на высоком труднодоступном мысу, с напольной стороны из плотной глины возведен вал и ров. На небольшой площадке городища располагались жилые наземные срубные дома с деревянными полами и глиняной печью, расположенной в одном из углов. В конструкции печей прослежены некоторые особенности, связанные с различными традициями: балтской (печи на каменном основании) и славянской (целиком из глины с использованием деревянных каркасов). Особый интерес представляют две постройки IX в., исследованные в нижних слоях городища. Постройки имели срубную конструкцию и глинобитные полы, отапливались наземными очагами, устроенными из песка, глины и камней. Подобные сооружения открыты еще на двух поселениях, связанных с населением псковских длинных курганов, — на Псковском городище и городище Камно. Ближайшие аналоги наземных домов с глиняными полами и очагами находят на территории юго-восточной Эстонии и восточной Латвии.

Таким образом, культура длинных курганов состоит из различных по происхождению элементов, объединенных радом общих черт. По некоторым данным, проникновение славянского населения на эти территории было неоднократным и происходило волнообразно.

Значительная часть ареала длинных курганов соответствует территории, населенной племенем кривичей, — междуречье Западной Двины и Днепра, Смоленское Поднепровье, Витебско-Полоцкое течение Западной Двины и районы Псковского озера. Летопись называет на этой территории города кривичей: Полоцк и Смоленск.

Анализ археологических материалов из длинных и круглых курганов с трупосожжением на этой территории показывает, что кривичи как отдельное племенное объединение восточных славян сформировались на основе пришлого славянского населения (предполагается несколько волн проникновения), ассимилировавшего местное балтское (на более позднем этапе, видимо, уже части славянезированное) и частично прибалтийско-финское население. Формирование кривичей происходило в бассейне р. Великой и Псковского озера, а также в Полоцком Подвинье и Смоленском Поднепровье.

Культура сопок

В VII-VIII вв. в основном на территории бассейна озера Ильмень распространяются сопки — высокие крутобокие погребальные насыпи, резко отличающиеся от всех известных курганов этого времени. Отдельные сопкообразные насыпи встречаются и на других территориях: в бассейнах рек Западной Двины, Великой и Мологи. Наиболее поздние захоронения в сопках датируются IX в.

Сопки обычно располагаются цепочкой вдоль берега реки или озера. Иногда они объединены в одну группу с круглыми небольшими курганами, которые концентрируются в одном из концов могильника или вокруг сопки. Насыпи содержат остатки нескольких сожжений, совершенных на стороне, т.е., как и длинные курганы, они являются коллективными усыпальницами.

Захоронения в сопках располагаются ярусами, которые условно определяются как верхний, средний и нижний. Больше всего захоронений находится в верхней части насыпи. Одна сопка может содержать более 10 захоронений. Более 70% погребений в сопках не имеют инвентаря. Находки оплавленных стеклянных бус, железных ножей или пряжек и других предметов единичны, исключительную редкость представляют находки конского снаряжения и оружия (удила, стрелы). Более характерны безурновые погребения, но встречаются также глиняные и даже берестяные сосуды-урны.

Важной частью конструкции сопок является кольцо в основании, сложенное из валунов. Оно в большинстве случаев сооружено раньше насыпи и, видимо, имело ритуальный смысл. В основании сопок и внутри насыпей встречаются различные сооружения из камней, в некоторых случаях остатки сожжений перекрыты каменными вымостками. Каменные кладки в сопках могут быть сравнимы с каменными конструкциями у западно-финских племен предшествующего и этого же времени.

Еще одна особенность погребений в сопках — это наличие кальцинированных или необожженных костей животных, чаще всего лошадей. По мнению некоторых исследователей, обычай жертвоприношения животных связан с традициями финно-угорских племен.

Основным типом поселений культуры сопок были селища небольшого размера, но исследованы они недостаточно. Селища расположены вдоль рек с широкими долинами и пологими береговыми террасами, т.е. на землях, удобных для подсечно-огневого земледелия. Полностью исследованы селища IX в. в Поволховье — Золотое Колено и Новые Дубовики. Здесь раскопаны остатки наземных срубных жилищ с печами-каменками в углу.

С культурой сопок связывают возникновение таких известных поселений, как Старая Ладога в низовьях Волхова и Рюриково Городище у его истока под Новгородом. Наиболее ранние слои Старой Ладоги относятся к середине VIII в., Рюрикова Городища — к середине IX в. В Старой Ладоге открыты наземные постройки двух типов — обширные срубно-столбовые постройки площадью до 100 кв. м с открытым очагом посередине и небольшие срубы площадью до 20 кв. м с печью в углу. Первые постройки можно связывать со скандинавским компонентом в населении поселка, вторые — со славянским.

Лепная посуда сопок и поселений подразделяется на три группы: приземистые слабопрофилированные сосуды, близкие финской керамике; широкогорлые сосуды с ребристым плечиком, близкие славянской посуде междуречья Вислы и Эльбы; горшкообразные профилированные сосуды, аналогичные пражской керамике.

Материалы сопок указывают на то, что в процессе славянского расселения на территории бассейна оз. Ильмень славяне взаимодействовали здесь с местным населением — потомками носителей археологических культур раннего железного века. Сопки можно считать памятниками смешанного славяно-финского населения.

Культура сопок. Погребальная насыпь и инвентарь: 1 — схема-разрез и план основания сопки с несколькими ярусами погребений; 2 — подвески трапециевидные; 3,5— стеклянные бусы; 4 — спиральные пронизи; 6 — пряслице;7 — ременная накладка; 8 — наконечник копья; 9, 10 — глиняные сосуды

Культура сопок. Погребальная насыпь и инвентарь:
1 — схема-разрез и план основания сопки с несколькими ярусами погребений; 2 — подвески трапециевидные; 3,5— стеклянные бусы; 4 — спиральные пронизи; 6 — пряслице;7 — ременная накладка; 8 — наконечник копья; 9, 10 — глиняные сосуды

Существует две точки зрения на пути проникновения славян в эти районы Согласно одной из них, славяне постепенно продвинулись сюда с юга, из Поднепровья. Однако верхнеднепровские памятники не дают аналогичных сопкам материалов. Согласно другой точке зрения, славяне пришли из районов нижней Вислы и Одры, т.е. Поморья. На это указывают некоторые данные языкознания и антропологические материалы более позднего времени. Археология пока не располагает данными, которые позволили бы достаточно убедительно проследить пути расселения славян на территории Новгородчины.

На смену сопкам в Х в. приходят круглые курганы с трупосожжением особенно распространенные в тех же ареалах. Характерной чертой этих курганов, указывающей на их связь с сопками, является валунное кольцо в основании.
Большинство круглых курганов содержит по одному-два захоронения, совершенных в верхней части насыпи. Вероятно, погребения помещались в уже сооруженную насыпь. В подавляющем большинстве погребений никаких вещей не найдено. Территория распространения сопок и возникших в значительной степени на их основе круглых курганов с сожжением, а затем — трупоположениями в пределах Северо-Запада Руси соответствует в основных чертах территории обитания племени новгородских словен.

Финно-угорское население Верхнего Поволжья и Волго-Окского междуречья

Меря — одно из крупных восточно-финских племен, упомянутое Повестью временных лет среди племен, участвовавших в призвании варягов. Территория обитания — Верхнее Поволжье и Волго-Клязьминское междуречье. По мнению некоторых исследователей, меря — наследники и потомки финно-угорского населения, оставившего памятники восточного ареала поздней дьяковской культуры раннего железного века. Мурома также известна древнерусской летописи. Территория обитания этого восточно-финского племени, полностью ассимилированного славянами, — нижнее течение р. Оки. Оба этих племени наряду с другим финно-угорским населением Северо-Запада, Севера и Северо-Востока Восточной Европы приняли участие в формировании древнерусской народности и ее культуры.

Основу хозяйства племени меря и мурома в VI-VIII вв. составляли животноводство и земледелие. Стадо домашних животных состояло из свиней, лошадей и крупного рогатого скота. Земледелие имело второстепенное значение, оно было подсечным. Находки пахотных орудий неизвестны. Земля после подсеки обрабатывалась мотыжками. Из других сельскохозяйственных орудий известны находки слабоизогнутых серпов, каменные жернова. Значительную роль играли охота и рыболовство.

Памятники мери. Основным типом поселений являются селища. Они располагаются на возвышенных берегах небольших рек и озер. Прослежено расположение мерянских селищ «гнездами». Наибольшая их концентрация обнаружена в окрестностях озера Неро под Ярославлем и вокруг Плещеева озера. В нескольких случаях мерянские поселения располагались на городищах дьяковской культуры (Мало-Давыдковское городище в Ивановской области).

Наиболее исследованным памятником является Сарское городище в излучине р. Сары, впадающей в озеро Неро. Как считают, городище являлось центром одной из групп мерянских племен. Древнейшее поселение возникло здесь в VII в. на гряде и было укреплено двумя валами. Постепенно разрастаясь, поселок занял площадь более 2 га и к концу X в. имел уже три оборонительных вала. Вплотную к внешнему валу примыкал грунтовый могильник. Рядом с городищем обнаружено небольшое селище того же времени.

Раскопками вскрыты остатки наземных построек с углубленным полом и несколько полуземлянок. Характерны очаги, сложенные из небольших валунов. Кроме срубных, вероятно, возводились и столбовые постройки. Отмечается регулярность планировки центральной части площадки городища. Сарское городище является единственным крупным укрепленным поселением для целой округи. Здесь найдены следы кузнечного и ювелирного ремесел (железные крицы, наборы кузнечных и слесарных инструментов — клещи, наковальня, зубила, ювелирный молоток, глиняные льячки, литейные формы), несколько небольших кладов восточных монет IX в. На поселении найдены такие предметы вооружения, как наконечники стрел различной формы, несколько втульчатых наконечников копий, меч так называемого каролингского типа, а также фрагменты кольчуги и шлема. По количеству находок предметов вооружения городище заметно выделяется среди других мерянских поселений.

Типичными для мери являются грунтовые могильники с биритуальным обрядом. Исследовано достаточно полно всего несколько таких могильников. Захоронения по обряду сожжения и трупоположения в могильниках одновременны и по инвентарю не различаются. Сожжения производились на стороне, урны не использовались. Трупоположения характеризуются северной ориентировкой. Для мужских погребений обычны находки ножей, кресал, топоров и копий, для женских — шейных гривен, ожерелий из стеклянных бус, перстней, проволочных височных колец, «шумящих» привесок и подвесок в виде коньков.

Украшения финских племен: 1,4 — височные кольца; 2, 3, 5, 8 — «шумящие» подвески; 6, 7, 14— нагрудные пряжки; 9 — перстень с подвесками; 10 — перстень; 11, 12— браслеты; 13— шейная гривна; 15 — поясная пряжка; 16 — застежка-сюльгама; 17 — поясной набор

Украшения финских племен:
1,4 — височные кольца; 2, 3, 5, 8 — «шумящие» подвески; 6, 7, 14— нагрудные пряжки; 9 — перстень с подвесками; 10 — перстень; 11, 12— браслеты; 13— шейная гривна; 15 — поясная пряжка; 16 — застежка-сюльгама; 17 — поясной набор

Значительную часть находок на мерянских поселениях и могильниках составляет лепная керамика — приземистые сосуды, как правило, лишенные орнаментации, часть сосудов имеет гладкую темную лощеную поверхность. Бытовые предметы представлены находками многочисленных глиняных, костяных и каменных пряслиц, костяных проколок, железных ножей и т.д. Характерным орудием труда были пластинчатые кресала и железные втульчатые топоры-кельты, которые могли использоваться для рубки и обработки дерева. С языческими культами связаны находки подвесок из когтей медведя.

В IX в. на территории восточно-финских племен появляется курганный обряд погребений, что связывают с постепенным проникновением на эту территорию славянского населения. Как правило, в курганных группах мерянские погребения соседствуют со славянскими захоронениями. Вероятно, это отражает постепенный процесс ассимиляции местного населения славянами.

Памятники муромы

Основным типом поселений муромы были селища, большая часть которых относится к VIII-X вв. Обычно селища расположены на высоких берегах рек, в пойме которых отмечаются обширные заливные луга. Предполагают, что иногда население муромы использовало уже существующие городища раннего железного века в качестве убежищ: на некоторых из них найдена характерная муромская лепная керамика. Примером муромского поселения является хорошо изученное Тумовское селище в окрестностях г. Мурома. Селище датируется IX — началом XI в. Площадь селища составляет 2 га. Здесь раскопано несколько десятков построек производственного и хозяйственного назначения, а также жилищ. Ранние постройки представлены прямоугольными полуземлянками с каменными очагами или глиняными печами, для позднего периода характерны наземные срубные дома со слегка углубленным уровнем пола и глинобитной печью. Застройка поселения была бессистемной. В южной части поселения обнаружены печь для обжига железной руды и две кузнечно-литейные мастерские.

Инвентарь мужских финских погребений: 1,2 — наконечники копий; 3 — наконечники стрел; 4 — удила; 5, 6 — топоры

Инвентарь мужских финских погребений:
1,2 — наконечники копий; 3 — наконечники стрел; 4 — удила; 5, 6 — топоры

Погребальные памятники муромы аналогичны мерянским — грунтовые могильники с биритуальным обрядом погребений. Характерно рядовое расположение могил. Форма, размеры могильных ям и состав погребального инвентаря одинаковы для обоих видов обряда. Сожжение совершалось на специальных площадках или в ямах. Такие ямы обнаружены на территории нескольких могильников (Безводнинский, Муромский). Сожженные кости укладывались кучкой или рассыпались по дну могильной ямы. Вещи в таких погребениях выкладывались поверх костей или рядом с ними. В могилах с трупосожжением оружие и удила располагались севернее или южнее кремированных останков, что соответствует порядку расположения предметов в погребениях по обряду трупоположения.

Инвентарь мужских финских погребений: 1,2 — наконечники копий; 3 — наконечники стрел; 4 — удила; 5, 6 — топоры

Инвентарь мужских финских погребений:
1,2 — наконечники копий; 3 — наконечники стрел; 4 — удила; 5, 6 — топоры

Погребения муромы: 1 — погребение воина с конем; 2 — погребение женщины с полным набором украшений; 3 — реконструкция расположения украшений головы и шеи

Погребения муромы:
1 — погребение воина с конем; 2 — погребение женщины с полным набором украшений;
3 — реконструкция расположения украшений головы и шеи

Мужские погребения сопровождаются ножами, кресалами, топорами-кельтами, которые иногда втыкались в пол могильной ямы. Мужские погребения с лошадьми выделяются богатством инвентаря, включающего оружие: наконечники стрел, копий, иногда — меч. В таких погребениях отмечаются и заупокойные дары в виде женских украшений. Женщины погребались с полным набором украшений, обычно бронзовых. В состав женского убора входили головные венчики, височные кольца, гривны, подвески, накосники, браслеты и перстни. В погребениях Х в. женщины покрыты бронзовыми украшениями с головы до ног. Материал погребений отчетливо указывает на имущественное и, видимо, социальное расслоение среди муромского населения. Ассимиляция муромы происходила быстрее, чем мери. К XII в. мурома была полностью растворена славянским населением.

Кочевники в V-VIII в. н.э. Гунны

В конце [V — начале V в. н.э. в степях Восточной Европы происходит резкая смена археологических культур, в значительной степени связанная с вторжением с востока на эти территории новых орд кочевников. С 376 г. римляне обращают внимание на пришедший воинственный народ — гуннов, только что разгромивших готское объединение (черняховскуюю культуру — «державу Германариха») и способствовавших распаду Боспорского царства. Значительная часть готов и связанных с ними племен подчинились пришельцам, многие — бежали на запад. В конце IV в. гунны совершили походы в Предкавказье, вторглись в Закавказье и дошли до Сирии. Тогда же они появились на Дунае. К 420-430-м гг. оформляется огромная держава гуннов с центром на Среднем Дунае, подчинившая многие народы от Центральной Европы до Поволжья и частично объединившая их в рамках некоей культурной общности. Образовавшийся союз состоял из разноэтничных племен и народов—самих гуннов (видимо, тюркоязычных), ираноязычных сарматов и алан, германских племен — готов, гепидов и др. Это пестрое образование во главе с гуннами просуществовало недолго. Распад державы произошел после смерти одного из самых известных вождей — Аттилы. Часть гуннов и верных им племен после поражения, понесенного от гепидов в середине V в. (453/454 гг.), оставались в степях Причерноморья и Поволжья до VI в., постепенно смешиваясь с новыми группами кочевников. Многие считают, что гунны, в частности, открыли тюркским племенам дорогу на запад. Эпоха гуннов датируется концом IV — началом VI в.

Гунны в Европе: а — примерные границы региона экспансии гуннов, б — районы концентрации гуннов, в — направления походов гуннов, г — ареал пшеворской культуры во II—IV вв., д— ареал черняховской культуры, е — территория Западной и Восточной Римских империй

Гунны в Европе:
а — примерные границы региона экспансии гуннов, б — районы концентрации гуннов, в — направления походов гуннов, г — ареал пшеворской культуры во II—IV вв., д— ареал черняховской культуры, е — территория Западной и Восточной Римских империй

Огромные богатства, сосредоточенные у гуннов и их союзников в первой половине V в., способствовали появлению так называемого «полихромного стиля гуннской эпохи» — яркого показателя начала эпохи великого переселения народов. Разнообразные украшения, бронзовая или серебряная основа которых покрывалась золотым листом, украшались зернью и филигранью (часто их имитировало теснение) и многочисленными вставками из полудрагоценных камней или цветного стекла. Композиции были, как правило, несложными, но эффект создавали мерцание золота и россыпь красных вставок. Выделяют несколько вариантов «гуннского» полихромного стиля, вещи производились в разных центрах: провинциально¬римских, центрально-азиатских, причерноморских.

Судя по всему, еще до завоеваний в Европе гуннские орды были неоднородны по своему составу. Это подтверждает разнообразие немногочисленных, к сожалению, погребальных памятников восточноевропейских кочевников конца IV — середины VI в. Преобладают отдельные погребения, но известны и несколько могильников с небольшим количеством захоронений. Практиковался как обряд трупоположения, так и сожжения.

Большинство погребений совершено в подкурганных ямах по обряду трупоположения, чаще они ориентированы на север или северо-восток. Встречаются также захоронения, совершенные в курганах, насыпанных в предшествующие эпохи. Иногда погребения сопровождала шкура с черепом и копытами или часть коня, мясная пища, остатки тризны и других обрядов. Примером одного из погребений гуннского времени является захоронение мальчика, раскопанное на Беляусе (Украина, Крым), на территории античного поселения. Мальчик был похоронен в грунтовой яме, вырытой в полу античного склепа, и ориентирован головой на север. В ногах погребенного на каменном перекрытии располагались части конского скелета — череп и нижние части ног с копытами. Кроме этого в погребении находились удила с псалиями, подпружные пряжки, наконечники стрел, наборный пояс.

Трупосожжения, совершенные как на месте размещения захоронения, так и на стороне, часто сопровождаются захоронением остатков погребального костра. Некоторые погребения перекрыты каменной кладкой. Известно и захоронение в пещере (Кызыл-Адыр в Оренбургской обл.).
Конское снаряжение кочевников гуннского круга представлено металлическими обкладками частей седла, двусоставными железными удилами (выразительны биметаллические — с бронзовыми или серебряными концами) с кольцевыми или Г-образными псалиями, костяными и железными подпружными пряжками, разнообразными накладками на ремни, выполненными в полихромном стиле. Нередко находят оружие. Сложные луки имели костяные накладки. Стрелы были черешковые, часто трёхлопастные, но наиболее показательны наконечники ромбической формы. Известны длинные мечи, иногда с перекрестьями. Навершия рукоятей мечей часто украшены халцедоном, вставками из цветного стекла или янтаря. Некоторые элементы оформления мечей имеют прототипы в материалах степей, Центральной Азии. Единичны находки кольчуг, кинжалов, есть наконечник копья.

Украшений немного — это серьги, гривны, браслеты. Поясные, обувные и другие ремни украшали накладками в полихромном стиле. К специфически женским украшениям относят диадемы, колты, украшавшиеся в том же стиле. В могилах встречаются зеркала, золотые обкладки фигурок животных, чаш и других вещей, импортные стеклянные сосуды, кованные бронзовые котелки, грубые лепные горшки.

Ярким показателем культуры кочевников гуннской эпохи являются литые котлы полуяйцевидной формы, очевидно, ритуальные. Некоторые из них имеют европейское происхождение, но истоки основной формы исследователи видят в Центральной Азии.

Стойбища кочевников V-VI вв. пока не найдены. Но такие центры концентрации разнородного оседлого населения, в том числе ремесленников, как Танаис (низовья Дона) или поселение Замятнино (верхний Дон), вероятно, были ставками — местами пребывания воинской верхушки кочевников. На Западе такую функцию играли некоторые вновь частично населенные римские города.

По ряду деталей погребального обряда древности гуннской эпохи делятся на две хронологическе группы. Первая включает в себя памятники конца IV — первой половины V в., выявленные на территории Северного Причерноморья, Крыма, Ставрополья, Нижнего Поволжья, в Казахстане и на Алтае. В этой группе преобладают женские погребения с украшениями в полихромном стиле; в мужских погребениях часто встречаются железные удила с серебряными наконечниками псалий и уздечки с накладками в том же стиле. Вторая группа состоит из небольшого числа погребений второй половины V — начала VI в., исследованных в Заволжье и Южном Приуралье. Для этих погребений характерны сбруйные бляхи, украшенные изображениями мужских личин.

Серьезные изменения в восточноевропейской степи происходят в середине VI в., когда вспыхивает война между основными кочевническими объединениями — кутригурами и утригурами, разгромленными пришедшими из Азии аварами, спасавшимися от тюрок и вскоре ушедшими на Средний Дунай. Следовавшие по пятам тюрки раздвинули границу своего недолговечного, но могущественного Каганата до Дона и Северного Кавказа (от Южной Сибири, Монголии, Центральной и Средней Азии). В VII в. начинается возвышение хазар, подчинивших в 660-680-е гг. основные группы восточноевропейских кочевников и ряд их оседлых соседей.

Кочевое и полукочевое население в VII-XI вв. Хазары

На обширных пространствах степи и лесостепи от Волги до Приазовья и Крыма, от верховьев Северского Донца и Дона до предгорий Кавказа в последней четверти I тыс. н.э. сформировалось и расцвело одно из первых раннесредневековых государственных образований Восточной Европы — Хазарский каганат. Наиболее ранние упоминания о хазарах, одном из тюркских объединений, игравшем активную роль в истории Тюркского каганата, относятся к VI в. После развала Тюркского каганата в 30-х гг. VII в. на его территории возникли два новых государственных образования во главе с представителями знатных тюркских семей: Великая Болгария и Хазарский каганат. В состав первого вошли племена, обитавшие на Тамани и в Приазовье, в состав второго — тюркские и аланские племена прикаспийских степей и предгорий Дагестана. Постепенно хазарский союз кочевых племен расширил свое влияние и вытеснил часть болгар из Приазовья. Вытесненные орды болгар откочевали на запад, на Дунай и образовали там новое государство — Дунайскую Болгарию. Оставшаяся же в Приазовье часть болгар подчинилась хазарам и вошла в их объединение. В первой трети VIII в. территория Хазарского каганата уже охватывала не только степи и предгорья Дагестана и Приазовье, но и Прикубанье, часть причерноморских степей и Крыма. В этот период происходят неоднократные столкновения с арабами, стремившимися закрепиться в Восточном Закавказье и степном Дагестане. Натиск арабов вызвал движение части аланских племен, обитавших в предгорьях Кавказа, — часть их переселяется на северные территории, осваивая участки лесостепи и степи в бассейне рек Северский Донец и Дон.

В 737 г. арабы наносят страшное поражение хазарам и разоряют хазарские города и поселения в Восточном Предкавказье. Однако Хазарский каганат не был уничтожен Создав крепкую экономическую базу на новых территориях и обязав многие соседние с ним народы платить дань, каганат существовал еще более 200 лет, вплоть до разгрома его русскими дружинами, взявшими и разорившими хазарскую столицу Итиль в низовьях Волги и торгово-ремесленный центр Саркел на Нижнем Дону.

В период расцвета Хазарского государства на большей части его территории сформировалась салтово-маяцкая археологическая культура (конец VIII — первая половина X в.), культура племен ираноязычных алан, тюркоязычных болгар, собственно хазар и других народов, живших на территории каганата.

Неоднородность этнического состава населения Хазарского каганата и разнообразие хозяйственных укладов нашло отражение в разнообразии видов археологических памятников, деталях погребального обряда, в наборе и форме бытовых предметов или оружия. Выделены несколько локальных вариантов культуры, памятники которой объединяются в две основные группы: памятники лесостепи и памятники степи.

Хазарский каганат и салтово-маяцкая культура: 1 — граница каганата; 2 — граница домена кагана; 3 — ареалы болгарских вариантов салтово- маяцкой культуры; 4 — ареалы аланских вариантов салтово-маяцкой культуры; 5 — ареалы хазарского варианта

Хазарский каганат и салтово-маяцкая культура:
1 — граница каганата; 2 — граница домена кагана; 3 — ареалы болгарских вариантов салтово- маяцкой культуры; 4 — ареалы аланских вариантов салтово-маяцкой культуры; 5 — ареалы хазарского варианта

Памятники лесостепного варианта распространены в бассейне Северского Донца, и Среднего Дона. Для этой территории характерны городища с остатками белокаменных или сырцовых стен, связанные с ними селища и катакомбные могильники. Таковы, например, Верхне-Салтовский, Дмитриевский, Ютановский и Маяцкий комплексы. Население лесостепи было преимущественно аланским, хотя ряд погребальных памятников свидетельствует о присутствии здесь и тюрок-болгар.

Памятники степного варианта распространены в Приазовье, бассейне Нижнего и Среднего Дона, на Кубани. Основными памятниками этого варианта являются городища с земляными укреплениями и сопровождающие их селища, стационарные и сезонные кочевья, грунтовые могильники с ямными захоронениями, характерными для болгар.

Следует отметить, что памятники собственно хазар долгое время оставались неизвестными. Многие современные исследователи склонны считать хазарскими так называемые курганы с ровиками. Подобные курганы обнаружены на Дону, в Нижнем Поволжье, на территории междуречья Волги и Дона, в калмыцких степях. Время их сооружения — VIII — первая половина X в. Погребения, раскопанные под этими курганами, располагаются в грунтовых ямах с подбоем на четырехугольной или круглой площадке, которую ограничивает ровик-канавка. В его заполнении обнаруживаются остатки жертвоприношений в виде костей мелкого и крупного рогатого скота. Подбойные могилы содержат остатки вытянутых трупоположений. Погребения сопровождались захоронениями коней или их чучелами (найдены черепа и кости конечностей), напутственной пищей, глиняной посудой, предметами вооружения (сабли, луки, кистени), богатыми поясными и сбруйными наборами и нередко — золотыми византийскими монетами. Подобные погребения раскопаны в урочище Кривая Лука в Поволжье и Веселовском могильнике на Нижнем Дону (Россия).
Выделяются памятники хазар второй половины VII-VIII вв., расположенные на территории между Каспием и Кавказским горным хребтом, в степях и предгорьях от р. Терек до Дербента (Дагестан), т.е. там, где формировалось ядро Хазарского каганата. Здесь выявлен ряд крупных городищ (площадью от 30 до 120 га) с сырцово-глинобитными или каменно-глинобитными стенами, башнями, рвами и выделенными цитаделями. Вблизи городищ открыты небольшие селища и грунтовые могильники с катакомбными, ямными, изредка подбойными захоронениями и подкурганными погребениями, также совершенными в ямах или катакомбах.

Одно из этих городищ (Чир-юрт) предположительно связывают с Беленджером, первой столицей Хазарии, известной по арабским источникам. Оборонительная стена городища сооружена из камня и сырцового кирпича, переложенных слоями камыша (антисейсмический прием), и усилена башнями. На городище и примыкающем к нему селище найдены остатки глинобитных жилищ, поставленных на каменные цоколи, выложенные в «елочку» — этот антисейсмический способ кладки прослежен и на некоторых поселениях степного варианта культуры более позднего времени. Особый интерес представляют курганы, относящиеся к этому поселению.

Более 160 насыпей образовывали несколько скоплений, состоящих из больших курганов в окружении малых. Курганные насыпи перекрывали дромосы, ведущие к катакомбным погребальным камерам с индивидуальными захоронениями на слое угля и камышовых подстилках; в нескольких камерах останки помещались в гробах из туго сплетенных камышовых жгутов. Несмотря на то что многие погребения были разграблены еще в древности, очевидно, что они содержали разнообразный и богатый инвентарь. Погребенные в подкурганных катакомбах сопровождались саблями, копьями, луками и стрелами, седлами, сбруйными и поясными наборами, различными украшениями. Найдено несколько золотых византийских монет, использовавшихся в качестве подвесок к ожерельям. Вероятно, чир-юртовские курганы принадлежат собственно хазарам-язычникам.

Поселения салтово-маяцкой культуры представлены селищами, городищами и кочевьями. Отдельную группу составляют города, существовавшие на месте предшествовавших античных поселений.

Все поселения расположены по коренным берегам рек или на первых надпойменных террасах. Селища занимают, как правило, наиболее удобные и давно обжитые участки надпойменных террас. Иногда поселки оказываются расположенными на участках берега, защищенных самой природой — оврагами, выходящими в пойму. Городища в большинстве случаев расположены на мысах высокого коренного берега. Отмечены случаи, когда салтовцы селились на заброшенных городищах раннего железного века, используя еще сохранявшиеся валы и рвы. Собственно салтовские укрепленные поселения делятся на городища с земляными укреплениями (вал и ров) и городища с каменными и сырцовыми стенами. Во многих случаях отмечается стремление использовать рельеф местности. Городища с каменными и сырцовыми стенами могли быть замками и сторожевыми или опорными крепостями. Часть из этих городищ возникла в IX в. и в большинстве своем располагалась в северо-западных, пограничных со славянами районах каганата. Отличительными чертами таких городищ являются правильная, обычно прямоугольная (иногда, подчиняясь условиям местности, треугольная) форма плана крепости и возведение стен без фундамента непосредственно на древней поверхности или на материковом грунте. Иногда внутри выделяется цитадель. К таким городищам относятся Маяцкое, Дмитриевское, Верхне-Салтовское и др. Для оборонительных сооружений обычно применение панцирной техники возведения стен. В этом случае стена формировалась из внешнего и внутреннего каменного панциря, сложенного насухо, без раствора, а внутреннее пространство заполня¬лось забутовкой из мелких камней. При возведении кирпичной стены или стены из сырцовых блоков в качестве связующего раствора использовалась жидкая глина. Правильная форма крепостей и некоторые строительные детали (такие как, например, использование известкового связующего раствора), имеющие аналогии в византийской фортификационной архитектуре, позволяют предполагать участие иноземных специалистов в их сооружении.

Строительная техника салтово-маяцкой культуры: 1 — план крепости Саркел; 2 — кладка стен без фундамента; 3 — разрез рва и вала с оборонительной стеной в традиционной технике забутовки внутреннего пространства

Строительная техника салтово-маяцкой культуры:
1 — план крепости Саркел; 2 — кладка стен без фундамента; 3 — разрез рва и вала с оборонительной стеной в традиционной технике забутовки внутреннего пространства

Арабские и византийские источники называют несколько хазарских городов: Итиль, Семендер, Беленджер, Саркел. Но только один из них, Саркел, хорошо исследован археологически.

Из сообщений византийских авторов известно, что в 833 г. каганом для строительства Саркела были приглашены византийские инженеры. Это один из немногих памятников, который всеми исследователями безоговорочно связывается с хазарами и их правителем.

Археологически Саркелу соответствует Левобережное Цимлянское городище, ушедшее под воду Цимлянского водохранилища. Крепость, известная древнерусской летописи как Белая Вежа, стояла на левом берегу р. Дон, на перекрестке торговых путей, что в значительной мере и определяло ее характер. Как считают, первоначально Саркел должен был обслуживать торговые караваны и служить местом сбора торговой пошлины.

Прямоугольная в плане крепость, ориентированная углами по сторонам света, поставлена как бы на искусственном острове, ограниченном руслом реки и проточным рвом. По углам и вдоль стен располагались массивные квадратные башни. Две из них были воротными. Перед главными воротами внутри крепости был сооружен колодец, облицованный белым камнем вторые ворота выходили к реке. Юго-восточную часть крепости занимала цитадель, не имевшая выходов за пределы крепости и отделенная от остальной территории дополнительной стеной. Внешние и внутренняя стены, а также все постройки внутри крепости сооружены из обожженного кирпича и без фундамента, т.е. поставлены на подчищенную, выровненную поверхность материка. Бесфундаментное строительство совершенно несвойственно византийской практике, но в то же время хорошо известно хазарским и аланским строителям, обитавшим в сейсмических зонах предгорий Кавказа. К местным особенностям можно отнести, видимо, и использование эпизодически вместо известкового раствора жидкой глины. Площадь крепости составляла около 21 га. В истории поселения выделены 3 периода: два первых относятся к хазарскому времени, т.е. к IХ-Х вв., последний — к древнерусскому.

К первому строительному периоду относятся два караван-сарая, построенных внутри основной части крепости. Один из них состоял из нескольких жилых комнат для гостей, длинного помещения для скота и широкого, закрытого со всех сторон двора. В углах некоторых комнат в ямках были найдены так называемые закладные жертвы: черепа и кости ног коня; угли, кости животных, рыбья чешуя и обломки лощеных сосудов; разрозненные кости женского скелета и череп ребенка. Кроме караван-сараев найдены остатки пяти полуземлянок с каркасными стенами из жердей. Две из них были жилыми — в центре располагались открытые очаги. Две полуземлянки служили производственными помещениями: в них найдены запасы гончарной глины и остатки гончарных кругов. Одна постройка оказалась кузницей: на дне котлована и в заполнении этой постройки найдены остатки горна, огромное количество шлака, криц, сломанных и целых железных поделок. Со вторым караван-сараем связаны три жилые полуземлянки такой же конструкции. Ко времени строительства крепости относится несколько построек, раскопанных с внешней стороны крепостной стены, между нею и рвом. Кроме жилищ-полуземлянок и хозяйственных ям здесь найдены гончарная мастерская и гончарная печь, несколько железоплавильных горнов.

Второй строительный период относится уже к X в. В это время происходит кардинальное изменение характера застройки. На территории крепости возникает значительное количество небольших жилых построек: полуземлянок с открытыми очагами в центре, наземных с глинобитными полами и дощатыми стенами, обмазанными глиной, сочетающими открытые очаги в центре пола и печи в одном из углов. Часть кирпичных построек раннего периода была разобрана и из этого кирпича отстроены новые. Помещения караван-сараев переделаны в жилые. Некоторые жилые дома пристроены вплотную к внутренней стороне крепостной стены.
Изменения в системе застройки связаны с изменением характера поселка — Саркел стал небольшим городком-крепостью.

Разрушенный и сожженный войсками князя Святослава в 965 г., он продолжал существовать вплоть до середины XII в. С этим периодом истории крепости связаны остатки полуземляночных и наземных построек, привозной (из Крыма и Византии) тарной и столовой поливной керамики, прежней (хазарского периода) круговой посуды, лепной, богато орнаментированной печенежской посуды, а также типичных древнерусских горшков с линейно-волнистым орнаментом. Разнообразие этого материала свидетельствует о деятельности в Белой Веже не только местных гончаров но и мастеров, пришедших из южнорусских городов. Кроме гончарного здесь процветали и другие ремесла — от ювелирного и косторезного до кузнечного и железоплавильного. Материалы обширного могильника древнерусского времени, расположенного вокруг городка, позволяют говорить о разноэтничном составе его населения.

Салтово-маяцкая культура. Жилые постройки и погребения: 1 — план и разрез углубленной постройки с двумя хозяйственными ямами; 2 — план юрты; 3 — план индивидуального мужского погребения в катакомбе; 4 — план коллективного погребения в катакомбе; 5 — разрез входа в катакомбу; 6 — план женского индивидуального погребения в катакомбе и разрез входа; 7 — план мужского погребения в грунтовой яме

Салтово-маяцкая культура. Жилые постройки и погребения:
1 — план и разрез углубленной постройки с двумя хозяйственными ямами; 2 — план юрты; 3 — план индивидуального мужского погребения в катакомбе; 4 — план коллективного погребения в катакомбе; 5 — разрез входа в катакомбу; 6 — план женского индивидуального погребения в катакомбе и разрез входа; 7 — план мужского погребения в грунтовой яме

В состав хазарского каганата VIII — начала X в. входили некоторые города Крымского и Таманского полуострова. Салтово-маяцкая керамика, следы характерной бесфундаментной строительной техники с кладкой «в елочку» и некоторые другие элементы отмечены в материалах Керчи (Самкерца), Тамани (Таматархи), Фанагории, Судака (Сугдеи), Мангупа и др.

Кочевья — это сезонные стойбища населения, ведущего кочевой и полукочевой образ жизни. Обычно кочевья расположены на надпойменной террасе; они бедны находками, территория поселения определяется по распространению отдельных костей домашних животных и редких черепков глиняной посуды. Большинство кочевий зафиксировано на Нижнем Дону и в Приазовье. Застройка, как правило, хаотичная, иногда прослеживается планировка типа «курень» — большая юрта в окружении нескольких сооружений меньшей площади.

Жилища салтово-маяцкой культуры можно разделить на временные и стационарные. Временные жилища — юрты, следами от которых являются округлые или четырехугольные слегка углубленные в грунт площадки с ямками от кольев каркаса по периметру и прокаленным пятном от очага в центре. Этот тип построек чаще всего встречается на степных памятниках. Стационарные жилища прямоугольные в плане, наземные и полуземлянки, с очагом в центре. Стены стационарных построек чаще всего из дерева, обложенные сырцовым кирпичом или пластами глины. В Приазовье и Крыму распространены дома, каменные стены которых возведены на каменном же цоколе.

Религия и погребальный обряд. По сообщениям письменных источников известно, что население Хазарии поклонялось огню, богу молнии, священным деревьям, особенно широко был распространен культ коня и т.д. Видимо, хазарское язычество представляло собой сложный сплав верований различных племен, входивших в состав каганата. Известно, что в 80-х гг. VII в. один из местных правителей Хазарии принял христианство, которое не получило там распространения. В начале IX в., судя по сообщениям арабских авторов, каган и его окружение перешли в иудаизм, однако из источников IX-X вв. следует, что часть населения исповедовала христианство, ислам, а большинство оставалось язычниками. Это подтверждается открытием христианской часовни VIII в. на территории курганного могильника Чир-Юрта и мусульманских погребений IX в. у городища Маяки на Северском Донце.

Катакомбы, характерные для аланского населения лесостепной зоны, могут быть одиночными, парными или коллективными и содержат до 10 погребений, т.е. являются семейными усыпальницами. Мужчин хоронили на спине, в вытянутом положении; женщин — в скорченной позе на боку.
Парные захоронения (мужчины и женщины) часто оказываются посыпанными углем. Как правило, в катакомбах находят глиняные сосуды, видимо, с напутственной пищей и питьем. Подавляющее большинство погребений имеет богатый и разнообразный инвентарь. Мужские погребения сопровождаются предметами вооружения: слабоизогнутыми саблями, боевыми топорами-чеканами и стрелами, иногда вместе с остатками лука и колчана. Воинские наборные пояса, украшенные серебряными или бронзовыми бляхами, отражают ранг погребенного — чем богаче набор, тем более славен воин. Кроме того, в мужских погребениях встречаются предметы снаряжения верхового коня: удила, уздечный набор, стремена, остатки седел.

Для женских погребений характерны ножницы, бронзовые зеркала в виде круглого диска с ручкой в центре обратной стороны, копоушки, ногтечистки, туалетные пинцеты и различные украшения: серебряные или бронзовые серьги, перстни со стеклянными вставками, бронзовые и железные браслеты, разноцветные стеклянные бусы и бусы из хрусталя, сердолика и др. Встречено несколько женских погребений, сопровождаемых оружием и воинскими поясами. И в мужских, и в женских погребениях оказываются ножи и небольшие железные прямоугольные втульчатые мотыжки. Разнообразен набор подвесок-амулетов. Для раннего периода культуры характерны так называемые солнечные амулеты в виде колесообразных фигур, подвески с изображением птичьих головок и вписанными в круг грифонами или фигурами всадников. Встречаются амулеты в виде фигурок птиц, лошадок, миниатюрные зеркала, подвески из когтей или косточек животных. Детские захоронения, как правило, вещей не содержат.

Салтово-маяцкая культура. Предметы вооружения и снаряжения всадника: 1,2 — палаши; 3 — боевые топоры; 4, 5 — наконечники стрел; 6 — наконечник копья; 7 — пряжки; 8 — удила с псалиями; 9, 10 — стремена; 11 — колчан {реконструкция)

Салтово-маяцкая культура. Предметы вооружения и снаряжения всадника:
1,2 — палаши; 3 — боевые топоры; 4, 5 — наконечники стрел; 6 — наконечник копья; 7 — пряжки; 8 — удила с псалиями; 9, 10 — стремена; 11 — колчан {реконструкция)

Катакомбные погребения часто сопровождаются «поминальными» комплексами или тризнами. Остатки тризн в виде целых или разбитых сосудов (чаще всего кухонных) и костей домашних животных оставлялись в не¬больших округлых ямках рядом с дромосом — входной ямой в катакомбу. Жертвенными животными были коровы, козы и свиньи.

Иногда в дромосах помещались ритуальные захоронения коней — костяки лошадей с подогнутыми ногами расположены головой в сторону входа в погребальную камеру.

Ямные могильники, характерные для тюркских племен степной зоны, содержат погребения в обычных продолговатых и круглых ямах, в подбоях. В ямах вдоль длинных сторон оставлялись заплечики — уступы для опоры деревянного перекрытия. Дно могильных ям иногда посыпалось углем или выстилалось камышом. Все захоронения совершены в вытянутом положении, на спине. В целом для ямных могильников погребальный инвентарь не характерен. В мужских погребениях изредка встречается оружие, в женских и детских — серьги, браслеты, перстни. В ногах или головах погребенных ставили 1-2 сосуда и оставляли куски напутственной пищи — найдены кости коровы, барана, свиньи и очень редко лошади.

Погребальный обряд и антропологический материал катакомбных могильников салтово-маяцкой культуры имеет прямые аналогии в катакомбных могильниках Северного Кавказа. Материал ямных могильников культуры аналогичен материалам Волжской и Дунайской Болгарии этого же времени.
Особую группу погребений составляют трупосожжения, встреченные на территории Северского Донца. Остатки трупосожжений на стороне помещались на дне неглубоких грунтовых ям, иногда при этом использовалась урна. Рядом с некоторыми погребениями располагались своеобразные тай¬ники, в которых найдены грудой сложенные конская сбруя, предметы вооружения, украшения, железные котлы. Зачастую клинки сабель согнуты или специально сломаны. Аналоги таким погребениям известны в Среднем и Западном Предкавказье. Исследователи предполагают, что они принадлежат касогам, хорошо известным по различным письменным источникам.

Хозяйство салтово-маяцкого населения было земледельческо-скотоводческим, знакомо ему виноградарство и садоводство, добыча и обработка железа, гончарство, ювелирное дело и разнообразные промыслы. Для земледелия использовались в основном пойменные земли, распахивались и небольшие участки целины в степи, которые обрабатывались тяжелым плугом — на ряде поселений найдены слегка асимметричные лемехи и плужные ножи-чересла. Выращивали пшеницу, просо, ячмень. Для уборки урожая служили серпы. Зерно размалывали с помощью каменных жерновов, вытесанных из песчаника или известняка. В состав стада домашних животных входили крупный и мелкий рогатый скот, лошади, свиньи. Набор животных мог варьироваться в зависимости от типа скотоводческого хозяйства. Для лесостепной территории наиболее характерно придомное пастушеское скотоводство, для степной — полукочевое и кочевое. Встречаются находки костей осла и верблюда. Расположение поселений по берегам рек способствовало занятию рыболовством.

Салтово-маяцкая культура. Украшения: 1 — серьги; 2 — подвеска; 3-5 — солярные амулеты; 6,7 — перстни; 8 — подвеска-конек; 9 — детали наборного пояса; 10 — детали ременного набора; 11 — бронзовые зеркала

Салтово-маяцкая культура. Украшения:
1 — серьги; 2 — подвеска; 3-5 — солярные амулеты; 6,7 — перстни; 8 — подвеска-конек; 9 — детали наборного пояса; 10 — детали ременного набора; 11 — бронзовые зеркала

Салтово-маяцкая культура. Глиняная фляга с надписью-граффити тюркскими рунами и ее прорись

Салтово-маяцкая культура. Глиняная фляга с надписью-граффити тюркскими рунами и ее прорись

Остатки железоплавильных горнов, сопровождаемые значительным количеством шлаков, криц, кусками руды, указывают на развитое железоделательное производство. В качестве сырья использовался бурый желез¬няк (в районах лесостепи) и железистые кварциты (в районах степи). Известны случаи выплавки железа из руды керченского месторождения — крицы, химический состав которых соответствует составу керченской руды, обнаружены в разрушенной кузнице на территории Саркела. Металлографический анализ железных изделий показал, что салтово-маяцкие кузнецы использовали кричное железо и сырцовую сталь, улучшая рабочие качества изделий с помощью таких приемов, как цементация, отпуск и закалка. Для кузнецов, работавших в лесостепных районах, характерно использование пакетного металла (т.е. заготовок из сваренных кузнечным способом нескольких полос железа и стали). Исследования значительных серий однотипных предметов (орудий труда, предметов вооружения и снаряжения коня, бытовых предметов) выявило намечающуюся тенденцию к стандартизации в изготовлении кузнечной продукции и появление в среде кузнецов профессионалов и высококвалифицированных ремесленников. На городище Маяки и Правобережном Цимлянском городище в слоях IX в. были найдены наборы кузнечных, слесарных, токарных и ювелирных инструментов, формы которых хорошо известны по более поздним древнерусским памятникам.
Для салтово-маяцкой культуры характерно развитое гончарное производство с использованием как простого ручного крута, так и ножного. Вся глиняная посуда подразделяется на столовую, кухонную и тарную. На всей территории культуры известна столовая посуда, изготовленная на ручном или ножном гончарном круге, поверхность которой покрыта характерным серым или черным лощением. Лощение покрывает всю поверхность сосуда или располагается полосами, образующими узор в виде сетки, треугольников, завитков. Формы столовой посуды весьма разнообразны: приземистые кувшины, горшочки, кружки, кубышки, шарообразные корчаги. Именно лощеная посуда, которая появляется в VIII в., чаще всего встреча¬ется в погребениях. Некоторые сосуды имеют на внешней стороне днища клеймо в виде круга, креста, креста в круге и т.д. Появление таких знаков на глиняной посуде указывает на то, что она изготавливалась не домашним способом, а в мастерской. Относительно тонкая, тщательно выделанная столовая посуда обжигалась в специальных горнах. Горшки, украшенные сплошным линейно-волнистым орнаментом, изготавливались на гончарном круге на всех более или менее оседлых поселениях и в городских центрах.

Кухонная посуда нередко лепилась вручную и отличается грубым тестом и отсутствием орнамента. Обжиг кухонной посуды мог происходить в очагах и печах. Примерно с середины IX в. в быту появились глиняные котлы с округлым дном, которые также иногда украшались линейным или линейно-волнистым орнаментом.

К тарной посуде относятся крупные сосуды: пифосы, пифосы-кувшины, круглодонные яйцевидные амфоры и красноглиняные кувшины. Часть этих сосудов (амфоры) изготавливались в мастерских Крыма, Приазовья и, вероятно, Саркела.

Важной особенностью культуры Хазарского каганата является распространение среди его населения письменности — надписи, выполненные тюркскими рунами, встречены на памятниках прикладного искусства, изделиях из кости, каменных блоках и т.д. Знаки этого алфавита не совпада¬ют с сибирскими рунами и пока не прочитаны. Интересны и многочисленные граффити — процарапанные на поверхности глиняных сосудов, кирпичей, каменных блоков изображения людей, животных, геометрические фигуры и т.п.

Кочевники южнорусских степей в IX-XIII вв.

В IX-XIII вв. в южно-русских степях кроме болгар обитали три основных тюркоязычных народа — печенеги, торки (гузы) и половцы, основу хозяйства которых составляло кочевое скотоводство. Археологически различить все эти кочевые народы очень трудно, поскольку вид хозяйства и образ жизни был у них практически одинаков. На основе письменных источников в истории южнорусских степей выделяются два периода: печенежский (X — начало XI в.) и половецкий (середина XI — первая половина XIII в.).
В IX в. союз кочевых племен лесостепной полосы между Волгой и Уралом возглавили печенеги. Наряду с тюрками в этот союз вошли и разноязычные потомки позднесарматских племен Заволжья. В это же время в степях Зауралья сформировался другой племенной союз во главе с гузами и половцами. Гузы представляли собой мощное объединение полукочевых племен, обитавших в Приаралье и по р. Сырдарье. В конце IX в. они начали вытеснять печенегов из-за Волги на запад. С этого времени начинается постепенное продвижение печенегов по территории Хазарии, частичное разорение ее поселений и столкновения печенегов с Русью. Печенеги кочевали в степях между Волгой и р. Прут до их разгрома дружинами Ярослава Мудрого в 1036 г. После этого часть печенегов отошла далее на запад в Подунавье, а оставшаяся часть смешалась с вторгшимися в первой половине XI в. из-за Волги родственными племенами гузов (именовавшихся в русской летописи торками) и половцев.

Культура средневековых кочевников изучена в основном по материалам погребений, поселения их почти неизвестны.

Половецкий период. Вооружение: 1,2 — шлемы; 3 — железная лицевая маска; 4 — наконечники стрел; 5 — наконечники копий; 6 — костяные накладки от колчана; 7 — колчан {реконструкция); 8 — кольчуга; 9 — сабля

Половецкий период. Вооружение:
1,2 — шлемы; 3 — железная лицевая маска; 4 — наконечники стрел; 5 — наконечники копий; 6 — костяные накладки от колчана; 7 — колчан {реконструкция); 8 — кольчуга; 9 — сабля

Все кочевнические погребения совершены по обряду трупоположения в подкурганных ямах. Как правило, курганы кочевников не образуют заметных скоплений, а разбросаны по степи, как бы отмечая маршруты кочевок.

Для печенежского периода характерно использование уже существующих, ранее сооруженных курганов. Собственно печенежские курганы насыпались редко. Погребение совершалось в продолговатой яме, головой на запад. С левой стороны от умершего размещались голова и ноги коня, разложенные в анатомическом порядке, вероятно, это остатки от чучела животного. Иногда чучело размещалось на специальном уступе вдоль боковой стенки могильной ямы. Женские погребения встречаются очень редко. Мужские захоронения сопровождаются наступательным оружием и снаря¬жением верхового коня: удилами и стременами. Из предметов вооружения чаще всего встречаются черешковые наконечники стрел разной формы, к числу редких находок относятся наконечники копий — втульчатые бронебойные, и сабли — короткие слабо искривленные клинки, очень похожие на салтово-маяцкие. Кроме того, в погребениях находят остатки берестяных или кожаных колчанов, окованных железными пластинами, костяные накладки седел, часто орнаментированные, и детали от сложных луков. Встречаются грубые лепные сосуды, пышно украшенные орнаментом в виде ямок, волны, насечек и др.

Половецкий период характеризуется сооружением курганов из земли и камня или обкладкой основания насыпи камнями. Человека, помещенного в могильную яму головой на восток, сопровождал конь, часто взнузданный, который располагался сбоку от него. В некоторых случаях коня погребали отдельно, в специально вырытой для него яме.

В погребениях этого периода появляется защитное вооружение: железные кольчуги, шлемы и даже наколенники. По-прежнему частой находкой являются черешковые стрелы, а копья встречаются редко. Сабли встречены примерно в половине мужских погребений. Происходит постепенное увеличение длины и кривизны клинка, конец которого затачивается с двух сторон. В половецкое время в погребениях появляются железные лицевые маски, которые, как полагают, передают индивидуальные черты умерших, и кистени — боевые гири. В погребениях обычной находкой являются предметы снаряжения верхового коня. К удилам и стременам добавляется плеть с металлическим или костяным набалдашником. Кроме предметов вооружения и конского снаряжения, в мужских погребениях находят кресала, ножи, гребенки.

В отличие от предшествующего периода, женские погребения достаточно многочисленны. Для них характерны витые браслеты и браслеты, украшенные на концах вставками из ляпис-лазури, перстни, бронзовые или серебряные серьги, украшенные полыми биконическими или шипастыми бусами, шейные гривны, круглые бронзовые зеркала, похожие на салтово-маяцкие, ножницы, глиняные и каменные пряслица. Встречаются серебряные бляшки-нашивки от головных уборов, сшитых из шелковых тканей и украшенных цепочками и бубенчиками.

Кроме глиняных лепных сосудов, в погребениях встречаются железные клепаные котлы цилиндрической формы.

Половецкий период. Снаряжение верхового коня: 1 — ременная распределительная бляха; 2 — ременные наконечники; 3 — налобная бляха; 4 — реконструкция конского оголовья; 5 — удила; 6, 7 — стремена

Половецкий период. Снаряжение верхового коня:
1 — ременная распределительная бляха; 2 — ременные наконечники; 3 — налобная бляха; 4 — реконструкция конского оголовья; 5 — удила; 6, 7 — стремена

Печенеги, торки, половцы были язычниками — в погребениях довольно много находок различных амулетов.

С культом предков связаны так называемые половецкие «бабы» — каменные изваяния мужчин и женщин, большинство которых относится к концу XI — началу XIII в. Ранние изваяния довольно примитивны и схематичны. Изваяния XII в. — это скульптурные изображения, передающие зачастую индивидуальные особенности костюма и лиц. Изображенные на каменных фигурах оружие, украшения, бытовые предметы имеют многочисленные аналоги в находках из кочевнических курганов этого времени.

Половецких «баб» находят от Среднего Поднепровья до междуречья Волги и Дона. Изваяния устанавливались в центре святилищ, сооруженных в степи на высоких местах. Святилища имели вид квадратных площадок, окруженных каменной оградкой. В центре площадок находятся остат¬ки жертвоприношений, совершенных у подножия изваяний. Жертвенными животными были лошади, быки, бараны, собаки.

Половецкий период. Украшения и бытовые предметы: 1,2— серьги; 3 — «шипастая» серьга; 4 — бубенчик; 5 — витой браслет; 6-8 — амулеты-подвески; 9 — шейная витая гривна; 10 — ножницы; 11 — зеркало; 12 — нож; 13 — кресало; 14 — пряслице

Половецкий период. Украшения и бытовые предметы:
1,2— серьги; 3 — «шипастая» серьга; 4 — бубенчик; 5 — витой браслет; 6-8 — амулеты-подвески; 9 — шейная витая гривна; 10 — ножницы; 11 — зеркало; 12 — нож; 13 — кресало; 14 — пряслице

Половецкие каменные изваяния: 1 — план святилища и схема расположения изваяний; 2, 3 — изображения воинов; 4 — изображение женщины

Половецкие каменные изваяния:
1 — план святилища и схема расположения изваяний; 2, 3 — изображения воинов;
4 — изображение женщины

Как уже говорилось, поселения кочевников известны плохо. Часть из них представляла собой, видимо, зимовища — длительные ежегодные стоянки. Обычно зимовища не укреплялись, исключение составляли поселения, устроенные на местах разрушенных городов и крепостей, например в Белой Веже, взятой половцами в 1117 г. Остатки половецкого становища здесь представлены развалами глинобитных и турлучных построек, керамикой и редкими находками предметов вооружения, относящимися к первой половине XII в.

По сообщениям древнерусской летописи, половцы владели несколькими «городами», бывшими ранее хазарскими крепостями. Свои, очевидно, новые названия — Шарукан, Сугров, Балинони получили по именам владевших ими ханов.
Жилищем кочевников были юрты и двух- или четырехколесные кибитки, известные по запискам Плано Карпини и Вильгельма Рубрука (XIII в.). Следы юрт обнаружены в поздних слоях Саркела-Белой Вежи, относящихся ко второй половине X — началу XI в.

Хозяйство было преимущественно кочевым. Стада состояли из лошадей, крупного и мелкого рогатого скота, верблюдов. Часть населения кроме скотоводства занималась земледелием, оседая на местах длительных ежегодных зимовищ по берегам рек. Выращивали просо, пшеницу. Видимо, ремесла имели сезонный характер и развивались в основном на зимовищах. Разнообразный перечень специальностей и связанных с ними предметов приведен в «Половецком словаре», памятнике XIII в. В нем упомянуты: сапожник, токарь, кузнец и соответствующие предметы — сапог, подошва, пила, циркуль, наковальня, железо, молот.

К оглавлению книги / К следующей главе

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика