Методология: сфера компетенции и основные процедуры

Методология утверждается как самостоятельная философская дисциплина, начиная с 50-х годов ХХ в. Ей предшествует длительная традиция формализации мысли, начиная с Аристотеля. Первым в Новое время, кто четко определил контуры методологии, был Декарт, охарактеризовавший природу и особенности метода и мышления. Его знаменитые четыре правила метода являются до сих пор основой любого исследования силами интеллекта. Однако подлинным «отцом» методологии в современном понимании является все же Кант, проведший анализ условий и возможностей мышления вообще.

Методология в ХХ веке выделяется постепенно в самостоятельную, хотя и философскую, дисциплину. Основания этого выделения следующие.

> Увеличение удельного веса методологической работы в самой философии, необходимость предварительного планирования, анализа внутренних проблем и противоречий, общей организации философского мышления.

> Потребности в методологической деятельности в различных науках, развитие частных методологий, которые требуют философского осмысления, классификации.

> Кризис в самой философии, переосмысление сути ее деятельности. В философии, начиная с Канта, потом Гуссерля, идет борьба двух направлений: прежнего наивного натурализма, сциентизма, склонных считать свои представления о реальности самой реальностью, и трансцендентальной традиции, понимающей философию как интеллектуальную работу разума, чьи категории действуют в границах только мышления и имеют довольно опосредованное отношение к чувственной действительности.

Следует отказаться от наивного предрассудка, что философия дает методы науке — у наук есть свои успешные дисциплинарные методологии, которые порождены самими конкретными процессами исследования. Философия способна давать науке скорее категории, картины мира, общие онтологические схемы, через них косвенно влияя на методы.

Философия способна сообщать наукам свой универсальный критический настрой (начиная с декартова универсального сомнения: не принимай на веру ничего, чего бы не проверил своим разумом), что особенно нужно наукам, парадигмально организованным, имеющим единодушие, согласие сообщества в качестве своей существенной предпосылки.

Философия способствует также построению общих схем онтологии, причем в универсальной и нормативной формах (делая то, что запрещено науке, но ученые часто охотно пользуются этими схемами). Однако философ не только старается понять и объяснить мир, но он часто трактует свои построения и рефлексию как всеобщие нормы и идеалы самого объективного мира. В этом случае философия часто впадала в универсалистские амбиции (Гегель).

Наконец, философия создает для мышления сами условия (основания) понимания, объяснения и видения мира, она создает язык, на котором философ, а вслед за ним и все остальные говорят, т. е. создает новые смыслы, слова, понятия.

В отличие от специалиста-предметника методолог имеет дело не с содержаниями как таковыми (например, в науке не со знаниями, идеальными объектами, доказательствами и т. п.), а с мышлением о предмете, с научным предметом как особым интеллектуальным или деятельностным образованием. Таким образом, результатом одной стороны его деятельности является распредмечивание понятий, идеальных объектов, процедур («чистые» решения задач, матрицы, доказательства, обоснования и т. п.). Результат второй стороны деятельности методолога — обратная процедура, т. е. опредмечивание — построение новых предметных понятий, идеальных объектов, процедур, основываясь на результатах первой стороны.

Рациональность, дискурс, рефлексия

Человеческое мышление устроено рационально. Причем рациональность понимается здесь в широком смысле: не только как «научная рациональность» (т.е. как соответствие законам разума = законам «логик», методологическим нормам и правилам), но как непременная склонность к упорядочиванию, свойственная человеческому мышлению в любой области жизнедеятельности. Эти «порядки» могут иметь самый разный вид: от строгой формальной логики — вплоть до порядка, явных или неявных наборов установок миропонимания, техник исполнения в творчестве художника-абстракциониста. Сейчас уже мало кого удивишь утверждением о рациональности в поэзии, мистике или эмоциональной жизни, которая имеет, однако, иные стандарты и правила, нежели традиционная — научная и философская. Также существует различие и по историческим, социокультурным типам рациональности. Так, существенно отличны друг от друга античная рациональность и рациональность Средних веков или Нового времени; западноевропейская и дальневосточная. Различие же определимо по тому порядку, который порождается характерным способом мышления и является результатом сложнейшего процесса самоорганизации людей, действующих в определенных социокультурных и исторических условиях. Однако общим и базисным основанием во всех проявлениях рациональности является наличие правил, логик, стандартов, что и делает понимаемым, переводимым любые явления человеческого духа, где бы и когда бы они не существовали.

Что же такое рациональное мышление в традиционном (научном и философском) понимании? Это целеориентированное, озабоченное решением некоторых проблем, удерживающее внимание, которое организует содержание при помощи некоторых стандартов и процедур. Упрощая ситуацию, можно утверждать о двух аспектах действующего рационального мышления: дискурсе и рефлексии. Они представляют собой две основные способности рационального мышления, различающиеся преимущественной направленностью нашего внимания.

Дискурс (от позднелат. discursus — рассуждение, довод, аргумент) — это способность расчленять мыслительные представления и выражать их в последовательности словесных знаков, сообразно некоторым эталонам и посредством некоторых процедур. Здесь наше внимание сосредоточивается на «предметных» значениях, т. е. значениях, представляющих окружающие нас конкретные явления. Мы решаем некоторые свои проблемы, комбинируя значения в последовательности и группы. Это предметный анализ.

Рефлексия (от позднелат. reflexio — обращение назад) — это уже способность к целостному синтетичному умозрению и анализу своих актов в сопряжении с их основаниями, посылками. Рефлексия, будь она элементарно-поведенческой (анализ своих житейских поступков), научной (критический анализ оснований и постулатов в создании конкретных научных теорий) или философской (постижение предельных значений человеческого существования, культуры), есть всегда «сдвиг» судящего внимания с «предметов» и решаемых проблем на сам процесс решения, его основания и средства. Рефлексия исследует природу самого знания, сам генезис значений, выявляет скрытые посылки и базисные допущения рассуждений, мнений, теорий.

Иначе говоря, дискурс — это рациональное мышление, действующее на основании посылок и при помощи средств, которые для него неявны. Неявны их генезис, мера объективности и субъективности, неявна мотивация необходимости и правомерности.

Рефлексия же — это рациональное мышление, проясняющее себе свои постулаты, цели, средства, т. е. свои пределы и границы, свой характер и отличность от других возможных способов представления.

Рефлексия — высшая способность человеческого мышления, но одновременно и признак его качественного состояния, выражающий степень его развитости. Развитость означает умение организовать ход своих мыслей, способность к долговременной сосредоточенности, систематической концентрации внимания на отвлеченных вещах. Развитость мышления, рефлексивность есть синтез природных способностей и итог самотренинга разума. Одним словом, это мышление, которое способно отстраненно относиться к своему содержанию через противопоставление знания о мире и знания о своей личностной самотождественности и даже делать объектом внимания свой источник и организующий центр — «я». Проще говоря, рефлексивный человек — это человек, обладающий мышлением, способным обращать внимание на свое содержание и свои основания: «почему я так думаю и поступаю?» «какой в этом смысл?», «есть ли логика и обоснованность в тех общепринятых мнениях, которые разделяют большинство людей, и как они соотносятся с реальной практикой?» Подобные вопросы задают две характеристики, возможные ориентации мыслящего «себя» разума. В обоих случаях речь идет о рефлексии только как о фундаментальной способности разума исследовать себя и свое содержание. Конечно, грань между дискурсом и рефлексией довольно-таки условна и во многом рефлексивность является следствием развитости мышления, его способности к сосредоточенности и абстрагированию, следствием перехода его к критической позиции самосознающего «я». Вместе с тем «дискурсивное» и «рефлексивное» достаточно четко различимы в истории научной и философской мысли.

Методологические уровни рациональности

Рациональность, взятая со своей элементной, операциональной и формальной сторон, выступает как методология, т. е. знание о том, как и чем постигать мир, прояснять неопределенные ситуации. Соответственно мы можем говорить о методологических «уровнях» рациональности, где уровень зависит от степени сложности процедур и результатов в упорядочивании мыслимого содержания. Это уровни:

— элементарных «составляющих» нашего мышления, включающие в себя синтетические лингвистические образования, выражающие мыслительные, волевые, эмоциональные и пр. акты нашего «я»;
— процедур оперирования этими составляющими, как простых, так и целеорганизованных;
— форм организации результатов оперирования, как конечных, так и промежуточных.

Таким образом, мы рассмотрим методологию как совокупность интеллектуальных составляющих, процедур и форм.

► Первый уровень — элементарные составляющие наших процессов мышления: значения, термины, понятия и высказывания суждения).

Смысловое значение можно определить как содержание отношения субъекта к обозначаемому, закрепленное в знаке. Значение, однако, это не только субъективное состояние, оно выражает собой также саму ситуацию отношения и объект отношения. В значениях также представлены наши ожидания, намерения и желания в отношении вещей. Первоначально значения были слитны с опытом, но постепенно они организуются лингвистическими знаками и тем самым получают отдельное от вещей бытие, возможность выступать в качестве их «заместителей», что и является главным условием для оперирования ими в мыслительных процедурах.

Другой простой «ингредиент» нашего мыслительного оперирования — термин.

Термины (от лат. terminus — граница, предел) — это лингвистические образования в соотнесении с некоторыми обозначаемыми ими объектами (реальными или абстрактными). Они находятся в отношении именования с объектами.

Третий «ингредиент» нашего мысленного содержания — понятие. Понятие (concepts) представляет собой сочетание значений, группирующихся обычно вокруг значимых терминов. Они операциональны, т. е. являются и продуктами мыслительных процедур-операций, и, в свою очередь, также средствами, которые включены в мыслительное оперирование. К примеру: метр и километр, грамм и килограмм, минута и час — это средства для облегчения и выполнения различного рода социальной деятельности, связанной с употреблением, использованием, контролем и регулированием. Аналогичны функции и у наших понятий в мыслительной деятельности.

И четвертый «элемент» нашего мыслимого содержания — высказывание. Высказывание — это грамматически правильное повествовательное предложение, взятое вместе с выражаемым им смыслом. Мысленная активность, собственно, и предстает в высказываниях и есть непрерывный процесс разрешения неопределенной ситуации в ситуацию определенную, унифицированную, осуществляемый с помощью операций, преобразующих первоначально заданный материал.

► Теперь рассмотрим второй методологический уровень рациональности: сами процедуры оперирования значениями, которые были выявлены в рамках историко-философской традиции и являются универсальными. Примечательно то обстоятельство, что они представляют собой мыслительные операции, сопряженные со своими специфическими результатами.

Начальные интеллектуальные операции относительно просты и связаны, как правило, с преобразованием качества отдельных значений.

Абстрагирование (абстракция) — мыслительная операция отвлечения от некоторых свойств и отношений рассматриваемых объектов и выделения других. Есть два рода абстракций: абстракция отождествления — когда мы, отвлекаясь от одних, акцентируем выделение других как «общих»; и изолирующая абстракция, которая представляет собой не отвлечение от свойств объекта, а отвлечение объекта от его свойств, где последние начинают рассматриваться изолированно (белизна, доброта, патриотизм и пр.).

Аналогия — операция поиска, обнаружения нашим вниманием некоторых соответствий, сходства между объектами, а затем и вероятностного объяснения нового.

Метафоризация (метафора) — это также процедура перенесения значений-свойств одного объекта на другой по принципу их сходства в каком-либо отношении или по контрасту («шепот ночи», «свинцовые тучи»). В отличие же от аналогии, где присутствуют оба члена сопоставления, метафора — это скрытое сравнение, в котором слова «как», «как будто», «словно» опущены, но подразумеваются. В метафоре различные признаки (то, чему уподобляется объект, и свойства самого объекта) представлены не в их качественной раздельности, как в аналогии, а сразу даны в новом нерасчлененном единстве.

Далее идут более сложные мыслительные операции, направленные на преобразование качества систем значений. Сюда относятся: «генерализация», «определение», «формализация» и «идеализация».

Генерализация — мыслительная операция с использованием абстракции отождествления, которая заключается в образовании общих значений. Как и в абстрагировании, главные моменты здесь — отвлечение от одних свойств (полагаемых за «конкретные», «случайные», не имеющие значения для субъекта) и выявление других (полагаемых за «фундаментальные», «сущностные»). Генерализация может совпадать с простыми актами обобщения. В том случае, когда мысли об индивидуальном сменяются мыслями о всеобщем — это абстрагирующая генерализация. Но генерализация может означать и сведение ряда самых разных фактов, ситуаций, событий под классообразующие схемы с последующим образованием соответствующих мысленных множеств. Это схематизирующая генерализация, где обобщение идет по «схемам-регулятивам», которые устанавливаются субъектом либо исходя из внешней видимости и спонтанно, либо осознанно в научном исследовании.

Другая важная процедура — определение.

Определение (дефиниция) — это мыслительная операция, позволяющая:

* отличить изучаемый объект от других объектов, т. е. произвести его спецификацию посредством явного формулирования свойств, способов построения, возникновения, употребления;

* сформировать значение вновь вводимого знакового выражения, уже зафиксированного в языке. Классическое определение строится через род и видовое отличие, т. е. через соотнесение с более широким понятием (род) с помощью выявления отличительных признаков (видовое отличие). Однако есть и другие способы построения дефиниций. Например: аналитическое определение, где значение термина не создается интеллектуальными усилиями исследователя, а выявляется как уже существующее в языковом контексте (деятельность лингвиста при составлении толкового словаря). Или генетическое определение, где спецификация определяемого объекта осуществляется через описание способов его образования, возникновения, получения, построения (рецепты, инструкции и пр.).

Формализация — процедура четкой фиксации результатов мышления в соответствующих и однозначных терминах (формах). Здесь смысловое содержание, находящееся во многом в смутной форме, получает, через использование определенных знаковых систем, устойчивые, ясно-отчетливые контуры своей определенности. Формализация является важнейшим условием понятийного мышления, «оконтуривая» по некоему стандарту наши понятия.

Идеализация — представляет собой мыслительный процесс создания теоретических объектов (типа «идеальный газ», «точка» в науке) и концептуальных метафор (типа «абсолютная идея», «монада», «мировая воля» в философии).

Еще более сложны мыслительные процедуры, лежащие в основании интеллектуального конструирования. Рассмотрим лишь некоторые из них: моделирование, мысленные эксперименты и экстраполяцию.

Моделирование — процесс создания и использования моделей в творческой деятельности, где модель — есть либо аналог-заместитель объекта, либо прообраз-проект будущего или желаемого положения вещей. Соответственно моделирование как создание модели может быть либо воссоздающей репрезентацией, либо конструированием своих схем, образов мира. Использование моделей, исходя из подобной двойственности, также двояко: либо в качестве средства объяснения объекта из заданных условий, либо для понимания проблемной ситуации.

Мысленный эксперимент представляет собой специфическую форму решения проблемной ситуации путем построения ее мысленных моделей и мысленного оперирования с ними для оптимизации поиска вариантов перевода неудовлетворительного для субъекта обстояния дел в удовлетворительное. Именно мысленный эксперимент явился тем главным выигрышным преимуществом «опережающего отражения», которое получило мыслящее существо в эволюционном соревновании со своими конкурентами, чьей поведенческой матрицей продолжал оставаться «слепой» и часто гибельный по своим последствиям метод проб и ошибок.

И наконец, еще одна важная, особенно для философии, мыслительная процедура — экстраполяция. Под ней понимается перенесение уже заслужившего доверия знания на характеристику еще неопределенных областей реальности. Это выход знания за пределы собственных границ.

Экстраполяция весьма важна для философского знания, поскольку:

^ философское мышление постулативно в своей основе, и экстраполяция исходного постулата (принципа) приводит к формулировке всех прочих положений данного философского учения;

^ знание в философии обосновывается экстраполяцией возможностей субъекта на предмет его познавательного интереса.

Другая группа интеллектуальных процедур имеет статус метода — совокупности мыслительных операций, обладающей сложносоставным и целеориентированным характером. Это означает, что метод объединяет собой разнокачественные процедуры, подчиненные исследовательской цели. Таковыми методами являются сопряженные и взаимообусловленные единства анализа — синтеза, индукции — дедукции.

Аналитико-синтетическая работа органично свойственна интеллекту и представляет собой последовательность взаимосвязанных процедур. Анализ — фрагментирование исследуемой проблемной области с целью отчетливого прояснения элементов, частей, деталей. Синтез — выявление связей целостности между частями, позволяющий создать их мыслительную модель «механизма» их существования в единстве. Разновидностью аналитико-синтетической работы является классификация.

Аналогично обстоит дело и с индукцией — дедукцией, только с той разницей, что если некоторая возможная пауза между этапами анализа и синтеза в исследовании непродолжительна, то с индукцией и дедукцией дело обстоит иным образом. Неравномерность в развитии различных областей наук, сохраняющийся разрыв между эмпирическим и фундаментальным научным знанием, страх некоторых ученых перед метафизикой (которая отождествлялась с абстракциями, оперированием всеобщими значениями) и пр., привели к существенному обособлению индукции и дедукции, являющихся в общем-то необходимыми звеньями одного процесса получения из значений чувственно-конкретного значений духовно-конкретного. Разделение труда в науке зашло, однако, довольно-таки далеко — индукция и дедукция стали основаниями самостоятельных методов, таких, как генетический, аксиоматический и гипотетико-дедуктивный и т. п. Во всех этих вариантах общее одно — мыслительное построение новых значений (теоретических объектов) из уже имеющихся по некоторым правилам. Исходные значения могут иметь вид аксиом или гипотез, или «простого элемента» («товар» у Маркса), правила — быть правилами логического следования, операциями отождествления определяемого и определяющего и др.

► Третий методологический уровень рациональности — формы и результаты мыслительного оперирования. Таковыми, самыми основными, являются проблема, гипотеза и теория.

Проблема (от греч. — преграда, трудность, задача) — ситуация неудовлетворительности, неопределенности, напряженности. Познание вырастает, таким образом, из неудачи, срыва, из ощущения несоответствия или затруднения в ходе опыта. Пока все идет хорошо, познание бездействует, но возникновение затруднения побуждает познание к действию. Ситуация требует переделки, и только это заставляет нас начать поиски знания.

Гипотеза (от греч. — основание, предположение) — есть универсальная промежуточная форма знания в процессе решения проблем, требующая особой находчивости и активной изобретательности. Она представляет собой нахождение предполагаемого объяснения или возможного решения. Это некоторый скачок в познании, правильность которого невозможно заранее гарантировать. Гипотеза есть предложенный или указанный способ решения, сформулированный в виде возможности и порождающий высказывания типа «если … то». Все же существуют апробированные практикой науки пути обоснования гипотез. Они следующие:

* гипотеза должна не противоречить фактическому материалу, на базе которого и для объяснения которого она выдвинута, а также соответствовать устоявшимся теориям и законам (но до известной степени);

* гипотеза должна в принципе допускать возможность своего подтверждения и опровержения (верификации и фальсификации);

* гипотеза должна быть приложима к возможно большему кругу явлений, т. е. обладать экспансивным потенциалом — в этом ее плодотворность.

Наконец, наиболее развитой формой организации знания и результатом сложнейших мыслительных процедур выступает теория, которой предшествуют промежуточные стадии в виде законов, классификаций, типологий, первичных объяснительных схем и т. п. Зрелая теория представляет собой не просто сумму связанных между собой знаний о существенных связях определенной области действительности. Она имеет в себе и определенный механизм построения своего содержания, своего внутреннего развертывания.

Это сложная конструкция, включающая в себя четыре основных уровня:

■ исходную эмпирическую основу — множество фактов, конкретных значений, относящихся к той области действительности, на объяснение которой претендует данная теория;

■ исходную теоретическую основу — множество первичных допущений, постулатов, аксиом, общих законов теории, в совокупности описывающих идеализированный объект теории;

■ логику теории — множество допустимых в рамках теории правил вывода и доказательства;

■ совокупность собственно теоретических утверждений с сопутствующей аргументацией.

Методологически центральную роль в формировании теории играет построение идеализированного объекта теории — мыслительной модели существенных связей изучаемого фрагмента действительности. Построение осуществляется при помощи разнообразных специфических мыслительных процедур.

В отношении же собственно философской методологии можно сказать следующее. Философия в своем историческом развитии выступает, в большинстве случаев, как рациональное постижение, опирающееся на стандарты, принципы и допущения, обеспечивающие объективность, логическую принудительность и результативность в процессах познания. Стандарты, принципы, допущения могли быть разными, к примеру: в западноевропейской философской традиции это требования каузальности, логической последовательности, оригинальности авторства и пр., в древнекитайской философской мысли (и современном постмодернизме) — принципы ассоциативности, коррелятивности, «сериальности» и пр., организующих определенное «строение» философского текста. Однако само наличие стандартов, обеспечивающих определенный порядок, неизменно. Философствование развивалось как в рамках дискурса, так и в режиме рефлексии. Все же, говоря о собственно философской методологии, следует признать таковой критическую рефлексию — проблематизацию и вопрошающее прояснение содержания сознания.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1884 Родился Павел Сергеевич Рыков — советский археолог, историк, музейный работник и краевед, исследователь Армеевского могильника.
  • 1915 Родился Игорь Кириллович Свешников — украинский археолог, доктор исторических наук, известен археологическими раскопками на месте Берестецкой битвы.
  • 1934 Родился Владимир Александрович Сафронов — российский историк и археолог, доктор исторических наук, специалист в области индоевропейской истории.
  • Дни смерти
  • 1957 Трагически погиб Вир Гордон Чайлд — британско-австралийский историк-марксист, один из ведущих археологов XX века. Член Британской академии с 1940. Автор понятий «неолитическая революция» и «урбанистическая революция».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 05.06.2017 — 18:07

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика