Ю.Ф. Кирюшин, Г. А. Клюкин, А.В. Шмидт — Раннебронзовый комплекс поселения Гульбище

Летом 2001 г. силами учащихся школы №1 г. Рубцовска при непосредственном участии специалистов-археологов из АГУ начаты работы на археологическом памятнике Гульбище. Раскопки проводились при поддержке РГНФ «Каменный век Рудного Алтая» (грант №00-01-00374а) и «Каменный век Рудного Алтая: полевые исследования» (грант №01-01-18057е).

Памятник Гульбище расположен в левобережной зоне Оби в лесостепной части Алтайского края, на северо-восточном берегу озера руслового происхождения Горькое-Перешеечное, в 3,5 км к западу от с. Сросты Новоегорьевского района. Со всех сторон озеро окружает лес, вплотную подходящий к воде. Памятник находится на небольшом мысу и по большей части открыт от соснового бора. Открытый участок представляет из себя останец высотой 2 м, вытянутый по линии З-В. Его северная сторона граничит с сильно обмелевшим и заболоченным заливом.

Памятник известен с 1972 г. и за прошедшее с момента открытия время неоднократно визуально обследовался профессиональными археологами и местными краеведами. За эти годы с Гульбища собрана большая коллекция каменных орудий, керамики и кости, насчитывающая уже около 1000 экземпляров. Время бытования поселения — от неолита до средневековья, однако судя по сборам, основной его комплекс следует связывать с новокаменным веком. Каменная индустрия становится даже предметом специального исследования (Кунгурова Н.Ю., 1987). Однако, кроме подчистки уреза береговой линии, никаких раскопок на памятнике не проводилось.

Работы начаты с рекогносцировочного раскопа 4х4 м, ориентированного по сторонам света. Раскоп заложен в восточной части останца. Стратиграфия представлена следующими слоями:

1) 0,02-0,05 м — дерн;

2) 0,19-0,23 м — черная супесь с вкраплениями желтого песка;

3) 0,34-0,67 м — темно-серая супесь;

4) 0,09-0,28 м — серая супесь с материковыми вкраплениями;

5) ниже 0,74-1 м — светлый материковый песок.

Памятник многослойный. Судя по находкам, выделяются три наиболее крупных культурно-хронологических комплекса (КХК). Стратиграфически они различаются по глубине залегания, хотя частично материал все-таки перемешан. Первый соответствует эпохе РЖВ; второй мы пока условно будем относить к ранней бронзе (ниже мы разъясним свою позицию в данном вопросе); третий следует датировать эпохой неолита.

Наибольший интерес сейчас для нас представляет второй КХК. Археологический материал в нем представлен в основном каменной индустрией и фрагментами керамики, а также единичными изделиями из кости и кусочками шлака. Кроме этого, здесь зафиксированы остатки столбовой конструкции, зольник и очаг. Очевидно, это следы постройки, предположительно жилища, и, вероятно, раскоп оказался полностью в него вписан. При строительстве сооружения его котлован перерезал неолитический горизонт, в результате чего произошло частичное перемешивание материалов второго и третьего КХК. Однако в заполнение очага и зольника, на наш взгляд, более ранние артефакты не попали. Именно этот материал прежде всего мы привлекли для характеристики второго КХК. Оба этих объекта зафиксированы на глубине 0,6 м от современной поверхности, на расстоянии 2,8 м друг от друга. Зольник ориентирован ССВ-ЮЮЗ. Его длина — 1,9 м, а ширина — от 0,65 до 0,77 м. Глубина в материке — 0,1 м, в северной части — 0,2 м. В заполнении зафиксированы фрагменты керамики, каменная индустрия, кусочек шлака с вкраплениями меди или бронзы и две поделки из рога. Очаг полностью в раскоп не попал. Его мощность во вскрытой части составила 0,32 м. Площадь — 0,4 кв. м. В заполнении обнаружено несколько мелких фрагментов керамики и каменных изделий.

Керамика второго КХК имеет толщину от 0,6 до 1,1 см. Причем разброс в толщине на одном фрагменте в разных участках может достигать 3 мм. Цвет обжига черный или темно¬коричневый. Посуда плоскодонная, вероятно, баночной или горшковидной формы. Венчик прямой или слегка отогнут наружу Поверхность сосудов хорошо залощена как с внешней, так и с внутренней стороны. В тесте в качестве отощителя использовалось дерево. К сожалению, керамический комплекс немногочисленный, поэтому мы можем просто констатировать, какие зафиксированы техники нанесения орнамента и элементы узора. Посуда украшалась вертикальными рядами гребенчатой качалки (рис. 1.-3, 4); прочерченными горизонтальными линиями (рис. 1.-5), отступающей палочкой, оттиском угла лопаточки (рис. 1.-4); косо поставленным глад¬ким (рис. 1.-2) или гребенчатым штампом (рис. 1.-1), горизонтальными линиями, созданными гре¬бенчатым штампом (рис. 1.-1); отступающей с протаскиванием палочкой; рядами ямок (рис. 2.-3).

В основном имеющиеся фрагменты сочетают в себе несколько элементов декора. В этих случаях фиксируется четкая зональность орнамента, за исключением одного фрагмента, где оттиски углом лопаточки нанесены поверх гребенчатой качалки (рис. 1.-4). Вероятнее всего, сосуды украшались по всей или почти по всей поверхности. Единственное имеющееся в нашем распоряжении днище тоже орнаментировано. У двух сосудов верх украшал валик, также покрытый оттисками штампа. В одном случае валик налепной (рис. 1.-2). В другом при изготовлении сосуда венчик отогнули наружу. Затем поверх налепили еще один венчик. Таким образом получили валик (рис. 1.-1). В ряде случаев срез венчика украшен оттисками гладкого либо гребенчатого штампа.

Рис. 1. Поселение Гульбище. Керамика

Рис. 1. Поселение Гульбище. Керамика

Находки из поселения Гульбище. Ранний бронзовый век.

Рис. 2. Поселение Гульбище. 1 — фигурка из рога; 2 — костяной нож; 3 — керамика

В целом керамика второго КХК по ряду черт (таким, как форма сосудов, наличие валика, орнамент) соответствует кротовской и елунинской традициям и эпохально соотносится с начальными этапами бронзового века. Однако в комплексе присутствуют признаки, больше характерные для неолитической и энеолитической традиции. Прежде всего это некоторые орнаментальные мотивы (ряды ямок по всей поверхности, прочерченные линии, наколы углом лопаточки). Отступающая палочка одинаково встречается как в неолите, так и в ранней бронзе.

Несмотря на то, что произошло частичное перемешивание материалов второго и третьего КХК, детальный анализ каменной индустрии с большей долей точности позволил разделить камень этих двух эпох. За основу в данной работе были взяты так называемые чистые, неперемешанные комплексы. С одной стороны, это материалы из заполнения зольника и очага, а также артефакты с самого дна жилища, с другой — находки в северной части раскопа, где неолити¬ческий слой остался непотревоженным.

По сравнению с неолитом в ранней бронзе происходят изменения в сырьевой базе каменной индустрии. На смену «цветным» (желтым, серым, различным оттенкам красного) породам приходят черные и темно-зеленые. Яшма и кварцитовидный сливной песчаник, широко распространенные в неолите, в ранней бронзе используются значительно реже. На их смену приходят кремнистые сланцы, породы осадочного происхождения и роговик.

Каменная индустрия из зольника представлена в основном отходами производства (чешуйками и мелкими отщепами). Материал расположен компактно. Это дает основание предположить, что обработка камня происходила непосредственно в жилище, на шкуре или куске ткани, откуда отходы производства ссыпались в помойную яму. Кроме отщепов в зольнике зафиксирован также обломок бифаса (брак при изготовлении орудия) и два скребка. В очаге, помимо отщепов, зафиксировано 13 мелких пластин без вторичной ретуши. Этот факт, а также наличие в слое резцов свидетельствуют о знакомстве человека второго КХК с техникой призматического расщепления. Однако по сравнению с неолитом она несет на себе заметные следы деградации. Среди находок фигурирует большое количество скребков (15 шт.). Планиграфически основная их часть (10 шт.) располагалась на небольшом участке между зольником и очагом. Возможно, именно в этом месте находилась площадка для обработки шкур. Также в нашем распоряжении есть свидетельства вторичного использования более древних каменных орудий.

Помимо керамики и камня, в зольнике обнаружены два изделия из рога животного. Назначение одного из них еще предстоит выяснить. Второе изделие — это скульптурка (рис. 2.-1). Она хорошо обработана, имеет несколько вырезов и углубление в основании, направленное вдоль осевой линии. Вероятнее всего, это рукоять какого-то орудия. По своим стилистическим особенностям скульптурка напоминает птицу Кроме этого, в слое обнаружены три костяных ножа (рис. 2.-2). Других костных остатков в раскопе не зафиксировано. Отсутствие кухонных отбросов в зольнике, на наш взгляд, указывает на то, что яма находилась непосредственно в жилище. Поэтому в зольник попадал только мелкий мусор, не подверженный гниению. Отсутствие костей в заполнении котлована постройки также свидетельствует о поддержании чистоты древним человеком в своем жилище. Малая плотность материала в хозяйственной яме говорит, что зольник функционировал непродолжительное время.

В материалах второго КХК наблюдается явная двухкомпонентность. С одной стороны, имеются классические раннебронзовые черты, выражающиеся в форме сосудов и манере их украшения. С другой стороны, многие орнаментальные мотивы характерны для более раннего времени. Так, например, традиция украшать посуду рядами ямок была широко распространена в неолите — энеолите от Прикамья до Зауралья, а в ранней бронзе прекращает свое существование. Кроме этого, на Гульбище и в слое, и в зольнике, и в очаге зафиксирован медный шлак, что свидетельствует о существовании традиции обработки металла. С другой стороны, есть свидетельства достаточно высокого уровня обработки камня, которого мы не встречаем на кротовских и елунинских памятниках. На наш взгляд, здесь присутствует симбиоз двух совершенно
разных хозяйственно-культурных типов: позднего неолита с его присваивающей экономикой и ранней бронзы с пастушеско-земледельческим хозяйством. Авторы уже говорили о пришлом характере населения ранней бронзы (елунинская культура) на Алтае (Кирюшин Ю.Ф., Шмидт А.В., 2001). Вероятно, придя на данную территорию, они не вступают в военные столкновения с местными племенами, а занимая разные экологические ниши (неолит — лес; ранняя бронза — степные участки), сосуществуют с ними. В результате контактов между этими культурами произошло заимствование многих инноваций местными неолитическими племенами (плоскодонная керамика, обработка металла). Следует сказать то, что памятник Гульбище не единственный, где известно сочетание поздненеолитических и раннебронзовых черт. В 2000 г. подобную картину мы наблюдали на могильнике Тузовские Бугры-I (Абдулганеев М. Т. и др., 2000). Близкую ситуацию можно увидеть на памятнике Крохалевка-IV (Полосьмак Н.В., 1978), а также Миронов Лог-IV и Курайка-Ша (Иванов Г.Е., 1995).

На наш взгляд, материалы второго КХК поселения Гульбище следует рассматривать как завершающий этап развития неолитической эпохи. Несмотря на нововведения, неолитические традиции остаются по-прежнему очень сильны. Кроме того, население, оставившее этот комп¬лекс, вероятнее всего, продолжало вести присваивающее хозяйство, так как условий для скотоводства на озере, обнесенном со всех сторон плотной стеной леса, просто не было. Хронологически второй КХК принадлежит периоду распространения бронзолитейного производства в Западной Сибири и Восточном Казахстане (это конец III — начало II тыс. до н.э.), однако по уровню развития производительных сил остается стоять ступенькой ниже и, вероятнее всего, соответствует эпохе энеолита.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика