Тишкин А.А. И.Р. Аспелин — исследователь древностей Сибири (Краткий библиографический очерк)

Тиш­кин А. А. И. Р. Ас­пе­лин – ис­сле­до­ва­тель древ­но­стей Си­би­ри // Ак­ту­аль­ные во­про­сы ис­то­рии Си­би­ри. Бар­на­ул, 2000

Йоганн Рейнгольд Аспелин

В Алтайском государственном краеведческом музее имеется книга «Собственноручные подписи особ, почтивших посещением своим Барнаульский музей», в которой есть такая короткая запись на русском языке: «1 июля 1888г. Профессор И.Р. Аспелин из Гельсиндорфа. Финляндия» [1]. Данное документальное свидетельство демонстрирует точную дату пребывания в Барнауле знаменитого ученого во время одной из своих экспедиций. Из архивных источников нам еще известно, что И.Р. Аспелин посещал в Тюмени И.Я. Словцова и, посмотрев его личные коллекции, «… был поражен находками…» [2]. Подробную историю путешествия по Сибири финского профессора еще предстоит написать. При этом необходимо использовать имеющиеся местные материалы. Целью нашего краткого очерка является публикация биобиблиографических данных для привлечения внимания к личности и работам известного исследователя.

Сведений о жизни и деятельности И.Р. Аспелина в русскоязычных изданиях разных лет совсем немного. Краткая справка о нем опубликована в первом томе Сибирской советской энциклопедии (1929 г.) [3]. Есть некоторые данные об изучении Аспелиным древностей Сибири [4]. В то же время в зарубежной литературе подробно изложены все этапы жизненного пути ученого [5] и собрана его библиография [6]. На основе перевода некоторых публикаций, изданных на немецком языке [7], а также с привлечением других сведений написана эта статья.

Иоганн Рейнгольд Аспелин (Йоханнес Рейнхольд Аспелин, Johannes Reinhold Aspelin) родился 1 августа 1842 г. в Мессуби, недалеко от Таммерфорса, в семье пастора, детство и юность провел в Остерботтене. В 1862 г. Аспелин поступил в университет, где увлекся теориями о ранней истории своего народа. После сдачи кандидатского экзамена (1866 г.) написал труд на финском языке (1869 г.), в котором он представил историю Северной Финляндии средневекового периода и попытался рассматривать вопрос о населении этой области в доисторические времена. Высказав мнение, что квены (норвежские финны. — А. Т.) являются карелами и были предками северо-восточного аборигенного населения, Аспелин втянулся в серьезную полемику с профессором Коскиненом, который тогда являлся специалистом по истории Севера.

В то же время молодой ученый планирует свои археологические исследования. Однако ему пришлось столкнуться с серьезными проблемами. В университете тогда находился лишь маленький этнографический музей с предметами старины, которые собирались только в течение 40 лет после пожара в 1827 г., когда было уничтожено собрание Академии и пришлось заново формировать коллекции. Таким образом, материалы, свидетельствующие о доисторическом периоде Финляндии, были незначительны. Археологическая литература тогда только начала появляться в университете. Тем не менее летом 1868 г. Аспелин предпринял свою первую экспедицию в южную часть Остерботенна. Он собирал не только предметы старины, но и записывал предания о первом заселении местности.

В начале лета 1871 г. Аспелину удалось получить от государства стипендию на двухгодичную поездку с научными целями по России для проведения исследований в областях расселения современных и древних финно-угорских народов. Кроме этого, университет выделил ему отдельную стипендию для изучения русского языка. Благодаря такой поддержке молодой ученый был готов совершить намеченную поездку и осуществить свои желаемые цели. С осени 1871 г. до весны 1873 г. Аспелин работал в музеях, библиотеках, архивах Петербурга, Москвы, Твери, Ярославля, Казани, Вятки и других городов России, активно изучая при этом русский язык. В результате были собраны значительные по объему археологические сведения. После этого Аспелин предпринимает еще одну поездку за государственный счет по скандинавским странам, в Германию, Австрию, Венгрию, затем в города Краков, Варшаву, Вильно, Москву и Петербург, вернувшись в мае 1874 г.

В августе 1874 г. на конгрессе в Стокгольме он делает три доклада на французском языке «О каменном периоде в финно-угорских областях», «Об алтае-уральском бронзовом веке», «О формах вещей, какие характерны для финно-угорских групп во время железного века», которые имели успех. Тогда же ему пришла в голову мысль составить атлас древних предметов финно-угорского Севера. Подготовительная работа к реализации этого проекта и написание докторской диссертации заняли осень 1874 г. и зиму 1875 г. По сведениям А. Хакмана, его диссертация была одним из самых обширных академических трудов, которые когда-либо до этого рассматривались. Называлась она «Основы финно-угорской культуры».

Последующие десять лет (1875-1885), когда Аспелин сначала работал в музее, а затем преподавал, стали самыми счастливыми в его жизни. В это время он был на вершине своей научной деятельности, в отличие от последующего периода, когда ему приходилось выполнять административные обязанности. В течение этих 10 лет выходят в свет его лучшие произведения. Самым важным из них был большой археологический атлас, вышедший на двух языках в пяти выпусках под названием «Antiquites du Nord Finno-ougrien» («Древности финно-угорского Севера») в период с 1877 по 1884 г. Он сделал И.Р. Аспелина известным за границей. Данный Атлас с 2200 рисунками древних предметов со всей финно-угорской области, от Северного моря до Средней Волги и от Балтийского моря до Монголии, которые систематизированы по трем доисторическим периодам и согласно этнографическим принципам классификации, со своим ясным, но также иногда и тяжелым для восприятия текстом, — монументальный труд, не имевший ко времени выхода в свет себе равных в научной литературе северных стран. Очень большая сумма, требовавшаяся для реализации этого проекта, была почти полностью покрыта многократными государственными взносами.

Когда Аспелин начал свои археологические исследования в России, задачей которых было выяснить происхождение финно-угорских племен, он находился, как и большинство тогдашних ученых в Финляндии, под влиянием алтайской теории М.А. Кастерна, заключавшейся в том, что прародина финского народа находилась на северных склонах Алтая. Уверенность в правоте этой теории повлияла на понимание и изложение Аспелиным археологических явлений в обозначенном русле. Считалось, что для древнего периода Алтая и Западной Сибири характерен только бронзовый век, так как находки эпохи камня не были известны. Откуда пришли люди на эту территорию, в трудах Аспелина ничего с определенностью не сказано. Имеются лишь два косвенных указания на возможное решение данной проблемы. В атласе и в одной из будапештских лекций (1876 г.) он отмечает на сходство между алтайским бронзовым периодом и соответствующим временем Ассирии.

Одной из сторон деятельности Аспелина было преподавание. Он начал читать свои лекции осенью 1878 г. с вводного курса о зарождении финно-угорской культуры. Затем эта тема была существенно расширена за счет привлечения археологических материалов и отражала проблемы переселения народов, культурного наследия и другие актуальные вопросы. Лекции читались в музее, где слушателям демонстрировались собрания древних предметов. Влияние Аспелина на круг молодых историков и исследователей старины, которые собирались вокруг него, было значительным за счет теплого, сердечного, товарищеского общения со своими учениками и самой личности серьезного ученого.

Аспелин после признания его заслуг часто повторял, что разнообразные административные обязанности, его зависимость от Археологической комиссии и служба в музее не давали достаточного времени для научной деятельности. Поэтому, вероятно, он предпринял попытку направить свои силы на службу археологии, отправившись в экспедицию летом 1887 г. и продолжив полевые изыскания в 1888 и 1889 гг. В первой поездке, кроме Аспелина, участвовал его ученик — археолог Аппельгрен, который еще студентом принимал участие в путешествиях 1880 и 1881 гг. по Прибалтике и исполнил большинство рисунков в пятом издании уже указанного выше атласа.

Основной задачей экспедиции, начавшейся в июне 1887 г., было копирование ранее известных в Сибири так называемых рунических надписей, а также поиск новых и установление связи их с могилами. Базой для проведения исследований стал богатый археологическими находками Минусинск. Была проделана значительная по объему работа. Однако экспедиция показала, что еще многое следует изучить, прежде чем с уверенностью высказывать какую-либо точку зрения по поводу надписей. Поэтому Аспелин направил все силы Археологического общества на то, чтобы собрать средства для новой поездки.

Экспедиция в 1888 г., состоящая из Аспелина и студента-художника Вуори, дважды пересекала Саяны и проплыла на плоту по Енисею, возвращаясь в Минусинск. Изучались древние памятники на Чулышмане, в «Урянхайской земле» и Минусинском округе. За время обеих экспедиций были открыты и скопированы 32 надписи. Предварительные результаты проделанной работы опубликованы И.Р. Аспелиным совместно с О. Доннером до начала Восточного конгресса, который должен был состояться летом 1889 г. Однако полученные материалы требовали уточнения. К тому же Н.М. Ядринцев во время своей экспедиции в Монголию сделал ряд значительных открытий на реке Орхон, которые могли опровергнуть излюбленную теорию Аспелина о древнефинском характере письма. В сообщениях (о своих собственных исследованиях и о данных Н.М. Ядринцева), посланных в 1889 г. в Берлин для Антропологического общества, Аспелин подчеркивает, что более молодые енисейские надписи могли быть сделаны «киргизскими хакасами», которые к этому времени жили на Верхнем Енисее и о которых знали китайцы. Высказывает он также и другие предположения.

На Московском археологическом съезде в 1890 г. Аспелин прочитал короткий доклад о следах готов в северной части России. Тогда же он передал Русскому puenknchweqjnls обществу свой труд о различных типах народов, которые он смог систематизировать, принимая во внимание наскальные рисунки и другие памятники Енисейской долины. Сочинение не относилось к лучшим его произведениям, так как приводимые там доводы порой звучали неубедительно. Другое сочинение «Степные могильники в округе Минусинска на Енисее. Исследование камней с надписями» было написано Аспелиным за 3 года до смерти и опубликовано в юбилейном сборнике финно-угорского общества в честь Томсена. Здесь приведено хронологическое деление типов могильников и опровергнута теория о возникновении енисейской письменности во времена бронзового века. Во всех этих работах были упомянуты и изложены результаты исследований Аспелина после возвращения из третьей сибирской экспедиции.

После 1890 г. ученый в принципе закончил свою деятельность в археологии, но продолжал работать в других областях культурно-исторического исследования Финляндии. Он проводит генеалогические поиски, изучает исторический, мифологический и фольклорный материалы. Аспелин после 1890 г. не издал ни одного большого научного труда, но перечень его небольших публикаций достаточно объемный. Одни из них являлись результатами обработки ранее собранного материала, другие основывались на исследованиях первоисточников. Даже в течение последних лет, когда здоровье было подорвано, он продолжал писать. При оценке научных трудов Аспелина биографы обращают внимание на его романтическую натуру, своеобразный способ мышления, которые влияли на исследовательскую деятельность. Аспелин оставил после себя богатый научный опыт, создал археологическую науку в Финляндии и способствовал ее развитию. Ученый-патриот умер 29 мая 1915 г.

На фотографии — И.Р. Аспелин (по А. Насkman, 1916).

ПРИМЕЧАНИЯ

1.Автор благодарен В.Б. Бородаеву за указание на эту ценную информацию, документально демонстрирующую пребывание в Бар науле известного ученого И.Р. Аспелина.

2.ЦХАФ АК. Ф. 163. Он. 1. Д. 33. Л. 42.

3.Сибирская советская энциклопедия. Т. Т.Новосибирск, 1929. С. 163.

4.ЦХАФАК. Ф. 140. Оп. 1. Д. 22. Л. 46; Ф. 86. Оп. 1. Д. 14. Л. 17 и др.; Бородаев В.Б. Находки из Змеиногорска и его окрестностей, опубликованные в археологическом атласе 1877 г. // Охрана и использование памятников горного дела и камнерезного искусства Алтайского края: Тез. докл. к краевой конф. Барнаул, 1986. С. 94-98; Демин М.А. Первооткрыватели древностей. Барнаул, 1989. 120 с.; Кызласов И.Л. Древняя письменность саяно-алтайских тюрок. М.п 1994. 100с.: ил.; Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А.А. Скифская эпоха ГорногоАлтая. Ч. I. Культура населения в раннескифское время. Барнаул, 1997. 232 с.: ил.; и др.

71

5. Alt-Altaische Kunstdenkmaler. Briefe und Bildermaterial von J.R. Aspelins Reisen in Sibirien und der Mongolei 1887-1889. Hrsg. Von Hjalmar Appelgren-Kivalo. Hfors 1931. 47 s. + 76 kuvas. 2:o. (эта книга имеется в личной библиотеке автора); Lerch P. J.R. Aspelins archaolo-gische Forschungen im sudlichen Oesterbotten und im alten Biarmien // Russische Revue (St. Petersburg) 1 (1872). S. 389-398; Hackman A. Minnesstal over Johannes Reinhold Aspelin. Hfors, 1916. 61 s.; Hackman A. Johannes Reinhold Aspelin. SMYA 30:1 (1920). 39 s.; Heikel A.O. Johannes Reinhold Aspelin. Muistopuhe. S. Tiedeak. Esit. 1916. S. 71-81; Rinne J. J.R. Aspelinjuhla 14/12 1912. SM 1912. S. 70-83; SchvindtT. J.R. Aspelin ja ylioppilaiden kotiseutututkimukset merkkivuonna 1876. SMYA 26 (1912). S. 191-194; Cederberg A.R. Muistelmia Johan Reinhold Aspelinista. Karjalan Heimo, 1946. S. 137; Tallgren A.M. Johan Reinhold Aspelin. Valvoja, 1912. S. 653-659; Tallgren A.M. J.R. Aspelin. Hans livsgarning och svenka forbindelser. Fornvannen (Stockholm), 1944. S. 65-81; Tallgren A.M. J.R. Aspelin uran alkutaipaleelta. KV 17 (1937). S. 83-101; HaltsonenS. Kolme J.R. Aspelininkirjetta Lydia Koidulalle. KV 37 (1957). S. 23-34; и др.

6. Библиография работ составлена Альфредом Хакманом (Alfred Hackman) и опубликована в 1916 г. В ней более 150 различных публикаций, по археологии и этнографии — 46 (на русском языке — 2), по истории и культуре — 19. Назовем лишь некоторые.

О потребности изучения формы предметов и постепенном развитии этих форм в доисторических временах // Труды IV археологического съезда. I. Казань, 1878; Muinaisjaannoksia Suomen suvun asumus-aloilta. Antiquites du Nord Finno-ougrien. I-V. 1877-1884; Catalogue rai-sonne des antiquites du Nord Finno-ougrien exposees par luniversite d’Helsingfors a 1’exposition universelle de 1878. 1878; Inscriptions de 1 lenissei recueillies et publiees par la Societe Finlandaise dArcheologie. 1889; Следы влияния готов в северной полосе России // Труды археологического съезда в Москве III. 1890; Tschudische Inschriften fin oberen Jenisei. Zschr. f. Ethol. XX. 1890; Die Steppengraber im Kreise Mi-nussinsk am Jenissei. Studien im Gebiet der Inschriftsteine. Finnisch- ugrische Foschungen XII. 1912;и др..

7. На кафедре археологии, этнографии и источниковедения АГУ хранятся ксерокопии фотографий и публикаций об И.Р. Аспелине на немецком, шведском, финском и других языках, присланных Генеалогическим обществом Финляндии. Автор благодарен И. Силиной за установленную через Интернет связь с указанной выше организацией и за возможность получения из Хельсинки большого количества печатной информации

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика